Перестройщики

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
Официальная идеология поменялась, а люди у власти остались те же.
Emblem-important.pngНе надо здесь реальной жизни!
Особенность темы этой статьи в том, что её нельзя применить к реальной жизни. В реальной жизни нет, к примеру, объективного добра и зла, а вторжение в личную жизнь реальных людей выходит за рамки приличия. Пожалуйста, помещайте только вымышленные примеры.
« Сволочи! Перестройщики! Выполняете план по милосердию, любовь по разнарядке! А сколько же людей вы сгноили в тюрьмах, сколько людей вы лишили ума в психушках, а теперь делаете вид, что стали хорошими?! «Перестроились»?! Ни хрена! »
— Гневная тирада Президента[1] из фильма Эльдара Рязанова «Небеса обетованные»
Сферические образцы в вакууме

Иногда так получается, что политическая и экономическая жизнь заходят в тупик. За это имеющийся режим справедливо критикуют (если можно, если нельзя — то не критикуют, но ком проблем продолжает накапливаться), начинается застой, и заходит речь об обновлении кадров и избрании нового курса, так как старые кадры с проблемами разобраться не могут, а народ это всё достало, народ хочет перемен, а ведь так и до революции недалеко!

Вот в таких условиях обычно в правительство попадает перестройщик. Раньше он верой и правдой служил старому режиму — но теперь клянётся, что прозрел, или что и раньше жил с фигой в кармане, или что он просто аполитичный профессионал, верный служака, который при любой власти просто хорошо делает работу. И ему вверяют бразды — а как не вверить? Настоящих оппозиционеров всё равно мало кто знает, да и опыта у них в управлении нет, боязно им доверять. А этот — вроде известный, с опытом, и на словах вроде за всё хорошее против всего плохого.

Итоги: прежний плохой режим рухнул, его методы подверглись тотальному осуждению, и наступил новый, хороший. Правда, осуждают былое зло и несут нынешнее добро почему-то те же люди, которые раньше насаждали разные безобразия — с не меньшим рвением, а иной раз и не менее суровыми методами. И обычно их рвение приводит к тому, что новый режим становится немногим лучше / ничем не лучше / намного хуже прежнего.

Троп редко связан с революцией (в основном в виде «как её избежать»), после которой часто повторяют ошибки прошлого — там это делают уже новые управленцы, а старые, как правило, зачищаются (и вот в процессе этого в правительство попадают полные козлы). Чаще всего речь о абстрактной «перестройке», где смена политического курса происходит сравнительно мирно, и за бортом оказываются лишь те управленцы, кто не успел вовремя «перестроиться». А так на манеже — те же. Ещё одна вещь, о которой следует упомянуть. Перестройщик сам по себе — не обязательно плохой человек, он в первую очередь реформатор. И всё же он был сформирован как человек и политик в предыдущей системе, а потому обязательно несёт с собой её идеи и методы, пусть даже ненавидя их. Другой момент, что даже самые лучшие демократические реформы, исполняемые руками незаинтересованных ни в чём кроме собственного благосостояния людей — превращаются неминуемо в адЪ и погибель. Козлом отпущения при этом служит тот, кто перестройку затеял, а не тот, кто довёл её до немного предсказуемого конца.

Близкие тропы — Колебаться с линией партии (человек не меняет риторику, а просто служит режиму, неважно, какому) и Хамелеон (человек подстраивается под начальство, но сам не принадлежит к властной элите). Не путать с тропом Синдром Савицкого, когда человек меняет политическую позицию от разочарования, а не по шкурным соображениям.

Противотроп — Эффект набега орков, когда при смене власти моментально меняются и все правящие кадры, и все в нужную новой власти сторону.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Анекдот о перестроившейся Вороне. Глядя, как следящая за прогрессом политической мысли птица летает хвостом вперёд, Лиса решает тоже бегать хвостом вперёд. Естественно, попадает в капкан. Естественно, случаем пользуется пробегавшая мимо толпа зайцев, поимевших бедняжку всеми способами. На претензии плачущей Лисы ехидная Ворона отвечает буквально: «Это мы наверху перестроились, а вас, внизу, всё так же иметь будут!».
  • Попытки приписывать ненавистным заговорщикам именно сабж. Обоснование заключается в том, что, дорвавшись до верхов государства, они раскрывают свою сущность, а до (а иногда и после) этого притворяются верно служащими правительству.

Литература[править]

Ярослав Гашек, «Замороженные чиновники». Автор негодует, что с приходом в Уфу советской власти местное чиновничество не проявляет должного усердия в самоперевоспитании на советский лад. «Если бы их раздеть, то на груди их можно было бы найти портрет губернатора».
  • А. Вознесенский:
«

Я ненавижу вас, люди-резины, вы растяжимы на все режимы… Резинки бы делать из этих тузов[2] — Крепче бы не было в мире трусов.

»
— «Прорабы духа»
  • Фредерик Форсайт, «Досье „ОДЕССА“»: дофига полицейских и чиновников в ФРГ — «перестроившиеся» нацисты.
  • Генрих Бёлль: «Бильярд в половине десятого», «Глазами клоуна» — тема немецких «перестройщиков» раскрывается с немецкой основательностью.
  • Юрий Поляков любит этот троп:
    • «Замыслил я побег…» — целая галерея перестройщиков. Парторг Волобуев, ставший банковским работником, даже сменил фамилию на дворянскую «фон Герке» — по бабке. Докукин, напротив, косплеит ушедшего в глубокое подполье истинного большевика — и под эту риторику разворовывает и распродаёт вверенный ему институт.
    • «Грибной царь» — среди персонажей есть бывший комсомольский чин по прозвищу Труба, не просто уверовавший во Христа, а рукоположенный в священники! Впрочем, за восстановление храма он борется с энтузиазмом.
  • Терри Пратчетт, Роковая музыка — господин Клеть.
« Несмотря на то что у Гильдии были свой президент и совет, у нее теперь появился еще и господин Клеть, который вел протоколы, обеспечивал, чтобы все проходило гладко, и язвительно посмеивался про себя. Такова действительность, какой бы странной она ни казалась: когда люди наконец сбрасывают с себя ярмо тирании и берут управление в собственные руки, обязательно появляется, как гриб после дождя, господин Клеть. »
  • Пожалуй, лучше, чем Виктор Пелевин в «Generation „П“», сабжей не раскрывал никто:
«

По телевизору между тем показывали те же самые хари, от которых всех тошнило последние двадцать лет. Теперь они говорили точь-в-точь то самое, за что раньше сажали других, только были гораздо смелее, тверже и радикальнее. Татарский часто представлял себе Германию сорок шестого года, где доктор Геббельс истерически орет по радио о пропасти, в которую фашизм увлек нацию, бывший комендант Освенцима возглавляет комиссию по отлову нацистских преступников, генералы СС просто и доходчиво говорят о либеральных ценностях, а возглавляет всю лавочку прозревший наконец гауляйтер Восточной Пруссии. Татарский, конечно, ненавидел советскую власть в большинстве ее проявлений, но все же ему было непонятно — стоило ли менять империю зла на банановую республику зла, которая импортирует бананы из Финляндии.

»
— Глава вторая, «Драфт Подиум»
  • Войцех Жукровский, «На троне в Блабоне» — акиимы, пережившие смену аж трёх политических режимов в Блаблации.
  • Саймон Грин, цикл про Оуэна Дезсталкера — после свержения жестокой императрицы первую скрипку в парламенте продолжили играть старые политики, хотя и новые лица из числа бывших подпольщиков тоже появились. Вставляли немало палок в колёса героям и попили бы кровушки новоизбранной королевской чете — Роберту и Констанции, но Джек Рэндом разрубил Гордиев узел. Буквально — устроил в парламенте резню.
  • Джулиан Барнс, «Дикобраз» — весь об этом: моментально сбросившие коммунистическое ярмо функционеры распределяют власть и полномочия и организуют процесс над избранным козлом отпущения бывшим лидером страны Стойо Петкановым. Главный герой при Петканове был преуспевающим профессором права, после революции стал генеральным прокурором и главным обвинителем по этому процессу.
  • Алая аура протопарторга — во многом сатира именно на этот типаж, замполитов, ставших митрополитами.
«

Иногда меня посещают такие фантазии. Закончилась война. Америка капитулировала. Русские пришли в Нью-Йорк. Открыли здесь свою комендатуру. Пришлось им наконец решать, что делать с эмигрантами. С учеными, писателями, журналистами, которые занимались антисоветской деятельностью. Вызвал нас комендант и говорит: — Вы, наверное, ожидаете смертной казни? И вы ее действительно заслуживаете. Лично я собственными руками шлепнул бы вас у первого забора. Но это слишком дорогое удовольствие. Не могу я себе этого позволить! Кого я посажу на ваше место? Где я возьму других таких отчаянных прохвостов? Воспитывать их заново — мы не располагаем такими средствами. Это потребует слишком много времени и денег… Поэтому слушайте! Смирно, мать вашу за ногу! Ты, Куроедов, был советским философом. Затем стал антисоветским философом. Теперь опять будешь советским философом. Понял? — Слушаюсь! — отвечает Куроедов. — Ты, Левин, был советским писателем. Затем стал антисоветским писателем. Теперь опять будешь советским писателем. Ясно? — Слушаюсь! — отвечает Левин. — Ты, Далматов, был советским журналистом. Затем стал антисоветским журналистом. Теперь опять будешь советским журналистом. Не возражаешь? — Слушаюсь! — отвечает Далматов. — А сейчас, — говорит, — вон отсюда! И помните, что завтра на работу!

»
— Сергей Довлатов, «Филиал»
« Однако во Франции остался заправлять делами масон Талейран,[3] уникальный случай «унаследования» верховных кадров прежнего режима. »
— Александр Леонидов, «Восход Плутона»
« Он всегда представлялся «проправительственным публицистом», в каковой роли действительно продержался при шести последовательно сменивших друг друга правительствах. »
— «Величайший диктатор»
  • Евгений Евтушенко, «Перестройщики Перестройки»:
«

Трус неглупый, вор неглупый перестройку под себя перестилают, словно койку. Трусы прежниев герои суются, словно Трусы Советского Союза. Все с компьютерами жулики цифирные. Перестроившийся вор — квалифицированней. Прирастают прилипалы эти стаями. Перестройку под себя перестраивают. Как они до удивления бойки — перестройщики перестройки! Как в президиумы лезут — по иронии, чем бескрылее — тем больше окрыленнее. Перестройки дело ими так поставлено: всё по-новому, чтоб стало все по-старому. Притворяются, что главная сила — те, кого не перестроит и могила.

»
  • Борис Акунин — субверсия в цикле «Смерть на брудершафт». Романов истово служит и царю, и Временному правительству, и Советской республике — перестройщик? Да нет, он стоит на защите государства, кто бы им ни правил.
  • У братьев Стругацких были планы[4] сделать таким товарища Вунюкова из Сказки о Тройке:
«

Тройке поручено решать межнациональные отношения методом моделирования в НИИЧАВО, Китежграде и окрестностях. Пренебрежение предложениями ученых. Главное – чтобы Тройка ничего не теряла – фундаментальное условие. Поэтому все модели ведут к чуши. – Гласность! – произнес Лавр Федотович, и все замолчали и выкатили на него зенки преданно и восторженно. – Демократизация! – провозгласил он с напором, и все встали руки по швам и выразили на лицах решимость пасть смертью храбрых по первому требованию председателя. – Перестройка! – провозгласил Лавр Федотович и поднялся сам. […] Мучительные и опасные поиски бюрократа. Нет таких. Кругом – только жертвы бюрократизма».

»
«

Когда ты в достопамятное лето Бежал до храма полторы версты И, отрясая пепел партбилета, Учился верно складывать персты, Представил я пришествие ислама, Когда, от пепла нового чумаз, Ты опрометью выскочишь из храма, Прикидывая, как творить намаз.

»
— Евгений Лукин

Театр и кино[править]

  • «Не бойся, я с тобой!» — Фарзали-бек, «сторонник прогресса». «Всё менять — основ не трогая! […] Чтобы с этих пор по-новому оставалось всё по-старому!»
  • «Дракон» Евгения Шварца — Бургомистр и Генрих как раз такие «перестройщики».
    • Сам Бургомистр — обыкновенный подонок, но вот его сын… Достаточно вспомнить шикарную цитату: «Всех учили. Но зачем ты оказался первым учеником, скотина такая?»
      • Разница с тропом КсЛП — в том, что «перестройщики» — это именно те, кто «оказались первыми учениками» в соответствии с цитатой выше. Не просто выполняют приказы новой власти, а выполняют их с яростным энтузиазмом и других поучают, как надо. Имели немаленький профит с прежней власти и с новой имеют такой же. В отличие от них, КсЛП — это о людях, которые просто делают свою работу. Либо не задумываясь о том, зачем, либо держа свои мысли при себе.
    • То же и в фильме Захарова. Еще и педаль в пол: Ланцелот едва сам не становится Драконом, когда пытается привить горожанам достоинство и любовь к свободе, называя их «баранами» и «стадом скотов». После чего уходит из города.
  • «Небеса обетованные»  — см. эпиграф. Теперь у нас с Америкой дружба и демократия, вместе строим на месте свалки завод по производству кондомов. А живущих на этой земле отщепенцев, пострадавших ещё от Советской власти, мы поместим в соответствующие заведения. Как так они не хотят? А мы их ОМОНом, дубинками по больной печени! И танками, танками!

Телевидение[править]

  • Ералаш. Выпуск 70. «Машина времени» — бодрый пацанчик в свитере с лого «Perestroika» и плакатом «Перестроился сам — помоги другому» при виде живого Сталина сразу кричит «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!» и бурно рукоплещет.

Видеоигры[править]

  • Как можно политизировать банальную аркадку? А ведь в игре «Toppler» (она же «Перестройка») это получилось. Наш герой — демократ-перестройщик, враг — бюрократ, уменьшающиеся кувшинки — законы и постановления… Горбачева с тех пор лягухой не звал только ленивый. Потом забыли, вместе с игрой.

Музыка[править]

  • В. Асмолов, «Средь бела дня»:
« Посмотри на эти лица —
Сразу пыл сойдет с лица!
А ведь это Эти Лица
Перестраиваются!
»
— В. Асмолов
  • Игорь Тальков сам перестройщик, но отлично написал в песне «Метаморфоза»:
« Перестроиться не сложно,
Только вот ведь в чём беда:
Перестроить можно рожу,
Ну а душу никогда!
»
— И. Тальков
  • «Иван Ильич — застрельщик Перестройки! Он сыновьям купил по жигулю!». Песня конца 1980-х про чиновника, извлекающего профит в процессе Перестройки.
  • Иваси, «Сказание о новых временах в селе Непутевка»
« — Царь велел, — говорит урядник, —,
Чтоб народ выбирал господ,
И я всех, — говорит, — запру в курятник,
Кто указ не признает!
»
— Иваси
  • ДДТ — «Перестроище»
« И вот ты снова спасаешь страну,
И кричишь нам призывно: «Ура!»
Но если мы поверим, развесив слюну,
Нам, боюсь, не дожить до утра!
»
— ДДТ

Примечания[править]

  1. Это прозвище.
  2. Аллюзия на «Балладу о гвоздях» Тихонова».
  3. Леонидов имеет в виду переход на сторону Бурбонов после краха Наполеоновской армии. Впоследствии Талейран вошёл и в правительство Луи-Филиппа во время революции 1830 года.
  4. Из рабочего дневника 1988 года, хотя сама «Сказка» родом из 1966-1967.