Пиф-паф, ой-ой-ой

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

(link)

Не видели — самое время исправиться!

«Пиф-паф, ой-ой-ой» — советский мультипликационный фильм для взрослых, выпущен ТО «ЭКРАН» в 1980 году. Мультфильм пародийно обыгрывает штампы и условности некоторых театральных жанров через пять попыток поставить на театральной сцене детский стишок Ф. Миллера про зайчика, который вышел погулять. Выбор стишка, вероятно, является оммажем поэту Юрию Левитанскому, чьи многочисленные литературные пародии написаны именно на этот сюжет.

Мультфильм вполне можно смотреть и детям, что они всегда и делали — ничего «недетского» там нет. Однако в сюжет вставлено немало намёков, доступных лишь взрослому пониманию, и по-настоящему смеяться будут в основном родители. А иные отсылки в сюжете распознает, пожалуй, только подкованный театрал.

Режиссёры — известный карикатурист Виталий Песков и знаменитый Гарри Бардин (и он там отнюдь не для галочки!), сценарист — Энтин, композитор — Максим Дунаевский (в «оперетте» есть отсылки на творчество его отца Исаака), в озвучке задействовали Ролана Быкова, Яна Арлазорова, Ирину Муравьеву. Короче говоря, если вы вдруг не видели этого маленького шедевра — самое время исправиться!

Сюжет[править]

Раз. Драма[править]

Эта часть отличается от последующих тем, что нам показывают не готовую постановку, а репетиционную часть её, «кухню», так сказать. Режиссёр воплощает свое режиссёрское видение, для постановки вступления «раз-два…» им в сюжет добавлена сидящая в часах на дереве кукушка (в роли Кукушки — суровый мужчина с строгом костюме). Ну, и всё, как полагается: «кукушка» не выучил текст и читает его по бумажке; актеры совершенно не врубаются в авторский замысел; режиссёр в творческом пылу носится метеором по сцене, летает по залу (буквально — взмахивая руками!), убегает в нарисованные горы, для «жизненности» постановки вместо реквизитного мушкета вооружает Охотника «калашниковым» (хотя полученные Зайцем после расстрела травмы — он оказался на костылях, с гипсом на ноге и ухе — более характерны для жертвы рукоприкладства). Спектаклю — быть!

Два. Оперетта[править]

Сюжет здесь разворачивается на фоне южного моря и знойных гор с пальмой в кадке и парой лебедей. Между молодыми Заем (классический костюм) и Заей (жёлтая блузка, синий джинсовый комбинезон) начинается бурный роман, но внезапно появляется опытный соблазнитель, «иностранный граф по имени Пиф-Паф» (здесь он тоже охотник, но совсем в другом смысле — до развлечений) и очаровывает Заю. Зай картинно «умирает» на скамейке от ревности, но девушка, отвлечённая великолепным мерзавцем, этого не замечает. Положение спасает некстати (или кстати) появившаяся жена графа, после чего Зай «умирает» второй раз, но уже от хохота. Девушка признаётся, что хотела всего лишь подразнить его, влюбленные мирятся и танцуют. Кордебалет (точнее, ножки, обнажённые ниже коленок) тоже танцует.

Три. Детский утренник[править]

Эту часть мультфильма дети, пожалуй, не очень оценят (а то мало они утренников видели!), зато взрослого она способна заставить хохотать над каждым кадром. Тут и ведущий (он же, вероятно, и режиссёр этого безобразия), курящий на сцене вплоть до поднятия занавеса, Зайчик-Непослушайчик в исполнении немолодой и зело корпулентной актрисы, карикатурный Охотник, активно опирающийся на «четвёртую стену» (с заметной натугой вынужден уносить «убитого зайчика» на спине, предварительно отодрав его от приставшего пня) и моралистичная песенка в финале на тему «слушайтесь мамочку». Сидящие в первом ряду детишки тоже вполне архетипичны: почти не вынимающий палец из носа хулиган, бледный, щуплый и очкастый «ботаник» и жиробас с кульком конфет, причём когда детям задают вопросы, соседи очкарика с надеждой смотрят на него.

Четыре. Экспериментальная постановка[править]

«Раз-два-три-четыре-пять-проверка микрофона…» Пара стиляг с электрогитарами, барабанная установка, ведущий толкает пафосную речь «Мы вам покажем Драму…». На огромные экраны проецируются тени Охотника и Зайца, обмениваются выстрелами, Охотник торжествует, а Заяц возносится (под музыку из рок-оперы «Иисус Христос — суперзвезда», кстати). Над этой частью маленькие зрители тоже, как правило, скучают, а вот взрослому немало доставит весь ироничный бафос «эксперимента».

Пять. Опера[править]

На удивление, вполне профессионально поставленная опера. Заяц-тенор (его арию, к слову, исполнил настоящий солист Большого театра), Охотник-бас, сопровождение смешанного хора (мужчины с фрачным верхом и лапотно-онучным низом и женщины в длинных платьях и типа кокошниках), оркестр с дирижёром и комментарии от сидящего в ложе композитора. Согласно либретто, Охотник здесь специально разыскивает Зайца с целью обвинить в краже моркови (демонстрируется полусъеденный корнеплод). Заяц обвинение отвергает, и спор заканчивается вызовом на дуэль (с особым цинизмом — оружия-то у Зайца нет и не предполагается). Охотник злодейски расстреливает безоружного Зайца. Но тот чудом остается в живых. «И ещё неоднократно выйдет зайчик погулять!»

Вся оперная партия Зайца — просто великолепный пример того, как можно сделать вполне годную арию буквально из ничего.

«

Заяц Я вышел в лес гулять, мне боязно, мне страшно, Моя душа предчувствием полна Моя душа… Хор Его душа… Заяц Предчувствием полна. Душа полна… (появляется Охотник) Хор Предчувствия его не обманули!

»
— …и так далее…

Кстати, хор в качестве закадрового голоса характерен скорее для оратории — родственного жанра, в котором к тому же совсем нет сценического действия.

Тропы и штампы[править]

  • Злодейский смех — входит в оперную партию Охотника («Умирает зайчик мой… ах-ха-ха-ха-ха-ха!»)
  • Зловещий бас — вся оперная партия Охотника, по замыслу. Увы, зрителю при минимальном музыкальном слухе сразу ясно, что технику оперного пения Охотнику не ставили (в отличие от Зайца).
  • Инженю — амплуа Заи в оперетте.
  • Нарочито плохо — постановка детского утренника, но в итоге получилось так плохо, что уже хорошо.
  • Плагиат — вот что о нём думает оперный композитор: «Как сказал классик, надо брать музыку у народа, и только обрабатывать её. Так я и делаю. Поэтому, когда сегодня берёшь у композитора — это, собственно говоря, берёшь у народа, берёшь у народа — берёшь у себя, и главное, чтобы музыка была твоя, и кто говорит „плагиат“, я говорю „традиция“.»
  • Разрушение четвёртой стены — распространённые приёмы детского театра безжалостно выстебаны.
  • Шрамы от цензуры. В финальной сцене пародии на оперу хор должен был бравурно пропеть: «И еще неоднократно Выйдет зайчик погулять! Слов не слышно, непонятно, Непонятно — и плевать!.. плевать!.. плевать!..». Но худсовет сказал: «Вы с ума сошли? Нельзя так про оперное искусство!». Поэтому последние строки срезали — вместо них повторили предыдущие, а на коде несколько раз спели не «плевать», а «гулять».
    • Есть мнение, что цензоры испугались этой шутки, потому как она могла быть воспринята как насмешка над речами Брежнева.
    • Шутка действительно получилась грубая. Цензурная утка?