Палач

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
100faktov.PNGВот что написано по этому поводу в «Ста фактах мировой истории»...
На эту тему существует интересная статейка в «Справочнике автора». Из неё вы можете узнать о том, как обстоят дела в реальной жизни по поводу темы этой статьи. Узнать больше Вы сможете здесь.
«

Шелка алого рубаха у ката, И рукав ее по локоть закатан.

»
А. Городницкий, «Соловки»
«

Король Эй, вы там! Плаху, палача и рюмку водки. Водку мне, остальное ему.

»
— Евгений Шварц, «Обыкновенное чудо»
Палач.jpg

Палач — должностное лицо, приводящее в исполнение смертные приговоры и осуществляющее телесные наказания, а также, если это предусмотрено законом, применяющее к участникам разбирательства (подозреваемым, доносчику, иногда к свидетелям) пытки. Мастер пыток — родственный троп, но мастер может не быть палачом, если не состоит на госслужбе, а палач, со своей стороны, может иметь более узкую специализацию и казнить, но не пытать.

В Европе ремесло палача считалось грязным: во многих городах им предписывалось селиться за чертой города, в трактирах для них была отдельная скамейка. Обычного горожанина за частые контакты с палачом могли подвергнуть остракизму — правда, в отличие от «опущенных» в тюрьмах, отношение к палачу странным образом сочетало брезгливость с боязливым уважением. В таких условиях палачи могли жениться только на дочерях палачей, а их дети не могли выбрать другое ремесло, разве только стать живодёром или солдатом (но этого не делали, так как ремесло палача хорошо оплачивалось). Так возникали целые династии. Любопытный факт: в палачи часто шли рыжеволосые люди, поскольку отношение к ним у суеверного люда всегда было настороженным, и лучшей работы они найти не могли; в результате вынужденной «селекции» их гены закреплялись, поэтому образ рыжебородого палача — не такой уж и штамп.

При этом судьи, выносившие смертные приговоры, считались уважаемыми людьми.

Несмотря на статус неприкасаемого, к палачам обращались за помощью, как к знахарям и колдунам. В силу профессии многие из них разбирались в медицине не хуже обычных лекарей, а части тела казненных использовались в магии и алхимии.

На мусульманском Востоке, наоборот, палач был уважаемым лицом и одним их приближенных правителя. Более того: министр юстиции/внутренних дел официально именовался «Главный палач»!

В творчестве стереотипный образ палача обычно такой: лысый либо рыжебородый здоровяк, часто уродливый или немой. Носит черную или красную маску и не расстается с топором/мечом[1]. Если действие происходит на Руси века до XVIII включительно, то палач будет здоровенным мужчиной с чёрной бородой, без маски, но в красной рубахе. Если с палачом придется драться, то скорее всего он опять же воспользуется своим верным топором (который в реальности, как и меч палача, для боя приспособлен очень плохо) реже — кнутом или раскаленной металлической палкой.

Примеры[править]

Мифология и фольклор[править]

  • В «Джатаке о бодхисаттве-великомученике» неправедный царь зовёт палача, и тот является «в оранжевых одеждах и в гирлянде из красных цветов» (по-видимому, красные цветы символизируют кровавый характер его работы).
  • Мейстер Розенфельд, оттяпавший голову полулегендарному пирату Клаусу Штёртебекеру (см. выше). А тот встал и пошёл
    • Сам Розенфельд, по легенде, не зажился на свете — похвастал спьяну, что мог бы так же казнить хоть весь городской совет. Члены совета узнали, обиделись, и палача казнили за оскорбление городских властей…
  • Палач фигурирует в популярной логической задаче. Осуждённый встретил его в помещении, из которого ведут две двери, на свободу и в комнату казней. Он вправе задать один вопрос, причем такой, на который можно ответить «да» или «нет», а потом должен выбирать. Но у палача чередуются дни правды и дни лжи, и какой день сегодня, неизвестно. Существует ли формулировка, которая гарантированно поможет осуждённому спастись? Да. Достаточно показать на одну из дверей и спросить: что бы ты ответил вчера на вопрос «ведет ли эта дверь на свободу?»? Ответ в любом случае будет противоположен истинному.
  • Анекдот. У палача юбилейная казнь. Приоделся, наточил топор до бритвенной остроты, выводят осуждённого, тот кладёт голову на плаху, палач размахивается… Хрясь! Ничего. Осуждённый, с ехидцей: «Промахнулся?» Палач отвечает: «А ты попробуй кивни…»
  • Анекдот про палача, который берет работу на дом.
  • Распространённая, попавшая во многие художественные и публицистические тексты идея, что при расстреле часть ружей заряжают холостыми и, таким образом, ни один из участвующих солдат не знает, оказался ли он палачом — по-видимому, всего лишь миф. Настоящий и холостой выстрел нетрудно отличить по силе отдачи.
    • Но вот сама идея расстрела несколькими стрелками возникла именно по этой причине — чья именно пуля убила расстреливаемого, никому неизвестно.

Театр[править]

  • Евгений Шварц, «Обыкновенное чудо» — одним из действующих лиц является безымянный Палач.
  • Он же, «Тень» — местный палач, вдобавок, добрейший и обаятельнейший человек, обожающий своих канареек и даже мороженое в форме котяток и зайчиков неспособный кушать, потому что как можно откусить голову такому милому созданию? Работе его это не мешает никак.
  • Григорий Горин, «Тиль» — тоже просто Палач, без имени. Эталонный Крокодилушка, своих жертв очень жалеет, особенно, когда ими оказываются его ближайшие друзья и соседи, но пытает и казнит качественно и на совесть. Под конец пьесы от угрызений совести начал пить, но работу всё равно продолжал.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Н. Г. Помяловский, «Очерки бурсы» — в бурсе есть свой мини-палач или «секундатор» из числа учеников. Он, конечно, не казнит, но по приказанию учителя порет других учащихся.
  • А. П. Чехов, «Остров Сахалин» — тоже упоминаются, поскольку в конце XIX века телесные наказания на острове не прекращались.
  • В. М. Дорошевич, «Старый палач» — субверсия, поскольку речь идёт о литературном критике.
    • Дорошевич здесь отсылает к своим путевым сахалинским заметкам, написанным на ту же тему, что упомянутые чеховские. Власий живописал реальных сахалинских палачей — мастеров розги и кнута — куда подробнее, чем это сделал Чехов. Сахалинские записки Дорошевича вышли раньше и наделали много шума, и поэтому, читая «Старого палача» (публицистическое «На тебе!» Виктору Буренину), почти каждый читатель опознавал дорошевичевские самоцитаты.
  • А. И. Куприн:
    • «(Ингольштадтский) палач» — сострадательный палач Карл Эйзенман, вопреки суеверию, приютивший и накормивший в рождественский сочельник голодного и замёрзшего путника, был в ту же ночь посвящён в рыцари, потому что этим путником оказался Генрих-Лев, герцог Швабский, инкогнито вернувшийся в Ингольштадт, занятый гибеллинами.
    • «Яма» — мельком упомянут мещанин, согласившийся одноразово совершить казнь бунтовщиков и шокировавший даже обслуживавшую его проститутку своим не жестоким, но бесчеловечным обращением с ней.
  • Аркадий Аверченко, «Перед лицом смерти» — ГГ перехитрил красного палача Саенко и благодаря этому дожил до прихода в город белых.
  • Леонид Соловьёв, «Повесть о Ходже Насреддине» — в сцене допроса ГГ фигурируют два палача, причём это глухонемые, так что добытые ими признания остаются им же неизвестны.
  • Вячеслав Шишков, «Емельян Пугачёв» — Иван Бурнов, который и в реальной жизни был пугачёвским палачом. Ненавидит всё дворянское сословие за то, что ему барин выколол глаз и избил беременную мать до выкидыша, а потому вешает бар с упоением.
  • Валентин Пикуль, «На задворках Великой империи» — палач Шурка Чесноков из-за большого спроса на его услуги зазнался, требует комфортный проезд, крупный гонорар, оплату счетов и т. п.
  • Василь Быков, «Сотников» — страшный полицай Будила, здоровяк с кретиническим выражением лица. Его боялись даже до войны, когда он работал начальником, а уж теперь, когда он выдирает пленным ногти щипцами…
  • Кир Булычёв, «Миллион приключений» и «Алиса и чудовище» — в средневековых сеттингах как же без палачей? В первом случае палач — злодей со стандартами, а также обладатель несоразмерно высокого голоса для своих габаритов. Во втором — придворный заплечных дел мастер Руки-Крюки в Другом королевстве что-то вроде знаменитости, и из каждой казни норовит устроить шоу.
  • Владислав Крапивин, «Дети синего фламинго» — бежавших от Ящера попаданцев-«рыцарей» ожидает эшафот с палачом. Чуть было не казнили и главного героя, да вот только у него оказался волшебный деревянный кинжал. Получилась реальность — с одной стороны, здоровенный детина с мечом против мальчишки с кинжалом, с другой — «палач не воин, он рубит безоружных» ©, да и меч для казни плохо подходит для боя. Впрочем, местные солдаты оказались ещё трусливей и небоеспособней заплечных дел мастера…
  • В книге Александра Дейча «Гарри из Дюссельдорфа» рассказано, как юный Генрих Гейне познакомился с дочерью палача и хотел на ней жениться, когда вырастет. А пока что она рассказала ему немного подробностей о жизни палачей.
  • Данил Корецкий, «Привести в исполнение»: в романе описывается деятельность вроде бы вымышленной специальной группы МВД СССР «Финал» по исполнению высшей меры социальной защиты — смертной казни путем расстрела.
  • Михаил Успенский, «Белый хрен в конопляном поле» — палач выступает предводителем банды маргиналов, обирающих павших на поле битвы, где и находит свой конец. Воспользовавшись случаем, главный герой проникает в крепость врага, чтобы занять освободившуюся вакансию.
  • Элеонора Раткевич, цикл «Деревянный меч» — в сеттинге для воина позорно даже прикоснуться к инструменту палача. Один воин выдал себя за палача, чтобы спасти господина, а потом сунул голову в петлю.
  • Юрий Нестеренко, «Крылья» — приёмный отец Эйольты был профессиональным палачом, при этом человеком (не человеком, как и все их сородичи, если быть точным — всё-таки другая планета) образованным, и хотя суховатым, но достаточно положительным.
    • Его же стихотворение «Средневековое трио» состоит из частей «Инквизитор», «Ведьма» и «Палач». У каждого из них своя правда.
  • Олди, крошечный рассказ «Мастер» — о мастере палаче, его ученике и собеседнике.
  • Владимир Высоцкий, стихотворение «Когда я об стену разбил лицо и члены…» — дружеское общение с палачом.
«

Палач не знает роздыха!.. Но всё же, черт возьми, Работа-то на воздухе, Работа-то с людьми.

»
— Владимир Вишневский, безымянное четверостишие
«

— Хм… Может, просто казним? У нас тут есть палач? — Да, у нас их примерно три… — Как это примерно три? — …тысячи, — закончил управляющий. — Примерно три тысячи. — А что, один не справляется? — удивился Бельзедор. — Это больше для престижа, Властелин. Что это за Империя Зла, в которой мало палачей?

»
«Властелин»
    • Лорд Бекон, приспешник того же Бельзедора, в той же книге с энтузиазмом вызывается на эту работу, при этом неприкрыто цитируя Вишневского.
  • Александр Бережной, «Палач, демон и принцесса» — здесь палач (точнее, ученик палача) является одним из главных героев.
  • Алексей Пехов, «Пересмешник» — Влад эр`Лио, специализация которого — отсекать тени у осуждённых лучэров, дабы лишить их магической силы перед отправкой в тюрьму. Главному герою поневоле пришлось испытать это на себе, после того, как его ложно обвинили в убийстве. При этом палач был одним из его друзей.
  • Г. Остер "Вредный совет" "Бейте палками лягушек". Как стать палачом, если повезет.
  • Виктор Суворов, «Контроль» — палач-кинематографист дядя Вася и его ученик Макар.
  • Алексей Лютый, серия «Рабин Гут» — в первой книге палач хотел казнить Грифлета и Кауту, но прибыла кавалерия в лице троицы героев.

На других языках[править]

  • «Тысяча и одна ночь» — наряду с визирем Джафаром халифа сопровождает его палач Масрур.
  • Ямамото Цунэтомо, «Хагакурэ» — самурай Кацусигэ по приказу отца рубил головы приговорённым, чтобы научиться убивать.
  • Джин Вулф, «Пыточных дел мастер» — протагонист.
  • К. Брентано, «Рассказ о честном Касперле и прекрасной Аннерль» — мастер Франц. Тип доброго и сострадательного палача, вдобавок неплохого знахаря.
  • Вальтер Скотт, «Квентин Дорвард» — при Людовике XI состоят два палача, весельчак Птит-Андре и меланхоличный Труазешель (имя означает «три ступеньки», угадайте — куда).
  • В. Гюго:
    • «Собор Парижской Богоматери» — мэтр Пьерá Тортерю, парижский палач. Персонаж третьего плана: его характер почти не прописан, но Гюго всё же даёт понять, что мэтр Тортерю не садист и не любит причинять пытаемым лишней боли.
    • «Девяносто третий год» — безымянный палач, казнивший Говэна, а также несколько расстрельных команд (время военное, расстреливали в Вандее гораздо чаще, чем рубили головы).
  • Александр Дюма, «Три мушкетёра» — лилльский палач казнил миледи (после чего страдал угрызениями совести до конца жизни):
«

— О, добродетельные господа, — сказала миледи, — имейте в виду, что тот, кто тронет волосок на моей голове, в свою очередь будет убийцей! — Палач может убивать и не быть при этом убийцей, сударыня, — возразил человек в красном плаще, ударяя по своему широкому мечу. — Он — последний судья, и только. Nachrichter, как говорят наши соседи немцы.

»
  • В «Двадцать лет спустя», герои пытаются спасти свергнутого короля Англии Карла I, и, чтобы отложить казнь, подкупают и прячут палача. Его помощник от усердия при постройке эшафота сам сломал ногу. Но сын миледи Мордаунт вызвался его заменить.
  • «Королева Марго» — мэтр Кабош, предложивший героям пожать ему руку. Тема неприкасаемости и медицинских познаний также раскрыта: Коконнас избежал пыток, потому что когда-то при встрече согласился пожать руку палачу, а вот его друг побрезговал, и его пытали уже по-настоящему[2].
  • «Изабелла Баварская» — зигзаг: мэтр Каплюш из палача сам превращается в приговорённого, и бывший помощник рубит ему голову.
  • Льюис Кэрролл, «Алиса в Стране чудес» — в карточном королевстве есть и палач, отказавшийся казнить Чеширского Кота, поскольку нельзя отрубить голову, не имеющую шеи.
  • Морис Дрюон, «Когда король губит Францию» — из-за отсутствия в Руане штатного палача казнь графа д’Аркура осуществляет преступник Пьер Бетрув, причем очень неумело (добил только с 6-го удара).
  • Стивен Кинг, «Зелёная миля» — казнь гуманизирована, и функции палача сводятся к тому, чтобы повернуть рубильник. Это делает один из сотрудников тюрьмы ван Хей.
  • Василь Быков, «Сотников» — попавшим в плен партизанам Рыбаку и Сотникову предлагают выбор между предательством и смертью. Рыбак выбрал предательство в надежде сбежать, но немцы заставляют его стать палачом.
  • Владимир Короткевич:
    • «Дикая охота короля Стаха» — упоминается пан Марушевич, единственный в XVII в. на всю современную Белоруссию палач.
    • «Чёрный замок Ольшанский» — пан Мацыевский. Надевал на каждую казнь белые перчатки и после исполнения приговора выбрасывал их со словами «Справедливость восторжествовала».
  • «Гарри Поттер» — Уолден Макнейр, штатный экзекутор Министерства магии. Почему-то орудует не палочкой, хотя магических способов гуманного умерщвления хватает, а именно что старорежимным топором — то ли чисто по традиции, благо в Британии знают толк, то ли ему самому так больше нравится, Пожиратель Смерти всё-таки.
  • Пратчетт, Плоский мир — господин Трупер, палач, филигранно недоповесивший Мокрица фон Липвуда по приказу патриция.
  • Р. Л. Стайн:
  • «Песнь Льда и Огня» — при королевском дворе состоит весьма колоритный палач Илин Пейн, который и отрубил голову Эддарду Старку. А вот у Старков палачей не было: по северной традиции, осуществлять казнь должен тот, кто выносит приговор.
    • Хоть леди Лиза Аррен и кричит на публику, что «в Орлином Гнезде палача нет», отставной солдат Морд — не только тюремщик, но и палач в её замке. Он с удовольствием пытает заключённых, и в «Лунную Дверь» (то есть с огромной высоты) приговорённых сбрасывает тоже он.
  • Оливер Пётч, серия исторических детективов «Дочь палача».
  • Спрэг де Камп, «Башня гоблинов» — Замок Топора, населённый отставными палачами царя царей. Обычные люди не очень любят общаться с этими пенсионерами, на что те очень обижены:
«

Да, палач я и ужас вселяю в сердца, Я увечу, рублю и казню без конца, Но при виде меня вы не прячьте лица - Человек я в душе неплохой. Вот орудья мои - дыба, шнур и топор, Не останется цел ни разбойник, ни вор. Должен быть я проворен, иначе - позор! Кто оценит мой труд непростой? Ребятишек люблю и ласкаю жену, И налоги плачу я исправно в казну. Нет добрее меня, хоть объедь всю страну. Отчего ж среди вас я изгой?

»
  • М. Уэйс, Т. Хикмэн, "Врата Смерти" - Ник Три Удара.
  • забыл название детектив — главгадом книги, серийным убийцей, оказался потомок знаменитого Шарля Лаваля, который тоже считал себя палачом, очищающим общество от отбросов.
  • Анн и Серж Голон, «Анжелика»:
    • Парижский палач. В быту — заурядный туповатый самодовольный обыватель. Его жена не стесняется жаловаться жене его очередной жертвы(!) на отношение общества к их семье. Сценка с их маленькими дочками, мирно едящими кашу, явно отсылает к идиллически-страшноватой сценке в замке де Сансе в начале романа.
    • Юный родственник-подмастерье первого.
  • Джин Вулф, «Книги нового солнца» — протагонист, часть повествования.
  • Крис Хамфрис, «Французский палач».

Кино[править]

  • «Лондонский Тауэр» 1939 г. — Борис Карлофф в роли палача по имени Морд при короле Ричарде III.
  • «Каин XVIII» — рыжебородый палач-фрилансер с забавной песенкой, в исполнении Вицина. Тиранам — скидка.
  • «Обыкновенное чудо» (2 шт.). Особенно хорошо прописан палач в гаринской экранизации. А в захаровской версии палач появляется совсем ненадолго, но он забавный, и случайно получилось камео: это Владимир Долинский.
  • «Варвара-краса, длинная коса» — палач Чуда-Юда с огромными усами.
  • «Три толстяка» — палач, сыгранный характерным актёром Германом Лупекиным, впечатляющ, грозен и страшен, пока он в маске. Вот он снимает её — и обнаруживается суетливое ничтожество с забавно-мерзковатой внешностью, не совсем здоровое на голову.
  • «О бедном гусаре замолвите слово».
  • Швейцарский «Палач» (нем. Der Henker, англ. Shadow of the Sword, 2005) с Джейме Николаем Костер-Вальдау в заглавной роли тирольского палача XVI в.
  • «Пирпойнт», он же «Последний палач» (2005 г.) — о невесёлой жизни реально существовавшего Альберта Пирпойнта (в исполнении Тимоти Сполла), перевешавшего четыре сотни человек, в том числе множество нацистских преступников и собственного лучшего друга.
  • «От заката до рассвета 3: Дочь палача» — палач, возглавляющий погоню за главным героем, является одним из центральных персонажей.
  • «Бал монстров» — главный герой является потомственным палачом.
  • «Пчёлка» — палачом главного героя выпадает стать его школьному товарищу, солдату срочной службы, парень в ужасе выбегает из камеры.
  • Ironclad (дословно «одетый в железо», в прокате «Железный рыцарь») — один из наёмников барона работал палачом и отлично владеет топором.

Телесериалы[править]

  • «Королева Марго» (отечественная экранизация) — мэтра Кабоша великолепно сыграл Армен Джигарханян.
  • «Палач» — второй сезон сериала повествует о приключениях следователя Черкасова, когда он разыскивает Тоньку-пулемётчицу, выполнявшую роль палача у фашистов. В конце фильм мельком показан ещё один палач — тот, кому предстояло расстрелять Тоньку.
  • «Секретные материалы» — в одной из серий расследуется убийство добровольного палача (т. е. человека, который предложил свои услуги государству/штату для исполнения смертного приговора, оставаясь анонимным).
  • «Охотники за древностями» — в s2e19 фигурирует прóклятая маска французского палача конца XVIII века. В обычном для этого сериала флэшбэке-завязке перед опенингом показан и сам палач за работой.
  • «Бэтвумен» — маньяк Палач, в маске и с топором. В миру, внезапно, самый настоящий палач Блэкгейта, честный служитель города. Просто мужик однажды понял, что многие дела казнимых сфабрикованы, а он теперь убийца невиновных, после чего решил «казнить» коррумпированных участников системы.
  • «Чума!» — местному палачу надоело рубить головы и он безуспешно экспериментирует с оригинальными казнями. А ещё он ставит клейма и делает маникюр.

Мультфильмы[править]

  • «Храбрый портняжка» — «Я палач под маской красной, Я плету венок прекрасный». Впрочем, хобби только помогает работе - венок он плетёт на могилку приговорённому главному герою.
  • «Золотая антилопа» — при радже постоянно отирается колоритный одноглазый палач, готовый в любой момент кому-нибудь отрубить голову — выполнив приказ раджи или даже предвосхитив его.
  • «Аладдин» — начальник стражи Расул подрабатывает еще и как палач, надевая чёрную маску-колпак.
  • «Шрек» — Телоний, палач Фаркуада, шкаф громадного роста.
  • «Три богатыря» — палач Василевса, работу любит, когда не выходной, любимый инструмент производства — клизма.

Мультсериалы[править]

  • Мультсериал о Черепашках-ниндзя восьмидесятых годов- муравей-палач Антракс из Измерения икс.
  • «Смертельная битва: Защитники Земли» — внешнемирский палач Хидеёси на службе у Шао Кана.

Телевидение[править]

  • «Ералаш» — сюжет «Царевна Несмеяна»: толстопузый, красномордый и усатый палач с доброй-доброй улыбкой, стращающий Первого Министра.

Видеоигры[править]

(link)

палач
  • Kingdom Come: Deliverance — палач в Ратае отличный мужик, с твердыми принципами.
  • The Elder Scrolls V: Skyrim — в игре есть двое палачей. Первый, безымянный, чуть не казнит самого Довакина, а второй, солитьюдский палач Атар, может стать его спутником.
  • Gothic — персонаж Катар (в переводе от «Snowball»), стоящий во дворе замка Гомеза, в руссобитовском переводе именуется Палач (или палач), что, в принципе, сочетается с расположенной рядом виселицей.
  • Alice: Madness Returns — Палач Красной Королевы, огромная антропоморфная игральная карта, в рогатой маске и с косой.
  • The Executioner — главный герой игры.
  • Dishonored — Моррис Салливан, глухонемой палач Хайрема Берроуза. Жестокий мраккультист, которому нравится причинять боль своим клиентам.
  • в 8-битном «Robin Hood» сарацинский палач является боссом первого этапа (при побеге). Даже крутая цитата имеется — «Prepare to die Infidelis!»
  • Stronghold 2 — в Гильдии Палачей их по штату двое: один работает с людьми, а второй тем временем ухаживает за подсолнухом.

Настольные игры[править]

  • Берсерк: вселенная магических битв — есть карта «Палач», ЧСХ, принадлежащая к стихии Тьмы. Сам по себе довольно слаб, но обладает добиванием — т. е. способностью уничтожить существо, не нанося ему ран.
  • Warhammer 40000 — Асторат Мрачный, верховный капеллан Кровавых Ангелов, выполняет функции палача для поддавшихся Чёрной Ярости братьев.

Музыка[править]

  • Владимир Высоцкий, «Тот, который не стрелял» — участник расстрельной команды фактически спас лирического героя, не выстрелив.
  • Александр Галич, «Плясовая» («Плохо спится палачам по ночам…»). Здесь палачами фигурально названы все сталинисты, охотно выступавшие в роли исполнителей воли Хозяина (которого Галич ненавидел, как и его режим), а не только буквальные исполнители приговоров.
  • Александр Городницкий, «Цыганочка палача Фрола».
  • Даниэль Клугер:
    • «Пиратский вальс» — палач остолбенел от увиденного, не в силах даже руки поднять, а его помощник поставил подножку безголовому Клаусу.
    • «Баллада о Картуше» — действует тот самый Сансон (или кто-то из его династии). Во сне заглавного героя он был пьян в драбадан. Когда тот просыпается, они вместе идут на эшафот, как старинные друзья, несмотря на то, что Сансону предстоит сделать через несколько минут[3].
  • Бардовская «Песенка палача», известна в исполнении ныне покойного Зуши (вроде он и автор) и Сауроныча. Палач здесь просто профессионал, которому все равно, кому предназначена эта петля — разбойнику или поэту. Но работника верёвки уже переклинивает, и дома он машинально прикидывает размеры верёвки для жены и детей.
  • «Ария»:
  • «Мастер», «Палачи».
  • «Король и Шут»:
    • «Невеста палача» — палач заливает алкоголем свою печаль: ведь ему пришлось казнить собственную возлюбленную, это сильно пошатнуло его веру в правосудие.
    • «Истинный убийца» — заглавным персонажем оказался именно палач, которому выпало казнить осуждённого.
    • «Мадам Жоржетт» — лирический герой вместе с товарищами попадает в руки палачей, преданный заглавной героиней. Судя по тому, что они расстреливали вместе офицеров и анархистов — ребята из ЧК. Хотя могли быть и просто самостийные атаманы.
  • «Легион», «Топор» — «Слышится плач — грозный палач заносит над жертвой топор…»
  • «Butterfly Temple», «Демиург экстаза» — песня-обращение к мастеру заплечных дел.
  • Feuerschwanz, Der Henker — палач мечтает стать садовником, но вынужден казнить и пытать. Когда его мечты становятся известны его работодателям, его с позором выгоняют из палачей, и его мечта сбывается.
  • Saltatio Mortis, Des Königs Henker — «Перед Богом и перед палачом все равны».

Реальная жизнь[править]

  • В античности такой должности не было, и ликвидировать преступников приходилось солдатам или гладиаторам.
    • В древнем Риме в период ранней республики (а за пределами Рима — и гораздо дольше) роль палача часто исполняли ликторы. Собственно, регалией ликтора была фасция — связка розог, которые он имел право применить по назначению к любому, кто не оказывал положенных почестей магистрату. Помимо сопровождения магистратов, ликторы также охраняли честь весталок (за покушение на честь весталки полагалось засечь розгами до смерти). За пределами Рима розги увязывались вокруг обуха топора, указывая, что топор он тоже имеет право, если что, пустить в ход.
    • Интересно, что традиционное место народных собраний римлян формально находилось за городской чертой. Однажды этим воспользовался Фабий Максим во время своей диктатуры. С одной стороны, народное собрание, будучи высшей властью, имело право его сместить. С другой — непопулярный диктатор неожиданно прибыл на собрание, не заезжая в сам Рим, так что у его ликторов остались топоры. Попробуй, поставь тут на голосование вопрос об импичменте…
  • Франц Шмидт, палач, работавший на рубеже XVI—XVII веков в Бамберге и Нюрнберге. Прославился высочайшим искусством, милосердием (много раз просил городской совет заменить приговорённому мучительную казнь на более лёгкую — как правило, утопление на обезглавливание, — и ему, что характерно, не отказывали) и оставшимися после него подробными записками, в которых он дотошно разбирал каждую совершённую казнь. Всю жизнь боролся за восстановление своего честного имени (его отца обрёк на судьбу палача сумасшедший маркграф, заставивший мужика казнить неугодных), и под конец жизни, благодаря безупречному послужному списку и поручительству магистрата Нюрнберга, таки преуспел в этом — его дети палачами больше не были, пополнив ряды добропорядочных бюргеров.
  • Пражский палач Ян Мыдларж. Будучи студентом из хорошей семьи, влюбился в женщину, позже отравившую мужа и приговоренную к смерти. Пытаясь ее спасти (безуспешно), напросился в помощники к палачу, чем погубил свою репутацию и перечеркнул будущее: после такого он мог только идти в палачи. Известен тем, что в 1621 году за один день отрубил головы 24 предводителям восстания чешских сословий, затупив 4 меча, и повесил еще троих. Одним из казненных был ректор Пражского университета, ученый-медик Ян Есениус, ранее часто бравший у Мыдларжа трупы для опытов. По легенде, когда он пришел к палачу за очередным казненным, на стене шевельнулся меч, что означало, что пришедший сам будет казнен этим же мечом.
  • Другой чешский палач Карл Гусс (1761—1838), последний палач в Хебе. В юности мечтал стать священником, но, хотя на дворе был конец просвещенного XVIII в., его стремление вызвало ненависть соучеников и даже кантора: никто не хотел находиться рядом с сыном палача. Позже стал хранителем коллекции князя Меттерниха, да и сам был известным коллекционером.
  • Французская династия палачей — Сансоны. Исполняли обязанности в 1688—1847 гг.
    • Шарль Анри Сансон (1739—1806). Самый известный представитель династии. Знаменит следующим:
      • Участвовал в создании гильотины — входил в состав комиссии по оценке машины, предложенной доктором Гийотеном, на правах эксперта. Кстати, сам Гийотен всего лишь позаимствовали концепт «луизона» или «шотландской девы», известной с XVI в. Также есть мнение, что пианино с вертикально расположенной декой изобрёл палач-музыкант, вдохновившись конструкцией гильотины (действительно, все старинные клавесины-клавикорды-фортепьяны имели горизонтальную деку, как у современного рояля, унаследованную ещё от гуслей). Легенда не лишена оснований: Шарль Анри хорошо играл на клавесине, скрипке и виолончели. А изготавливал машину близкий друг Сансона, фортепьянный мастер Тобиас Шмидт.
      • Провел 2918 казней, в основном — во время Великой французской революции. Вот некоторые знаменитые личности, обезглавленные им: Людовик XVI, Мария-Антуанетта, Дантон, Робеспьер, химик Лавуазье, вор Николя Пельтье (первая жертва гильотины), Шарлотта Корде (отвозя ее на эшафот, предостерегал её от толчков телеги и советовал сидеть не на краю, а посередине скамейки).
      • Известен исторический анекдот: Сансон, уже после своей отставки (1795 г.), встретил Наполеона Бонапарта, который спросил у него, может ли Шарль спокойно спать, казнив почти 3 тысячи человек. На что Сансон ответил императору: «Если короли, диктаторы и императоры спят спокойно, почему же не должен спокойно спать палач?»
      • Существуют две книги мемуаров Шарля Анри Сансона: первая вышла в 1830 г. (настоящий автор — О. де Бальзак), вторая — в 1862 г. (см. ниже).
    • Клеман Анри Сансон, внук Шарля Анри. Прославился тем, что был назначен на должность в сорок лет, а также тем, что однажды из-за безденежья (оплачивался труд сдельно, а в то время долго никого не казнили) заложил гильотину в ломбард. Как только он это сделал, сразу же получил работу — казнить осужденного. Попытка взять гильотину на время закончилась отказом хозяина ломбарда, и Клеман Анри был уволен. В 1862 году в Париже вышли шеститомные «Записки палача», редактором которых значился Клеман Анри Сансон. Предполагают, что они основаны на дневниках Шарля Анри Сансона и воспоминаниях самого Клемана Анри, которые записал, обработал и дофантазировал журналист д’Ольбрез, уплативший 30 тысяч франков за право указать в качестве автора последнего из Сансонов.
  • Династия палачей Куизлей из баварского Шонгау. Знаменитыми стали благодаря своему потомку Оливеру Пётчу, автору серии исторических детективов «Дочь палача».
  • Джек Кетч — английский палач XVII в., времён Карла II и Якова II. Прославился главным образом своей некомпетентностью — отрубить голову с 3-5 удара у него считалось хорошим результатом. В Англии «Джек Кетч» стало нарицательным обозначением палачей.
    • Есть мнение, что Кетчу просто приносили удовольствие мучения приговорённых, а неумехой он мастерски притворялся все 23 года своей активной практики. Неумелых палачей во времена публичных казней толпа могла как минимум освистать (если это действительно зелёный юнец, в первый раз взявший в руки секиру), закидать чем угодно (от тухлых яиц до камней) и даже попытаться растерзать (правда, караульные обычно отбивали криворукого исполнителя у толпы). Поэтому у начинающих палачей была дополнительная мотивация к повышению уровня мастерства (вдобавок к желанию не приносить приговорённому лишних страданий). Кетчу же всё была божья роса. После казни лорда Расселла, возмутившей лондонцев, он выпустил листовку с «извинениями», на деле обвинив в неудачной казни самого приговорённого: якобы тот неудобно положил голову на плаху и отвлекал его разговорами, мешая прицелиться.
  • Уникальный случай, когда роль палача выполнил монарх — Пётр I был настолько разъярён бунтом стрельцов, что пятерым из них отрубил голову сам.
  • Джованни Баттиста Бугатти aka Мастро Титта (искажённое maestro di giustizia), палач Папской области в 1796—1865 гг. Умудрился «засветиться» в публицистике Диккенса, письмах Байрона и много раз — в стихах Джузеппе Белли. На одной из гравюр предлагает приговорённому последнюю понюшку табаку — он действительно имел такое обыкновение. Рубил головы до глубокой старости: в отставку он вышел только в 85 лет.
  • Василий Михайлович Блохин — работник советских органов государственной безопасности. Согласно утверждению британского исследователя Саймона Монтефиоре он собственноручно казнил тысячи приговорённых. О подтверждениях из отечественных источников неизвестно.
  • Петар Брзица — хорватский палач, за ночь (!) перебивший больше тысячи сербов ножом-серборезом.
  • Антонина Макарова (1920—1979). Известна также под прозвищем «Тонька-пулеметчица». В 1941 г. попала в немецкий плен, будучи медсестрой РККА. Бежала из плена, попала на территорию Локотской республики и пошла на службу к немцам — стала палачом, расстреливала из пулемета «Максим». Её жертвами стали около 1500 человек, в основном члены семей партизан. Также работала в службе эскорт-услуг для немецких солдат и летом 1943 г. попала в госпиталь из-за сифилиса (коим её наградил некий немец или полицай). Пока она лечилась, Локоть был освобожден Красной Армией, а Макарова скрылась на территории Украины, потом — Польши и Германии. Используя украденный военный билет, устроилась медсестрой в советский госпиталь, где познакомилась с раненым солдатом по фамилии Гинзбург и вышла за него замуж, сменив фамилию. После войны супруги жили в белорусском Лепеле. Её настоящая фамилия стала известна, когда один из её братьев, проживавший в Тюмени, будучи сотрудником минобороны, заполнил в 1976 году анкету для выезда за границу. Потом Макарова-Гинзбург была арестована, опознана, осуждена и приговорена к расстрелу, став одной из трёх казненных в пост-сталинском СССР женщин.
    • Говорят, первое время Гинзбург не мог поверить в предъявленные жене обвинения, хотел дойти до самого Брежнева. А когда узнал, в чём именно ее обвиняют, забрал двоих дочерей и уехал из Лепеля. Тут следы их семьи теряются.
  • Иоганн Райхарт, последний из династии немецких палачей, работавший во времена Веймарской республики и Третьего рейха. В частности, казнил Софи и Ганса Шоллей и Кристофа Пробста, членов антифашистской группы «Белая роза». Отличался педантичностью и строгим соблюдением правил — на казни являлся при полном параде (фрак, манишка, цилиндр), ко всем казнимым относился с одинаковым уважением. После войны работал на американцев и должен был казнить и нацистских преступников по итогам Нюрнбергского трибунала, однако незадолго до этого случайно узнал, что повесил двоих невиновных. Попал в больницу с нервным срывом и, выйдя из неё, немедленно уволился (но всё же обучил своего преемника Вудза всем премудростям повешения и руководил сооружением эшафота). Позже стал категорическим противником смертной казни.
  • Джон Вудз (1911—50). Американский палач, прославившийся как исполнитель смертных приговоров Нюрнбергского и Токийского трибуналов военным преступникам. В ночь на 16 октября 1946 года в спортзале нюрнбергской тюрьмы Джон Вудз вместе с солдатом-добровольцем Джозефом Малта (1918—1999) привели в исполнение смертные приговоры Нюрнбергского трибунала. Ими были последовательно повешены следующие нацистские преступники: Риббентроп, Кейтель, Кальтенбруннер, Йодль, Заукель, Штрайхер, Зейс-Инкварт, Франк, Фрик и Розенберг. А 23 декабря 1948 года в тюрьме Сугамо он повесил следующих японских военных преступников: Кэндзи Доихара, Сэйсиро Итагаки, Хэйтаро Кимура, Иванэ Мацуи, Акира Муто, Хидэки Тодзио, Коки Хирота. Умер палач от удара электротоком при попытке починить электросеть.
  • Альберт Пирпойнт (1905—92). Англичанин, работал на виселице. Прославился приведением в исполнение приговоров нацистским преступникам и изменникам Британии (в частности, садистке Ирме Грезе, коллаборационисту-пропагандисту Уильяму Джойсу и создателю британских формирований СС Джону Амери), а также убийце Джеймсу Инглису (весь процесс казни занял 7,5 секунд, и палач по-своему гордился этим результатом) и Рут Эллис (последняя казненная в Британии женщина, убившая своего любовника). Всего Пирпойнт провел 435 казней (хотя некоторые источники дают цифру в 600 и более). В 1956 году он ушел в отставку и занялся торговлей — еще задолго до этого палач на заработки от казней купил паб. В 1974 году вышла в свет его автобиография с кратким названием «Палач: Пирпойнт». Альберт Пирпойнт умер во сне в доме престарелых, пережив свою жену Энни на несколько лет.
    • Интересно, что сам палач высказывался за отмену смертной казни, так как в глазах преступников не видел страха смерти. А еще Альберт Пирпойнт отличался своеобразной религиозностью. «Он был довольно-таки верующим человеком. Свою работу он считал предназначением. Думаю, это помогало ему найти оправдание для того, что он делал», — рассказывает приятель палача Ян Хэнсон.
  • Фернан Мейсонье (1931—2008). Работал на гильотине во французском Алжире с 1947 г. Его отец Морис стал палачом из-за предоставляемых «выгод и благ»: право иметь боевое оружие, высокая зарплата, бесплатные поездки и налоговые льготы по содержанию пивной. Орудие своей мрачной работы — гильотину «модель 48» — Фернан хранил до конца жизни. В 1958 г. он был назначен первым помощником палача, проработав на кровавой должности до 1961 г. Пик казней пришелся на 1953—1957 гг. Тогда освободительное движение в Алжире дало палачам множество осужденных. Только за это время Мейсонье казнил более 200 повстанцев. Также знаменит авторством мемуаров «Речи палача».
  • Абдалла ибн Саид аль-Биши — действующий главный палач Мекки, представитель династии палачей Аль-Бирши. Казни проводит через отрубание головы мечом (мужчин) или расстрел (женщин).

Примечания[править]

  1. Если топор использовался практически всеми катами, то владение мечом было признаком высшего палаческого пилотажа, ибо в Европе с его помощью казнили, как правило, исключительно дворян. Ну, ещё такая "удача" могла перепасть некоторым бюргерам, если магистрат города сподобится нанять подобного умельца - и наличие таких высококлассных мастеров меча всегда было поводом для гордости горожан
  2. Единственный безупречный персонаж Дюма Он всегда выполняет свой долг, и единственный раз, когда он его нарушил, он сделал это из чувства благодарности и милосердия. Ему чужда алчность и жестокость. Еще он достаточно ученый человек и не чуждый поэзии. Он умеет сочувствовать людям, и однажды пошел против воли могущественной королевы из сострадания и для выполнения воли умирающего. Это мэтр Кабош — палач парижского суда в романе «Королева Марго». Мэтр Кабош сведущ во врачевании, и именно его мастерство спасло жизнь израненному на поединке Коконнасу. Он любит поэзию (первый раз мы его встречаем, когда он поет песнь на стихи великого Ронсара). Он умеет быть благодарным и за одно только, что Коконнас пожал ему руку, избавляет его от пытки, хотя рискует оказаться на месте пытуемого. Ла Моля он все же пытает, но таковы его обязанности (что поделать, если он родился в семье палача). Зато потом во время следования на казнь Кабош делает все, чтобы облегчить страдания приговоренного, а потом и выполняет его последнюю волю. И надо сказать, выполняя это поручение, он вновь рискует — ведь королева-мать приказала отдать головы казненных ей, чтобы гадать на них. А ведь если Коконнасу Кабош был обязан за величайшую милость — рукопожатие, то Ла Молю он не был обязан ничем. Но… ему было его жаль. Как было жаль Маргариту де Валуа и Анриетту де Невер.
  3. В реальности всё вышло не так просто. Отправившись на эшафот, Картуш был в отчаянии — только по пути он понял, что будет единственным казнённым, а товарищи его предали, и ожидал своей участи более суток.