Первая мировая война

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Черт побери, такой идиотской мировой войны я никогда ещё не видывал! »
— «Похождения бравого солдата Швейка», сапёр Водичка
Рост солдат первой мировой

Замес[править]

28 июня 1914 в Сараеве, крупном городе в Австро-Венгрии (ныне столица Боснии и Герцеговины) произошло очень важное событие — в город приехал наследник австрийского престола эрцгерцог Фердинанд с женой Софи. Фердинанд попросил снять крышу автомобиля, в котором он ехал, чтобы приветствовать народ. Внезапно около кондитерского магазина из толпы выбежал человечек южнославянской внешности в котелке и с усиками. Он выхватил из кармана пиджака пистолет и выстрелил в Фердинанда. Затем он выстрелил в Софи и убежал. Но уже минуту спустя человечка повели за руки полицейские. Последними словами Фердинанда были: «Софи, не умирай! Живи для наших детей!».

Убийцей оказался Гаврила Принцип — юный сербский террорист, член организации «Млада Босна», ставившей своей целью создание автономии Боснии. Зацените иронию: Фердинанд строил планы выдать равные права всяким там сербам и прочим жителям Югославии, и был убит радетелем этих самых прав. На суде, прошедшем через четыре месяца после убийства, Гаврила признавался, что пуля попала в Софи случайно, на деле он целился в генерала Оскара Потиорека, но промахнулся. 23 июля австрийский император Франц-Иосиф требует в течение двух дней уволить всех чиновников и офицеров, выступающих против Австро-Венгрии (а таковых в Сербии было чуть ли не 100 %), разрешить австро-венгерским следственным органам арестовывать националистов на территории Сербии (!), и ещё кучу столь же приемлемых для суверенного государства вещей. Узнав, что требования не выполнены, Австро-Венгрия объявляет Сербии войну.

А потом пошло-поехало, Россия пригрозила Австрии мобилизацией, за австрияков вступились немцы и объявили войну России, Франция как союзник России объявила войну Германии, Германия вторглась в Бельгию и тем вызвала вступление в войну Англии. Военные действия велись в разных уголках Европы и отчасти Африки, а также местами в Азии (Циндао) и на Тихом океане (битва при Коронеле). Что же касается самой Сербии, в 1914 раздавить ее у Австрии сил не хватило (всё было брошено на русский фронт). Но год спустя австрияки собрали резервы и при помощи Германии и Болгарии таки изничтожили Сербию. Остатки их армии эвакуировались в Италию.

Причины[править]

Как это ни странно, в произошедшем виноваты все. Более того — войны хотели все будущие участники конфликта (кроме, пожалуй, Бельгии). Самое смешное то, что ставший поводом к войне Франц Фердинанд был чуть ли не единственным человеком в Европе, кто войны не желал.

Австрийцы виноваты в том, что они не предоставили необходимой, по мнению сербов, автономии южнославянских народов на своей территории (Убитый Фердинанд так и вовсе предполагал им автономию дать по типу венгерской. Сербы же имели большие виды на Балканы и понимали, что предложение федерации от Австро-Венгрии будет для остальных балканских народов куда более заманчивым, нежели вхождение в состав Королевства Сербия на правах благодарных подданных). Вот они (сербы) не стерпели и… Главное, у всех была уверенность, что война кончится быстро («мы вернемся до жатвы») и непременно в НАШУ пользу. Как образец рассматривали кукольные балканские войны, а более серьёзные и длительные (русско-японская и англо-бурская) считались исключением из правил.

Вообще обстановка в начале 1910-х гг. была вполне «готова» для ведения такой масштабной войны. Сами посудите — когда появляются два непримиримых союза государств, каждый со своими амбициями и целями, то рано или поздно возникнет грандиозный военный срач. Можно ли его было предотвратить? Маловероятно. Обе (!) стороны планировали молниеносный разгром супостата и стремились, в первую очередь, упредить его. При таком раскладе война просто не могла не начаться, рано или поздно.

Наилучшим образом к войне на суше была подготовлена, естественно, Германия, на втором месте оказалась, как ни странно, Россия (вполне успешно отвоевавшая первый год, дальше стала подводить слабая промышленность). Наименее подготовленными оказались Турция и Австро-Венгрия с Италией. На море впереди планеты всей была Великобритания, второй по силе флот имела Германия. Флоты Франции, России, Италии и Австро-Венгрии были примерно равноценными и уступали флотам-лидерам в разы.

В этой таблице представлены цели стран-участниц Первой мировой.

Германия
  • Программа-максимум: стать гегемоном Европы и разжиться колониями на других континентах.
  • Программа-минимум: разгромить Францию и Россию, затем заключить приемлемый мир с Англией.
Австро-Венгрия
  • Вернуть влияние на Балканах через разгром балканских государств и установление марионеточных правительств.
  • Отбиться от России, которая тоже на Балканы как-то нехорошо засматривается.
Италия
  • Взять под контроль «исконно итальянские земли», среди которых числились как часть территорий Франции (Савойя и Ницца), так и территории союзной (!) Австро-Венгрии (Тироль, Триест и Далмация — современная Хорватия).
Османская империя
  • Программа-минимум: уцелеть как государству, удержать Проливы, Армянское нагорье, Ирак и Левант.
  • Программа-максимум: вернуть хотя бы часть земель, потерянных в ходе войны с Италией и Балканских войн.
Великобритания
  • Разгромить Германию, претендующую на господство в Европе — как на суше, так и в море.
  • Удержать под своим влиянием Францию в Европе и Японию в Азии.
Россия
  • Завоевать польские и украинские земли в составе Австро-Венгрии.
  • Стать покровительницей славянских государств на Балканах.
  • Завладеть Проливами и уничтожить Турцию.
  • Закрепиться в Персии (Иране).

Причём в двух последних пунктах позиция России вступала в противоречие с позицией Великобритании[1], в двух первых — с Австро-Венгрией, а вот с Германией как раз серьёзных противоречий не было.

Франция
  • Вернуть Эльзас и Лотарингию. Любой ценой и в союзе с кем угодно.
  • Программа-максимум: ликвидация Германии как субъекта политики, а в идеале — и как единого государства.
США
  • Выйти из рецессии 1913-14-х гг. за счёт поставки сырья и продукции воюющим странам.
  • Поддержать миропорядок, обеспечивающий надёжное ведение бизнеса по всему миру.
  • Не дать европейским державам нарушить их монополию на вмешательство в дела Латинской Америки.
Япония
  • Сделать Японию Труъ-империей, завоевать всю Восточную Азию и часть Северной.
  • Но поскольку сразу это сделать Европа всё равно не позволит, программа-минимум: упрочить влияние в Китае, захватить все немецкие владения (порт Циндао и ряд островов в Тихом океане).

Только надо учесть, что Япония воевала против Германии, в отличие от Второй мировой.

Сербия
  • Задача-максимум: объединить южных славян в государство, доминирующее на Балканском полуострове.
  • Задача-минимум: выжить.
Болгария
  • Поквитаться с соседями за Вторую Балканскую войну и, расширившись за их счёт, стать Великой Болгарией.
Бельгия
  • Не попадаться великим державам под ноги.

Краткое содержание[править]

Dw-worker.jpgСтройплощадка, наденьте каску!
Эта статья сейчас в процессе написания. Автор планирует нечто объёмное и застрачивает сюда текст по частям. Пожалуйста, дождитесь завершения работы, и только потом редактируйте: не создавайте неудобства себе и автору.
В годы Первой мировой войны в городах Германии и Австро-Венгрии устанавливали деревянные фигуры воинов или кресты. Пожертвовавший деньги на военные нужды получал гвоздь и право вбить его в фигуру
« Great war
And I cannot take more.
Great tour
I keep on marching on
I play the great score,
There will be no encore.
Great War
The war to end all wars
»
Sabaton

(link)

Первая Мировая на пальцах. Часть 1

(link)

Первая Мировая на пальцах. Часть 2

1914[править]

Западный фронт[править]

План Шлиффена
« Ни один план не выдерживает первого столкновения с противником. »
— Дуайт Д. Эйзенхауэр

План Шлиффена. Составленный перед войной план Германии был прост в задумке, но продуман до последней мелочи. Планировалось, оставив на востоке заслон из ландвера и использую медлительность российской мобилизации, нанести основной удар по Франции через территорию Бельгии. Французские войска должны быть разгромлены и прижаты к Швейцарским горам, получив таким образом грандиозные стратегические «Канны». И всё это — меньше чем за два месяца. Амбициозный план тем не менее имел ворох недостатков — ригидность, рискованность, высочайшее требование к соблюдению темпов наступления и последовательности действий. Что в таком случае могли пойти не так? Всё.

Пограничное сражение — 4 августа немецкие войска начали вторжение в Бельгию… и сходу застряли под крепостью Льеж, сдавать которую бельгийцы вовсе не собирались. В результате вместо планировавшихся двух дней боев немецкие войска застряли под Льежем почти на две недели, сопротивление бельгийцев прекратилось только 16 августа после обстрела крепости из 420-мм осадных мортир. К 20 августа 1-я и 2-я немецкие армии от Льежа продвинулись в сторону Брюсселя и Намюра и к франко-бельгийской границе, отбросив бельгийские войска к Антверпену. 21-23 августа в боях у Монса и Шарлеруа франко-британские войска потерпели поражение и начали отход на юг, 1-й немецкой армии удалось окружить французскую крепость Мобеж с 40-тысячным гарнизоном, а 2-й армии — бельгийскую крепость Намюр, где также находилось порядка 35 тысяч человек. Южнее, в районе Люксембурга в наступление перешли 3-я, 4-я и 5-я немецкие армии, отбившие попытку французов двинуться вперед и начавшие наступление на Верден — 5-я армия наступала «в лоб», 4-я заходила с фланга, формируя тот самый верденский выступ, уничтожить который немцы попытаются в 1916? 3-я обеспечивала связь между 4-й и наступающими к Парижу 1-й и 2-й. В Эльзасе и Лотарингии французские войска 7-20 августа предприняли наступление, но эти удары были отражены немцами, а в конце августа фронт там стабилизировался примерно по линии границы.

Западный фронт на конец 1914.

Чудо на Марне. Начало сентября Франция встретила в состоянии, близком к катастрофе. Проиграв сражение в Бельгии и на франко-бельгийской границе, французская армия 24 августа начала стремительно отступать, позволив преследующим их немецким войскам пройти вглубь Франции примерно к линии Париж-Верден. Тем не менее, немцы, особенно наступавшие по дуге от бельгийской границы через Брюссель и Мобеж 1-я и 2-я немецкие армии, были измотаны маршами, понесли потери в боях с бельгийскими и французскими войсками и ослаблены, поскольку часть их войск осталась блокировать окруженные, но продолжавшие обороняться Мобеж и Антверпен, а из 2-й армии был изъят и отправлен в Пруссию гвардейский резервный[2] корпус. Мольтке-младший решил отказаться от планировавшегося обхода Парижа и приказал 2-й армии двигаться восточнее французской столицы, а 1-й армии — организовать заслон на случай контрудара.

Тем временем в Париже сосредотачивалась свежесформированная 6-я французская армия генерала Манури и войска парижского гарнизона, командование которым принял вернувшийся из отставки генерал Галлиени. 5 сентября французы нанесли удар по немецкой 1-й армии, немцам удалось отразить его и в свою очередь атаковать французские позиции, удержать которые французам удалось только за счет экстренной переброски по железной дороге, грузовиками и мобилизованными такси войск из Парижа. Но в результате втянувшаяся в сражение 1-я армия потеряла связь со 2-й армией и между этими немецкими армиями образовался широкий ничем не прикрытый разрыв. И в этот разрыв 6 сентября ударили французские части и британский экспедиционный корпус. 7-8 сентября англо-французские войска расширили прорыв, поставив немецкие армии под угрозу охвата и 9 сентября начался отход 1-й и 2-й армий к реке Эна, на которой фронт к середине сентября и стабилизировался на долгие три с лишним года. 10 сентября прекратили наступление и также отступили 3-я, 4-я и 5-я армии, пытавшиеся обойти Верден и выйти в тыл эльзасско-лотарингской группировке французских войск.

Бег к морю. Стабилизация фронта в Эльзасе-Лотарингии, под Верденом и на реке Эна позволила и немцам и французам высвободить ранее задействованные на этих фронтах силы и попытаться обойти линию обороны противника в пространстве между устьем реки Эна и Северным морем. Потерявший управление войсками Мольтке-младший был снят с командования и его сменил генерал Эрих фон Фалькенгайн, поставивший целью занять как можно большую территорию в северо-восточной Франции и в идеале — получить контроль над портами в Ла-Манше, из которых флот мог бы воздействовать на коммуникации между Великобританией и Францией. Еще одной занозой в боку германской армии оставался Антверпен, который продолжали удерживать бельгийцы. 15 сентября развернулись боевые действия под Реймсом и Нуайоном, 19-29 сентября попытки обхода плавно привели противников на реку Сомма, 1-9 октября бои переместились в район Арраса, 11-15 октября — в район Лилля. 27 сентября — 8 октября был осуществлен штурм Антверпена, но так как крепость до самого конце не была блокирована (немцы ограничились заслоном южнее Антверпена), части бельгийских войск удалось отойти на запад к Ипру, а прикрывавшим отход — на восток, в нейтральные Нидерланды. Наконец, с 16 октября по 17 ноября оформился фронт на реке Ипр до городка Ньюпор на побережье Северного моря, где попытки обхода перешли в первую позиционную «мясорубку», чему способствовала и местная природа — осень, дожди, болотистые низины, каналы, где-то там же пока еще никому неизвестная деревня Пашендейл… К декабрю линия фронта окончательно стабилизировалась. Попытались немцы в конце сентября-октябре и во второй раз попробовать на зуб Верден, но бои западнее Вердена и в Аргоннском лесу не принесли значительных успехов ни той ни другой стороне.

Тем временем в Северном море ситуация была очень неоднозначной: с одной стороны в море находился германский Хохзеефлотте, в составе которого имелись или готовились к принятию в состав флота пятнадцать дредноутов, четыре линейных крейсера, десять относительно современных эскадренных броненосцев, с другой — стоял британский Гранд Флит, который располагал двадцатью двумя[3] дредноутами, пятью линейными крейсерами и семнадцатью броненосцами. И обе стороны не особо стремились терять ценные корабли. Первым рискнул командующий британской эскадрой линейных крейсеров адмирал Битти — 28 августа пять его кораблей подошли к немецкому побережью в районе Гельголанда и устроили охоту на дозорные корабли, потопив сразу три немецких легких крейсера. 22 сентября последовала немецкая ответка — подлодка U-9 отправила на дно три британских крейсера, а 3 ноября и 16 декабря германские линейные крейсера нанесли визиты к британскому побережью, обстреляв приморские города Ярмут, Скарборо, Хартпул и Уитби — немцы рассчитывали, что для пресечения действий их крейсеров англичане вышлют одну из эскадр своих дредноутов, а прикрывавший действия своих крейсеров Хохзеефлотте эти дредноуты поймает и потопит[4], но не сложилось (хотя 16 декабря эскадра адмирала Уоррендера чуть не встретила немцев, но чуть-чуть не считается). Кроме того, с октября немецкие легкие силы, перебазировавшиеся в бельгийские порты Остенде и Зеебрюгге, начали операции по минированию британских коммуникаций у южного побережья Англии и пытались прорваться в Ла-Манш, а британский флот силами устаревших броненосцев, реквизированных бразильских канонерок и (с 1915 года) специально построенных мониторов начал регулярно обстреливать немецкие позиции на побережье.

Восточный фронт[править]

Позиции на Восточном фронте на конец 1914.

До войны Российская империя имела два плана развертывания — против Германии с выставлением заслона против Австро-Венгрии и против Австро-Венгрии и нанесением вспомогательного удара по Восточной Пруссии. Предполагалось, что мобилизация займет около месяца, а к боевым действиям войска будут готовы примерно на 15-25 день, в зависимости от места дислокации.

Восточно-прусская операция. По плану «А», предусматривавшему направление основных усилий против Австро-Венгрии, для действий против Германии выделялись две армии. 1-я армия должна была атаковать Восточную Пруссию с востока, наступая в общем направлении на Кенигсберг, 2-я — нанести удар из Польши на Алленштейн и далее на север в тыл действующим против 1-й армии немецким войскам. Гладко было на бумаге…

17 августа в наступление перешла 1-я армия генерала Ренненкампфа, которую немцы попытались остановить, но 20 августа потерпели поражение в сражении под Гумбиненном. 20 же августа в наступление перешла 2-я армия Самсонова. Командующий германскими войсками генерал Притвиц, почувствовав, что дело пахнет окружением, затребовал разрешения на отход за Вислу, но был снят с должности и заменен экстренно вызванным из отставки Гинденбургом. Русское командование тем временем пришло в состояние, близкое к эйфории — отступление немецких войск от Гумбиненна было расценено как бегство из Пруссии вообще, так что вместо наступления вдоль Мазурских болот и обеспечения локтевой связи между армиями Самсонов двинулся на северо-запад для перехвата «бегущих» немцев, а Ренненкампф, после суточной паузы — на Кенигсберг.

Прибывший в Пруссию Гинденбург и его начальник штаба Людендорф, оставив часть войск на прикрытие Кенигсберга, перебросили основные силы немецкой армии против Самсонова. 26-28 августа немецкие войска нанесли удар по флангам двигавшихся к Танненбергу русских войск и окружили два корпуса. 30 августа — 1 сентября окруженные войска сдались, генерал Самсонов застрелился, не попавшие в окружение части 2-й армии отступили за линию границы. Ренненкампф 28-29 августа попытался было перенацелить свои войска на помощь Самсонову, но опоздал. 7-10 сентября немцы попытались нанести через Мазурские озера удар во фланг 1-й армии, но Ренненкампфу удалось сдержать немецкий удар и отвести войска, избежав окружения. Общие потери двух армий к окончанию боев составили около 80 тысяч человек, немцы потеряли вдвое меньше.

Галиция. Основные силы русской императорской армии в августе 1914 разворачивались против Австро-Венгрии. С севера на территорию австрийской Галиции по плану должны были наступать 4-я и 5-я армии, сосредотачивавшиеся в районе Люблин-Ковель, с востока — 3-я и 8-я армии из района Луцк-Дубно и от Проскурова. С австрийской стороны в Галиции были размещены 1-я, 3-я и 4-я армии, причем им тоже ставились наступательные задачи — 1-я и 4-я армии должны были наступать на север, к Люблину, 3-я армия и группа Кевеса, а затем и снятая с сербского фронта 2-я армия имели задачу сдерживать удар с востока. 18-20 августа русские и австрийские войска практически одновременно двинулись вперед. 23-25 августа под Красником русская 4-я армия столкнулась с австрийской 1-й армией. В ходе встречного сражения австрийцам удалось нанести удар во фланг 4-й армии и отбросить ее к Люблину, но продолжить наступление на Люблин австрийцы не смогли. Командующий 4-й армией барон Зальц был снят с командования, его сменил генерал Эверт. 26-31 августа 5-я армия генерала Плеве предприняла попытку нанести удар во фланг преследующим армию Зальца австрийцам, но сама получила удар от австрийской 4-й армии и была вынуждена отступить к Холму и Владимир-Волынскому.

Но пока австрийцы пытались прорваться к Люблину и Холму, с востока в общем направлении на Львов двинулись 3-я армия Рузского и 8-я армия Брусилова. 26 августа австрийская 3-я армия попыталась нанести встречный удар по русской 3-й армии, но в сражении на реке Золотая Липа австрийские войска были разгромлены. Столь же неуспешно для австрийцев завершилась попытка занять оборону на Гнилой Липе, 3 сентября армия Рузского вошла во Львов и начала разворот на север, в тыл 4-й австрийской армии. Австрийское командование, считавшее, что русские в районе Люблина-Холма после встречных боев не способны наступать, развернуло 4-ю и свежеприбывшую с сербского фронта 2-ю армии на Львов, стремясь мощным ударом отбросить Рузского и Брусилова назад… и немедленно получило удар с севера — армии Эверта и Плеве, усиленные свежей 9-й армией Лечицкого вновь начали движение на юг. 6-12 сентября австро-венгерские войска безуспешно пытались прорваться ко Львову, 9 сентября ударом 4-й армии был прорван фронт у Тарнавки и австрийская 1-я армия начала отступать, с 12 сентября начался общий отход австро-венгерских войск к карпатским перевалам, 17 сентября был окружен Перемышль, к концу сентября линия фронта стабилизировалась.

Польша. К концу сентября 1914 года фронт в восточной Пруссии стабилизировался примерно по линии русско-германской границы, а в Галиции — далеко в глубине австрийской территории, но между этими двумя театрами боевых действий зияла огромная брешь — в течение первых месяцев войны боевых действий в русской Польше практически не велось, за исключением участия немецкого ландвера в австрийском наступлении на Люблин. В сентябре австрийское и германское командование спланировало контрудар в этой до сих пор спокойной зоне, целью которого была помощь отступающей к Карпатам австро-венгерской армии. Для контрудара была сформирована новая германская 9-я армия, возглавил которую все тот же Пауль фон Гинденбург, сдавший командование войсками в Пруссии генералу Шуберту. С австрийской стороны была задействована 1-я армия, отступившая в начале сентября к Кракову. Русское командование в свою очередь начало переброску в район Варшавы и Ивангорода пополненной после разгрома 2-й армии, которую возглавил генерал Шейдеман, и снятых с австрийского фронта 4-й, 5-й и 9-й армий. Фронт в Пруссии оставались удерживать 1-я и новая 10-я армии, фронт в Галиции — 3-я, 8-я и сформированная специально для осады Перемышля 11-я армии. Но переброска войск началась только в конце сентября и запоздала, к тому же в войсках, больше месяца ведущих оборонительные и наступательные действия, уже начала ощущаться нехватка боеприпасов.

Немцы перешли в наступление 28 сентября и в течение первой недели наступали вполне успешно — слабые русские заслоны с боями отступали на восток, снятые с других фронтов основные силы еще только двигались к Висле. 9 октября две боевые группы 9-й армии, которые возглавили генералы Макензен и Гальвитц завязали бои непосредственно на подступах к Варшаве и Ивангороду, к 12 октября Макензен подошел вплотную к фортам крепости Варшава, но завяз в упорных боях с войсками варшавского гарнизона и стрелковыми дивизиями 2-го Сибирского корпуса и 14 октября его войска были отброшены от Варшавы, Гальвитц 10-15 октября пытался сбросить в Вислу удерживаемые 5-й армией плацдармы, но тоже не преуспел. Австро-венгерские войска дошли до Сандомира и реки Сан, где и встали. Потерпев неудачу, австро-германцы попытались перегруппироваться, сконцентрировав собственно немецкие войска под Варшавой, а на Ивангород нацелив австрийскую 1-ю армию, но 18-20 октября последовал сильный удар наконец-таки сосредоточившихся на Висле русских армий и с 26 октября начался общий отход немцев к Ченстохове и Калишу, а австрийцев — к Кракову, на исходные позиции.

Потерпев неудачу в прорыве в Польшу с юго-запада, германское командование начало подготовку ко второй попытке. Гинденбург был повышен в должности и возглавил все немецкие войска на восточном фронте, 9-я армия, которую возглавил Макензен, была переброшена из юго-западной части польского фронта в северо-западный, в район Торна (Торуни) и усилена за счет восточно-прусской группировки и гарнизонов крепостей Бреслау, Позен и Торн. Русское командование в свою очередь готовилось к наступлению по всему фронту на запад силами (с севера на юг) 2-й, 5-й, 4-й и 9-й армий, в район северо-западнее Варшавы дополнительно перебрасывалась армия Ренненкампфа.

11 ноября началось немецкое наступление из района Торуни, Макензен рассчитывал в первый же день прорвать фронт и ударить во фланг и тыл 2-й и 5-й русским армиям, окружить их и уничтожить. И сразу сражение пошло не по плану, вместо быстрого прорыва завязались упорные бои, к 20 ноября ударной группе 9-й армии удалось прорваться севернее Лодзи и взять 2-ю и 5-ю армии в полукольцо, но 22 ноября последовал контрудар силами 1-й и 2-й армий и немецкий корпус оказался в «котле» и смог прорваться только после трех дней боев. Однако несмотря на неудачу с попыткой окружения, немцам удалось сорвать планировавшееся наступление в Германию, а в начале декабря по предложению генерала Рузского был произведен отвод 2-й и 5-й армий для спрямления линии фронта и 5 декабря Лодзь была оставлена без боя.

Кавказский фронт

Другие театры военных действий[править]

Сербский фронт. Сербская армия войну встретила в достаточно сложном состоянии — успехи в Балканских войнах позволили сербской армии получить боевой опыт, а присоединение к сербскому государству населенных сербами и македонцами территорий дало прибавку к мобилизационным возможностям страны и как говорится, плюс сто к патриотизму, но одновременно войны обошлись достаточно дорого и в деньгах и в плане расходования оружия и боеприпасов, а восстановить мобилизационные запасы своими силами или за счет помощи из России Сербия не успела. В пользу Сербии было и начертание границ — северная граница шла по рекам Дунай и Сава (минусом было то, что Белград тоже находился на Дунае и с первых часов войны оказался в зоне досягаемости австрийской артиллерии), западная — проходила в горной местности и также по реке Дрина. Со стороны Австро-Венгрии тоже было не все гладко — по изначальному плану против Сербии выставлялась 400-тысячная группировка из 2-й, 5-й и 6-й армий, но после вступления России в войну половина этих войск (занимавшая позиции по Дунаю и Саве 2-я армия) была переброшена сначала для прикрытия, а затем для отвоевания Львова.

12 августа австрийские войска начали первое наступление на Сербию с запада, форсировав на широком фронте реку Дрина, к 16 августа им удалось занять равнинный участок южнее рек Дрина и Сава, но в горной местности в долине реки Ядар австрийцы 16-19 августа потерпели поражение и к 24 августа отошли на исходные позиции. Сербы в свою очередь предприняли попытки улучшить свои позиции на сремском[5] фронте и сами форсировали Саву, заняв в начале сентября Землин и Митровицу, а в середине сентября предприняли попытку наступать на Сараево, но начавшееся второе наступление австрийцев сорвало сербские планы.

Весь сентябрь и октябрь шли упорные позиционные бои примерно на линии границы — австрийцы медленно, но упорно продвигались вперед, сербы, чья армия начала испытывать «снарядный голод», столь же упорно оборонялись и контратаковали. Но в начале ноября начался отход сербских войск на восток. К середине ноября австро-венгерская армия была остановлена у Лазореваца, но атаки австрийцев вынудили сербов отступить к плато Рудник и оставить в начале декабря Белград. Но уже 3 декабря, когда австрийцы только входили в Белград, у плато Рудник сербы нанесли сильный контрудар — из Франции и России через Грецию и Румынию были доставлены боеприпасы, подкрепления и продовольствие. В трехдневных боях австрийские войска были разбиты, весь левый фланг австрийской армии рассыпался. 5 декабря началось общее контрнаступление сербской армии и к 15 декабря фронт по Дрине, Саве и Дунаю был восстановлен, а Белград освобожден.

Одиссея адмирала Шпее. Хотя к началу войны основные силы германского флота находились в метрополии, за пределами Северного и Балтийского морей находились десять крейсеров. Самым сильным отрядом были находившиеся в Средиземном море линейный крейсер «Гебен» и легкий крейсер «Бреслау» (но о них разговор отдельный), а самым многочисленным — базировавшийся в захваченном Германией китайском порту Циндао отряд из броненосных крейсеров «Шарнхорст» и «Гнейзенау» и легких крейсеров «Эмден» (о нем тоже разговор будет отдельный), «Лейпциг» и «Нюрнберг». Командовал этой эскадрой вице-адмирал Максимиллиан граф фон Шпее.

Еще в июне фон Шпее покинул Циндао и увел все свои корабли, кроме «Эмдена», к острову Трук, а затем, после получения информации о начале войны — к Марианским островам. 13 августа после совещания адмирала с командирами кораблей все собравшиеся у Марианских островов транспортные суда и крейсера «Шарнхорст», «Гнейзенау» и «Нюрнберг», а также вспомогательные крейсера «Принц Эйтель-Фридрих» и «Корморан» отправились через Тихий океан к берегам Чили, где должны были встретиться с ушедшим в июне к побережью Мексики «Лейпцигом» и находившимся в Аргентине крейсером «Дрезден», а «Эмден» получил разрешение на одиночное рейдерство в Индийском океане. В сентябре немецкие крейсера нанесли несколько «визитов вежливости» во французские и британские островные колонии, уничтожая радиостанции и угольные склады, в начале октября у острова Пасхи к эскадре присоединились «Лейпциг» и «Дрезден», к 1 ноября эскадра Шпее достигла побережья Чили, где и встретила своего первого серьезного противника.

Основные силы флотов Антанты на Тихом океане к началу войны были представлены в основном устаревшими британскими кораблями — броненосцами либо броненосными крейсерами постройки начала XX века, плюс парой русских и французских крейсеров. Япония, вступившая в войну на стороне Антанты 23 августа, располагала четырьмя вполне современными броненосными крейсерами и турбинным линейным крейсером «Конго», но они были задействованы на охране коммуникаций в северном полушарье, поскольку там в августе видели «Лейпциг», а на Гавайи заходил за углем «Нюрнберг», а основные силы японского флота ушли к Циндао и на захват германских колоний в Микронезии и Марианских островов. Островами же занимался и линейный крейсер «Австралия» — единственный современный британский корабль на Тихом океане. В результате, когда в конце октября немецкие корабли обнаружились у побережья Чили, к ним навстречу двинулись только стоявшие на Фолклендских островах броненосные крейсера контр-адмирала Крэдока «Гуд Хоуп» и «Монмут» с легким крейсером «Глазго» — корабли устаревшие, укомплектованные резервистами и уступавшие немецким крейсерам и по скорости хода, и по вооружению[6], и по качеству подготовки экипажей. Результат столкновения у мыса Коронель 1 ноября 1914 года был предопределен — в результате часового боя «Гуд Хоуп» был потоплен, а «Монмут» тяжело поврежден, попытался скрыться но его догнал и торпедировал «Нюрнберг», «Глазго», не получивший повреждений, смог оторваться и уйти. Британцы потеряли 1654 человека (оба крейсера погибли со всем экипажем), немцы — двух человек ранеными.

Разгром у Коронеля вызвал немедленную реакцию Адмиралтейства — на перехват эскадры Шпее были брошены два линейных крейсера из метрополии, три броненосных крейсера (два однотипных «Монмуту» и один более современный), 7 декабря британские силы дошли до Порт-Стэнли и с утра 8 числа начали погрузку угля, переборку машин и прочие подготовительные мероприятия. Германская эскадра тем ременем миновала мыс Горн и решила по пути обстрелять британскую базу на Фолклендских островах — Порт-Стэнли, куда и подошла утром 8 декабря. Сюрприз был полный и обоюдный — англичане только начали грузить уголь на линейные крейсеры, немцы не ожидали встретить на Фольклендах крупных вражеских кораблей вообще. Но теперь превосходство в огневой мощи и скорости было на стороне англичан, хотя по качеству подготовки немцы все еще были впереди, так что результат боя снова был очевиден — погоня и бой продолжались больше десяти часов, но из пяти германских кораблей уйти удалось только «Дрездену» (его британцы поймали и вынудили затопиться только 14 марта 1915 года), остальные четыре корабля погибли почти со всеми командами, погиб и адмирал Шпее.

1915[править]

Западный фронт[править]

« От Альп неподвижных до Па-де-Кале
Как будто дорога бежит по земле;
Протянута лентой бесцветной и плоской,
Прорезала Францию узкой полоской.
»
— Валерий Брюсов, «Западный фронт»

Позиционный тупик. К началу 1915 года на франко-германском фронте окончательно оформился позиционный тупик, но это вовсе не означало прекращения боевых действий — союзники еще в начале года поставили своей главной целью срезание так называемого Нуайонского выступа — наиболее близкого к Парижу участка фронта, причем при планировании удара они не мелочились: срезать фронт планировалось ударами от Реймса и Арраса. Целью французов номер два был Сен-Миельский выступ, оставшийся с осенней попытки немцев взять Верден. Германское командование в свою очередь крупных наступлений на западе не планировало, за исключением весенней попытки все-таки захватить Ипр.

Первые попытки наступать в Шампани и Артуа союзники предприняли еще в середине декабря 1914 года, но прорвать германские позиции не удалось. Сказывалась и усталость войск, которых жизнь и довоенные маневры не готовили к многомесячным боям, и нехватка боеприпасов — в ситуации, когда в день на орудие выделялось по 10-20 снарядов о реализации идеи «артиллерия разрушает — пехота занимает» не могло быть и речи, так что к концу января наступление было приостановлено. Впрочем, и у немцев с боеприпасами не задалось — трёхмесячный блицкриг и по ту сторону фронта не оправдался.

16 февраля, после трехдневной артподготовки французы возобновили наступление в районе Реймса — и вновь оказались не в состоянии прорвать даже первую полосу обороны немцев, несмотря на двухкратное превосходство в силах и концентрацию артиллерии, месяц боев привел только к значительным потерям. 7 марта удар севернее Арраса нанесли англичане, но и они, начав за здравие (мощный, быстрый удар при подавляющим превосходстве в силах и после получасового огневого налета позволил им прорвать первую линию обороны и занять деревню Нев-Шапель) в промедлили с развитием успеха и завязли в позиционных боях. 5 апреля французы атаковали Сен-Миельский выступ, но снова завязли в немецкой обороне. Немцы же, убедившись в устойчивости своих позиций, с конца февраля начали переброску войск на восточный фронт.

22 апреля началась уже немецкая частная операция по срезанию выступа фронта в районе Ипра. Наступление началось с использования военной новинки — газобаллонной химической атаки. Газовая атака и вызванная ей паника обеспечили прорыв фронта, но теперь уже немцы, сами не ожидавшие такого результата, не смогли развить успех, а союзники спешно подтянули к месту атаки резервы и дальнейшие попытки немцев продолжить наступление уперлись в прочную оборону, а уж когда союзники сумели разработать фильтрующие, а затем и изолирующие противогазы, газовые атаки превратились, в большей мере, в изматывающий фактор, чем в реальное оружие массового поражения.

К началу мая союзники подготовились к новому наступлению — теперь французская армия наносила удар из района Арраса, а британцы — с отвоеванного в марте участка территории у Нев-Шапель. Вновь были собраны мощная пехотная группировка и артиллерийский кулак — и вновь французы сами нивелировали свое преимущество шестидневной (3-8 мая) артподготовкой, 9 мая армейский корпус генерала Петэна лихо проскочил четыре километра «лунного пейзажа» и уперся во вторую линию германской обороны, безуспешные попытки прорвать которую продолжались до 15 мая, англичане, также начавшие наступление 9 мая, застряли уже на первой линии обороны и 25 мая отказались продолжать наступление. 13-18 июня французская атака повторилась — вновь три дня артподготовки и три дня продвижения по разрушенной передовой и попыток прорвать вторую линию обороны. Итог полутора месяцев боев — продвижение на 4 километра у французов и на 900 метров у англичан, несколько миллионов израсходованных снарядов, полтораста тысяч убитых и раненых.

Воздушная война. Позиционный тупик на земле стал одним из факторов, подтолкнувших развитие авиации — если в 1914 году основная масса аэропланов все-еще была многоцелевыми машинами, использовавшимися и для разведки, и для сброса бомб и флешеттов, и, если под рукой имелся бесхозный пулемет, а конструкция позволяла — как импровизированный истребитель, то в 1915 уже появились специализированные самолеты-истребители. Первым, кто установил на самолет неподвижный пулемет, стреляющий через винт, и опробовал машину в бою, стал французский летчик Ролан Гарро(с), но его «Моран-парасоль» еще не имел полноценного синхронизатора и для предотвращения повреждения пропеллера своими же пулями на винт были установлены специальные металлические отражатели. А летом 1915 в воздух поднялся самолет «Фоккер Е1», первый истребитель, оснащенный пулеметом с синхронизатором[7]. Оснащенные синхронизаторами «Фоккеры», несмотря на относительную малочисленность, стали настоящим кошмаром для авиации Антанты в 1915, уравновесить ситуацию союзникам удалось лишь год спустя.

Для атак на тыловые объекты немцы активно применяли дирижабли. 19 января 1915 года был совершен первый налет на территорию Великобритании — цеппелины атаковали Ярмут, 31 мая 1915 года был осуществлен первый воздушный налет на Лондон — цеппелин LZ-38 сбросил на британскую столицу несколько бомб, а самый удачный налет состоялся 8 сентября 1915 года, когда L-13 сбросил на Лондон несколько 100-кг бомб и особо мощную 300-кг бомбу. Но дирижабли все-таки показали себя техникой достаточно уязвимой и зависимой от погоды.

Активное использование самолетов и цеппелинов потянуло за собой развитие средств ПВО. Нельзя сказать, что зенитки не разрабатывались до войны — в Германии была создана и испытана 77-мм противоаэростатная пушка Круппа на автомобильном шасси, в России — 76-мм зенитка Лендера, в Англии и Франции разрабатывались зенитки на базе полевых пушек — британской 13-фунтовой и французской 75-мм 1897 года, почти сразу пошла в дело 37-мм автоматическая пушка Максима (причем и у англичан, и у немцев) и пулеметы того же Максима (российский обр. 1910, германский MG 08, британский Виккерс), но… С началом войны оказалось, что средств ПВО не хватает всем и везде, так что в дело пошли паллиативы, например, специальные позиции-горки для полевых пушек, позволяющие стрелять с большим углом возвышения, установка на зенитные лафеты стволов старых, сданных в резерв пушек (тут отметились немцы, переделавшие в зенитки несколько сотен 9-см[8] полевых пушек 1873 года и часть трофейных русских и французских трехдюймовок), «озеничивание» морских пушек и так далее. Началась разработка специальных разрывных и зажигательных пуль и снарядов.

Доггер-банка. 23 января 1915 года германские линейные крейсера отправились в третий поход к английским берегам, но если первый выход для них прошел безнаказанно, а в ходе второго встреча с британским флотом едва не состоялась, то третий раз эскадры адмиралов Хиппера и Битти все-таки встретились. Соотношение сил в ходе первого линейного боя было сильно не в пользу немцев — их эскадра состояла всего из трех линейных крейсеров и броненосного крейсера «Блюхер», тогда как англичане вывели в бой пять линейных крейсеров, три из которых были оснащены новыми 343-мм орудиями. Как и у Фольклендов, немцы после обнаружения противника начали отход, англичане бросились в погоню. Но вот в ходе боя у англичан возникли проблемы — артиллеристы пяти британских кораблей запутались в распределении целей, в итоге англичанам удалось тяжело повредить флагманский германский линейный крейсер «Зейдлиц» и потопить броненосный крейсер «Блюхер», но и британский флагман «Лайон» нахватался снарядов, потерял ход и средства связи, а остальные корабли оставлять флагмана не решились и вместо преследования уходящих немцев занялись добиванием и без того тонущего «Блюхера». Поражение заставило германский флот отказаться от рейдов надводных сил, но способствовало улучшению дела с боевой живучестью — пожар в погребах «Зейдлица», итогом которого только чудом не стала гибель корабля, заставил немцев изменить систему подачи боеприпасов, а вот британцы, которым в этом бою «золотой снаряд» не прилетел, остались в неведении относительно изъянов конструкции своих крейсеров.


  • Дарданелльский фронт: Англия и Франция пытаются захватить подступы к проливу Дарданеллы путем высадки десанта. Но далеко продвинуться десант не сумел, во многом потому что флот не мог оказывать ему серьезную помощь из-за угрозы мин и подводных лодок, что не было предусмотрено заранее. В конце года десант был эвакуирован.
  • Кавказский фронт: постепенное наступление России в направлении на Трапезунд, Эрзерум и Ван. Так или иначе, это был явно тревожный звонок для Российской империи: если у турок отжать проливы было ещё реально, то у британцев — поди отбери!
  • Салоникский фронт: провал Дарданелльской операции сделал вероятным вступление Греции в войну на стороне Германии. Чтобы этого не допустить, Антанта сама… «принудила ее к миру», высадив там войска и открыв еще один фронт, якобы в помощь Сербии — но та к этому моменту уже была разгромлена.
  • Восточный фронт: перебросив значительные силы с Западного фронта, немцы начали глобальное наступление на Востоке, которое было остановлено лишь к концу года на линии Западная Двина — Пинск — Дубно — Тернополь.
  • Итальянский фронт: Италия до 1914 числилась в союзе с Германией, но вступать в войну не стала. Более того, в 1915 она выступила на сторон Антанты. Фронт, проходивший по ее границе с Австро-Венгрией, так там и стоял до конца войны — о чем говорит хотя бы название одного из сражений: 12-я битва на реке Изонцо. Итальянские войска были вооружены исключительно плохо, и "гранаты работают 50/50" - это про них. Известны случаи когда одну и ту же гранату перекидывали из окопа в окоп, раз за разом, и она иногда даже взрывалась, такая вот итальянская рулетка.

1916[править]

  • Западный фронт: найти средство прорыва позиционного фронта пока не удавалось (ну тупыыеее...(с)). Вместо этого было предложено просто устраивать «размен фигур»[9], как в шахматах, в расчете на то, что резервы у Германии иссякнут раньше. Сражения превращались в тупые «мясорубки». Крупнейшими из них в 1916 были Сомма (где английская армия пыталась наступать на германцев) и Верден, где уже немцы непонятно зачем[10] штурмовали мощную крепость французов (кстати впервые применив огнеметы).
  • На Сомме в сентябре были впервые применены английские танки[11]. Они смогли продвинуться на 5 км — ровно на столько же, на сколько пехота продвинулась за 3 месяца боёв.
  • На море состоялось единственное за войну генеральное сражение — Ютландское. Обе стороны объявили о своей победе: Германия — в связи со значительными потерями английского флота, а Великобритания — в связи с явной неспособностью флота Германии прорвать британскую блокаду. И то, и другое — правда.
  • Восточный фронт: знаменитый Брусиловский прорыв. Знаменитым его сделали большевики, в честь того, что генерал Брусилов перешёл к ним на службу. А с прорывом ситуация такая:
    • Планировалось одновременное наступление Западного и Юго-Западного фронтов, правда главный удар должен был наносить первый, а Брусилов изначально должен был лишь поддержать соседей.
    • Командующий Юго-Западным фронтом Брусилов просто «спустил» приказ в подчиненные армии, не делая даже попытки концентрации сил и фактически самоустранившись от подготовки операции. Каждая из 4 его армий вела своё наступление. По другой версии план Брусилова и заключался в нескольких одновременных ударах, с целью сбить врага с толку и замаскировать направление главного удара (а именно удар на Луцк-Ковель, который осуществляла наиболее сильная 8-я армия), тем более, что Ставка в своей Директиве отделалась лишь самыми общими целями. Ну, в общем дело было так: в районе прорыва была проведена тщательная разведка, операция отрабатывалась и готовилась самым тщательным образом, в район прорыва доставили двукратно превосходящее противника число военных и просто дофигища тяжелой артиллерии, которая начала молотить по расписанию. Что до Брусилова, то ввиду вышесказанного ему по всей видимости оставалось только не мешать подчиненным работать, а вместо этого заняться боксом по переписке со штабом, где его императорское величество внезапно решил поменять план наступления в последний момент, и если бы ему это удалось, то никакого прорыва бы не было.
    • Изначально успехом завершился только удар 8-й армии ген. Каледина, благодаря тому что им противостоял в основном венгерский гонвед (ополчение). Прочие армии мало чего добились, а наступление Западного фронта вообще не началось. Правда прямой вины самого Брусилова в бездействии ЗФ нет, а 9-я армия ген. Лечицкого добилась успехов, как минимум, не меньших, чем 8-я, на пинках вынеся 7-ю армию Австро-Венгрии и заняв большую часть Буковины. В результате австрийцы и немцы перебросили на австро-венгерский фронт почти столько же дивизий, сколько там было к началу русского наступления, поснимав войска отовсюду откуда только было возможно.
      • Впрочем, часть исследователей[12] резонно вменяет Брусилову в вину его исключительное упрямство во время Ковельской операции. Даже когда стало очевидно, что Ковель взять невозможно, Брусилов продолжал наступать именно на него, что привело к значительным потерям (например только-только оправившаяся от потерь гвардия почти целиком легла в Припятских болотах), даже после прямого указания Ставки перенести направление удара южнее, где как раз развивалось успешное наступление 11-й и 7-й армий. И хотя Брусилова отчасти можно понять (Ковель был крупным узлом коммуникаций), но в итоге именно это упорство привело к тому, что наступление заглохло окончательно.
    • Хотя армия Австро-Венгрии в очередной раз «чуть-чуть не развалилась», но ведь чуть-чуть не считается… С другой стороны Брусилову удалось двинуть свой фронт на 80-120 километров разом на всём протяжении фронта — то есть порядка 400(!) километров. Для сравнения под Соммой союзники, понеся сопоставимые потери, продвинулись лишь на 10 километров вглубь при ширине прорыва 35 километров, а «выдающиеся успехи» Западного и Северного фронтов как-то даже и вспоминать неудобно[13].. Хотя с Северным всё и так ясно – им командовал Куропаткин.
  • Кавказский фронт: армия Юденича взяла крепость Эрзурум и вышла к Трапезунду и в долину Евфрата. Черноморский флот под руководством Колчака провел ряд десантов на турецкое побережье.
  • Арабские восстания, подготовленные английским представителем капитаном Лоуренсом, еще больше ослабили турок.

1917[править]

  • Февральская революция в России фактически вывела страну из войны. Июньское наступление провалилось, так как армия просто не хотела воевать. Не помогло даже назначение Брусилова главкомом. Германия воспользовалась нашим бардаком, захватив Моонзундский архипелаг.
  • Вслед за Россией начинает понемногу разваливаться Австро-Венгрия: фактически единственным связующим звеном двуединой империи был Франц-Иосиф, умерший в 1916 году.
  • Британцы перехватили германскую телеграмму с предложением Мексике союза против США и предали её гласности. Т. н. «депеша Циммермана», тогдашнего министра иностранных дел Германии, стала поводом для вступления США в апреле в войну. За ними следует масса латиноамериканской мелочи типа Кубы и Гондураса.
  • Западный фронт: провалилось наступление французов («мясорубка Нивеля»). Англичане в ходе 4-месячной «3-й битвы под Ипром» смогли продвинуться максимум на 10 км, несмотря на массовое применение танков. Наступление французов у Камбре (ноябрь) сначала шло успешно, но контрудар немцев отбросил союзников на исходные позиции.
  • В Палестине союзники продолжили наступление и в конце года взяли Иерусалим.

1918[править]

  • «Брестский мир» официально вывел Советскую Россию из войны. Немцы смогли перебросить свои войска на запад. После такого мира в России мировая война сменилась гражданской. Для немцев же Брестский мир подложил огромную свинью: рассчитывая поправить положение с ресурсами и продовольствием за счёт новообретённых территорий, огромное количество войск, которые могли отправиться на Западный Фронт, осталось выбивать из местного населения млеко-яйки. И не сказать, что продовольственная проблема в Германии была решена...
  • «Весеннее наступление» — последний шанс Германии вернуть стратегическую инициативу. Помимо наконец-то поступивших в распоряжение командования резервов с Востока, ставка делалась на StossTruppen — ударные части, сформированные из отборных солдат и применявшие «тактику просачивания» (АКА «тактика боевых групп») для прорыва позиционной обороны. В результате немцы прорвали фронт на участке 70 км и продвинулись на 60. Но для разгрома союзников этого было недостаточно, тем более что к ним уже присоединились и американцы. Наступление было остановлено.
  • Ответное наступление союзников в конце концов привело к завершению войны: перемирие было подписано 11 ноября 1918 г.

Последствия Первой мировой войны[править]

« Это не мир, это перемирие на 20 лет!.. »
— Маршал Фош о Версальском мирном договоре. Как в воду глядел
« Германия охладите траханье. Германия попала на огромные бабки. Германию можно унижать сколько влезет »
— суть Версальского договора простыми словами
  • Германия, бывшая до войны одним из лидеров мирового промышленного развития и мировым военным лидером, лишилась всех колоний, части своей территории, промышленности, армии, впала в длительный экономический кризис и, как следствие, вскоре возжелала всеобъемлющего реванша. Выкатываться из кризиса с гиперинфляцией и бунтами пришлось с проблемами, для чего умные люди придумали следующее: так как Германии запрещено производить очень многие вещи (свободный рынок! конкуренция! ага, щас), Германия будет производить их зарубежом по своим технологиям и чертежам, что повлекло за собой немецко-советское сотрудничество, причем это было ещё ДО Гитлера, советы надеялись что в Веймарской республике победят коммунисты, однако благодаря Розе Люксембург и её ставки на социал-демократов, а также из-за того что Польша стронг, в стране подарившей миру Маркса к власти пришли правоконсервативные силы на волне реваншизма, квасного патриотизма и стильного дизайна.
  • Великобритания, бывшая до войны главным мировым кредитором, влезла в серьезные долги, оказалась не в состоянии содержать огромный флот и начала плавное перемещение из самой великой из великих держав просто в державы. Бабки она торчала США, см. ниже.
  • Франция, понесшая в годы войны огромные людские и материальные потери, также оказалась в должниках и с целым поколением морально травмированных граждан (см. Верденская мясорубка, Ремарк и Дж. Р. Р. "я тонул в грязипри Сомме" Толкин). Через 20 лет это приведёт к тому, что вторая по силе армия Европы, столкнувшись с гитлеровцами, позорнейшим образом сольётся менее чем за 2 месяца - "лишь бы не было войны".
  • США, пользуясь тремя годами благожелательного к Антанте нейтралитета, здорово продвинулись в промышленном развитии, выйдя на первое место в мире, но активно участвовать в новой системе международных отношений отказались. Пока отказались. Тем более, что вскоре стало как-то не до Европы. Зато с удовольствием раздала кредитов всем желающим и начала собирать сливки.
  • Италия, не получившая от войны запланированных выгод, затаила добро на бывших союзников и вскоре начала наводить мосты с Германией. При этом очень интересна личность Муссолини, который начал с того что всеми силами косил от армии, пописывал статейки в социалистические газеты и ныкался от ареста в Швейцарии, где наслушался умных людей (а в то время там было много умных людей, которые ныкались от своих правительств) и проникся, но решил сделать по своему. В итоге попал в армию, офигел от творящегося там бардака и решил быстро, решительно с ним покончить. Стал дуче и покончил. По словам немцев, был ещё тем союзничком, на тему чего есть даже анекдот: "мой фюрер, италия вступила в войну!" - "шайзе, отправьте против них дивизию" - "мой фюрер, италия на нашей стороне" - "химмельхеррготт, пошлите им на помощь две дивизии".
  • Япония. Вот уж кто-кто, а именно эта нация стала Ъ-победителем в Мировой войне, забрав себе все немецкие колонии на Тихом Океане и в Китае[14], и начав теснить и без того сброшенную с пьедестала владычицы морей Британскую Империю в гонке за превосходство на море. Естественно, из Лондона и особенно Вашингтона на самурайскую наглость смотрели, как минимум, с тревогой, поэтому японцы тоже начали наводить мосты с Германией.
  • Россия, по итогам внутренней смуты превратившаяся в РСФСР, а потом в СССР, начала встраиваться в систему международных отношений «с чистого листа». С переменным успехом. Например, занятная история приключилась с Гилянской советской республикой - мало кто знает, но совиет арми надрала задницу британцам и вышибла их из Персии, после чего начали там строить коммунизм. Британия офигела и потребовала это прекратить. Советы прекратили - в обмен на допуск к международным отношениям.
    • Независимость от России получили Польша и Финляндия, а также Эстония-Латвия-Литва. Последним не повезло стать антибольшевистским «санитарным кордоном», без возможности продавать хоть какие-то товары в новообразованный СССР: заводы массово скупили на металлолом британцы, а оставшиеся полукустарные товары в Европе никому не сдались, отчего балтийские республики держали рекордные показатели нищеты среди населения. Что интересно, после того как их втащили в СССР, им построили и заводы и электростанции. А после парада суверенитетов они опять всё про... этосамое. Ну ничему история их не учит.
  • Австро-Венгерская империя просто и незатейливо развалилась на составные части, из которых независимыми государствами стали три: Австрия, Венгрия и Чехословакия. Часть территорий получили Польша, Румыния, Италия и свежеобразованная (во главе с Сербией, поначалу как Королевство сербов, хорватов и словенцев) Югославия. Австрия практически сразу же попыталась объединиться с Германией на правах федеральной земли, но получила жёсткий отказ от Антанты и в итоге постепенно фашизировалась, вплоть до закономерного аншлюса Третьим Рейхом в 1938 году. Венгрия превратилась в полуфашистское королевство без короля, возглавляемое адмиралом без флота, и через 20 лет вошла в союз с Германией. Чехословакия же поначалу бурно развивалась промышленно и культурно, однако уже к середине 30-х оказалась перед огромной, развитой, злой и желавшей реванша Германией, как овца перед волком.
  • Османская империя тоже развалилась. А бывший турецкий султан вскоре утерял и титул халифа. После его отречения титул достался шерифу Мекки, но и он не смог удержать этот титул, потеряв его на следующий год по причине очередного восстания ваххабитов, которое на этот раз увенчалось полным успехом, так как турок, прежде не раз давивших эти восстания, там уже не было. Так с тех пор халифа у мусульман и нет. Греки оккупировали Константинополь и половину Анатолии. От полного исчезновения турецкое государство спас молодой офицер Кемаль-паша (и ещё немного — Советская Россия). Итогом его деятельности стала новая светская Турция, какой мы её знаем.
    • Кемаль кстати говоря задвинул примерно ту же тему что и Сунь Ятсен в Китае, с упором на национализм строить страну социальной справедливости. В отличие от Муссолини и Гитлера сделал ставку на просвященную конституционную республику с верхненством народа, а не на "айн фолк, айн рейх, айн фюрер". Все попытки сделать подобное в разных странах в последствии приводили к появлению там протофашистов, так как консерваторы были против.
  • Румыния. Почти не прилагая усилий пооткусывала себе кучу сочных кусков со всех сторон, умудрившись лихо переобуться в полёте. После войны жила... красиво. Некоторое время, пока там не пришли к власти фашисты.
  • Вне политической географии:
    • Во всех европейских государствах произошло размывание старой сословной структуры армий: если до войны, за редкими исключениями, армия делилась на аристократов-офицеров и нижних чинов, то во время войны на офицерские должности начали массово выходить не-аристократы. По причине распространения снайперов - аристократы стали тупо заканчиваться.
    • Одновременно возросли требования и к уровню образования солдат: если стрелять из винтовки и бежать в атаку мог и крестьянин с тремя классами и двумя коридорами церковно-приходской, то управлять автомобилем или танком (и уж тем более самолётом) мог только технически подкованный человек.
    • Из неочевидных — коренной перелом в сторону равноправия женщин произошёл именно в во время 1-й мировой. Это если не считать вклада будущего Советского Союза, появившегося тоже не без помощи этого конфликта.
    • Крушение старой цивилизации произвело и революцию в дипломатии. Если кратко, то произошёл слом старой «Венской» системы международных отношений («Старайся быть втроём, пока миром правит неустойчивое равновесие пяти держав» © Бисмарк), что повлекло за собой возникновение теории международных отношений как научной дисциплины[15]. Первой по-настоящему оформившейся теорией был политический либерализм, чьи последователи в лице того же Вильсона топили за мир во всём мире и централизованное руководство над всеми Великими державами, а на баланс сил и прочие черты довоенной дипломатии смотрели если не как на злое зло, то уж точно, как на зашквар. Отсюда и растут ноги у Лиги Наций, попытки поставить войны и насильственные изменения территорий вне закона, принятие и, как апофеоз этих тенденций, пакта Бриана–Келлога, заставляющих нижеподписавшихся вообще отказаться от войн как от инструмента внешней политики, [16][17]. Оно и понятно — любителей повторить новую масштабную мясорубку среди крупных политиков особо не находилось[18]. Хватило, естественно, ненадолго, но это уже совсем другая история.

Факты[править]

  • Первым российским героем войны стал казак Козьма Крючков, зарубивший в бою 11 немцев. Дело было в Восточной Пруссии, в 1-й армии Ренненкампфа. Герой-казак получил Георгиевский крест и… отпуск на Родину, так что дальше воевали уже без него. Хуже того, злые языки клевещут, что в герои он попал благодаря своему сотенному командиру, а реально была обычная суматошная стычка конных разъездов, когда никто даже после боя не может сказать, что там, собственно, происходило и сколько немцев было действительно убито. Как бы то ни было, Козьма честно служил до конца войны, дослужился до подхорунжего (типа нынешнего прапорщика). Погиб в 1919, воюя в рядах Войска Донского против большевиков.
  • Известная байка о том, что «безоглядное наступление Самсонова погубило 2-ю армию, но спасло Париж» верна лишь отчасти.
    • Возможность потери Восточной Пруссии была заложена в План Шлиффена. Все силы стягивались на запад. Но в 1914 г. слабовольный кайзер, после победы 1-й армии Ренненкампфа под Гумбинненом, наплевал на план и послал с Запада на Восток 2 корпуса. Так что за спасение Парижа если кого и воспевать, так Ренненкампфа…
    • Самое глупое, что с запада войска снимались в момент, когда каждый солдат был на счету (начало битвы на Марне), а в Восточную Пруссию они прибыли, когда там всё было кончено. Вместо того чтобы драться хоть где-нибудь, 4 дивизии на поезде катались.
    • Разгром Самсонова не был предопределён. В одиночку и 1-я и 2-я армия русских почти не уступали 8-й армии немцев. «Углубился в прусскую территорию, где немцам каждый камушек помогал» Самсонов аж на целых 30 км, то есть один переход (смотрим на карту — от Танненберга до тогдашней границы даже меньше). Шел вслепую, не ведя разведки (ибо ни линейную, ни казачью конницу этому не учили) — это, конечно, плохо, но Париж тут ни при чём. Ренненкампф не поддержал — козёл, конечно, но и у него свои резоны были: считалось, что немцы бегут к Кенигсбергу, а Самсонов обходит их с юга. 1-я армия и притормозила, чтобы не «вытолкнуть» противника из «котла» раньше времени. А реальную обстановку однополчане Козьмы Крючкова так и не прояснили.
    • Ну и вишенка на торте — связь между армиями и приказы отдавались через телеграф в открытую. Без шифровки от слова «совсем». Почему? Пагубный опыт предыдущих войн: в русско-турецкую 1877-78 турки телеграфом пользоваться не умели, а в русско-японскую каждый использовал свою сеть. Здесь же неподготовленность к обязательной передаче шифрованных данных (противник-то технически подкованный) вышла боком.
    • Столь же пагубное воздействие на реализацию Плана Шлиффена оказали:
      • Нерешительность фон Мольтке Младшего. Фактически, все его изменения, внесённые в план после ухода Шлиффена в отставку, были осторожными и оборонительными: вместо усиления правого фланга, в задачи которого входили охват, окружение и разгром французских сил, новые силы направлялись на левый, прикрывавший территории Германии. А ведь по легенде, последними словами Шлиффена были «Укреплять только правый фланг».
      • Неожиданно долгое сопротивление бельгийцев у Антверпена (задержали там 2 немецких корпуса)
      • Осада французской крепости Мобеж (1 корпус). Вообще-то по плану для этого предназначались эрзац-резервные дивизии (резервы 2-й очереди), но они так и не были сформированы.
      • Активные действия гарнизона крепости Верден (отвлечен ещё 1 корпус).
      • Незапланированно успешное наступление 6 и 7 немецких армий в Лотарингии (планировалось перебросить от них на заходящий фланг до 7 дивизий, но не вышло)
  • 26 августа 1914 российский летчик Пётр Нестеров совершил первый воздушный таран. Погиб сам и прихватил с собой австрийских пилотов. Пойти на этот самоубийственный шаг его заставило отсутствие оружия на русских самолётах. Характерно, что менее чем через месяц французы откроют счёт сбитым самолетам. Успеха добьётся двухместный «Вуазен-3» с наблюдателем-пулемётчиком в передней кабине. Что характерно, этот самолёт выпускался по лицензии и в России, но присобачить на него пулемёт наши кулибины не сообразили[19]. И дальше пришлось отдуваться французам.
    • Справедливости ради: Нестерову просто не повезло. Идея таранной атаки была отнюдь не самоубийственной и созрела у него ещё до войны: ударом шасси сломать крыло противника — после чего в худшем случае грозила посадка «на брюхо». Но в реале шасси застряло в сломанном крыле гораздо более тяжёлого самолета противника…
  • 1 апреля 1915 года Роллан Гаррос, человек и стадион, впервые сбил самолёт противника из пулемёта, стреляющего «сквозь винт». На лопасти винта были установлены стальные накладки, отражавшие пули. Это безобразие использовалось ещё полгода, пока немец Фоккер не придумал нормальный синхронизатор.
  • Тягловых животных в Германии не хватало настолько, что для тяжёлых работ из зоопарка Гамбурга привезли на фронт даже слона.
  • «Марнское такси». В начале сентября 1914 6-я французская армия наносила контрудар от Парижа по правому флангу немцев. Чтобы ускорить выдвижение войск, комендант Парижа ген. Галлиени приказал, наплевав по случаю войны на священную частную собственность™, реквизировать все такси[20] и использовать их для доставки пехоты на фронт. Всего было перевезено 2 полка (1 бригада), остальных доставили по железной дороге. Однако «Марнские такси» символизируют решимость французов остановить немецкое наступление. И потом, это был тот случай, когда «промедление смерти подобно» © В. И. Ленин. Немцы тоже бросили к месту контрудара два корпуса, но они просто не успели, так как шли пешком.
  • Последние репарации Германия выплатила только в 2010 году. Греция, правда, утверждает, что ей остались должны.
    • Стоит учесть, что в 1933—1990 выплат не было: сперва понятно почему, а затем правительство ФРГ попросило отсрочку до воссоединения и таки получило. Так что без того самого «сперва» был реальный шанс полностью расплатиться уже к 1953 году.

Что там было[править]

Сухопутные войска
Авиация
  • Аэропланы-этажерки
  • Цеппелины
Флот
  • Линкоры.
  • Линейные крейсера.
  • Эсминцы, они же torperdo-boat destroyers, которые потом превратились в torpedo-boat, submarine and airplane destoyers.
  • Москитный флот (английские и итальянские торпедные катера).
  • Подводные лодки.
  • Крейсерская война — исключительно со стороны Германии.
  • Гидроавианосцы — самолётам, взлетевшим с них, приходилось садиться на воду или на берегу.
  • Первые нормальные авианосцы (английский Argus).

Где встречается[править]

Литература[править]

(Внимание! У нас викия массового искусства. Помещайте здесь только художественные произведения!)

  • В. Катаев, «Юношеский роман».
  • Ф. Сологуб, «Правда сердца».
  • В. Пикуль, «Моонзунд».
  • С. Сергеев-Ценский, «Брусиловский прорыв».
  • К. Федин, «Города и годы» — о жизни в Германии русского подданного, интернированного во время войны.
  • М. Шолохов, «Тихий Дон».
  • Анри Барбюс, «Огонь».
  • Я. Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка».
  • Р. Киплинг, цикл «Эпитафии войны».
  • Дж. Маккрей, «На полях Фландрии».
  • Стихи Уилфреда Оуэна.
  • Томас Эдвард Лоуренс, «Семь столпов мудрости». Со скрипом, потому как мемуары, но изрядно охудожествененные.
  • Ричард Олдингтон, «Смерть героя».
  • Эрих Мария Ремарк, «На западном фронте без перемен», «Возвращение».
  • Луи-Фердинанд Селин, «Путешествие на край ночи».
  • Эрнест Хемингуэй, «Прощай, оружие».
  • Эрнст Юнгер, «В стальных грозах».
  • А. Толстой, «Хождение по мукам».
  • Арнольд Цвейг, «Спор об унтере Грише».
  • Джон Дос Пассос, «Три солдата».
  • Борис Акунин, декалогия «Смерть на брудершафт» целиком. А случилась ПМВ потому, что Эраст Фандорин так и не смог приступить к расследованию сараевского убийства по причинам форс-мажорного характера (голову прострелили) в финале «Чёрного города». Протагонисты обеих эпопей встречаются под конец ПМВ в романе «Не прощаюсь».
  • Роберт Хайнлайн «Достаточно времени для любви» (финальная повесть романа) и «Уплыть за закат» — 1910-е с точки зрения американца (в том числе и попаданца из будущего).
  • Мате Залка, «Добердо».
  • Логика позиционного противостояния в Первую Мировую (но на технике, характерной для Второй Мировой) полностью использована в романе А. Лазарчука "Опоздавшие к лету" (часть "Мост Ватерлоо").

Кино[править]

  • «Ангелы Ада» фильм 1930 года Говарда Хьюза (про съёмки этого фильма снят фильм с Ди Каприо «Авиатор)»
  • «Canis Belli» («Боевой пёс»)
  • «На Западном фронте без перемен» (США, 1930)
  • «Мой мальчик Джон» (США, 1944).
  • «Тропы славы» (США, 1957).
  • «Лоуренс Аравийский» (Великобритания, 1962).
  • «Асы в небе» (Великобритания, 1976).
  • «Галлиполи» (Австралия, 1981).
  • «Моонзунд» (СССР, 1987)
  • «Битва на Сомме» (Великобритания, 1999)
  • «Долгая помолвка» (Франция, 2004).
  • «Эскадрилья „Лафайет“» (США, 2006).
  • «Гнездо жаворонка» (2007)
  • «Красный Барон» (Германия, 2008).
  • «Пашендаль: Последний бой» (Канада, 2008).
  • «Святой Георгий убивает змия» (Сербия, 2009)
  • «Ниже холма» (Австралия, 2010).
  • «Боевой конь» (США, 2011).
  • «Раны войны» (Австралия, 2013).
  • «Искатель воды» (Австралия,2014).
  • «Батальон» (Россия, 2015).
  • «Галлиполи» (Австралия, 2015)
  • «Герой» (Россия, 2016)
  • «Обещание» (США, 2016)
  • «Прощай, Кристофер Робин» (Великобритания, 2017).
  • «1917» (Великобритания, 2019).
  • «Толкин» (США, 2019).

Видеоигры[править]

  • Red Baron — классика.
  • Война в небе – 1917 — с современной графикой.
  • Company of Heroes: The Great War 1918. Весьма качественная модификация к Tales of Valor.
  • Battlefield 1.
  • Verdun и Tannenberg.
  • Valiant hearts the great war.
  • Necrovision.
  • «Антанта».
  • Поздние сценарии в Paradox’овских «Виктория» и «Виктория II». Во второй игре, впрочем, сценарий 1914 года отсутствует, но при обычной игре Первая Мировая практически неизбежно происходит в конце XIX-начале XX веков благодаря системе международных кризисов
  • А также замечательный мод к парадоксовской же HOI 4 — «Great War»

Музыка[править]

  • Шведская рок-группа Sabaton посвятила Великой войне одноимённый альбом — «The Great War»:
    • «The Future of Warfare» — про танковую атаку на Сомме.
    • «Seven Pillars of Wisdom» — о диверсионной деятельности Лоуренса Аравийского.
    • «82nd All the Way» — про подвиг сержанта Йорка во время Мёз-Аргоннского наступления.
    • «Attack of the Dead Men» — об обороне Осовца и «Атаке Мертвецов».
    • «Devil Dogs» — про корпус морпехов США в битве при Белло-Вуд.
    • «The Red Baron» — о лётчике-истребителе Манфреде фон Рихтгофене.
    • «The Great War» — окопный кошмар и мясорубка глазами простого человека.
    • «A Ghost in Trenches» — о Фрэнсисе Пегамабао, самом результативном снайпере ПМВ.
    • «Fields of Verdun» — о легендарной Верденской мясорубке.
    • «The End of War, to End All Wars» — об окончании войны и крахе довоенных идеалов.
    • «In Flanders Fields» — послание павших воинов будущим поколениям.
  • Кроме того, задолго до этого альбома они так или иначе затрагивали события 1914-18:
  • Ария — «Атака мертвецов», про оборону крепости Осовец на Восточном фронте в 1915 г.
    • И как можно забыть про «Прощай, Норфолк!»?
      • Не в ладах с историей некоторое у Арии вышло в этой песне — Норфолкский полк в 1915 году воевал не с немцами, а с турками при Дарданеллах.
  • Фабрицио де Андре — «Guerra de Piero». Напрямую не сказано, но судя по всему, май, в котором происходит действие — май 1915 г., когда Италия вступила в войну.
  • Ирландская «Foggy Dew» — «Twas Britannia bade our Wild Geese go that small nations might be free / But their lonely graves are by Sulva’s waves or the shore of the Great North Sea».
  • «Марш Сибирского полка» на слова Гиляровского, впоследствии превратившаяся как в «По долинам и по взгорьям» у красных, так и в «Марш дроздовцев» у белых. Ну, а у повстанцев Гуляйполя - в "Махновщину".
  • Эрик Богл, Green fields of France — про шотландских солдат погибших в Первой Мировой. Наиболее известен кавер от Dropkick Murphys.
  • Британская рок-группа Iron Maiden:
    • Собственно, Pashendale, посвящённая этой битве и представляющая собой квинтессенцию песен о позиционной мясорубке.

Примечания[править]

  1. Справедливости ради: англо-русское соглашение 1907 г. убрало противоречие в последнем пункте (стороны просто разграничили сферы влияния), а Турция сама себя подставила объявлением войны Антанте, причём иронично, что именно англичане в немалой степени сподвигли турков на такой шаг, прихватизировав два(!) дредноута, уже оплаченных Турцией.
  2. То есть созданный по мобилизации, а не существовавший в мирное время.
  3. С учетом реквизированных турецких кораблей
  4. Иного варианта уравнять силы у немцев не было: если по дредноутам первого и второго поколений немцы хотя бы не сильно отставали по численности (десять «Дредноутов», «Темеренов», «Супербов», «Нептунов» против восьми «Нассау» и «Остфрисландов» и двенадцать «Орионов», «Кинг Георгов» «Айрон Дюков» против девяти «Кайзеров» и «Кенигов»), то в 1912-14 годах англичане начали постройку аж десяти новых кораблей типов «Куин Элизабет» и «Ривендж» (причем англичане активно агитировали канадцев доплатить и усилить канадский флот парой сверхдредноутов), на что немцы смогли ответить закладкой только четырех «Байернов».
  5. Срем — равнинный участок местности между реками Сава и Дунай.
  6. «Шарнхорст» и «Гнейзенау» были построены уже после русско-японской войны и несли по 8 210-мм орудий каждый (6 в бортовом залпе), британские «защитники торговли от „Варягов“ и „Аврор“» вооружались в основном 152-мм пушками, только «Гуд Хоуп» имел два 234-мм орудия
  7. Специальный механизм, обеспечивающий выстрел именно в тот момент, когда лопасть винта не загораживает линию полета пули. Простейший вариант — кулачковый механизм, который в нужный момент разблокирует возможность выстрела.
  8. Реальный калибр — 88-мм
  9. Послевоенный миф и стереотип — огромные обоюдные потери обуславливались особенностями войны (часть из них до сих пор никуда не делась). Среднестатистическая битва происходила примерно по следующему сценарию: артиллерия наступающего благодаря большей численности вела не только контрбатарейную борьбу, но и смешивала с окопным болотом большинство обороняющихся. После артподготовки пехота наступающего ишла цепями ко вражеской первой линии (да-да, то самое клише с атакой толпы на пулемёты) и добивала выживших обороняющихся. Занимала вражескую первую линию, всё ещё не понеся серьёзных потерь. Тем временем, обороняющиеся стягивали на вторую линию свои пушки, и только с этого момента начинался истинный трэш. Артиллерия наступающих всё ещё не прибыла на позиции для прикрытия, зато у обороняющихся её было достаточно для раскурочивания потерянной первой линии и занятия её силами своей пехоты, чтобы наступающий не подтянул резервы. Контратаковав, пехота обороняющихся добивала выживших наступающих в окопе, сама подставляясь под вражескую артиллерию, которая как раз в силах достать передовые позиции. Поле боя постепенно превращалось в море грязи из-за обстрела, а генералы вынуждены были посылать солдат под расстрел вражеской артиллерии, иначе рисковали вместо гибели бойцов на первой линии получить потерю территории и гибель бойцов второй линии. По причине того что в первую мировую нубы в командовании были со всех сторон, о тактике прорыва эшелонированной обороны почти никто не знал, кроме тех у кого каким-то чудом был реальный боевой опыт (см. "брусиловский прорыв", смеху ради: Брусилов понимал что когда царь Николай проспится, то отдаст идиотский приказ и наступление будет сорвано, а потому срался со штабом уже когда велась артподготовка, а операцию начал пока царь не проснулся. В итоге когда его императорское величество одыбало, наступление уже началось согласно плана). И да, фортификаторы были куда лучше подготовлены к позиционной войне чем атакующие, что впрочем не мешало знающим людям провернуть простой как три рубля трюк: собираем в кучу войска раза этак в три больше чем у противника, наносим одновременно несколько ударов из которых главным будет только один, из-за чего противник тупо не знает куда посылать резервы и в нужном месте их обычно не оказывается, а затем атакуем всем чем есть после артподготовки, и самое главное (как например в случае Брусиловского прорыва, где глубина прорыва определена не была) - после входа на первую линию - НЕ ОСТАНАВЛИВАТЬСЯ и нестись сломя голову ко второй и так далее не обращая внимания на пальбу в свою сторону. Зачисткой траншей займутся те кто идут вторыми, тем более что в таких условиях армия противника оказывается дезорганизована. Самый лучший результат достигается когда противник тоже решает атаковать (артиллерия не может работать по своим) - ослу понятно что во встречном бою с высокой долей вероятности побеждают те у кого больше мяса. Оставшиеся в живых вламываются на вражеские позиции и устраивают прорыв, а резерв развивает успех. До появления танков тактика была весьма действенной, ибо восходила ещё чуть ли не к наполеоновским войнам (по части "больше артиллерии - больше вероятность выигрыша, а чтобы у противника было меньше артиллерии - до неё нужно как можно быстрее добраться"). Сомневающимся автор правки рекомендует ознакомиться с тем как обстояли дела с разведкой у участников зарубы (спойлер: очень плохо обстояли дела), а так же с наземными сражениями Русско-Японской войны, где японцы использовали тактику генерала Гранта ("если упорно долбить оборону противника превосходящими силами, она неминуемо рухнет"), чему противостояли пулемёт Максим и будущие участники Брусиловского прорыва.
  10. Причина была в том, что захват Вердена давал возможность окружить разом 8 дивизий французов, что, по мнению германского командования, привело бы к обрушению целого участка фронта.
  11. Забавная деталь: русские газеты, рассказывая о новой технике, из всех возможных переводов слова tank выбрали… «лохань».
  12. "исследователь" в интернете - это абсолютно некомпетентный человек без профильного образования и специальности, ради собственного удовольствия исследующий некоторую тему. Диванный эксперт, в общем. Серьёзные дяденьки (например прошедшие ВЦОК) такую чушь никогда не напишут хотя бы потому, что в описываемое время "гладко было на бумаге да забыли про овраги" в императорской армии было повсеместной практике. В провале операции могут быть виноваты двое: те кто планировал без оглядки на местные условия (ставка) и те кто непосредственно исполнял (командиры подразделений, не проявивших достаточного рвения в атаке, тыловики, не обеспечившие снабжение фронта мясом в обоих смыслах этого слова и матчастью, разведка, халтурно облажавшаяся и т.п.). Кстати об этом. "Алексеев как начальник штаба Верховного главнокомандующего в конце марта разослал по армиям записку, в которой неудачи наступлений объяснял малой обдуманностью операций, плохой их подготовкой, несогласованностью действий между пехотой и артиллерией, незнакомством войск с местностью, плохим питанием артиллерийскими снарядами, недостатком тяжёлой артиллерии, а особенно плохой работой по управлению армиями", о Нарочской операции (цели были достигнуты, но ценой тяжелых потерь) NUFF SAID. Что получается когда генерал Алексеев доволен подготовкой - показал Брусилов).
  13. Достаточно сказать, что в самый разгар наступления Западного фронта на Барановичи, в ходе которого русские имели трёхкратный(!) перевес, немцы продолжали перебрасывать оттуда войска на юг.
  14. С ресурсами на Тихоокеанских островах, правда, всё было не слава богу, но в качестве морских баз они годились чуть более, чем полностью — а там и до Западного побережья Штатов и Австралии недалеко.
  15. Нельзя сказать, что теоретики не пытались найти определённые закономерности в международных отношениях и до этого — вспомнить хотя бы науку геополитику (к примеру, «Морское могущество» Альфреда Мэхэна), которая заложила многие явления, впоследствии оформившиеся в ТМО.
  16. одна из причин по которой в ответ на агрессию Рейха участники Лиги начали жевать сопли и мямлить "лишь бы не было войны". Историю эти граждане учить не любят, а о подобном предупреждал ещё Симон Боливар хрен знает когда
  17. Эти все бесспорно разумные и правильные гуманистические идеи разбились о жестокую реальность (Гитлер) — последователи школы политического реализма, сложившегося после Второй Мировой, не без причин называли либералов идеалистами. Учитывая, как эти «сторонники мира во всём мире» разосрались в тридцатые и, боясь до икоты «красной угрозы», пошли на сотрудничество с нацистами, приведя мир к войне, от истины недалеко.
  18. Повоевать по-новому (блицкриги, аншлюсы, интеграция и т.п.) политики и стоящие за ними олигархи по-прежнему были не дураки — опасались они народного взрыва, после которого правительство будет предсказуемо поднято на штыки, тем более, что образование РСФСР, где вконец задолбавшийся вести бессмысленную войну способствовал падению сначала монархии, а потом и Временного правительства, демонстрировало реальность такой угрозы (на момент описываемых событий в Китае продолжалась гражданская война, где демократический тунменхой (Сунь Ятсен), воевавший с роялистами (Юань Шикай) сменился протофашистским гоминьданом (Чан Кайши), дерущимся с коммунистами (Чжан Готао, после его слива клике Ма - с Мао Цзэдуном), а пока они это делали страна развалилась на кучу княжеств, где все начали воевать со всеми, не остановившись даже после вторжения Японии; в общем в СССР уже начали индустриализацию, а в Китае всё ещё бурлило). Да и в самих «победителях» население было в шаге от восстаний, а уж в армиях подобные ситуации возникали не раз и не два.
  19. Вот только Нестеров летал на самолете марки «Моран», которому для установки пулемёта нужен синхронизатор или хотя бы отсекатели на лопастях (в отличие от «Вуазена», у которого винт за кабиной лётчиков).
  20. Неверно. Не наплевав и не реквизировать: у машин были включены счётчики, и позднее таксистам честно заплатили.