Параноидальный триллер

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Параноидальный триллер — разновидность триллера, где герой усматривает «второе дно» в повседневной реальности, считает, что его преследуют агенты спецслужб/масоны/инопланетяне или же мистические сущности. В отличие от классической конспирологии типа «Кода да Винчи», в триллерах такого плана очень долго (а может быть, и до самого конца) неясно, оправданы ли подозрения, или же у героя «едет крыша», и именно на этом обычно строится твист.

Родственный троп — Психиатрический триллер; часто сочетается с СПГС и Код конфетного фантика. Ещё один соседний троп — Игра в реальном мире.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Пинчон, «Выкрикивается лот 49» — героиня после смерти бывшего мужа обнаруживает свидетельства существования некоей многовековой тайной почтовой службы под названием «Тристеро». Существует ли она в действительности, или же это изощрённый розыгрыш или плод её воображения — нам остаётся только гадать.
  • Стивен Кинг, «Заклятие параноика».
  • «Маятник Фуко» Умберто Эко. Главные герои ради развлечения придумывают собственную теорию заговора с масонами, розенкрейцерами и тамплиерами, после чего сами постепенно начинают в это верить; вдобавок их начинают преследовать современные адепты оккультных орденов, всерьёз поверившие в их придумку.
  • Питер Найт, «Культура заговора» — подробный анализ сабжа в американской массовой культуре.

Кино[править]

  • «Игра» Дэвида Финчера — целиком об этом. Всё было розыгрышем.
  • «Малхолланд Драйв» — в первой части фильма очень выражена атмосфера паранойи, и кажется, что весь Голливуд опутан сетями заговоров, в который вовлечены мафия, люди в чёрном и мистические сущности. Если верить общепринятой версии, что первая часть фильма — сон актрисы-неудачницы Дайаны Селвин, возможно, что таким образом проявляется её чувство вины за то, что она заказала убийство своей любовницы Камиллы, и страх быть пойманной.
  • «Игры разума» — главного героя, талантливого математика, нанимают спецслужбы, чтобы искать зашифрованные сообщения от советских агентов в газетах, и на этой почве он постепенно отрывается от реальности. К тому же, его никто не нанимал: это всё галлюцинации, порождённые шизофренией.
  • «Фотоувеличение» Антониони — а здесь герой случайно запечатлел убийство, но его расследование ни к чему не приводит.
  • «Разговор» Копполы.
  • Алан Пакула, «Заговор „Параллакс“»
  • «Лестница Иакова» — главный герой-ветеран войны страдает от галлюцинаций и считает, что за ним охотятся агенты спецслужб. На самом деле он не вернулся с войны, и это всё предсмертные видения.
  • «Ночные игры» — комедийная версия финчеровской «Игры».
  • «Не в себе» Стивена Содерберга.
  • «Обед нагишом» Дэвида Кроненберга — про писателя, который постепенно теряет грань между реальностью и наркотическими галлюцинациями, и начинает считать себя секретным агентом, которому дают задания гигантские жуки и говорящие пишущие машинки.
  • «Ребёнок Розмари» Полански (и литературный первоисточник): беременная главная героиня, недавно переехавшая в новую квартиру с мужем, считает, что её новые соседи вместе с мужем и врачом — члены сатанинской секты, которым нужен её ребёнок. Все подозрения оправдались.
  • «Жилец» того же Полански — про забитого тихоню, который постепенно сходит с ума и считает, что соседи намеренно доводят его до самоубийства. Остаётся неясным, то ли он свихнулся самостоятельно, то ли его правда «доконали» соседи и/или какая-то злая мистическая сила, живущая в их доме.
  • Лица в толпе. Главное героиня в каждом встречном видит маньяка.

Визуальные романы[править]

Музыка[править]

  • Беломорс «Master of reality», «Генератор СВЧ»