Плагиат

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Вот две строки (я гений, прочь сомненья,
Даёшь в восторге лавры и цветы!):
«Я помню это чудное мгновенье,
Когда передо мной явилась ты!»
»
Владимир Высоцкий, «Посещение музы, или Песенка плагиатора»
« Плагиат — это не «Иванов слизал героя у Пупкина: там герой тоже носит шляпу» и не синоним «мне напомнило». Плагиат — это присвоение авторства полностью или копирование части произведения без ссылки на оригинал. Подражание, пародия, заимствование идей (без копирования конкретных технических решений или фрагментов произведения), эмуляция и цитирование плагиатом не являются. © Стилизация тоже. »
Н. Попова, «Чертова дюжина пунктов или В помощь критику»
« Сперва стихов моих наворовал он груды.
Поэму написал — украл он и её.
Впредь больше ничего писать не буду!
Посмотрим, что он выдаст за свое.
»
— «Ловкому плагиатору», автор неизвестен

Плагиат (фр. plagiat, англ. plagiarism, от лат. plagium «хищение») — присвоение авторства чужого произведения или фрагмента произведения. Плагиат — разновидность заимствования, которая считается нечестной, недостойной.

Заимствование как таковое — традиционное в искусстве явление, оно старше, чем грязь. Большинство его разновидностей — нормальны, допустимы. Сказать писателю «ты совершил заимствование!» — значит нарваться на обоснованный ответ «Ты так говоришь, как будто это плохо».

Но сказать кому-то «ты плагиатор!» — всё равно что сказать «дерьмо ты, а не писатель!». Или по крайней мере: «Ты совершил неэтичный (или еще и незаконный) поступок, опозорил своё имя и писательский цех!»

Важно помнить, что во многих случаях обвинение в плагиате — это ещё и практически обвинение в преступлении (в краже интеллектуальной собственности), которое грозит серьёзными последствиями (а необоснованное обвинение может потянуть и на клевету). Поэтому, в отличие от эпигонства или заимствования, бросаться этим словом просто так нельзя и пользоваться им нужно только очень обоснованно.

Разновидности[править]

  • Открыто-наглый плагиат — просто приписывание себе авторства чужого произведения. В современное время распространён мало, ибо выявляется на раз-два. Зато последующие виды…
  • Переписывание чужого произведения на свой лад, после чего — публикация его под своим именем без указания источника. Сюда же — выдаваемые за оригинальные произведения фанфики и новеллизации. Если автор этого и не скрывает — то это не плагиат. Независимо от того, нарушены ли при этом авторские права на оригинальное произведение — это совсем другая тема, хотя тоже аморальная и криминальная.
  • Заимствование фрагментов чужого произведения (например, для «затыкания дыр» в своём опусе). В особо запущенных случаях произведение может на 100 % состоять из фрагментов, украденных у РАЗНЫХ авторов.
    • Некоторым исключением является Центон — произведение, заведомо составленное из фрагментов других произведений. Но даже он будет считаться плагиатом, если выдаёт себя за произведение оригинального жанра. И в современном мире центон (в случае цитирования текстов, не перешедших в общественное достояние) должен соблюдать нормы авторского права и получать от автора / правообладателя каждого фрагмента разрешение на цитирование, и соблюдать эти определённые законом самые нормы цитирования. См. справку.
  • Стихотворный плагиат: заимствование оригинальных рифм и авторского размера. То есть писать ямбом и рифмовать розы-слёзы-угрозы можно невозбранно. Использовать «онегинский размер» или молоткастый-серпастый-паспорт — тоже, ввиду очевидности референсов и аллюзии любому культурному читателю. Поэтому не является «стихотворным плагиатом» не только «Тамбовская казначейша» Лермонтова, где «пишу „Онегина“ размером» оговаривается прямо в первой строфе, но и стихи Максимилиана Волошина или Вячеслава Иванова, где такая оговорка не делается ввиду её бессмысленности. А вот неоговоренное использование оригинальных стихотворных находок малоизвестных авторов и текстов, безусловно, плагиат формы.
«

Признайся, автор, ты говно, Ведь нету тем! «Бородино» Писал не ты. Украсть размер У Лермонтова, например? Твой слог возвышен и цветист, Но ухмыльнулся пародист: Ты написал отстой такой, Перечитав, уйдёшь в запой.

»
— Приписывается В.Иванову. И это тоже не про сабж, а про эпигонство
    • Филк — жанр переделок, не являющихся плагиатом.

Недопустимость понятия «частичный плагиат»[править]

(link)

Про православного ёжика и прочий плагиат. На самом деле, Закон По в действии: за чистую монету принят (а судя по рекламной ссылке под роликом и подмигиванию с меметичным пародийным «православным ёжиком», скорее всего намеренно выдаётся каналом, являющимся частью этого проекта) откровенный стёб из пародийного «православного детского журнала „Ермолка“»

Внимание! Плагиат — это одно из трёх (или два из этих трёх, или все три):

  • криминал (нарушение закона);
  • аморальность (отступление от общепринятой этики);
  • антихудожественность (профессиональный позор для писателя, посягновение на общепринятые базовые начала хорошего вкуса).

Каждое из трёх явлений ИЛИ имело место, ИЛИ не имело. Оно не бывает «отчасти». Поэтому «частичный плагиат» — миф профанов; такого понятия не может быть ни в праве, ни в искусствоведении, ни в этике.

«Различная степень тяжести (преступления, этического проступка или проявленной безвкусицы)» — такое понятие возможно. Но оно — не синоним совершенно неприменимого сюда понятия «частичности».

«Неоправданное использование лишь части текста, а не полного его объема» и «частичный плагиат» — также не синонимы. Первое — доказуемый, документируемый факт. Второе — абсурдно уже на концептуально-логическом уровне: ведь термином «плагиат» узуально[1] именуется не некий ущерб (который действительно мог бы быть бо́льшим или меньшим, в том числе частичным), а факт нарушения некоего норматива, то есть то, что «сравнительной степени» иметь не может.

Речь не о том, насколько большой или малый кусок чужого текста был использован. Речь исключительно об оправданности или же неоправданности этого поступка. Неоправданное заимствование — и есть плагиат. Например, рекламный слоган из трех-пяти слов, использованный без разрешения в чужой рекламе — это плагиат, а точно такой же рекламный слоган, вставленный в повесть как элемент описания окружения, сойдет за честное заимствование (а также отсылку/цитирование/референс).

Выявление плагиата[править]

  • Физическое сравнение текстов — самый простой способ. Не всегда осуществимо, ибо у обычного читателя/зрителя доступа к первоисточникам может и не быть[2]. Планета большая.
    • В науке и в копирайтинге этот способ препоручили компьютерам, точнее, специальным программам «Антиплагиат», которые со скоростью пулемёта сличают проверяемый текст с тысячами разных текстов.
      • Особенно «любимы» такие программы студентами, когда помечают как не оригинальный текст список источников, титульный лист, вводные конструкции и каноничные определения. Впрочем, если препод не идиот/лентяй — если оригинальность не дотягивает до порога на 5-10%, он откроет работу, все поймет и закроет на это глаза.
  • Косвенные способы — разнообразны.
    • Несоответствие написанного/созданного либо уровню интеллекта и образования заявленного автора («Ты читаешь по-английски со словарем — и сам написал сочинение уровня носителя языка? Не верю».), либо психологии заявленного автора («И такой циник и лицемер, как ты, написал искренний гимн альтруизму без грамма фальши? Не верю».). Конечно, это осуществимо только при наличии или наблюдательного читателя, или при совсем уж больших расхождениях по двум вышеописанным признакам.
    • Физические ограничения — «И, значит, ты сам написал 50 страниц. За две минуты. От руки. Разными почерками. А не врёшь?»
    • Разная стилистика фрагментов произведения — от банально разной частоты употребления определённых оборотов и других словесных форм до реально разной авторской психологии в разных фрагментах произведения.
    • Неспособность продолжить творческую деятельность на уровне заявленного произведения — т. е. если притащил что-то на уровне Пушкина, а сам при этом не может написать лучше Васи Пупкина с улицы, то это наводит на мысли.
    • Незнание «матчасти» собственного произведения, провалы в предыстории или послесторией, отсутствие даже намёков на сиквелы и приквелы. Особенно хорошо применяется в технике и науке. Но метод не работает 100%-но даже в том случае, если перед вами настоящий автор, особенно в случае с огромными проектами. Сложно поверить, что изобретатель внезапно позабыл, что его прибор подключается в бытовую розетку напрямую, а не через блок питания или писатель забыл имя главного героя огромного романа, но что пятая кнопка слева в третьем ряду снизу на пульте управления прототипа версии 0.45 включает подсветку дисплея или какого цвета были занавески в главе № 1488, он вполне может и не помнить.

Конечно, в реальной жизни бывают случаи:

  • Случайного совпадения — автор действовал независимо от другого творца и в жизни не видел его произведения, но что-то получилось похожим по тем или иным причинам. Есть даже шутка: «Самое трудное в работе писателя — доказать, что ты не воровал у автора/из произведения, о котором узнал от обвинителя в плагиате».
  • Неравномерного развития — в творчестве гений, в других сферах дурак.
  • Расщепления личности — разная стилистика фрагментов. Или банально разное настроение или состояние.
  • Банальное изменение со временем — престарелый писатель опубликовал работу, полную юношеского максимализма. Плагиат? Нет. Просто его старая работа, которую он почему-то хранил у себя, не публикуя.
  • Фантастического прилива вдохновения только один раз за всю жизнь — «не могу повторить». На эстраде это сплошь и рядом: автор одного хита так и колесит по миру, выступая на сборных ностальгических солянках и корпоративах.
  • Фантастического кратковременного прилива работоспособности — до известных пределов.
  • Таланта описывать без таланта сочинять — человек превосходно рассказывает о себе/людях, которых он знал, и фатально не умеет придумывать удачные коллизии. Шолохов тому пример: почти все вымышленные повороты его романов повторяют типовые ходы предвоенной второразрядной беллетристики «из народной жизни» вроде Серафимовича.
  • Амнезии — принесите справку от доктора, пожалуйста. Тем более, что частенько занятие любимым делом память восстанавливает.

Но гораздо чаще встречается обычный, банальный плагиат.

Что не является плагиатом[править]

«

Федор Михеич сообщил хотел бы знать моё мнение по конфликту Орешина и Колесниченко. — Дурак он и склочник, этот Орешин, — ляпнул я. Михеич сурово указал мне, что от меня ждут объективного мнения по конкретному делу. Орешин провозгласил жалобу на Колесниченко, который якобы совершил злостный плагиат. Орешин опубликовал басню «Медвежьи хлопоты». Каково же было его изумление, когда буквально на днях в журнале «Советише Гэймланд»[3] он прочитал повесть «Поезд надежды», переведенную с иврита, в точности повторяющую всю ситуацию, весь сюжет и всю расстановку действующих лиц его басни! Пораженный, он установил, что Колесниченко, произведя плагиат, написал повесть, а потом подсунул ее в редакцию под видом перевода, сказавши, что перевод прогрессивного израильского писателя осуществил якобы его прикованный к постели друг. Я высказался в том смысле, что аргументы Орешина для меня неубедительны. Превращение басни в повесть, даже если таковое имело место, лежит, по моему мнению, за гранью понятия о плагиате. Мне, с другой стороны, бывалому переводчику, было бы очень интересно узнать, как это Колесниченке удалось выдать своё собственное произведение за перевод. На мой взгляд, это просто невозможно.

»
Братья Стругацкие, «Хромая судьба»

(link)

Как отличить цитату от плагиата?

Важно: если то или иное явление не подходит под определение плагиата, из этого ещё не следует, что оно не нарушает иных правовых или этических норм.

  • Фанфикикроссоверы, римейки — при условии наличия ссылки на оригинал(ы) (впрочем, ставить ее давно уже стало общим правилом, да и сам смысл данных жанров именно в отсылке к канону). Они при этом могут нарушать авторские права, но плагиатом делает не это.
  • Пародии, смысл которых именно в указании на пародируемого автора, принципиально несовместимом с понятием плагиата.
  • Экранизация, Новеллизация, Инсценировка и вообще перенос произведения в любой другой род/вид/жанр искусства с явным указанием на оригинал (без которого скорее всего уже будет расценено как плагиат).
    • Кстати, иногда перенос в другой род и жанр даже не требует согласования авторских прав — например, рисовать картины и писать песни на сюжеты популярных книг или фильмов можно без согласования. Можно ли без согласования распространять их коммерчески — другой вопрос, к понятию плагиата отношения также не имеющий, как и вопрос согласования авторских прав.
  • Деконструкция и прочий постмодерн. Опять же ключевой критерий — в ясности отсылок.
  • Создание произведений по мотивам широко известных сказочных, мифологических и классических литературных сюжетов. Сюжетная схема волшебной сказки вообще стандартна в любой культуре. А вот присвоить себе авторство малоизвестного фольклорного текста — однозначно плагиат, пусть и только в этическом смысле, без правовых последствий. И не имеет абсолютно никакого значения отсутствие у украденного контента не только правообладателя, но и автора. Авторство — категория не переходящая, присвоение себе чужого, даже бесхозного контента — плагиат по определению всегда и при любых условиях.
  • Непрямое заимствование — самый сложный для определения случай. Но в любом случае, чем менее оригинален контент, тем ниже мнение общества о талантливости автора. Велик соблазн не проставить первоисточники. Очень часты заимствования в музыке. Вряд ли их можно напрямую назвать плагиатом — часто это наследование или своеобразная пасхалка (см. сходства между раммштайновским «Tier» и «The Dawning of Doom» Die Krupps или цитату из «Unforgiven» Металлики в «Mutter»). Смысл их использования — именно в том, чтобы узнать референс, в чём и заключается основная их ценность.
  • Перекличка, Оммаж, На тебе — это всё подразумевает раскавыченную цитату, но при этом, как и в пародиях, и в деконструкции, её чужое авторство явно и намеренно подсвечено. Важно! все вышеперечисленное можно убрать для текста без вреда для его сюжетной составляющей. Если эпизод подозрительно смахивает на эпизод из другой книги и сюжетно, то это уже выглядит эпигонством, а в случае с малоизвестным источником, ссылка на который прямо не указана — и плагиатом. Впрочем, и тут необходима оговорка: полемизирующее произведение под этот критерий не подходит.
  • Использование материалов из public domain, при условии, что автор напрямую не приписывает себе их авторство. Например, можно написать книжку «Война и мир и инопланетяне», с использованием цельнотянутых кусков из «Войны и мира» — это не будет плагиат. В public domain находится вся литература XIX века и ранее, а также некоторые вещи из XX века (например, легендариум Лавкрафта).
    • Или если более поздние произведения были выкинуты в public domain. Например, туда угодил Кинг-Конг из-за юридической промашки студии Universal.
  • Любое использование материалов, являющихся объектом авторского права без разрешения автора / правообладателя, но с указанием его имени без попытки присвоить себе авторство. В отличие от предыдущего пункта, это тоже криминал, но совсем другая статья, к понятию плагиата отношения не имеющая. Объектом литературного воровства является именно авторство, а не авторские права. Это важно твёрдо усвоить (и не загаживать статью вопросами авторского права, к плагиату имеющим лишь косвенное отношение и далеко не всегда).
  • Добросовестное использование в тех странах, где оно есть (в России, если автор правки не ошибается, оно распространяется только на создание учебных материалов). Очень сложный случай, так как его пределы очерчены крайне нечетко, но куда-то туда относятся как обзоры и критика, так и, примером, воспроизведение функциональности ПО без использования исходного кода (с играми отдельная история, о которой немного сказано ниже).
  • Использование студентом взятых из открытых источников чужих рефератов под определение плагиата не попадает. Но вовсе не потому, что настоящие авторы их расшарили (надо ли ещё раз подчеркнуть, что понятия плагиата и авторских прав — совершенно разные темы?), а потому что реферат — по определению компилятивный жанр. Речь может идти о степени самостоятельности работы с источниками. «Скачал и распечатал, поставив на титульном листе своё имя» — это именно плагиат согласно словарному и юридическому толкованию этого термина, и именно с такой формулировкой работы возвращаются студентам. Правильным подходом будет «использовал фрагменты в виде цитат с оформленными по всем правилам ссылками на источники».
    • А вот если студент внаглую копирует текст целыми страницами и использует не как цитаты фрагменты своих старых работ — тут не притянуть даже за уши.
    • Впрочем, в университетских учебных программах и правилах проверки экзаменов действительно нет слова «плагиат», поскольку речь идёт о нетворческих задачах. Вместо него есть требование «самостоятельного решения задач и/или написания работ» с допустимым количеством цитирования (при этом на каждую цитату в курсовых и дипломных работах должна ставиться ссылка на оригинал, чтобы оценщики-преподаватели не посчитали работу «реферативной» и не предположили, что студент скрывает факт копирования из других источников).
  • Использование событий из реальной жизни. Никто не может защитить авторским правом войну Алой и Белой Розы, нашествия викингов и историю о том, как ларёчник из Верхней Пышмы хитро обставил тупых рэкетиров.
    • Использование случаев из чужой личной жизни в некоторых случаях может быть аморальным и даже не вполне законным, но к плагиату это отношения не имеет.

Существует также эпигонство (т. е. нетворческое подражательство) — явление, отдалённо (но именно отдалённо!) родственное плагиату. Эпигонство — это когда МТА, находясь под сильным впечатлением от какого-то известного труда, кропает нечто весьма похожее на вдохновивший его образец… да вот только несравнимое по качеству. Ещё раз: если «а скатаю-ка я „Властелин Колец“, переименую героев, Средиземье переделаю в Твердиземье, и скажу, что это я написал» — это плагиат. А «А вот, скажем, давайте-ка я напишу свою книгу про то, как отряд из эльфа, гнома, двух рыцарей, волшебника и главного героя с его друзьями из народа мирных земледельцев отправляются в квест по уничтожению злобного артефакта Темного Властелина!» — это эпигонство.

И, разумеется, никто не упрекнёт автора, если он взял кусок из своего старого произведения и вставил в новое. Например, М. Ю. Лермонтов использовал песню «Месяц плывет / Тих и спокоен, / А юноша воин / На битву идет» в поэме «Измаил-бей» и в стихотворении «Беглец». Как говаривал Владимир Высоцкий, «Сам у себя ворую, имею право!»[4].

  • Однако в научном сообществе самоцитирование (именно так это называется) не поощряется. Если опубликовано много почти одинаковых научных статей, как две капли воды похожих на первую из них (а она оригинальна), это считается «накруткой» количества статей. За это могут и отнять научную степень или звание, если обнаружат. Всё из-за того, что цель научного сообщества — прогресс науки, и для этого нужно писать нечто новое, а не переписывать и популяризировать (популяризацией занимаются журналисты). Впрочем, под определение плагиата это также не подходит, хотя вполне может быть названо самоплагиатом, поскольку налицо сокрытие факта «накрутки».

Давнее и повсеместное использование в стилях вроде хип-хопа сэмплов из чужих произведений — тоже не плагиат, поскольку в описании альбома обычно указывается, откуда взят сэмпл. Возгласы негодования «Дельфин у Мэрилина Мэнсона рифф сплагиатил» (имеется в виду гитарный сэмпл из «Mister Superstar» на который начитана песня «Я буду жить») — всё та же проблема непонимания значения слова «плагиат».

Также к плагиату не относится копирование базовых (важно!) геймплейных механик: в этом случае получится «игра-клон», а некоторые базовые элементы и вовсе кочуют из проекта в проект в виде игровых движков, ассетов и внутренних утилит, так что здесь (при наличии нужных лицензий) плагиата нет и быть не может. Впрочем, контента и тонкостей игрового процесса сие правило не касается, и он вполне может быть сплагиачен.

Примеры плагиата[править]

В литературе[править]

Основная статья: Плагиат/Литература

В кино[править]

Основная статья: Плагиат/Кино

В музыке[править]

Основная статья: Плагиат/Музыка

В театре[править]

  • Не исключено, что это просто популярное заблуждение, но согласно распространенной версии, Вильям наш Шекспир. При этом, это тянет на «уволен из гестапо за жестокость», так как большинство примеров из этой статьи по тогдашним меркам были бы допустимы и даже предпочтительны (лучшая рекомендация истории — то, что она уже была рассказана: классицизм, все дела); но таскать из чужих пьес целые сцены было неприлично даже тогда (с чем, впрочем, сам Шекспир согласен не был, отвечая на обвинения отборной хуцпой).
    • Порой свои сцены к чужим пьесам присобачивали сами драматурги, работавшие в соавторстве. X написал пьесу для одного театра, после нескольких представлений Y и Z предлагают ему принять участие в написании новой, но у X творческий кризис, и он поступает просто: переносит сцены и монологи из своих старых произведений, меняя сеттинг и имена. Так же были нередки случаи литературного негритянства. А вот кроссоверами, близкими к плагиату (поскольку не всегда указывался первоисточник) на театре прославился Тит Макций Плавт, буквально склеивавший комедии Менандра с другими греческими авторами и переводивший всё это на латынь.
  • А. П. Чехов, «Драматург». Внутримировой пример пополам с сатирой — к врачу приходит алкоголик с жалобами на характерные хвори алкоголиков, при этом гордо называет себя драматургом. Из расспросов доктора становится ясно, что «драматург» занимается обычным плагиатом с франко- и германоязычных пьес, лишь слегка подгоняя их содержание под отечественные реалии.
  • Эдмон Ростан, «Сирано де Бержарак». Внутримировой пример: Рагно возмущённо сообщает, что Мольер украл у Сирано целую сцену; Сирано в ответ только грустно интересуется, понравилась ли сцена публике. В реальной жизни, вероятно, тоже — многие литературоведы считают, что сцена из «Плутней Скапена» (та самая, из которой известная фраза «Кой чёрт понёс меня на эту галеру?») действительно попёрта Мольером у Сирано.
  • Ныне покойный Э. Рязанов в своих воспоминаниях «Неподведённые итоги» обвинил в плагиате А. Гладкова, автора пьесы «Давным-давно», литературной первоосновы комедии «Гусарская баллада», сославшись заодно на Ю. Шевкуненко, участника одной из первых постановок пьесы на сцене. По словам Шевкуненко, Гладков отказывался вносить даже мельчайшие изменения в текст, не по причине нежелания менять авторский замысел, а под надуманными предлогами. Ситуация полностью повторилась и при съёмках фильма: фильм гораздо короче пьесы и содержит эпизоды, которых в тексте пьесы нет, однако Гладков, пообещав эти эпизоды написать, просто исчез на несколько месяцев. Также он продолжал выкручиваться и избегать любой работы над сценарием и текстом пьесы в дальнейшем. В итоге, требуемые стихи дописал сам Рязанов, на тот момент особого поэтического опыта не имевший. И в результате окончательно уверился, что автором пьесы был кто-то другой, предположительно — из числа отбывавших вместе с Гладковым заключение. Верить или нет маститому режиссёру — каждый может решить самостоятельно.

В телесериалах[править]

  • Российский телесериал «Покушение», более известный под названием «Сармат-2: Покушение» — сюжет почти полностью копирует «День Шакала» Фредерика Форсайта, только действие перенесено из Франции де Голля в Россию конца 1990-х — начала 200-х, и помимо старого детектива, таинственному киллеру противостоит совершенно ненужный ни для чего, кроме эффектной (и то не слишком) драки в финале, Александр Дедюшко. Форсайт не упомянут ни во вступительных, ни в финальных титрах ни одной из серий.
  • Белорусский сериал «Теоретики» — какая «Теория большого взрыва», о чём вы? Создатели имели наглость отрицать знакомство с первоисточником при том, что некоторые фрагменты скопированы практически покадрово. При всём этом белорусский сериал сделан без какого-либо понимания духа оригинала, и умники в нём показаны жалкими и вызывающими только брезгливость.
  • «Элементарно» — 1 сезон 3 серия. Сюжет разворачивается вокруг поисков преступника по кличке «Человек-воздушный шар» («The Balloon Man»), похищающего и убивающего детей. Его находят в середине серии, но он гибнет, а впоследствии выясняется, что одно из похищений совершил вовсе не он, а совсем другой человек, которого и арестовывают главные герои. Однако всё то же самое имело место в 3-й серии 4-го сезона сериала «Менталист», вышедшего примерно за год до этого.

В мультипликации[править]

  • Dingo pictures, просто dingo pictures. Эта немецкая студия прославилась именно своими кривыми и убогими копиями мультфильмов Диснея и Дона Блута.

В комиксах[править]

  • DC и Marvel воровали друг у друга всю свою историю. Видать, потому они и не судились друг с другом — потому что противоположной стороне будет что предъявить. В честь их «сотрудничества» даже названа особо наглая разновидность копирования персонажей — Капитан Эрзац.
  • В 1956 году писатель Ю. М. Постников (Юрий Дружков) придумал сказочного персонажа по имени Карандаш. Согласно художественному образу, Карандаш — добрый и весёлый человечек с красным карандашом вместо носа, одетый в жёлтую или синюю блузу с большим красным бантом на шее. Всё, что Карандаш рисует своим носом, тут же становится настоящим.
    • Это Карандаш — [1]
    • А это — появившийся в Австралии в 1959 году Mr. Squiggle, герой детской телепередачи и комиксов: [2]

В изобразительном искусстве[править]

У художников это называется «референс» и вообще-то нормально (хотя референс обычно всё-таки маскируют получше)
  • Слизаны сюжет и композиция — МТХ не может построить «кадр» самостоятельно и перерисовывает с чужого рисунка или с фотографии.
  • Коллаж — разные фигуры стырены с разных изображений и совмещены в одной картинке с помощью фотошопа.
  • Обмазка — финальная стадия обработки стыренной картинки: фотошопом «дорисовываются» одежды и лица.

Рассмотрим, как это сделано, на примере иллюстрации.

1. Берется Рошфор из промо-кадра к «3-D мушкетерам». Вырезается без головы. 2. Меняется цветовая гамма (из лиловато-коричневого колета и штанов делаем красный колет и черные штаны). 3. Отдельно рисуются голова персонажа и фон. 4. Голова монтируется с остальным телом, а потом все вместе плюс еще где-то скопипащенная собачка и красотка — с фоном.

Как распознать плагиат?

1. Голова непропорционально велика (рисовалась отдельно, получился небольшой просчет). 2. Складки на одежде и плаще, а также количество пуговиц и узор пряжки полностью совпадают с оригиналом.

Обычно по складкам одежды и вычисляют плагиаторов: как правило, именно складки они рисовать и не умеют.

Аниме и манга[править]

  • Space Black Knight, он же «Johny Destiny: Space Ninja», также известный как «Captain of Cosmos» — южнокорейский плагиат Gundam. А если быть точнее, плагиат лишь отдельных образов персонажей (включая Чара Азнабля, которого просто тупо перекрасили и сделали главным героем), так как гигантские роботы тут отсутствуют. Является самым известным южнокорейским мультфильмом за пределами родины, ибо из-за плохого качества стал примером тропа «Так плохо, что уже хорошо».

В видеоиграх[править]

  • Pong, первая коммерчески успешная видеоигра в истории, уже была плагиатом! Аналогичная игра до этого присутствовала на Magnavox Odyssey, первой игровой консоли в истории. Magnavox хотели засудить Atari, но в итоге Atari просто заплатили им за лицензию. Наверное, на судах и отчислениях от производителей Pong-консолей Magnavox подняли больше, чем на собственно продажах Odyssey. Да, до Odyssey была Tennis For Two, но она не то чтобы сильно похожа.
  • Собственно, китайские/тайваньские приставки MicroGenius (более известная как Dendy) и легионы грошовых «Сюборов» и прочей пиратской пакости.
  • Наводняющие плеймаркет бесчисленные плагиаты Angry Birds, Flappy Bird, Супер Марио и прочее.
  • В самой Flappy Bird трубы, между которыми птичка должна летать, украдены прямиком из Марио, а сама птичка — перерисованная рыба Чип-Чип из Марио же.
  • Final Combat — наглейший китайский клон Team Fortress 2, а карты, кажется, целиком стянуты с Battlefield Heroes. Позже китайцы и Overwatch'ем «вдохновились».
  • Некоторые обвиняют Paladins в плагиате Overwatch. Вот только у создателей Paladins не было в этом нужды, многие элементы Overwatch и Paladins уже присутствовали в их же игре 2010 года Global Agenda, так что плагиаторы тут скорее Blizzard, хе-хе.
  • Создатели Playerunknown’s Battlegrounds как-то пытались засудить Epic Games, создателей Fortnite, но в итоге всё утряслось. Вот только первым боевиком с режимом батлрояля с уменьшающейся зоной был… Metal Gear Online 2008 года.
  • Фанатский спин-офф по Half-Life, Hunt Down the Freeman, помимо унылого геймплея и идиотского сюжета подвёргся критике из-за нагло сплагиаченных ассетов из других модификаций, а также игр.
    • А ещё денег стоит.
  • Limbo of the Lost — педаль в Австралию. Игра вляпнулась в серьёзной скандал по той причине, что в ней использовались слегка отфотошопленные скриншоты The Elder Scrolls IV: Oblivion в качестве задников. Чуть позже выяснилось, что игра по большей части состоит из плагиата. Так, элементы интерфейса позаимствованы из Diablo и World of Warcraft. Пугающий зов «Join us… Join us now!» нагло взят из первой Thief. И это ещё не полный список жертв плагиата. Как итог разработчикам запретили продавать игру, но зато она стала культовой в узких кругах ценителей «настоящего искусства».

В настолках[править]

  • Изначально Warhammer, что сороковник, что Fantasy Battles создавались как сборная солянка фентезийных и космооперных штампов. С приходом коммерческого успеха, однако, GW начали опасаться обвинений в плагиате, и по мере развития сеттингов штампы и заимствования постепенно вычищались, с попутной генерацией специальных собственных названий для закопирайчивания. Восьмая редакция для обоих вышеперечисленных сеттингов стала поворотной точкой — FB и вовсе подвергся тотальному перезапуску, став Age of Sigmar.

В фанфикшене[править]

  • Распространено. Юные дарования тырят фанфики с одних ресурсов и несут их на другие, выдавая их за свои собственные, администрация ругается и гонит их банхаммером. А чего вы ожидали от раздела творчества, где нет вменяемого контроля качества?
    • Особо вопиющий случай есть на сайте FF.net — один товарищ с упорством, достойным лучшего применения, тырит работы разных авторов и выдает за свои творения на том же сайте в том же разделе. Махание банхаммером не помогает — плагиатор просто регистрирует новый аккаунт и продолжает действовать на нервы посетителям сайта.

Прочее[править]

  • Многие Яндекс-каналы совершенно беззастенчиво воруют чужие идеи как со статей, так и с видеороликов. Их легко опознать — если в статье или ролике была ошибка, Яндекс-канал не исправляет её, а повторяет.
  • На Youtube просто куча плагиата: каналы воруют друг у друга куски монтажа, тексты, записи прохождения игр. Самое распространённое — берут текст из Википедии или фан-сайта вроде «Мира фантастики» и используют его как закадровый текст.
    • На всякий случай ещё раз напомним, что приписывать себе авторство чужого текста — всегда плагиат, независимо от наличия на него авторских прав. А Википедия ещё и использует лицензионное соглашение, согласно которому любые цитаты из неё (кроме, разве что, цитирования по ней самих источников) должно сопровождаться указанием «Материал из Википедии — свободной энциклопедии».
  • На сайте Kinopoisk есть пользователи, которые выдают чужие рецензии за свои, копируя их из чужих блогов и даже крупных изданий. Одно время там промышлял серийный плагиатор, который копировал туда все подряд рецензии всё того же «Мира фантастики». Он даже выигрывал с ними местный конкурс, и никто не додумался проверить!
  • Мемные паблики вконтакте. Чаще всего — все воруют у всех.
  • Отнести сюда или в раздел «Литература»? Деятельность горе-переводчицы И. Евсы. Если на Шекспировских пьесах честно указано, что ей принадлежит лишь художественная редакция переводов других авторов, то в случае с Данте и другими поэтами откровенный плагиат. Кроме того, сам перевод Д. Минаевым «Божественной комедии» не безупречен, но должен проходить по другой статье. Перевод был выполнен не с языка оригинала, и истинный переводчик «начал за здравие, а кончил». Факт того, что перевод перешёл в общественное достояние, не имеет никакого отношения к вопросу о плагиате и не может служить оправданием.

Спорные случаи[править]

Возникают, когда произведение написано явно на основе другого произведения. Частенько, даже если такие произведения имеют самостоятельное значение и оцениваются положительно читателями и критиками, юристы могут их расценивать совсем иначе: у Фемиды, дочери Урана, в ходу немного не те мерки, что у Гармонии, дочери Зевса.

  • Строго говоря, сам по себе плагиат Фемиде безразличен: авторство не является юридической категорией. Поэтому «плагиата в смысле юридическом» не существует в принципе: в юридическое поле плагиат попадает лишь в тех случаях, когда является частным случаем нарушения авторского права. И едва истекают 75 лет со дня смерти автора, факт плагиата/заимствования/итд оказывается вне сферы интересов Фемиды. А вот если права кому-то принадлежат, то наоборот, можно угодить под суд и за заимствование, и за контрафактный сиквел/спин-офф/римейк, и даже за неавторизованный кроссовер.[5]
  • Но при этом само по себе неавторизованное и нелицензионное использование объекта авторских прав плагиатом не является, если оригинал / референс явно указан или абсолютно очевиден. Это совершенно разные понятия как для Фемиды, так и для толкового словаря, даже если с последним не дружат некоторые молодые талантливые читатели, обожающие использовать слово «плагиат» не по назначению.

Наиболее значительные примеры того, что «было бы плагиатом, если бы не…»:

…ссылки на оригинал
  • Хью Лофтинг, «Доктор Дулиттл» => К. Чуковский, «Доктор Айболит» (прозаическая сказка). В аннотации с первых же изданий прямо сказано: «по Гью Лофтингу». С другой стороны, адаптация (весьма вольная и далёкая от оригинала) была сделана вроде бы без уведомления ещё здравствовавшего писателя.
    • При этом сам Айболит — изначально персонаж оригинальных авторских стихов Чуковского, заменивший в пересказе Дулиттла.
  • Карло Коллоди, «Приключения Пиноккио» => А. Н. Толстой, «Золотой ключик, или Приключения Буратино». О «Пиноккио» как первоисточнике Толстой прямо пишет в предисловии (правда, упоминая только название, а не автора), а Джеппетто даже был переименован (вслед за совместным с Ниной Петровской переводом «Пиноккио») в папу Карло, возможный намёк и оммаж Карло Коллоди.
  • Л. Ф. Баум, «Волшебник страны Оз» => А. Волков, «Волшебник Изумрудного города». Вольный перевод с заменой пары эпизодов на оригинальные, особенно в ранних довоенных изданиях (в 1950-е годы был довольно существенно переработан, сильнее отдалившись от оригинала). В качестве такового и указывается с первого же издания (вначале в выходных данных, впоследствии в авторских послесловиях).
    • А вот с продолжениями сложнее. О них говорится, в том числе автором в послесловиях к «Волшебнику…», как о полностью оригинальных, тогда как те же «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», написанные Волковым вместо неудачной попытки адаптировать продолжение баумовского цикла (категорически ему не понравившееся), содержат ряд явных заимствований деталей, сюжетных ходов и даже персонажей из прочитанных с этой целью следующих книг Баума. Это примыкает уже к следующему подразделу.
…удельный вес заимствования
  • Ф. Энсти, «Медный кувшин» => Л. Лагин, «Старик Хоттабыч». Здесь вообще сходство очень поверхностное — «современный герой получает в подчинение джинна», вот и всё. Лагин несколько раз прочитал книгу Энсти — и с удовольствием её «отремейкировал», местами до неузнаваемости. Ладно еще, Гораций (Хорас) Вентимор взрослый, а Волька ибн Алёша Костыльков — школьник. Но в «Медном кувшине» к тому же напрочь отсутствует политическая пропаганда, тогда как в «Хоттабыче»… уууу… Зато джинн Хоттабыч раз в тысячу добрее и мягче (и немножко глупее) джинна Факраша. Гассан Абдуррахман быстро становится Вольке «чем-то вроде ещё одного дедушки», тогда как Вентимор под конец книги уже не знает, как от этакого «счастья» — собственного джинна — избавиться. С другой стороны, референс не был указан, а в СССР не был известен, что даёт некоторым повод для обвинений.
    • По такой же логике можно объявить «Таинственный остров» плагиатом «Робинзона Крузо». В двух книгах использована аналогичная завязка сюжета, но персонажи, место действия, проблематика совсем разные. И что немаловажно — в «Таинственном острове» действует КОЛЛЕКТИВ робинзонов! В действительности книга Дефо породила целый популярный жанр «робинзонады», считать который плагиатом никому не приходило в голову.
    • Роберт Уильямс, «Джинн третьего класса». Знал ли британский автор русский язык? Переводили ли «Старика Хоттабыча» до 2001 г. на английский? Но некоторые совпадения налицо: главный герой школьник, с помощью джинна отвечает урок и так далее.
…общий источник
  • И. Бабель «Карл-Янкель» (1931) и М. Зощенко «Роза-Мария» (1938). Здесь снова совсем другая ситуация. Разное место действия, одна эпоха, одна ситуация, один финал. Судя по всему, оба адаптировали один и тот же бродячий сюжет.
  • Юкио Мисима «Смерть в середине лета» (1952) и Харуки Мураками «Седьмой» (2010). У главных героев похожая фобия, главные герои похоже её преодолели, но отличаются и детали, и общий тон, и даже финал. Более того, Мураками скорее всего читал эту повесть и открыто (для японского читателя) на неё отсылает (как если бы в русском романе кто-то бросился под поезд или зарубил старушку топором).

Подробнее об этих случаях — в статье «Пересказ».

По-настоящему же спорными случаями в аспекте предмета статьи могут быть:

  • вклад не указанных консультантов (не претендовавших на такое указание);
  • использование литературных негров;
  • «подаренные» фрагменты (первое четверостишие «Конька-горбунка», написанное Пушкиным);
  • отказ (со)автора от своего имени по тем или иным причинам (Ильф и Петров как авторы сценария фильма «Цирк», не согласные с изменениями, внесенными Александровым);
  • наконец, издание «непечатаемого» автора от лица подставной фигуры.

Само отсутствие имени в выходных данных в таких случаях плагиатом считаться не может (поскольку было добровольно оговорено сторонами), в отличие от прямого отрицания «официальным автором» чужого вклада, приписывания его себе. Хотя не все они морально безупречны. И, конечно, если сегодня «Утро в сосновом лесу» обычно приписывают Шишкину (без Савицкого), а «Прощание Пушкина с морем» Айвазовскому (без Репина), это никоим боком не плагиат: сами художники к такой атрибуции не причастны, плагиатом является присваивание чужого авторства себе, а не третьему лицу, тем более, покойному.

Та самая фотография

А самым показательным делом об авторстве заслуженно считается процесс фотографа Барроу Джильса против литографа Сорони. Сорони сделал литографию с фотографии Оскара Уайльда, которую сделал Джильс, и продавал как свою работу. А линию защиты построил на том, что фотография не является произведением искусства, ведь камера «механически» воспроизводит всё, что перед ней поставят, и вклад фотографа тут отсутствует. Процесс он проиграл: суд постановил, что тот факт, что фотограф сфотографировал именно Оскара Уайльда, а не что-то ещё, и именно на этом фоне, а не на каком-то другом, является его вкладом. Фактически это означало юридическое признание фотографии искусством, а фотографа — автором художественного контента.

Курьёзные случаи[править]

« Летит назгул над Упокоищами и воет:
— У-у-у-у-у-у-у!!!
А снизу Умертвие отвечает:
— У-у-у-у-у-у-у, дык!
Назгул вниз плюет:
— У-у, плагиаторов развелось…
»
— Алая книга западных приколов
  • Средневековые летописцы при описании жизни какого-нибудь князя любили кусками дёргать цитаты из Библии и жизнеописаний святых. Например, Владимирская летопись о Ледовом побоище состоит из цитат… записок Иосифа Флавия об Иудейской войне. Всё это превращается в питательнейший корм для всяких фоменковцев и головную боль для источниковедов.
  • Будете смеяться, но когда-то Олдоса Хаксли за его «О дивный новый мир» винили в плагиате с… романа Замятина «Мы».
    • Авторов антиутопий вообще часто обвиняли в плагиате романа Замятина. Даже братья Стругацкие этого не избежали, хотя ничего похожего на «Мы» у них и не было. Да и отзывались они о романе «Мы» довольно неодобрительно.
  • Кира Булычёва (Можейко) в своё время обвинили в плагиате повести «Перевал».
    • Прикол в том, что единственное совпадение с рассказом, который назвали первоисточником — то, что дети потерпевших кораблекрушение на другой планете пытаются добраться до корабля. Различия же в том, что в «оригинале» это уже давно не люди, а в результате мутаций полуживотные (пост-человеки); у Булычёва же обыкновенные потерпевшие ведут робинзонский образ жизни и, пытаясь сохранить цивилизацию, учат детей в школе.
    • Но это ещё не весь прикол. Писатель-«истец» — отнюдь не автор якобы сплагиаченного произведения (тот как раз никаких претензий к Булычёву не имел), а всего лишь автор обличительной статьи, требующей запретить, покарать и т. д. Этот обвинитель в советское время имел репутацию, которую в наши дни описали бы словами «патентный тролль». Он имел неплохую фантазию и генерировал большое число коротких рассказов — однако писательским талантом был обделён, и получалось крайне уныло. Он пытался компенсировать это тем, что во всех работах более удачливых коллег искал «плагиат по отношению к кому-либо», и требовал их изгнания из Союза писателей. Крайнюю унылость своего творчества он на голубом глазу оправдывал тем, что в фантастике «главное — оригинальная идея, а вовсе не интересность изложения сюжета» (цитата подлинная!).
  • Евгений Филенко, разругавшись в интернетах с Ольгой Чигиринской (Брилёвой), обвинил её в том, что она у него позаимствовала (в качестве бонуса-отсылки) слово «нитмеаннар», на что ему тогда же, пользуясь случаем, указали «доброжелатели». Совершенно справедливо… вот только сам он попер у Толкина имена Калимехтар и Кеме(н)тари, на что ему Чигиринская не замедлила указать. Очень неудобно получилось.
  • Ещё более неудобно получилось в байке по мотивам старого анекдота про ученика и учителя, согласно которой Исаак Дунаевский обвинил в плагиате Никиту Богословского. Комиссия убедилась, что музыка явно идентична и в некотором недоумении спросила Богословского, как он вообще подумал, что столь наглый плагиат проканает? Богословский ответил: «Случайно так получилось! Попался мне песенник „Венские вальсы“ 1910 года издания — ну, я и решил воспользоваться. Я ведь и понятия не имел, что Дунаевскому этот песенник попался ещё раньше!» Дунаевский с криком: «Да будь ты проклят!» убежал из аудитории…
    • Богословский подобным образом пытался «в шутку» подставить Матвея Блантера, сфабриковав нотное издание австрийского композитора, у которого тот якобы украл мелодию. Повезло, что композитор был вымышленный и это быстро выяснилось. Потом то же самое повторил с Микаэлом Таривердиевым, прислав телеграмму от имени Франсиса Лея «Поздравляю с успехом моей музыки». Троллинг не такой смешной, как на первый взгляд, если бы вдруг стал достоянием лишённых чувства юмора чиновников…
  • Прикидывающиеся коммунистами тролли обвинили Джеймса Кэмерона в плагиате у Стругацких: «Аватар», мол, происходит на планете Пандора, населённой монстрами, а такая планета действительно была в Мире Полудня. На что Б. Стругацкий заметил, что этим всё сходство и ограничивается, а назвать «Пандорой» мир со всякими жуткими тварями — вообще очевидный ход.
    • Странно, что в этом не обвинили знаменитую серию компьютерных шутеров Borderlands — потому как там тоже есть планета Пандора с жуткими тварями.
    • Вообще из писателей-фантастов выстроилась огромная очередь желающих получить свой миллиончик за плагиат их произведения. Но пожалуй, самый курьёзный случай — это претензия министра культуры Якутии, что «Аватар» — плагиат якутского эпоса «Олонхо», ибо там было Мировое Дерево (!). Не знаю, известно ли ему, что Мировое Дерево вообще-то есть во многих мифологиях по всему миру.
  • Роман тех же Стругацких «Обитаемый остров» в экранизации Ф. Бондарчука. Режиссёр, по его собственному признанию, стремился сделать «постмодернистскую солянку» — напихать в свою кинодилогию всех мыслимых отсылок-цитат, ко всему подряд, от «Метрополиса» до «Матрицы», от «Пятого элемента» до «Автостопом по Галактике», от аниме-эстетики до «Безумного Макса», от хоррора до «Звёздного десанта», от кинокомиксов до артхауса. И розовый танк (!) тоже приехал из какой-то популярной франшизы. Этот ход был многими, мягко говоря, не понят и даже заклеймён молодыми талантливыми зрителями как «плагиат» (на самом деле, конечно, речь может идти максимум об эпигонстве, а по существу — о безвкусице и неоправданности приёма).
  • Саундтрек к играм Doom и Doom II: Hell on Earth содержит фрагменты из рокерских произведений, причём иногда весьма значительные. Но при этом на него не было подано ни одного судебного иска за плагиат.
  • Дилан Трой в свой книге «Ария: Легенда о динозавре» приводит такой диалог с Владимиром Холстининым, гитаристом коллектива: тому ужасно надоели сравнения музыки «Арии» с «Iron Maiden», и Холстинин выдал своеобразное На тебе! — сочинил песню в духе одной из своих любимых групп, англичан Jethro Tull. По его словам, сходства с Jethro Tull не нашел ни один критик — все утверждали «это слизано с Мэйден!» О какой песне идёт речь, Холстинин не уточнил, но, судя по всему, «Вампир» с его соло на флейте.
    • Арийцами была также создана мелодия, слишком похожая на одно из произведений Паганини. Из положения вышли артистически — написали о Паганини песню «Игра с огнём».
    • А совсем смешно получилось, когда на сингле бонус-треком выпустили обработку «Половецких плясок» Бородина. В комментариях не опознавшие классику хейтеры тут же объявили мелодию плагиатом с Iron Maiden…
  • Согласно «Историческим анекдотам» Давтяна, Говорухин так подшутил над Высоцким — случайно подсмотрев рукопись свежесочинённой песни, якобы обвинил в плагиате:
« — Да ты что, Володя! Ты шутишь… Это же известная песня, её все альпинисты знают…

— Да не может быть! — не поверил Высоцкий.
— Как не может быть? Там дальше еще припев такой будет:

Отставить разговоры,
Вперед и вверх, а там…
Ведь это наши горы,
Они помогут нам…

— Точно… — растерянно сказал Высоцкий. — Ничего не понимаю… Слушай, может быть, я в детстве где-нибудь слышал эту песню, и она у меня в подсознании осталась… Эх, какая жалость!..
— Да-да-да! — подхватил Говорухин. — Такое бывает довольно часто…
Но, увидев вконец расстроенного Высоцкого, во всём признался.

»
— «Исторические анекдоты»
  • Игрожурналист Андрей Ленский вспоминал, что как-то раз получил от соискателя в качестве тестового задания свою же собственную статью с приписанной просьбой «больно не бить за ошибки»[6].
  • Российский сценарист Михаил Расходников обвинил в плагиате авторов фильма «Марсианин». При этом наглые плагиаторы сперва наняли какого-то писателишку, который переделал его идею в полноценную книгу, потом задорого купили у него права на экранизацию. И всё это вместо того, чтобы купить права непосредственно у автора!
Не совсем в тему плагиата, но близко
  • Авторские права на имена из пересказа «Винни-Пуха» Бориса Заходера. Достаточно свободный литературный перевод, в отличие от адаптаций Лофтинга и Баума, издавался под именем Милна как «пересказ Заходера». Но пересказ настолько свободный, что это дало легальные основания наследникам Заходера зарегистрировать права на стихи, перевод имён и т. п. Так из русского дубляжа диснеевского «Винни-Пуха» исчезли имена «Пятачок» и «Тигра»… Курьёз или не курьёз, но всё по закону.
  • Сергей Сухинов в своей саге об Изумрудном городе во избежание проблем с наследниками Волкова не только объявил каноном лишь первую книгу волковского цикла (фабула которой принадлежит Бауму и к тому времени давно успела перейти в общественное достояние), но и на всякий случай придумал Страшиле и Железному Дровосеку новые погремухи — «Изумрудик» и «мастер Гуд» (!), чтобы если что, можно было невозбранно называть персонажей только так. Видимо, зря старался: в отличие от креативного «Пятачка», Страшила — буквальный перевод баумовского Scarecrow на ряд славянских языков, да и перелицовка Дровосека с Жестяного на Железного не тянет на оригинальный контент. Зарегистрировать права на имя «Элли Смит» было бы больше шансов, но её-то Сухинов не переименовывал (неужели рассчитывал, в случае чего, именовать исключительно Хранительницей)?

Образы плагиаторов в искусстве[править]

  • Даниил Андреев, «Новейший Плутарх» — М. Н. Филиппов за всю свою жизнь написал около 350 романов и других произведений с красноречивыми названиями: «Евгений Мологин», «Щедрый герцог», «Счастье от глупости», «Кто прав?», «Что думать?», «Старик Игдразиль» и т. д.
  • Евгений Прошкин «Механика вечности» — протагонист-из-будущего, убеждающий протагониста-из-настоящего опубликовать свои лучшие романы десятком-другим лет раньше. Всё бы ничего, только лучший друг протагониста, прочитав отрывок из романа, кричит «ты всё спёр у меня» (и в хэппи-энде выясняется, что да, книжку написал друг — только название ещё не придумал, а как раз с этим протагонист способен помочь).
  • Евгений Лукин, «Портрет кудесника в юности» (новелла «Фантом с бакенбардами») — читательница оккультной газеты пытается опубликовать стихотворение «Узник», надиктованное ду́хами. И редактору, и колдовской «крыше» суть плагиата ясна, но как откажешь? Ещё в атеизме обвинят и засудят… Решила «крыша» наслать на плагиатчицу фантом Пушкина, дабы отговорил её публиковаться. Затем, правда, выяснилось, что «Узник» — не пушкинский, а лермонтовский. Но на плагиатчицу подействовало: она тоже запуталась, у кого списала.
  • В знаменитой мультпародии Гарри Бардина — сатира на явление:
« Как сказал классик, надо брать музыку у народа, и только обрабатывать её. Так я и делаю. Поэтому, когда сегодня берёшь у композитора — это, собственно говоря, берёшь у народа, берёшь у народа — берёшь у себя, и главное, чтобы музыка была твоя, и кто говорит «плагиат», я говорю «традиция». »
— Оперный композитор о «своей» музыке
  • «Симпсоны», эпизод The Day the Violence Died — выясняется, что создатель мультфильмов про Щекотку и Царапку украл Щекотку и концепцию жестоких мультиков у другого аниматора, а сам за всю жизнь придумал только одного персонажа, и тот палка-палка-человечек. Барт и Лиза помогли настоящему автору выиграть суд… и в результате делавшая их любимый мультик студия обанкротилась, а отсудивший все деньги автор оказался не заинтересован в создании мультфильмов. К счастью, оказалось, что почтовая служба скопировала своего маскота, «мистера Индекса», с того самого палка-палка-человечка, и владелец студии выиграл суд и получил так нужные ему деньги. Вот только помогли ему в этом не Барт и Лиза, а некие подозрительно похожие на них Лестер и Элайза…
  • Георгий Шах, «И деревья, как всадники…» — идейный плагиатор Николай Брокт. В четвёртом тысячелетии, когда продолжают читать лишь самые-самые знаменитые книги второго тысячелетия, Брокт разыскивал и издавал под своим именем жемчужины прошлого, чтобы привлечь к ним внимание снова. Так он издал «Кориолана» Шекспира, «Шагреневую кожу» Бальзака, «Остров пингвинов» Франса, «Хаджи-Мурата» Толстого и ещё около сорока романов и повестей.
  • В фильме «Антон Иванович сердится» — композитор Керосинов, заново «написавший» мелодию той самой «Большой крокодилы», т. е., собственно, марша «Дни нашей жизни».
  • Олжас Сулейменов, «Кактус»: «Эта строфа, лучшая в касыде, не принадлежит его перу. Он бесстыдно выписал ее из моего анонимного послания его молодой жене Зумрат по кличке „Трясучка огневая“. Я, в свою очередь, заимствовал эта строки из собрания древнего Кандылая. У кого Кандылай украл, мне неизвестно».
  • «Лекция для колхозников» Романа Башаева — вариант на грани и с фитильком: Протагонист Павел в бытность подающим надежды студентом получал кучу исследовательского материала от научного руководителя, а тот - брал его из работ менее способных учеников, не способных, по его мнению, довести материал до качественного научного труда, но что-то всё же нарывших. Когда-то обнесённые славой ребята крепко обиделись на героя, но после неких событий простили ему всё.
  • Сотни попаданцев из произведений самых разных авторов не гнушаются присваивать себе авторство песен, книг и даже сериалов из будущего.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Согласно существующему в языке узусу, то есть традиции подразумевания смысла.
  2. Особо интересно получается, если у лица, обвинённого в плагиате, доступ к первоисточнику явно был.
  3. Интересно, Орешин читал повесть на идише или кто-то специально перевёл её на русский? ;-)
  4. Стоит заметить, что именно так это работает только в творчестве. Если речь о научной работе, цитировать себя без надлежащего оформления цитаты нельзя (на сколько известно автору правки, к плагиату это не приравнивается, но поиметь проблем можно).
  5. Вообще с этой самой Фемидой всё сложно: законы некоторых стран допускают передачу прав «фондам наследия» (обычно состоящим из потомков автора), которые могут продлевать длительность копирайта выше 75 лет.
  6. Юное дарование явно не было в курсе, что Ленский писал под псевдонимом Ричард Псмит.