Пересластить пилюлю

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Glurge. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Я просил вас, чтобы название конфеты было добрым. Вам не кажется, что «В рай» — это уже перебор?. »
— Команда КВН «Мегаполис»
« я поцелуи со слюнями

люблю сильней чем без слюней но почемуто просто слюни без поцелуев не люблю

»
— Пирожок с тропом

Жизнь, как известно — штука сложная. Проживая эту самую жизнь, приходится усваивать немало жизненных уроков, порой очень даже трудных. Иногда начинаешь задаваться вопросом: а есть ли способ попроще?

И тут на сцене появляются доброхоты, которые отвечают: есть! Взяв нужную басню, они начинают растворять её в различных сладких жидкостях. И ещё немного, и ещё немного… Они не прекращают своих процедур до тех пор, пока не посчитают нужным, и в конце концов закончив колдовать над склянками с сиропом, предлагают попробовать свой шедевр.

Пробуем и ничего не понимаем. Результат вышел настолько приторным, что переварить его довольно тяжело для нормального человека. Более того, за всей этой сластью с трудом ощущается собственно мораль…

Такой гомеопатический подход к подаче басен на сайте Snopes (а за ними и на TV Tropes) окрестили glurge, что можно перевести как «сблёв». Мы же будем называть это «пересластить пилюлю» (по аналогии с идиомой «подсластить пилюлю»).

Очень часто такой эффект получается в результате неадекватного вымарывания или «высветления» каких-то мрачных аспектов темы, из-за которого басня становится малоприменимой к реальности. Например, если герой примирился со смертью близкого, повидавшись с ним во сне или в состоянии клинической смерти — это вполне нормально (в конце концов, и в жизни случаи известны), а вот если в этом сеттинге в загробный мир к близким можно запросто сгонять на выходные, как в соседний город — это уже изрядное переслащение. Точно так же, если аудитории показывают, что в «заведомо отрицательном» персонаже (например, маньяке-убийце) тоже есть человеческое — это достойный ход, а если из зрителя выжимают сочувствие к злодею, трогательно рассказывая про его тяжёлое детство и недостаток витаминов и при этом задвигая убитых им людей на задний план — получается именно сабж. Иногда это приводит к незапланированному ужасу у холодильника.

Это явление намного проще ощутить, чем описать. Оно включает в себя много составных элементов, но их можно использовать без скатывания в приторность. Является одной из разновидностей неудачной басни. Если же её подсветить или заложить намеренно циничную мораль — это неудобная басня.

Не путать с Плохие новости по-хорошему, которые тоже можно пересластить.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Многими именно так расцениваются книги, выпущенные в тоталитарных государствах. Тут стоит заметить, что политики и без всяких книжек любили (и любят) пиариться на детях.
    • Третий Рейх — книжки про дедушку Адольфа и про его чаепитие с арийскими детьми.
    • У хорватских усташей — пожалуй, самой жестокой фашистской организации времен войны — даже песни[1] были в жанре «псевдонародное бренчание на балалайке тамбу́ре/тамбурице[2] под гармошку с прилипчивым припевом и простым текстом».
    • Не забываем также и красных кхмеров, песни которых также были в народном стиле. На минуточку, красные кхмеры уничтожили до трети населения Камбоджи (тогда — Кампучии).
    • В СССР — «Ленин и дети» Бонч-Бруевича. Да и рассказы З. Воскресенской о детстве Володи Ульянова, хоть и не так явно, но продавливают педаль в пол. Володя — мальчик благовоспитанный: учится на пятёрки, ничего не боится, и маме помогает (и даже подарки ей делает — см. рассказ «Секрет»).
    • Стебётся над явлением Дмитрий Пригов в «Двадцать рассказов о Сталине». А «Семь новых рассказов о Сталине» проходят по другой статье.
« Однажды идёт Иосиф Виссарионович по госпиталю и видит на постели худого израненного солдата, который говорит соседу: «Сталин — наша сила!» Посмотрел Сталин на него внимательно, посерьёзнел и отвечает: «Если Сталин ваша сила — вот он я. Вставай и иди». Встал солдат, взял винтовку и пошёл. »
— «Двадцать рассказов о Сталине»
  • Написанные монахом Лазарем «Удивительные истории маленького ежика» — эталон тропа, концентрированный и доведенный до абсурда.
  • Марк Твен в своих рассказах «о дурном мальчике» и «о хорошем мальчике» высмеял именно этот троп, типичный для тогдашних нравоучительных книжек из воскресных школ:
    • Хороший мальчик пытался поступать как в привычных слащавых баснях — помогать слепым, предостерегать озорников о печальных последствиях их шалостей и быть честным и прямодушным, — но кончил бесславной гибелью.
    • Дурной мальчик поступал именно так, чтобы его постигли (по версии слащавых басен) ужасные несчастья — воровал, баловался с оружием и алкоголем, дрался и убегал из дому. Как ни удивительно, он всю жизнь прекрасно себя чувствовал, разбогател нечестным образом и стал депутатом законодательного собрания.
    • Тот же Марк Твен в «Приключениях Тома Сойера» высмеивал троп на примере сочинений, которые писали благовоспитанные барышни из местной школы. По стандартам, заповеданным ещё их прабабушками, и с обязательной моралью в концовке. Кстати, цитаты автор привёл из реальных сочинений тех времён.
  • Внутримировой пример: «Сказки барда Бидля» в пересказе Беатрис Блоксам называются «Сказки дедушки Мухомора», и являются образчиком данного явления в чистом виде.
  • «Сахарный Кремль» Владимира Сорокина намеренно написан в сладко-приторном стиле, в духе детских нравоучительных сказок, что резко контрастирует с описываемыми автором ужасными явлениями и событиями.
  • Н. Тэффи пародировала троп в рассказе «Предпраздничное»: «Маленькая Соня была очень сластолюбива. Однажды она съела все вишневое варенье, которое с трудом и заботами сварила для своих друзей ее добрая мать».
  • И тем же самым занималась Майя Кучерская в книге «Современный патерик», где опубликовала две «нравоучительные сказки» — про ежика и белочку и про мальчика Витю Иванова («Лишь в больнице, лежа в гипсе, с подвешенной к потолку ногой, Витя понял, как он был не прав. „Прости меня, Господи!“ — воскликнул Витя, орошая подушку горькими слезами. В ту же секунду его мама поправилась, сестра прозрела, бабушка поднялась с кровати и пошла, знакомые подарили Витиной маме новый дом (у них оказался лишний), а Витина нога немедленно срослась.»)
  • Джеймс Крюс «Мой прадедушка, герои и я» — деконструкция тропа. Сперва мы читаем жутко слащавый типично святочный рассказ «Рождественская елочка на ничейной земле» про доброго до тошноты Манфреда Корна, который из чистого желания пробудить в алжирцах дух истинной веры выносит на ничейную полосу меж окопами маленькую-маленькую елочку — и алжирцы тут же ощущают дух праздника и прекращают огонь, и над окопами льется рождественская песнь…А потом прадедушка рассказывает настоящую историю Альфреда Корницке, который в порыве раздражения, что взрывы мешают ему делать марципаны, взял и вынес на ничейную полосу елку — стрелять по безоружному толстячку в поварском колпаке с одной елкой в руках было как-то нелепо и даже глупо, а тут и до алжирцев дозвонились, что в честь Рождества обстрелы прекращаются, и кондитер смог спокойно вернуться и доделать угощение братьям по оружию.
  • Валентин Катаев «Волны Чёрного моря» — когда в третьем романе один плешивый дедуля появляется в качестве непосредственного участника (во втором романе W. Oulianoff фигурирует только в качестве адресата письма), у читателя неиллюзорные шансы схватить передозировку милоты и няшности. К счастью, дедуля этот весьма эпизодичен.

Кино[править]

  • «Кубанские казаки» — до чего ж хорошо в колхозе! А скоро председатель ещё и пианину купит!.. (Впрочем, колхозникам, говорят, нравилось).
  • «Рыжик» — Рыжик, угодив в шайку малолетних воришек и оказавшись в чужом доме, ведет себя даже не как положительный герой, а как с луны свалившийся: ничего не берёт, решил потыкать клавиши на пианинке… как это контрастирует с одноимённой книгой А. Свирского, где у него разгораются глаза и он начинает набивать карманы чужим добром, ведь МОЖНО ЖЕ! Да вот только книжный Рыжик потом осознаёт, что натворил, и ему стыдно перед Полфунта признаться в воровстве, а поведение фильмового начисто лишает историю морали — видимо, идеологически правильный Рыжик безгрешен по определению. То же и с Полфунта — если в книге без прикрас было показано поведение алкоголика и ужас Рыжика, рядом с которым единственный близкий человек теряет человеческий облик, то в фильме… тьфу, ну, он просто однажды напился (и даже не очень сильно), потому что среда заела, и единственная вытекшая из этого неприятность — они не смогли сесть на поезд. Словом, главных героев сделали настолько прилизанно-положительными, что автору правки им даже сопереживать не захотелось.
  • «Товарищ Ким хочет летать» и другие комедии КНДР, показывающие жизнь простых корейцев слащаво-прилизанной. Например, чего стоит девушке из глухой провинции поехать в Пхеньян? Взяла городские туфли, собрала чемоданчик и поехала! В реальной жизни, к сожалению, существует система «сонбун», и жители деревень относятся к «враждебным», которых в столицу не пустят. Впрочем, кинематограф КНДР очень много взял от сталинских комедий, таких, как «Светлый путь» с Любовью Орловой, и уже упомянутого фильма «Кубанские казаки».

Телесериалы[править]

  • Gotham — Гордон (!) навёл порядок (!!) в Готэме (!!!) на десять лет (!!!!).
  • Игра престолов — финал. Ситуация, которая скорее должна была вылиться в новую междоусобицу, гарантированно доконавшую бы и так обескровленную войной страну, вместо этого расцветает каким-то слащавым либерально-фансервисным райком. У всех ваших любимых персонажей всё хорошо! Они все пришли к успеху! И они так смешно шутят про бордели! И никто никому не будет мстить! И посреди ледяной тундры проклюнулся росточек! И если не думать над любым из этих счастьев дольше пяти секунд, то в них даже можно поверить!

Мультфильмы[править]

  • «Тролль в Центральном парке». Примечательна сцена, где Стенли представляет себе идеальный мир, населённый троллями, точно такими же, как он сам…
  • «Долина папоротников» — сборник зелёных басен, поданных с особым напором. И тут же разрушенных крутым злодеем — духом загрязнения.
  • «Король лев 2» — два львиных прайда, долгие годы разделённые враждой и ещё мгновение назад всерьёз намеренные разорвать друг друга на кусочки (не исключено, что кого-то уже и успели!), внезапно мирятся из-за одной-единственной проникновенной фразы, сказанной Киарой. Только что львицы Зиры были готовы без колебаний идти в огонь и воду за своей предводительницей — и вот они так же без колебаний её покидают. Нет, конечно, возможно, недовольство в рядах зрело давно — по факту месть за Шрама нужна была одной Зире, а остальным эта война нафиг не упала, всё держалось на авторитете лидерши, а как только он был подорван, так и посыпалось. Но в фильме эта тема не раскрыта, так что прайды мирятся буквально «по мановению волшебной палочки».
    • В «Львиной Гвардии» еще хлеще. Если при просмотре оригинального мультфильма многие тяжело переживали гибель Муфасы, и поэтому появление его духа, наставляющего Симбу на истинный путь, было мощным и необыкновенным событием, то в Львиной Гвардии Кион запросто связывается с умершим дедом, как по Скайпу, сводя на нет всю драму.

Мультсериалы[править]

  • Мой Шумный Дом — сцена из эпизода «Белый кролик», где сестры подбодряют главного героя, многим фанатам показалась слишком слащавой. Понятно, что автор хотел показать, что сестры любят своего брата и готовы поддержать, но они говорили ему то, что многие из них в жизни бы ни сказали. И от того что Линн назвала его «сильным» просто шаблон рвётся. Ничего, что серию назад она дразнила его слабаком, потому что он не смог до бросить мусор до урны? Бонусные баллы за то что в этой сцене они все выглядели так, будто их накачали антидепрессантами.
    • Насчёт слащавости этой сцены автор данной правки сказать ничего не может, но насчёт Линн…. это когда она дразнила Линкольна слабаком? «Белый кролик/Бабуля на гастролях» — 3 серия 3 сезона, до неё были серии «Как улучшить селфи/Домашнее обучение» и «Дорога в никуда/Холодильнее чем нужно». Если имеется ввиду серия «Уборка и мир», то там Линн Линкольна никак не дразнит — он вполне способен добросить мусор до урны. Да, Линн часто любит называть своего братца Ванилькольном, но никакого негатива это не несёт.

Манга и аниме[править]

Видеоигры[править]

  • Mass Effect 3 — Зелёная Концовка (Синтез) многим не понравилась именно своей идеальностью: щёлк, и все счастливы.
  • Dishonored — хорошая концовка. Ну ладно, чуму победили, династический кризис преодолели, самых испорченных аристократов покарали. Но говорить, что теперь обязательно наступит золотой век — это уже явный перебор. Собственно, и сиквел показал, что не всё так просто.
  • The New Order: Last Days of Europe — внутримировой пример: при прохождении за Германию на стороне реформистов. После Бюргеркрига банда четырёх будет заниматься освобождением узников концлагерей. На одном из пропагандистских плакатов, который Шмидт предложит Шпееру, будет изображён упитанный (!) узник концлагеря (!!), который улыбаясь (!!!) пожимает руку немецкому чиновнику (!!!!), а в самом низу будет следующая цитата: «От хозяев и рабов к братьям и друзьям»(!!!!!) Нереалистичность и приторность сего плаката подсвечиваются самим Шпеером.

Реальная жизнь[править]

  • Наименее талантливо сделанные образчики соцреализма. Счастливые колхозники, счастливые рабочие, счастливые солдаты, живущие без проблем в светлом социалистическом будущем.
  • Различные «притчи», тоннами гуляющие по социальным сетям и легко опознаваемые по фразе «ПРОДОЛЖЕНИЕ ДОСТУПНО ТОЛЬКО ПОДПИСЧИКАМ!!!» (что не всегда верно).
  • Случай с Тамблера (где подобные вещи очень часто происходят): фотография полицейского со шрамами на лице была подписана «Джокер без грима». Кто-то опечалился, кто-то оскорбился, пока не выяснилось, что это на самом деле Джокер без грима, — то есть сцена из «Тёмного рыцаря», где Джокер (Хит Леджер) прячется среди полицейских.

Примечания[править]

  1. Первоначальный текст был другой, и был посвящён битве за Купрес 1942 года.
  2. не помещение в пассажирском вагоне, а народный струнный инструмент вроде лютни, распространенный в Хорватии, северной Сербии (Воеводина) и Венгрии (сравни со среднеазиатским танбуром и грузинским пандури)