Пастырь хитрый

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Когда заходила речь о какой-нибудь бредовой, совершенно невыполнимой затее, венны предлагали натаскать воды решетом, сегваны советовали вычерпать море, арранты же — переспорить жреца. »
— Мария Семёнова, «Волкодав»

С этим клириком положительно невозможно спорить. Тру-академичный богослов или лицемерный демагог, но все аргументы против него или его веры он отводит с изяществом опытного фехтовальщика, а на его собственный бронебойный вопрос жрецы-иноверцы и агитаторы «Брайтс», как ни бьются, но не могут ответить ничего вразумительного. Для несправедливо обвинённого, особенно в ереси или мраккультизме, нет лучшего защитника, чем подобный клирик — даже если обвинение стряпали самые коварные крючкотворы, он благополучно объедет их на кривой козе и ехидно помашет ручкой на прощание. И даже если некоторые делишки нашего героя вступают в противоречие с догматами его веры, а то и с уголовным кодексом, вы его на этом ни за что не подловите.

Рано или поздно враги поймут, что чтобы он их не обхитрил, надо банально не дать ему открыть рот. Но и тут их ждёт неудача, ибо наш клирик крадётся во мраке, точно призрак, путает следы не хуже зайца, ловко выдаёт за себя посторонних людей, а сам притворяется кем-то другим. И потом, оторвавшись от «хвоста», запершись в надёжной келье и перекусывая, чем его бог послал, посмеивается над незадачливыми мстителями, которых так ловко посадил в лужу (хорошо, если не буквально). И боже вас упаси пытаться использовать против него административный ресурс (как церковный, так и светский) — наш герой большой мастак по части игры престолов, и у него всегда готовы такие извилистые пути отхода, что любой супостат при попытке подловить его на них опозорит только себя самого.

Перед нами пастырь хитрый — интеллектуальная разновидность крутого церковника. Троп встречается как в положительном варианте, когда пастырь использует методы в духе трикстера, чтобы наставлять паству на путь истинный, так и в отрицательном, когда хитрые приёмчики используются для получения личной выгоды.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Любой баснословный или анекдотичный раввин, хоть и не является формально священником, подходит под троп — впрочем, больше благодаря не сану, а национальности. Но это основано на реальных событиях: риторика, применяемая в йешивах (иудейских семинариях) иногда для иллюстрации, а иногда и на полном серьёзе, затыкает за пояс любые дзенские коганы коэны коаны, и выпускник покидает вуз, изрядно поднаторев в софизме и казуистике.
  • Персонаж, известный в русскоязычном мире как Ходжа Насреддин, в некоторых других странах зовётся «молла Насреддин» — но остаётся тем же хитрецом и трикстером. Справедливости ради, «молла» не всегда означает священнослужителя, но как минимум не исключает этого, и в некоторых историях молла Насреддин предстаёт именно в такой роли.
    • Собственно, и «ходжа» — не имя, а почётный титул, одно из значений которого — духовный наставник. Но в советское время об этом по понятным причинам не упоминали.
  • Распространённый сюжет в сказках Афанасьева — о наказании сабжа за его махинации. Так, к одному попу приросла козлиная шкура (не такая, а буквальная), которую он напялил на себя, чтобы изобразить чёрта под окном у мужика и под этим соусом выманить у него побольше денег.
«

— Можно ли курить во время молитвы? — Нельзя. — Можно ли молиться во время курения? — Можно.

»
— Разговор монахов и настоятеля

Литература[править]

  • «Ромео и Джульетта» — монах Лоренцо представляет собой достаточно ярковыраженный положительный вариант. Начать с того, что он хотел использовать любовь Ромео и Джульетты, чтобы примирить их родителей, и заканчивая тем, что он дал Джульетте сонное зелье, чтобы она могла инсценировать смерть и воссоединиться с любимым.
  • «Гаргантюа и Пантагрюэль» такими типажами полным-полны. Клириков хлебом не корми — дай обжулить друг друга и паству. Брат Жан Зубодробитель обычно проходит по соседней статье, но и в интеллектуальном ловкачестве толк ещё как знает.
  • «Хроники Нарнии», «„Покоритель зари“, или Плавание на край света» — в какой-то степени волшебник Кориакин. Церкви как таковой в мире Нарнии нет, но учитывая, что Кориакин был послан Львом Асланом (читай: Господом Богом), чтобы присматривать за Охломонами (недалёким народом гномов) и наставлять их на путь истинный, это достаточно близко к тропу. И для вразумления своих подопечных он порой использует трикстерские приёмы: например, превратил их в Однотопов (смешных существ с одной ногой) в наказание за плохое поведение, а иногда, наоборот, сознательно позволяет им совершить глупость в воспитательных целях.
  • Поп — толоконный лоб попытался было отыграть сабж, но работник (который против чертей и сам проявлял ещё те плутовские замашки) внезапно ответил на хитрость силой.
  • «Несвятые святые» — архимандрит Нафанаил (Поспелов), «самый вредный человек в Печорах». Филигранной толщины тролль, не знавший пощады ни к собственному отцу наместнику, ни к городскому совету по делам религий, ни тем более к зелёным послушникам.
  • Гарри Кемельман, цикл о рабби Смолле — как литературная иллюстрация примера в разделе выше. Рабби Дэвид использует этот подход (кстати, на иврите он называется пилпул или пильпуль) с сочетании с глубоким знанием иудейских писаний для примирения ссорящихся прихожан, «отбивания» противоречащих духу иудаизма или совести начинаний администраторов и расследования преступлений. С прикрученным фитильком именно для эпитета «хитрый», так как он предполагает получение хоть какой-то выгоды для себя — в чём рабби тот еще эльф.

Визуальные романы[править]

Реальная жизнь[править]