Парочка объедков

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngДа миллион раз же было!
Автор этой статьи уверен, что неоднократно видел примеры этого тропа, но не может вспомнить достаточное их количество. Может быть, вам придёт на ум ещё хотя бы парочка?

Что свело этих героев вместе?

Любовь с первого взгляда? Пройденные вместе огни и воды? Просто родство душ?

Всё намного хуже. Они — объедки со стола смерти. Они — объединение выживших обрывков семей, потерявших всех или почти всех родных.

У них часто нет особого выбора, им просто надо выжить здесь и сейчас. Они заменяют друг другу потерянных родных, чтобы было кому следить за коровой и нарубить дров. В произведниях с войной они как правило идут фоном.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Даниэль Дефо, Робинзон Крузо и Пятница. Не любовь, но в остальном троп.
  • Сельма Лагерлёф, «Удивительное путешествие Нильса Хольгерссона с дикими гусями по Швеции»
    • Упоминается легенда о том, как в давние времена на границе шведских поселений и Лапландии во время эпидемии чумы выжили только мальчик-лапландец и девочка-шведка. Им пришлось справляться вместе, кочевать с ручными северными оленями, причём девочке, непривычной к лапландскому быту, приходилось поначалу очень тяжело. Но она постепенно привыкла к такому образу жизни, и так и осталась со своим спутником, не захотела возвращаться к сородичам.
    • Также брат и сестра, Матс и Оса, одни уцелевшие после того, как их мать, братья и сёстры умерли от туберкулёза. Они вдвоём путешествовали через всю Швецию, чтобы найти бросившего их отца. Потом и Матс погиб от несчастного случая, и Осе пришлось искать отца одной.
  • Джеймс Вэнс Маршалл, «Странствие». Белые брат и сестра после авиакатастрофы и проходящий инициацию подросток-абориген. Робинзонада.
  • Б. Лавренёв, «Сорок первый» — Марютка и Антон, оказавшиеся на необитаемом острове.
  • А. Н. Толстой, «Гиперболоид инженера Гарина». Сам Пётр Гарин и Зоя Монтроз в финале.
  • Юрий Дружков, «Кто по тебе плачет» — тоже робинзонада. Больше того, герои подозревают, что началась ядерная война, и всерьез опасаются, не останутся ли они последними людьми на планете.
  • Филип Рив, «Хроники хищных городов» — Том Нэтсуорти и Эстер Шоу. Анкориджская герцогиня из второго тома — тоже оно, почему у неё и получается вклиниться в эту парочку.
  • Анджей Сапковский, Сага о ведьмаке — Крысы, пока не сбились в единую банду, представляли из себя три такие пары разной степени странности: Ассе преследовал мародеров, ограбивших и убивших всю его семью, и в процессе спас из братской могилы Мистле, которую эти же мародеры изнасиловали и (как они думали) убили; Искра, эльфийка-изгнанница, спасла от смерти дезертира Гиселера, пригвожденного к дереву кем-то из её сородичей; а Кайлей выходил Реефа, который был в составе войск карателей, снова-таки вырезавших всю семью первого и бросивших последнего, израненного и на грани смерти, на пепелище.
  • «Грязная вода» Евгения Абрамовича — Вавил и Грех - единственные выжившие из своего отделения, так ещё и друзья из учебки. Никого, кроме товарища, у протагониста не осталось: родных арестовали, друзья попали под задержания ещё вначале гражданской, других солдат из отделения убили или рассеяли.

Кино[править]

  • Пункт назначения очень богат на подобные пары: Кимберли и полицейский Том, Сэм и Молли, с прикрученным фитильком Венди и Кевин.
  • «Голубая лагуна» же. Как первая, так и вторая. И литературный первоисточник, надо полагать (автор правки с оригинальной трилогией не знаком).
    • Из книг — особенно «Остров пальм», они же «Сады Бога». Катафа и Дик. Что касается собственно «Лагуны», автор правки не видел первый фильм 1923 г. (сохранился ли он вообще?), но в фильме 1949 г. это показано хорошо. Не совсем друзья, но товарищи по несчастью, объединённые авантюризмом и общей судьбой. Кстати, их не было в первоисточнике. Оба плохо кончили, позарившись на Эммелину и затащив её на шхуну в отсутствие Дика.
  • «Робби». Главный герой Роберт, мальчик-абориген Рип и единственный взрослый без определённого рода занятий. Оба мальчика - сироты и все герои буквально лишились всего ( два первых - родных, а последний - веры в человечество, возврат к прежней жизни для него немыслим). Несмотря на это, фильм на удивление светлый, жизнерадостный.
  • «Коралловый риф» по одноимённой повести Теодора Тейлора. А здесь двое таких: ГГ-мальчик и старик афроамериканец.
  • «Край» — Эльза и Игнат.
    • Игнат волен идти на все четыре стороны, так что не считается. Другой вопрос, что после контузий он не может работать машинистом — по крайней мере на «большой земле», где на это не закроют глаза.
    • Они в финале и отравились на все четыре - Игнат устроился в депо, но наверняка мастером над слесарями, а не машинистом.

Телесериалы[править]

  • Чёрное зеркало, эпизод «Повесь диджея» — очень нестандартный вариант. Это не надо спойлерить, это надо видеть.
  • «Коралловый остров» 1983 г. По сравнению с книгой, заметна разность происхождения мальчиков, которым просто нечего терять после крушения «Стрелы». Угрюмый почти взрослый Джек с внешностью культуриста, наивный маленький лорд Ральф и мелкий (во всех смыслах) плутишка Питер. У Баллантайна всё не так драматично и более однородно. В остальном - точнейшая экранизация ( за исключением окраса кошки).

Мультсериалы[править]

  • RWBY — Рен и Нора. Мальчик из богатой семьи и девочка-бродяжка, единственные уцелевшие из опустошенной монстром деревни. Пообещали беречь друг друга и скитались вместе, пока не выросли и окрутели достаточно, чтобы поступить в академию Бикон.
  • «Первобытный» — в буквальном смысле: четверо тираннозавров сожрали семьи у обоих героев, неандертальца по прозвищу Копьё и самки тираннозавра Клык, и те, сообща убив обидчиков, вместе отправились куда глаза глядят.

Аниме и манга[править]

  • Berserk дает несколько таких примеров: Каска и Гаттс (педаль в пол: их БУКВАЛЬНО не доели!), Нина и Иоахим, Серпико и Фарнезе…

Видеоигры[править]

Музыка[править]

  • Кукрыниксы, «Солдатская печаль» — вот как бы даже не кодификатор. «И в этот светлый день он сошёл с ума…»
  • Александр Башлачёв, «Хозяйка» — вроде как шутки ради, но в финале ближе к трагикомедии.