Перестроечное кино

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

(link)

Яркий образчик постперестроечной трэш-фантастики — «Монстры» 1993 г.

(link)

КВНщики пародируют сабж

Перестроечное кино — период истории советского и российского кинематографа, охватывающий промежуток времени приблизительно с 1985 по 1995 год. Хронологически является переходным периодом между кино эпохи развитого социализма и современным российским кинематографом. Несмотря на то, что перестройка сошла на нет с распадом СССР в 1991 году, многие характерные черты эпохи конца 1980-х гг. всё ещё наличествовали в первой половине 1990-х гг., поэтому период 1992—95 гг. именуют «Постперестроечным кинематографом».

Характерные черты[править]

  • Очень скромные бюджеты и связанные с этим спецдефекты и обращение к простым сюжетам и бытовым темам. Спецэффекты зачастую отсутствовали как таковые, а если и имелись, то на грани «так плохо, что уже ужасно» (для некоторых ценителей сейчас некоторые примеры стали «так плохо, что уже хорошо»), изредка могли встретиться исключения.
  • Всё больше снимают социальных драм. В связи с ослаблением советской цензуры многие режиссёры стали затрагивать в своих произведениях ранее запретные темы, как-то: сталинские репрессии, организованную преступность, проституцию, наркоманию, эмиграция и т. п.
  • Именно перестроечное кино стало кодификатором тропа «чернуха» на постсоветском пространстве и именно поэтому некоторые перестроечные фильмы являются объектом ненависти многих советских и российских патриотов. Впрочем, в 2020-е уже многие фильмы проходят переоценку, и их недостатки рассматриваются как эдакий особый стиль эпохи, «советский нуар».
  • Как следствие — драмы и детективы приобретают крайне мрачную атмосферу, которую ещё и усиливает дешёвая желтоватая плёнка. Нередко, в попытке выдать баг за фичу, к этому прибавлялась тарковщина — символизм, недосказанность и философские монологи.
  • Возникает ранее не существовавший в СССР жанр сортирной комедии, возникший благодаря стараниям таких мэтров, как Анатолий Эйрамджан и Михаил Кокшенов.
  • В комедиях всё чаще появляется мода на национальную самоиронию. Да, медведи мы, да, пьяницы и дураки! Зато глядите, душевные какие! Запад же начинают идеализировать: персонаж-американец или европеец обычно чистоплюй, богач, а зачастую ещё и единственный нормальный человек, не понимающих этих странных варваров.
  • Попытки воспроизвести в СССР западные жанры, вроде ужасов, при полном непонимании, как это работает. Из этого непонимания получались очень необычные фильмы (например, перестроечные ужастики, сюрные фантастические мультфильмы). Дорогие жанры, типа фантастики и сказок, из-за сокращения бюджетов почти вымирают, а редкие исключения опять же получаются очень странными и упоротыми.
  • Впервые в советском кино появляются эротические сцены в промышленных масштабах. Практически в каждом фильме нет-нет, да промелькнут обнажённые сиськи.
  • Спецдефекты иногда компенсируются трюками: возникает такое явление как «каскадёрский боевик», когда весь фильм по сути снимается каскадёрами, половину ролей играют сами каскадёры, а сюжет служит поводом для крутых трюков, постановочных драк с приёмами карате (впрочем, сильно недотягивающих до гонконгских боевиков про единоборства) и всяких там бегающих горящих людей. Герой каскадёрского боевика обычно бывший спецназовец или «афганец», который приехал с войны и суперменствует против какой-нибудь мафии.
  • В конце 1980-х — начале 1990-х гг. огромное количество фильмов снималось мутными дельцами исключительно с целью «распила» выделенных денежных средств, в результате чего все они отправлялись на полку и практически никто (кроме создателей) их не видел. К сожалению, эта болячка «съёмок ради отмывания денег» никуда не исчезла, а, напротив, только усугубилась в современном российском кино. К слову, в конце 1980-х годов производство многих фильмов начало финансироваться кооперативами, поэтому широко используется название «Кооперативное кино».
  • При всём при этом главные роли играли зачастую всё те же советские актёры (только чутка постаревшие), и играли так же хорошо — что вызывает разрыв шаблона. Особенно в эпоху, когда продюсерские дети и КВН-щики пытаются «играть» на фоне аляповато-дорогих спецэффектов.
  • Так называемая «русская народная концовка», когда главного героя, с неимоверным трудом прошедшего через все испытания и проблемы, и дожившего до титров, убивают за пять секунд до их окончания, или даже после. Оставляет повышенное чувство тоски и безысходности после просмотра, что было вполне в духе того времени.
  • Как следствие вышеперечисленного — крайне низкое качество и низкая художественная ценность большинства перестроечных фильмов. Вместе с тем, это было время смелых экспериментов, проводимых действительно увлечёнными и действительно талантливыми режиссёрами; однако крах советского кинопроката и конкуренция с зарубежным кинематографом привела к тому, что немало жемчужин и просто добротных, качественных картин затерялись в общей мутной массе.

Примеры[править]

  • «Авария — дочь мента». Чернушная молодёжная драма с изнасилованием;
  • Америкэн бой;
  • Американский дедушка
  • «Анекдоты»;;
  • Артистка из Грибова - своеобразный горький духовный (за счет общей исполнительницы главной роли) сиквел "Карнавала"
  • Астенический синдром;
  • «Асса» несколько абсурдная криминальная драма с рокерами из «Аквариума» и «Кино» в эпизодах; за это в основном и помнят.
  • Атака;
  • «Бакенбарды»: уморительно сюрная сатира про субкультуры и хунвэйбинов, переодетых в Пушкина;
  • Беспредел;
  • Взбесившийся автобус;
  • «Гардемарины, вперёд!» — редчайшая аверсия всех тропов перестроечного кино (разве что на декорациях заметно экономили). Потом та же команда сняла «Сердца трёх» (1992).
  • «Город Зеро» — сатирический сюр;
  • Гений (1991).
  • «Господин оформитель» (1987). Редкий для СССР пример готики в кино, переполненный эстетикой декаданса.
  • Девушка дня (1989) - мелодрама с уклоном в трагедию в декорациях перестроечной Алма-Аты
  • Дежа вю (1989) — совместная с поляками комедия про Одессу, все тропы про «весёлых чокнутых медведей и недоумевающего иностранца» налицо;
  • «Действуй, Маня!» — супергеройская эро-комедия про робобабу-робокопессу;
  • Делай — раз!;
  • День любви;
  • Дикая любовь;
  • «Дорогая Елена Сергеевна».
  • Дрянь;
  • «Забытая мелодия для флейты».
  • «Заклятье долины змей»: совместный с поляками эпигон «Индианы Джонса», где в конце показали одну из самых жутких сцен в советском кино;
  • «Зимняя вишня» — мелодрама, снята ещё до объявления перестройки, но уже показывают, как героиня пытается выскочить замуж за иностранца; этим и была скандальна, а потому вечно упоминается в одном ряду с «Интердевочкой» и «Маленькой Верой», хотя сейчас смотрится как скромное советское кино.
  • «Игла»: несколько абсурдная криминальная драма с Виктором Цоем в главной роли и его песнями; за это в основном и помнят.
  • «Интердевочка»: мелодрама, скандальный для своего времени фильм про проституцию;
  • Комедия строгого режима;
  • «Крестоносец»: чернушный «каскадёрский боевик» с известным каскадёром Иншаковым, снятый им же. Интересен тем, что по сюжету герои снимают фильм про средневековье... и этот фильм («Рыцарский роман») потом реально выпустили, причём он чуть ли не популярнее «Крестоносца».
  • Курьер;
  • Лох — победитель воды;
  • «Маленькая Вера»: мелодрама, в своё время скандальная из-за того, что целый один раз сиськи показали, в наше время выглядит вообще не эротичной и безобидной;
  • Меня зовут Арлекино;
  • Мигранты;
  • Монстры;
  • «Мушкетёры двадцать лет спустя» и «Мушкетёры тридцать лет спустя». Как и «Гардемарины», скорее аверсия — похожи не на перестроечное кино, а на типичное советское.
  • «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди». Типичная комедия про придурковатых, но непобедимых русских и офигевающих с этого американцев. Редкий случай, когда показана дружба КГБ и ЦРУ, а также русская мафия в Америке, причём её крутизна подчёркивается даже с эдакой гордостью: только ррруский человек может справиться с ррррусской мафией!
  • На окраине где-то в городе;
  • Настя;
  • «Небеса обетованные».
  • Ночной экипаж;
  • «Обнажённая в шляпе»: эро-комедия про поиски нужной задницы;
  • «Оно»;
  • Паспорт;
  • Плюмбум, или Опасная игра;
  • Под небом голубым;
  • «Покаяние» (Тенгиз Абуладзе, 1987, Гран-при Каннского фестиваля). Разоблачение ужасов времён репрессий.
  • По прозвищу Зверь;
  • «Рок»: ну очень хмурая чёрно-белая документалка про гонения на рок-музыкантов, с участием Цоя, Гребенщикова и СашБаша. Вместе с «Ассой» и «Иглой» составляет эдакий «культовый список кино русского рока».
  • «Самолет летит в Россию»: комедийный боевик про непобедимых русских придурков, на сей раз на ближнем востоке; в роли офигевающих иностранцев теперь бородачи-мусульмане.
  • Сделано в СССР;
  • Смиренное кладбище
  • Собачий пир
  • «Собачье сердце»: смачная чёрно-белая экранизация Булгакова, довольно точная;
  • Супермен поневоле, или Эротический мутант;
  • Такси-блюз (Павел Лунгин, 1990, приз Каннского фестиваля лучшему режиссёру).
  • «Тридцатого уничтожить»: типичный «каскадёрский боевик» про спецназовцев, с чернухой и обилием неплохих трюков;
  • Русский бизнес, Русский счёт, Русское чудо — трилогия алкокомедий Михаила Кокшенова с Михаилом Кокшеновым в ролях. Градус «непобедимых русских придурков» выкручен так высоко, что местами кажется пародией на жанр, но это не так.
  • Ты у меня одна;
  • Убийца;
  • «Убить дракона» — последняя и самая мрачная притча Марка Захарова. Кино по качеству советское, а по мрачности и вольнодумию уже перестроечное.
  • Фанат;
  • Фонтан;
  • «Холодное лето пятьдесят третьего…». Триллер про сталинские лагеря, а точнее про амнистию из них.
  • Хомо Новус;
  • Частный детектив, или Операция «Кооперация».
  • Чекист;
  • «ЧП районного масштаба» — экранизация повести Юрия Полякова.
  • Чтобы выжить;
  • Шантажист;
  • «Ширли-мырли»: снятая уже на закате эпохи задорная комедия... правильно, про пьяных и непобедимых русских придурков; офигевающие американцы прилагаются.
  • Щенок;
  • Шоколадный бунт;
  • Это было у моря;
  • Я объявляю вам войну;
  • Я сюда больше никогда не вернусь/Люба.

Нельзя не упомянуть также документальный фильм «Легко ли быть молодым?» (1986 г., латвийский режиссёр Юрис Подниекс) и публицистическую кинотрилогию С. Говорухина: «Так жить нельзя» (1990 г.), «Россия, которую мы потеряли» (1992), «Великая криминальная революция» (1994).