Пастырь неверующий

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Перед нами — самый настоящий священнослужитель. Не самозванец, не расстрига, а действующий служитель культа. Он проводит богослужения, совершает обряды, духовно просвещает мирян и, возможно, даже творит чудеса. Он может иметь хорошую репутацию и быть частью столь же влиятельного вероисповедания, а вовсе не какого-нибудь отошедшего от своих же идей или вовсе ложного или пародийного культа. И всё-таки ему не хватает кое-чего самого важного: он вовсе не верит в мистические силы, лежащие в основе его культа. Возможно, он верил когда-то, да разуверился; возможно, изначально был неверующим, но всё равно пошёл в священники. Зачем он вообще продолжает делать то, что делает? Вариантов может быть множество:

  • Он считает религию полезной для своего общества. Пусть бога нет, но если слабовольные и глупые простаки воздержатся от преступлений из страха перед стариком с облачка, то всем будет лучше.
    • Как вариант, это чиновничья должность, к которой, помимо основных отнюдь не релиозных обязанностей, довеском прилагается выполнение религиозных обрядов, так что веришь-неверишь, но обряд ты провести обязан. Примеры таких должностей: монархи Китая, Японии, Британии, а также дохристианский Понтифик Максимус избиравшийся римским сентатом. В конфуцианском Китае не только сам Император, но и чиновники всех рангов в числе своих служебных обязанностей имели выполнение тех или иных религиозных ритуалов.
  • Он продолжает служить для своих корыстных интересов. В интервале от «не умеет ничего другого» до «надеется сделать блестящую карьеру». Или саморазоблачение грозит ему ненавистью со стороны бывшей паствы. Или пост священнослужителя очень полезен в его настоящей работе: государственный осведомитель рад получить доступ к тайне исповеди, вор — к пожертвованиям и утвари.
  • Он на самом деле верит, да не в то. Вся религия может быть одной большой проверкой на вшивость с лгущим или провоцирующим проверяющим; или же она может быть просто прикрытием для другого культа.
    • Как вариант — он верующий, да неверующий: считает, что в основании его религии лежат какие-то духовные законы, а вот боги, мифы, идолы, жертвоприношения, молитвы — всё это мишура для простолюдинов, которым нужно что-то осязаемое и удобопонимаемое, по-другому они просто не могут.
  • Он не верит, он знает. Сверхъестественное на самом деле есть, вот только веры и даже доверия не заслуживает. Он продолжает исполнять свою часть сделки, чтоб не вызвать последствий со стороны сверхъестественных сил или даже получить какие-то бонусы, но именно религиозной веры не имеет.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Русские народные сказки о священниках — например, о том, как поп молил Бога дать огня, а сын должен был тайно его зажечь («Пакля вся, народ обмануть нельзя»).
  • Анекдот об археологе, который нашёл скелет Христа, и впал в ступор «Значит воскрешения не было», когда же позвонил в три часа ночи Папе и объяснил ситуацию, услышал в ответ «Господи, так это правда?.. Он был?!»

Литература[править]

  • Неоднократно подобные фигуры встречаются в произведениях маркиза де Сада.
  • Ф. М. Достоевский, «Братья Карамазовы» — старец Зосима считался многими почти святым и вёл душеспасительные беседы. При этом поучал, мягко говоря, нестандартно с точки зрения православия. Перед смертью в последней исповеди он говорит, что сам не понимает, во что верует, может быть, вообще в Бога не верует. В реальной Российской империи эпизоды с его поучениями были запрещены к распространению как не соответствующие духу православного учения.
  • Я. Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка» — фельдкурат Отто Кац, претендент на кодификатор. В бога не верит и открыто посмеивается над верой и своей должностью, а в в священники подался, потому что это непыльная и необременительная работа.
  • Александр Беляев «Последний человек из Атлантиды». У атлантов вообще обманная религия.
  • Михаил Зощенко, «Исповедь». «А может, и химия, — задумчиво сказал поп. — Может, матка, конечно, и Бога нету — химия всё…» (Ответ попа старушке, жаловавшейся на сына-атеиста).
  • В. М. Шукшин, «Верую».
  • Братья Стругацкие, «Трудно быть богом» — дон Рэба, в конце книги — «наместник Святого Ордена в Арканарской области, епископ и боевой магистр». С прикрученным фитильком, потому что прямо (в отличие от Каца) равнодушие к вере не высказывает.
  • Азимов, «Основание» — культ Галактического Духа. Паства со священниками вполне даже верит во все эти технологические «чудеса», а вот на уровне епископата уже обстоит иначе.
  • Терри Пратчетт, «Мелкие боги» — у Ома целая церковь с кучей священников, но вот верующий ровно один. И он до сана на начало книги ещё не дорос.
  • Вера Камша, «Отблески Этерны» — кардинал Талига Сильвестр.
  • Стивен Кинг — отец Каллахан на момент встречи с Барлоу представлял собой сабж. Проповеди читал исправно, пил в основном наедине с собой, но уже ни во что не верил, а когда поверил перед лицом реального зла, вера оказалась слабоватой. Прокачался до крутого падре уже сильно потом.
  • «Коты-Воители» — целитель племени по совместительству осуществляет связь с Звёздным племенем, душами благих предков. Однако целитель Речного племени, Мотылинка, в Звёздное племя вообще не верит. Быть хорошим целителем это ей не мешает.
  • Вадим Проскурин, «Путь индюка» — дьякон Пейн и вообще почти все священнослужители. Потому что церковь тут крайне тесно сплелась с властью, которую де-факто подменяет, и с наукой, которую по мере сил бережёт в впавшем в варварство мире. На большие должности поднимаются в основном умные царедворцы и/или исследователи. Однако Пейн подсвечен особо: столкнувшись с непонятным, он прямо по ходу сюжета начинает задумываться о том, что, возможно, боги всё-таки есть. А затем находит более реалистичное объяснение.
  • «Диктаторы» — Корг Алгол, хитрозакрученный вариант. Был жрецом Храма Мёртвых Царей и на самом деле в каких-то богов верил. Однако не в самих Царей (Корг прекрасно знает, что один из них уничтожил личности остальных и забыл о своих верующих; собственно, он почти всю жизнь против последнего из Царей и воюет). И с канонами веры его истинные воззрения расходятся: он проповедовал пастве кротость, но сам считал, что «боги не любят смирных овечек», а его же слова о смирении — обманка, которая должна отсеять слабых и недостойных.
  • «Криабал» — жрец Дрекозиус ведёт себя аналогично (копиркин?). В богов не верит, хотя ими избран.
  • Роберт Хайнлайн, «Шестая колонна» — священники Церкви Мотаа. Они могут творить чудеса (например лечить), но при этом сами в свою религию — не верят. В том числе потому что часть их вообще из священников традиционных религий набирали. А также потому что они знают зачем вся история с «религией» нужна.
  • Борис Акунин, «Mир и война» — отец Мирокль, священник в деревне ГГ. Просвещённый поклонник литературы, воспринимающий обязанности священника как полезную работу, но сам в Бога не верящий.

Кино[править]

Аниме и манга[править]

  • Kamichu! — Коун Саэгуса, священник синтоистского храма Райфуку, из «верующих/знающих, да неверующих». Дочери у него верующие, младшая Мико так прирождённая мико со способностью напрямую общаться с ками и есть. Сам он отлично знает и о обитающем в его храме Ясиме, и о ставшей богиней однокласснице его дочери, но жрецом является скорее по привычке или вообще унаследовав храм от предков. Когда он узнаёт от дочерей во второй серии, что Ясима-сама уже несколько мецяцев как покинул Райфуку, то говорит чуть ли не с облегчением, что никогда и не имел тяги к религиозному служению и так будет больше времени для фермерства как его настоящего призвания — и отдает храм дочерям.

Видеоигры[править]

  • Genshin Impact — сестра Розария, которая подозревает и следит за сомнительними личностями в Монштадте, однако даже не может толком назвать своего Бога по имени.
  • Fallout — Морфеус, бывший бандит, а на момент игры лидер секты Чад Собора и правая рука Повелителя. Если для других Чад Собора Повелитель — бог, то для него — просто мутант, работая на которого, можно сделать карьеру.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40.000 — с оговорками: Легион Несущих Слово после уничтожения Монархии. До поры до времени изображали верность Имперской Истине, уже тайно перейдя на сторону Хаоса и активно подготавливая будущую Ересь Хоруса. Педаль в пол давит Первый Еретик Эреб — он никогда особо не верил ни в Завет Колхиды, ни в догмы своего примарха Лоргара о Боге-Императоре — только Боги Хаоса, только хардкор!

Музыка[править]

  • Noize MC, «Секта» — герой песни одновременно и создаёт собственный культ, и расписывается в неверии в загробную жизнь и посмертие.

Реальная жизнь[править]

Просим не вписывать сюда ныне живущих и здравствующих пастырей, если только они сами открыто не заявляли о своём неверии.

  • Жан Мелье (1664—1729) — французский кюре, материалист и атеист, автор атеистического «Завещания». При этом был в сане до конца жизни и служил, в общем, без нареканий.
  • Клаас Хендриксе — нидерландский пастор, открыто высказавший неверие в существование Бога и не признавший Библию священным писанием. Это вызвало скандал в Протестантской церкви Нидерландов, но запрещению пастора не подвергли, так как признали, что его взгляды близки либеральной протестантской теологии, а спор о значении слов посчитали ненужным. Сам пастор считает, что Богом можно называть «всё хорошее, что происходит между людьми», при этом наотрез отказался уходить из ПЦН и формировать свою религиозную общину. По его же словам, в церкви Нидерландов каждый шестой пастор — атеист или агностик.
  • Жозеф Фуше (1759—1820) — французский ораторианец, начальник духовного колледжа. Отвечая за философское образование в духовном колледже (то есть минимум по должности преподавая духовное учение) глумился над религией и открыто называл себя атеистом. После 1789 года ушёл в Революцию и дослужился до министра полиции при Наполеоне (при этом сливал информацию англичанам, Бурбонам и всем кто был готов платить). После Реставрации Бурбонов смог сохранить свою должность, затем вновь присягнул вернувшемуся из ссылки Наполеону, затем снова вернувшимся Бурбонам… но в итоге был выслан из страны. Остаток жизни провёл в роскоши в Триесте. Оставил сыновьям 14 миллионов франков.
  • Шарль Морис де Талейран (1754—1838) — тоже француз, дворянин, епископ и революционер, которого называли и «Отец лжи» и «Хромой дьявол». В детском возрасте упал с комода на котором его забыла няня и остался хромым. Посему стал делать церковную карьеру. Дослужился до епископа и главного казначея французской церкви. К последнему относился не в пример внимательнее первого. Будучи епископом в основном отпускал грехи знатным девицам и использовал полученную информацию для игры на бирже. После революции продавал епископские митры (сановал без разрешения Папы) за что был отлучён от церкви. Но успел распродать часть имущества. Вовремя бежал от террора. Вернулся при Директории и помог свергнуть её Наполеону. При Бонапарте был канцлером, князем и ещё чёрт знает кем. При этом активно торговал влиянием. После Наполеона присягул Бурбонам, которых потом помог свергнуть Луи-Филиппу. Умер, окружённый почётом и уважением, получив отпущение всех грехов.