Повержен я во прах

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Он гетманом зовёт меня… Был гетман! А теперь… Беглец бездомный, проклятой людьми изменник! В единый день повержен я во прах игрою случая… безумьем короля! »
— П. И. Чайковский. «Мазепа»
« Вот и день наступил, а Влас все идет. Вот и вечер опять спустился на землю, а Влас все идет. Не день, не два и не месяц шел он таким порядком — ему казалось, что он уж несколько лет идет, сам не зная куда и зачем. Кого ни повстречает — всем о грехах своих горько плачется. Обувь его развалилась, одежда висела на нем клочьями. Питался Влас подаянием — день поест да день не поест. Исхудал он, едва ноги передвигал.
Так ходил Влас по всему свету. Ослеп от слез, и разорвалось сердце его от мук раскаяния — и помер он в далеком поле, у старой одинокой березы. Прахом сделался Влас, и ветер раз­метал этот прах по полю.
»
— Неизвестный автор. «Волшебное наследство»
«

Он навсегда покинул свет,
И табаком засыпал след
И даже плащ сменил на плед,
Чтоб мир о нём забыл.
Но где б он ни был тут и там –
При нём стихал ребячий гам,
и дети спрашивали мам:
«Он Пушкина убил?»

»
— Леонид Филатов. «Дантес»[1]

Злодей избежал возмездия. Его не удалось ни убить, ни казнить, ни хотя бы заключить под стражу. Или… с ним просто не стали этого делать! Неужели этот мерзавец — кармический Гудини? Нет. И легкой уборкой своей берлоги он не отделается. На самом деле, он своё уже получил. Его жизнь кончена. Он опозорен, разорён, от репутации не осталось и следа, друзья и союзники отвернулись от него, дело всей его жизни рухнуло, он потерял всех, кого любил, и всё, что теперь его ожидает — это в лучшем случае забвение, безрадостная старость и смерть. Не участь хуже смерти, но близко. Короче говоря, злодей повержен во прах.

С прикрученным фитильком — если злодей и после этого пытается совершать какие-то зловредные телодвижения с целью обратить всё взад… и то при условии, что ему просто подвернулся удобный случай, за который он ухватился, а до того искренне считал своё поражение необратимым. То есть, Джокер, который в сотый раз получив в челюсть бэтменовским кулаком, растеряв сообщников и отправившись на принудительное лечение в дурдом, сразу начинает строить новые планы — это категорически не наш случай. А вот Урфин Джюс, который уже смирился с судьбой бедного огородника, пока случай не позволил ему второй раз захватить Изумрудный Город, под троп подходит.

В редких случаях, если злодей не является полным чудовищем, автор даёт ему шанс возродиться, совершив поворот направо (как, например, тому же Урфину Джюсу), либо умереть с честью.

Если злодея «повергли во прах», а в продолжении он появляется с новыми хитрым планом, бандой приспешников и амбициозной целью — это другой троп: «Я побит, начну сначала». Если он возвращается не просто так, а с целью отомстить героям — это тотальный реванш.

Примеры[править]

Предания[править]

  • Каин. Просто Каин.
  • И Агасфер aka Вечный Жид.
    • Справедливости ради, Агасфер скорее был не злодей, а просто бессердечный козёл.

Литература[править]

« Говорят, Цеблион до сих пор ходит по городу, раскинув руки, ищет повсюду своего сына, жалобно причитая:
— Сыночек, вернись, вернись!
Добрые люди берут его за рукав, ведут к себе домой и кормят сытной похлебкой.
»
— Софья Прокофьева. «Пока бьют часы»
  • «Полтава» А. С. Пушкина, по мотивам которой был создан тропнеймер — опера «Мазепа». Крах, позор, изгнание, потеря любимой и угрызения совести — разве мог Мазепа спастись от всего этого за границей, как он спасся от гнева Петра?
  • А. Дюма, «Граф Монте-Кристо» — именно такая участь ждала Данглара. Правда, Эдмон Дантес из милости даже позволил ему сохранить пятьдесят тысяч франков.
  • «Старуха Изергиль» Максима Горького — Лара, всеми отвергнутый за убийство девушки и неспособный даже умереть.
  • Сивилла — волшебница Кумского грота — Туллия-злая, бывшая римская царица, после свержения её семьи. Если её муж Тарквиний умер вскоре после этого сам, а их сыновья погибли в бою, то она прожила ещё долго, но сошла с ума и, неприкаянная, скиталась по чужим землям.
  • «Приключения Пиноккио» Карло Коллоди — Кот и Лиса, воры, убийцы и проходимцы, заканчивают свои дни в нищете, причем Кот, всю жизнь косивший под слепого, действительно ослеп вдобавок к потерянной лапе, а Лиса обнищала до такой степени, что вынуждена была продать свой хвост.
  • И основанный на книге Коллоди «Золотой ключик, или Приключения Буратино» — Карабас-Барабас в буквальном смысле садится в лужу.
  • Л. Кассиль, «Кондуит и Швамбрания» — отстранённый директор гимназии Ювенал Богданович «Рыбий Глаз» Стомолицкий покидает гимназию под свист и насмешки гимназистов.
  • Властелин колец — именно такая судьба ждала Сарумана после взятия энтами Изенгарда и исключения из Белого Совета: без посоха и своей силы он отправился скитаться по Средиземью в сопровождении своего ненавистного слуги. Вернее, так планировали сами герои. На деле же Саруман пришёл в Шир, где возглавил банду полуорков, и вот уже тогда был убит в ходе восстания хоббитов.
  • А. Волков, «Волшебник Изумрудного города» — Урфин Джюс. В первый раз в книге «Урфин Джюс и его деревянные солдаты» после разгрома отправляется домой через всю страну, окружённый всеобщей ненавистью и презрением. Во второй в книге «Огненный бог Марранов» повержен окончательно: «Могущественный король Изумрудного города и сопредельных стран, владыка, сапоги которого попирают Вселенную» этого удара не пережил. Зато родился новый Урфин — честный труженик и патриот своей страны.
  • «Мёртвая зона» Стивена Кинга — гнусный политикан и полное чудовище Грег Стилсон, рвавшийся в президенты, остался жить, потому что вовремя закрылся от выстрела ребёнком, а благородный герой Джонни, естественно, не смог выстрелить и сам был застрелен охраной негодяя. Вот только снимок Стилсона, закрывающегося ребёнком, попал на все передовицы — теперь его не изберут даже в комитет по отлову бродячих собак.
    • В экранизации Стилсон вообще застрелился, так что это мимо.
  • Софья Прокофьева (как и многие советские писатели) очень любит этот троп — почти все революции в её книгах заканчиваются тем, что злодеи просто удирают из королевства, сверкая пятками и бросив всё движимое и недвижимое имущество, под радостный смех простого люда. (А дальше эти коварные, подлые и изнеженные люди, привыкшие жить в роскоши и не привыкшие к физическому труду, будут, конечно, смиренно просить на паперти подаяния, а не военной помощи у какого-нибудь более сурового правителя в обмен на территориальные и концессионные плюшки.) Примеры:
    • «Сказка о ветре в безветренный день».
    • Более поздняя версия — «Пока бьют часы».
      • В ней, кстати, больше всех достаётся Цеблиону — режим, которому он служил, рушится, родной сын бросает его, предварительно обокрав, и теперь Цеблион тщетно бродит повсюду, пытаясь его найти.
    • «Астрель и Хранитель Леса».
    • «Лоскутик и Облако».
  • Повесть-сказка неизвестного русского автора «Волшебное наследство» — крестьянский сын Влас, эдакая деконструкция образа Емелюшки или Иванушки-дурачка: убежденный лентяй и паразит, готовый обожрать вдову с детьми, убить старуху за кусок хлеба, бросить товарища на верную смерть, пойти по головам, по трупам! Наследство отца, волшебный колпак, позволяет Власу достичь вершин успеха и славы при дворе царя — чтобы потом, когда груз грехов накопится, швырнуть на самое дно, при этом спасая от царской расправы. В итоге Влас вынужден блуждать по свету, отвергнутый, одинокий и неприкаянный, и в конце концов он умирает, отыграв название тропа самым буквальным образом (см. эпиграф).
  • Тайный город — в те далекие времена, когда Землей правила Чудь, до такого докатился Родерик Утан — магистр ложи Черного Вепря. Неспособный к магии рыцарь втайне страдал от неудовлетворенных амбиций, а потому охотно подхватил крамольную мысль: «Спящий не был магом», которую ему подсказал Галла. Несмотря на первоначальный успех воинствующих чудов-«маглов», идеи которых называли не иначе как «Скверна Галла», маги разгромили еретиков. Утану удалось скрыться, но его армия была разбита, а ложа Черного Вепря — вырезана под корень. Снедаемый чувством вины, он мечтал умереть в одиночестве, но не посмел ослушаться Галла. Тот требовал, чтобы Утан жил, прекрасно зная, что для бывшего магистра это самое тяжелое наказание.
  • «Замок Броуди» Арчибальда Кронина — домашний тиран Джеймс Броуди потерял жену, довел до самоубийства любимую младшую дочь, старшая, которую он, жестоко избив, выгнал из дома, когда она забеременела, тоже с ним жить не будет, сын сбежал вместе с его любовницей. Вдобавок его бизнес прогорел, а потом оказалось, что он незаконный сын не герцога (чем он страшно кичился), а САДОВНИКА герцога. В итоге морально раздавленный Броуди остается в своём огромном замке в компании выжившей из ума старухи-матери.

Театр[править]

  • Опера «Мазепа». Тропнеймер с подсветкой от самого Мазепы. См. первый эпиграф.
  • «Трубадур» — Леонора даёт графу ди Луна клятву стать его женой в обмен на жизнь и свободу своего возлюбленного Манрико. После чего принимает медленно действующий яд. Манрико, догадавшись, какой ценой была куплена его свобода, отказывается покинуть темницу, и Леонора умирает. В бешенстве и отчаянии обманутый граф отправляет Манрико на плаху — только чтобы узнать, что казнил собственного брата. «Я жив ещё!» — в ужасе восклицает граф.
  • М. Ю. Лермонтов, «Маскарад» — князь Звездич (хоть и с фитильком): «Он без ума… счастлив… а я? навек лишён / Спокойствия и чести!»

Кино[править]

  • «Месть бедняка» Лорана Бутонна: за смерть родителей и неоднократные подлые покушения на свою жизнь Жак лишь жестоко избил графа Нансака на глазах у всех и спалил дотла его замок. «Это ещё не трындец!» — подумал разоренный и разъярённый граф, обратился в суд, и Жака сотоварищи заковали в цепи, в числе прочего обвинив в том, что он во время налёта обесчестил дочку графа. Однако именно тут роялистский режим рухнул, всех его противников было решено освободить, а сторонников — в лучшем случае предать порицанию, плюс родная дочь графа засвидетельствовала, что никто её не бесчестил, она до сих пор девственница, а её папаша банально нарушил присягу откровенной клеветой. Вот теперь — точно трындец!
  • «Криминальное чтиво» — Марселас Уоллас. И да, это было ОЧЕНЬ унизительно.

Телесериалы[править]

  • The Magicians — у Рейнара Лиса за его преступления забрали все божественные силы и отдали его жертве — Джулии, в которой эта сила стала больше, чем в нем самом. Он же из бога-трикстера превратился в человека — доставщика пиццы.

Мультфильмы[править]

  • Балто — после того, как ложь Стила раскрывается, тот из всеобщего героя и кумира превращается в презренного изгоя, которого ненавидят абсолютно все собаки в городе.
  • «Двенадцать подвигов Астерикса» — добрый вариант. После того, как галлы успешно выполнили все задания Цезаря, он официально признал их богами, отказавшись сражаться дальше, и передал им Римскую империю, а сам женился на Клеопатре и ушёл на покой, выращивать розы.

Мультсериалы[править]

  • RWBY — после того, как план кровожадного нациста Адама Тауруса по уничтожению академии Хейвен оказывается сорван героями, а попытка сохранить лицо, взорвав себя, свой отряд и окружившие его вражеские войска срывается из-за действий предателя, он сбегает с поля боя, получив славу труса и неудачника (а соответственно, и репутацию изгоя) в родной организации. Кроме того, его политический противник Гира Белладонна решает встать у руля этой самой организации и превратить ее в полную противоположность той фашиствующей банды, которую ковал из нее сам Адам. Хуже судьбы для политика просто не придумаешь. Скорее всего, попытается взять реванш в следующих сезонах.
  • MLP: Equestria Girls — Главной героиней спин-офф-серии Сансетт Шиммер стала именно пройдя через троп.
    • Старлайт Глиммер тоже прошла через похожую метаморфозу. Не проиграв в прямом противостоянии Твайлайт, она, тем не менее, всухую проиграла морально. Полностью обнажившая свою душу и осознающая свою неправоту, чуть было не уничтожившая Эквестрию идя на поводу своей озлобленности, она проникается искренним раскаянием и сдается на милость Твайлайт. Судя по всему, после произошедшего Старлайт начинает относиться к себе с определенной долей неприятия и отвращения, а тот факт, что никакого внятного наказания за свои преступления она не понесла, только усугубляет и без того тяжкие угрызения совести, что приводит к частым приступам самоуничижительного юмора и общей неуверенности в себе. Впрочем, в данном случае подобное обернулось благом, Старлайт переосмыслила жизнь и стала куда лучше и добрее.

Видеоигры[править]

  • Ведьмак 3 — если Геральт пощадит Ублюдка-Младшего, тот станет жалким бродягой. Если пощадит…
  • Dishonored — верховный надзиратель Кэмпбелл может быть не убит Корво Аттано, а заклеймлён особым образом. После этой процедуры он автоматически де-юре прекращает существовать, на свете остается просто какой-то презренный безымянный бродяга, к тому же вскоре заболевающий чумой. На его жалкое существование можно даже поглядеть на одном из поздних уровней. Да и вообще, в случае прохождения без убийств, почти все злодеи заканчивают или с соответствии с сабжем или участью хуже смерти
  • Fable: The Lost Chapters — мэр Бауэрстоуна, леди Грэй, может быть разоблачена протагонистом как убийца и вынуждена бросить свою высокую должность и бежать.

Реальная жизнь[править]

  • Собственно Иван Мазепа. Конечно, он не так пострадал, как у Пушкина и Чайковского, однако полный крах и изгнание — таки да. И умер он вскоре после этого.
  • Выжившие командующие белогвардейцев и анархистов после победы большевиков в Гражданской войне. Если считать их злодеями (некоторые таки были).
  • Большинство государственных деятелей Третьего Рейха после Второй мировой войны.
  • Жан-Бедель Бокасса.
  • Возможно, именно это можно сказать про Пол Пота, который после краха режима красных кхмеров провел со своими единомышленниками остаток жизни в джунглях. Хотя с учётом масштаба его злодеяний это скорее Нагадили посреди берлоги.
    • Аналогично — лидер клерофашистского режима в Хорватии Анте Павелич и многолетний диктатор Парагвая Стресснер (по происхождению немец — таки Штрёсснер), умершие в изгнании.
  1. Что самое смешное, после этой дуэли перестал существовать Дантес — никому не нужный кавалергард, зато появился Дантес — известный французский политик.