Песня о смерти

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« …и отчаявшеся живота своего силно бияхуся, и неотступно рекуще в себе, яко единако же умрети есть нам.
(И, приготовившись к потере жизни, крепко сражались и постоянно повторяли про себя: «Ведь, так или иначе, нам предстоит однажды умереть!»)
»
— «Повесть о Казанском ханстве»
« Вперёд, канальи! Вы что, собрались жить вечно?! »
Фридрих II[1]
« Do you wanna live forever?! »
— Дэниел Дэйли про это же самое, 150 лет спустя.
« У того, кто семь лет пел Песнь Отчаяния и Песнь Смерти, душа смерзается ледяным комом »
Волкодав о себе самом

Песня о смерти — совсем не то же, что Предсмертная песня. Наш вариант, как правило, исполняется в спокойной обстановке, когда никто прямо тут не умирает. Но, как известно, «готовность к смерти — тоже вид оружия…» И наша песня приучает личный состав, реальный или фантастический, к этой нехитрой мысли. Воспевает героическую смерть, индивидуальную или возможно всеобщую. Может быть как надрывной, так и лирической; как маршевой, так и похоронной. В общем, Dulce et decorum est pro patria mori…

Это в лучшем случае. В худшем же — песня всё равно о грозящей смерти, но по тем или иным причинам, далеко не героической.

Примеры[править]

(link)

Спой мне песню о смерти! Однако…

Литература[править]

Театр[править]

  • «Звезда и Смерть Хоакина Мурьеты». Здесь, пожалуй, половина арий — о смерти. Да не простой, а несвоевременной/лютой/глупой/напрасной (и отнюдь не от старости), то есть такой, которую признает несомненным злом даже тот, кто категорически не приемлет иммортализм.
    • Более того: здесь среди персонажей есть сама эта Злодейская Смерть, безусловно отрицательный персонаж, и часть таких арий — для мужского голоса — ей же и принадлежит. То есть — сочетание с тропами Злодейская песня и Песня про меня: «Я — предел пределов суеты сует! Я — кончина, гибель, вечный мрак, каюк, чёрная таблетка от житейских мук!»
      • Но и сабж в её устах (в «худшем варианте») — тоже, с глумливой ноткой: «Будет заваруха, это уж поверьте!.. В этом деле надобно держаться молодцом!» Практически пародия на троп.
  • «Последнее Испытание» — «Танго со Смертью». В изначальном варианте мелодия была скорее блюзовой при минимальных отличиях в тексте.
  • «Отверженные» — «Do You Hear the People Sing?».

Кино[править]

  • «Служили два товарища» — заглавная песня о гибели товарища от пули.
  • «Не покидай...» — «Прощальная».
  • «На войне как на войне» — «Нас извлекут из-под обломков». И ещё — мало какой народ ернически переделывает строчки в таких песнях, чтобы превратить их в похабные: «И молодая не узнает, какой… у парня был конец»[2].
  • Американский «Звонок» — песенка Самары Морган.
  • «Весёлая хроника опасного путешествия» — эту песню спел певец Орфей, перед тем как упасть в море (певец отбивал атаку пения кровожадных сирен и не выдержал…).
  • «Гений» 1991 г. — «Ах, утону я в Западной Двине» на стихи Геннадия Шпаликова. Вообще это не столько о самой смерти, сколько о том, что будет с ним после неё.
    • Вообще это перепев Высоцкого, но в исполнении Абдулова звучит тоже неплохо.
  • (link)

    «It’s a Good Day to Die»
    «Звёздный десант 3: Мародёр» — патриотическая песня «It’s a Good Day to Die». Музыкальный символ фильма.
  • «Мимино» — последний куплет «Чито-гврито», упоминающий легенду о предсмертной песне лебедей и отношение к этому поющего: «Умру с песней, Чего желать ещё более?»
    • «Настя» (тоже Георгий Данелия) — «Вот возьму и повешусь, тру-ля-ля, тру-ля, тру-ля-ля-ля-ля…»
  • «Та сторона, где ветер» по одноимённой повести Владислава Крапивина — «Третья песня о ветре» («Над городом ливневых туч разворот…»), сопровождающая гибель Яшки Воробьёва.

Телесериалы[править]

Мультсериалы[править]

  • (link)

    «Red Like Roses»
    RWBY — вторая часть песни «Red Like Roses», написанная от лица Руби и её покойной матери, однако после третьего сезона отлично подходящая для Жана и Пирры.
  • По ту сторону изгороди — Come wayward souls. При должном СПГС можно найти и ещё.

Аниме[править]

Музыка[править]

  • «Чёрный ворон». Мало какой народ поёт такие песни в качестве пьяно-застольных.
  • Ирландская «The Wearing Of The Green». Самими же ирландцами переделана в развесёлый филк «The Orange And The Green» о трудностях воспитания ребёнка в смешанной семье.
  • Ирландская же «God Save Ireland».
  • Украинская «Плине кача».
  • Казачья "Там шли два брата".
  • Казачья "Не для меня придет весна".
  • «Варяг» же!
  • «Любо, братцы, любо…»
  • «С одесского кичмана…» и ещё многие блатные песни.
  • «Раскинулось море широко» и его перепев «Раскинулось поле по модулю пять» aka «Баллада о смерти студента».
  • Владимир Высоцкий: «Спасите наши души», «Деревянные костюмы», «Баллада о борьбе», «Он не вернулся из боя», «Песня о звёздах», «Их — восемь, нас — двое…»
  • Булат Окуджава — «Бери шинель, пошли домой».
  • Александр Розенбаум: «Чёрный тюльпан», «Караван», «Дорога длинною в жизнь», «В горах Афгани», «Моя королева».
  • Революционная песня «Смело мы в бой пойдём» (переделка песни времён Первой мировой «Слыхали, деды, война началася…»).
  • Революционная песня «Там вдали за рекой».
  • «Песня о юном барабанщике» С. Никитина и М. Светлова.
  • Польская песня «Czerwone Maki na Monte Cassino» («Красные маки на Монте-Кассино», про штурм Монте-Кассино в мае 1944).
  • Японская военная песня «Уми юкаба» («Если морем мы уйдём»).
  • Немецкие песни «Ich hatt einen Kameraden» (Был у меня товарищ), «Abgeschmiert aus 100 Metern» (Навернулся с сотни метров…).
  • Сауроныч и его «Урук-хаи, вперёд!» А так же Тэм Гринхилл с «Последним пиром», Инсульт с его «Маршем Смертников», Скади с «Кельтской», Льдинка а.к.а. Эрени Корали с её «Спина к спине». В целом мотив крайне популярен в среде ролевиков, чаще всего — пополам с тропом непокорные, несгибаемые, несломленные.
    • В стёбном варианте у Чебыкина — «Вот помру я».
  • А. П. Межиров «Коммунисты, вперед!» Не песня, правда, а стих. Но послужил основой для первого образца из предыдущего пункта.
    • Что? Конкретно о смерти в стихе вообще-то ничего нет.
  • Сербская песня времен Первой мировой «Тамо далеко».
  • Оригинал итальянской песни «Bella, ciao!»[3]
  • Американская «Ballad of the Green Berets».
  • Oomph! — Die Schlinge (Петля). Английская версия прямо и есть Song of death.
  • Игра с тропом: стихотворец Анатолий «Джордж» Гуницкий (друг и периодический соавтор Бориса Гребенщикова) зациклен на теме смерти. Сам знает это за собой. И в своём творчестве эксплуатирует/подсвечивает/обстёбывает эту свою манию особенность, как может. «Мой ум сдох». «…на улице Мира в меня попала мортира, а потом умерла». «И подохни, лира!» «…Что делал ты, когда ты был живой?» «И труп мой упал в рекУ Оккервиль». «Ударил в набат умирающий пахарь». «Друзья, давайте все умрём!». И так далее, и тому подобное, всех примеров не перечтёшь.
  • Алексей Заев любит эту тему.
  • Иван Мальцев очень любит эту тему. «Если получится вдруг так, что я умру…» И ещё несколько примеров.
  • «Соловушка» Сергея Боханцева — пронзительная песня воинов, готовых к битвам. Судя по ритмике и лиричности — привальная.
  • Неофициальный гимн астурийских шахтёров «Santa Bárbara bendita» (с версиями текста на испанском и астурийском).
  • Образцы деконструкции жанра — «La guerra di Piero» Фабрицио де Андре и «Menina dos olhos tristes» Жозе Афонсу. Вместо героической гибели на справедливой войне, как в большинстве образцов жанра — будничная гибель на войне, бессмысленной с точки зрения героя и автора (Первой мировой у итальянца де Андре и колониальной у португальца Афонсу).
    • Более типична для жанра «Cantar alentejano» Афонсу об убитой жандармом крестьянке Катарине Эуфемии, ставшей символом сопротивления режиму в почти банановой тогда Португалии.
  • Motörhead — «1916».
  • Готик-метал полон песен о смерти. И любви.
    • Но куда больше на этом специализируется дэт-метал! И если готы поют на тему «О, я умру ради тебя», то тексты многих (не всех) дэт-металлистов полны «Кровь, кишки, расп*расило». Одни Cannibal Corpse чего стоят.
  • У Анны-Варни Кантодеа тематика смерти проходит через всё творчество, уступая разве что тематики любви в последних альбомах.
  • Red Hot Chili Peppers — Brendan’s Death Song.
    • Эта песня о Брендане Маллене, основателе небольшого панк-рок клуба The Masque, который имел очень большое значение в становлении панк-культуры Лос-Анджелеса. Маллен был старым другом группы, а так же одним из тех людей, которые помогали РХЧП прославиться, к примеру, Брендан помогал Энтони и Фли продвигать их демо-записи, сделанные в 1983. Маллен помогал создавать биографическую книгу о группе, но после удара в 2009 не смог продолжать работу и вскоре ушёл из жизни, по словам Кидиса, это случилось как раз в первые дни репетиций к альбому I’m With You (2010). Во время тура к альбому песня исполнялась лишь однажды, в Кельне, 30 августа 2011 года, когда сет-лист концерта включал абсолютно все песни с альбома. Группе было очень трудно исполнять песню, поэтому, возможно, больше в туре она не прозвучит.
  • «Ария» тоже любит этот троп. Начиная с древней «Тореро», «Эй, тореро, ты будешь убит…», песни о смерти всплывают регулярно в творчестве. «Герой асфальта», «Страж Империи», «Кровь Королей», «Атилла», «Ангелы неба»… Полный список растянется на километр.
  • «Наутилус Помпилиус» — «Город братской любви». «Соседка скажет: „Как легко все забыли досадный призрак в нелепом пальто…“»
    • Ещё и антиутопия в полный рост.
    • Кстати, «Город братской любви» — это официальное прозвище города Филадельфии, штат Пенсильвания (Филос+Дельфос).
    • Пасхальное яйцо. В начале студийной записи слышен кусок разговора: «— Погоди ещё немного! — Не могу, не могу…» Это дословная цитата из финала «Города Солнца» Кампанеллы.
  • Вадим Егоров, «Облака» («Над землёй бушуют травы…»). Настолько лирична и трагична одновременно, что стала неофициальным похоронным гимном одной весьма неплохой серии книг.
  • «Реквием московскому ополчению» Михаила Калинкина.
  • «La riva blanca, la riva nera». Поется почти на всех языках кроме русского.
  • Многие песни «Гражданской обороны», в особенности «Оптимизм».
  • Альбом The Cursed Island группы Skull & Bones — Death & Treasure, по крайней мере её припев: «Oh, we are the wandering souls, the dogs of piracy. From stormy seas to savage lands, death and treasure awaits us all».
  • Израильская «Баллада о санитаре». Слезогонка такая, что, по многочисленным просьбам трудящихся, её много лет пускали по радио только в День памяти.
  • Израильские же «Оружейная горка» и «Чем одарю его» (обе на музыку Яира Розенблюма и впервые исполнены в 1968 году). Вторая также практически обязательно исполняется в День памяти.
  • Олег Медведев — «Маленькая рыбка», «Страна лимонных корочек», «Поезд на Сурхарбан», «Идиотский марш», «Джимми», «Странная сказка».
  • Fleur — «Русская рулетка», «Бритва», отчасти «Формалин».
  • Не песни, но музыкальные произведения замечательного композитора Эннио Морриконе «For Love One Can Die» и «Chi Mai». С первым всё понятно прямо из названия, а второе, ещё более известное благодаря кинофильму «Профессионал», приобрело трагический оттенок из-за драматичной концовки фильма с погибающим главным героем. Хотя, если оценивать эту музыку отдельно от контекста, композиции просто глубоко лиричны, а «Chi Mai» можно даже воспринимать как вполне жизнеутверждающую. Тем более, изначально это была тема для саундтрека в рекламе собачьего корма, а вовсе не панихида по застреленному герою.
    • Некоторым в «Chi Mai» вообще слышится биение сердце, останавливающееся с последними аккордами.
  • «Сектор газа» — «Моя смерть».
  • «Крематорий». «Безобразная эльза» («мы все живём для того, чтобы завтра сдохнуть»). «Таня» (припев там — «Жаль, что она умерла!»), «Маленькая девочка» («Я тоже лежал в окровавленной ванне…»). Армен Григорян вообще любит играть с тропом.
  • «Ленина Пакет» — «Все они умрут».
  • «Дом престарелых аутистов» — «Плыви ко мне».
  • У Sabaton'ов сабжа хватает. Сложно, знаете ли, не ввернуть в марш кованых сапог ничего на тему. Впрочем, именно в силу маршевости, кованости и сапожности смерть там в основном не та, которая к лирическому герою приходит, а та, которую он сам несёт. Из ярких примеров обратного — «7734», «Cliffs of Gallipoli».
  • «Оргия праведников», «Радость моя» — неизвестно, что подразумевал Калугин, но рядовой слушатель воспринимает именно как сабж.
  • «Машина времени», «Спускаясь к великой реке» — лодка Харона прилагается.
  • Значительная часть лирики Т. Муцураева. Из наиболее известного — «Погасли свечи».
  • My Chemical Romance — целый альбом «The Black Parade» посвящен, за малым исключением, именно ей.
  • Владимир Асмолов, «Осень жизни».
  • Александр Маршал, «Если я завтра вернусь».
  • Денис Майданов, «Брат». Что герой обращается к умершему брату, становится ясно далеко не сразу.
  • Евгений Кемеровский, «Мой брат». Та же история, что и в предыдущем пункте.
  • Вика Цыганова, «Эх, не грех». Пополам с тропом Песня про времена года.
  • Виктор Петлюра, «23», «Борькина любовь», «Солдатка» и вообще добрая половина всех его песен.
  • Геннадий Тимофеев, «Две свечи».
  • Земфира, «Хочешь?» же!
  • «Белая гвардия» — «Голубая стрела». Он уходит один, и не слышно шагов; он не смотрит назад, он не видит врагов…
  • Виктор Лебедев, Роберт Рождественский, «Жили на Земле пареньки…»
  • Мельница, «Любовь во время зимы». Мы все, в любом случае, умрём, а, значит, по-настоящему важна только любовь.
  • Лев Лещенко, «Кружева» – «Как часто добрые друзья, заснув на миг, нас покидают, и листопады укрывают их одинокие дома».
  • Фанатский мюзикл Chrono Trigger — почти все песни антагонистов о том, что нужно убить всех человеков.
  • Вячеслав Тихонов — «Иволга», иногда озаглавленная по первой строке стихотворения «В этой роще березовой». Полную версию, включая отвергнутые советской цензурой куплеты, можно услышать в исполнении Псоя Короленко.
  • Юрген Криг — «Марш смертников».

Реальная жизнь[править]

  • Любой боевой гимн, совместным исполнением которого накручивают нервы перед тем, как пойти в последний и решительный. «Интернационал», «Марсельеза», тысячи их.

Примечания[править]

  1. Заметим, его самого в бою могли убить не менее 500 раз — правда, после первых 20 чудесных спасений он решил, что ему смерть не грозит. Что не помешало пару раз чуть не застрелиться из-за депрессии после очередного поражения (побеждал он только в двух случаях из трёх).
  2. Авторство этого варианта приписывается митькам. В оригинальном тексте поётся «Какой танкиста был конец», а то и «танкисту». В этом варианте у слова «конец» никакого фаллического подтекста не просматривается. Конец — в смысле завершение физического существования, поручик!
  3. Сейчас у неё много вариантов с самыми разными словами. Есть, например, пионерский, совсем даже не о смерти. А изначально это была переделка народной песни «Fior di tomba» (Цветок на могиле) с соответствующим текстом: «О партизаны, возьмите меня с собой. Если меня убьют, похороните высоко в горах, где растёт прекрасный цветок. Это будет память о партизане, что пал за свободу».