Офелия

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья The Ophelia. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Скорбь и печаль, страданье, самый ад
Она в красу и прелесть превращает.
»
— Лаэрт об Офелии, «Гамлет», акт IV
Примерно так выглядит типичная Офелия

Представьте себе привлекательную героиню с тонкими классическими чертами лица, точёной фигурой и загадкой во взоре… да-да, всё как в любовных романах, но плюс одна маленькая деталь: она абсолютно и полностью не в себе. Бродит по улицам в странном наряде и без обуви, разговаривает сама с собой, рисует что-то необычное на асфальте и стенах домов, на вопросы отвечает загадками или стихами и видит то, чего не видит никто другой (и иногда даже бывает права). Иными словами, образ Офелии — романтизация и эстетизация безумия (этот троп особенно любят писатели-мужчины, и как следствие, подавляющее большинство таких персонажей — женского пола). На архетипическом уровне его связывают с оракулами и предсказательницами (самый известный пример — пифии из Дельф), а также с духами природы — нимфами, феями, дриадами и подобными им (последняя аналогия особенно прослеживается в картинах прерафаэлитов). Иногда превращение в Офелию является следствием психологической травмы (как в случае с кодификатором); в других же случаях героиня вполне счастлива в своём воображаемом мире и иногда даже может втянуть в него героя, особенно если этот мир не совсем воображаемый.

В мягких вариантах (когда нет тяжёлой психиатрии) является подвидом тропа Житель Страны Эльфов. Может рассматриваться как привлекательный недостаток с педалью, выжатой в пол (странность и «чудесатость» может быть привлекательной и в реальной жизни).

Родственные тропы — Добрый безумец и Безумие — это смешно.

Примеры[править]

Театр[править]

  • Офелия из шекспировского «Гамлета» — кодификатор тропа.
  • С.Руббе, «Жульета» — главный герой, фокусник, познакомился в гостинице с доброй, но крайне чудаковатой девчонкой-уборщицей, и согласился помочь ей добраться в другой город к сестре. На месте выяснилось, что сестра благополучно съехала и нового адреса не оставила — вероятно, чтобы избавиться от младшенькой… Пришлось герою брать попутчицу на поруки и обучать цирковому ремеслу.
  • Р. Б. Шеридан, «Критик, или Репетиция одной трагедии» (1779). Пародия на многочисленные подражания шекспировской Офелии. С ума сходит Тильберина, героиня трагедии «Испанская армада»:
  • Тенесси Уильямс:
    • «Орфей спускается в ад» — Кэрол Катрир, с прикрученным фитильком, т.к. не безумна, а лишь крайне экстравагантна и часто пьяна, но ведет себя похоже. Появляется босиком.
  • Балет «Жизель» - главная героиня стала такой перед смертью, после психологической травмы (любимый обманул).

Литература[править]

Русскоязычная[править]

« Офелия гибла и пела,

И пела, сплетая венки; С цветами, венками и песнью На дно опустилась реки.

»
  • другое его стихотворение из цикла «К Офелии» (всего их десять):
« Я болен, Офелия, милый мой друг!

Ни в сердце, ни в мысли нет силы. О, спой мне, как носится ветер вокруг Его одинокой могилы.

Душе раздраженной и гру́ди больной Понятны и слезы, и стоны. Про иву, про иву зеленую спой, Про иву сестры Дездемоны.

»
— 1847 г.
  • В. Я. Брюсов, «Офелия»:
« Ты не сплетала венков Офелии,

В руках не держала свежих цветов; К окну подбежала, в хмельном веселии, Раскрыла окно, как на радостный зов!

.. Кому было дело до лика странного, Высоко, высоко, в чужом окне! Чего ж ты искала, давно желанного, Блуждающим взором, внизу, на дне?

Никто головы не поднял, — и с хохотом Ты кинулась вниз, на пустой гранит. И что-то упало, с тяжёлым грохотом, Под зовы звонков и под стук копыт.

»
— 1911 г.
  • Наина Георгиевна из романа Акунина «Пелагия и белый бульдог» явно эксплуатирует этот образ (на что в одной из сцен прямо указывает её брат), например, почти всегда говорит загадками. Впрочем, она относительно нормальна, и это скорее выпендрёж.
    • У него же в «Любовнице Смерти» — девушка Александра Синичкина, собственно, по прозвищу Офелия. Обладает экстрасенсорными способностями.
  • Татьяна Толстая, «Свидание с птицей» — Тамила.
  • «Хроники странного королевства» — нимфа Азиль. Впрочем, это субверсия: Азиль не безумна и очень позитивна, просто она нимфа и в силу этого не понимает многих условностей мира людей. Ну и бонусом: не любит обувь, видит то, чего не видят другие, и многое из чего может исправить… Специфическим способом. Мужчины, впрочем, не жалуются.
  • «Часодеи» — Николь Огнева.
  • Вера Камша, «Хроники Арции» — Лупе.
  • Улия из рассказа Марины и Сергея Дяченко «Подземный ветер» (она же POV-персонаж, и поэтому трудно понять, является ли она «не от мира сего» в прямом или переносном смысле).
  • Татьяна Леванова, «Повелитель иллюзий» — Либрант, редчайший пример тропа мужского пола. Он «задумчивый» («задумчивыми» в этом мире называют тех, кто сошёл с ума после подключения к виртуальной реальности — «Лабиринту Иллюзий»), похож на утончённого сказочного принца и говорит загадками. А женским вариантом тропа является не названная по имени дочь чиновника Увидалия, тоже «задумчивая». В конце они оба излечились и стали парой.
  • Константин Сергиенко, «Самый счастливый день» — Леста. Родители уехали работать за границу, оставив без того странную и мечтательную дочь с замкнутой и набожной бабушкой. К началу действия бабушка уже умерла, родители не выходят на связь, а девочка выживает в одиночку в частном доме, толком не учится (уже оставалась на второй год), безвылазно витает в облаках, бесит учителей и одноклассников оторванностью от коллектива. Вдобавок ходит в церковь. На дворе конец 50-х…
  • Смутное время — Александра после смерти Михаила превратилась в неё. Живёт в своём вымышленном мире, почти не замечая окружающих, поёт странные песни, ждёт возвращения мужа, как живого. Порой угадывает то, что должно произойти.
    • А юродивая (а может, и святая) Даша — пример Офелии в старости.

На других языках[править]

  • Стихотворение Роберта Геррика «Песня безумной девы»:
« Ах, сэр, благослови Христос

И утро голубое, И космы всклоченных волос, Покрытые росою...

»
— Перевод А.Я. Сергеевa
  • Вальтер Скотт любил этот троп:
    • «Ламмермурская невеста».
    • Поэма «Дева Озера» — Бланш сошла с ума, после того как ее жениха убили прямо во время свадьбы, а ее похитили. С тех пор она бродит по горным тропам, распевая песни, с венком на голове.
    • «Сент-ронанские воды» — еще подростком мисс Клара Моубрей перенесла психическую травму и была какое-то время не в себе. Во время действия романа ей 24, она очень красива, но постоянно нарушает светские правила, необычно одевается, совсем не желает играть роль хозяйки дома (что считалось обычным для взрослой девушки, живущей вдвоем с холостым братом), любит сломя голову скакать на коне по окрестностям и т. п. Некоторые знакомые считают, что барышня просто хочет казаться романтической героиней (на дворе самое начало XIX века), а хорошо ее знающий юрист дипломатично говорит: «мисс Клара не такая, как все». Автор сравнивает Клару с Офелией («хотя ее наряды, манеры и мнения удивительно шли ей, они, как венок Офелии и обрывки ее странных песен, должны были по сути дела вызывать сострадание и грустные чувства»), а она сама однажды сказала, уходя из гостей: «Не хочу я быть и Офелией, хоть и повторю вслед за ней: „Доброй ночи, сударыни; доброй ночи вам, милые дамы!“ Теперь же… нет, нет, я не скажу: „Подайте мне карету!“, а только — „Коня, коня!“»
    • «Эдинбургская темница» — Мэдж Уайлдфайр (Wildfire, это не говорящая фамилия, а прозвище). С прикрученным фитильком: это не утонченная барышня, а девица из низов. Довольно привлекательная, высокая, с грубовато-красивыми чертами лица, остриженная по-мужски. Как настоящая Офелия, Мэдж распевает народные песни и порой говорит что-нибудь глубокомысленное: «В конце концов, Джини, все равно толком не узнаешь, кто умер, кто жив, а кто в стране фей». Как Офелия, раньше была нормальной, но после двух ударов судьбы подряд сошла с ума. Автор пишет: «Если со времен датчанина Гамлета самой трогательной из безумных дев была Офелия с ее песнями, то самой несносной оказалась Мэдж Уайлдфайр». Такой она была для судебного следователя, которому на допросе отвечала песнями, например:
«

«Ах, где твое колечко, колечко, колечко? Ах, где твое колечко, скажи мне поскорей!»: «Дала его солдату, солдату, солдату, Солдату отдала я залог любви моей».

»
— «Эдинбургская темница»
  • У Скотта есть и мужские образы, подходящие под этот троп, суть которого эстетизация безумия: Аллан Мак-Олей («Легенда о Монтрозе»), молодой горский дворянин, у которого иногда бывают приступы «помрачения сознания», но и в остальное время выглядящий человеком не от мира сего, к тому же ясновидящий, и Дэви Геллатли («Уэверли»), полубезумный деревенский паренек, держащий себя как шут — прыгающий на одной ножке, корчащий гримасы, распевающий песенки. Иногда они даже комментируют происходящее, а иногда просто создают атмосферу поэтического безумия. Когда ГГ впервые его видит, Дэви «пресерьезно и не без некоторого вкуса» поет «отрывок из старинной шотландской песни», напоминающий одну из песен Офелии (а также песню Дездемоны о зеленой иве):
«

Ужель ты обманул меня В то лето золотое? Тебе я тем же отплачу Дождливою зимою. И коль тебе я изменю - Ты сам тому причина. Смеешься с девушками ты - Я улыбнусь мужчинам.

»
— «Уэверли»
  • Фенимор Купер, «Зверобой» — Хетти Хаттер.
  • Уилки Коллинз, «Женщина в белом» — Анна Катерик.
  • Чарльза Диккенс:
    • «Наш общий друг» — Дженни Рен (отчасти). В начале романа выглядит просто как житель Страны Эльфов, но ближе к концу появляются намёки на романтику (в частности, её отношения с Хлюпом).
    • «Барнеби Радж» — заглавный герой, похожий на Дэви Геллатли («Уэверли», см. выше).
  • Рэй Брэдбери, «451 градус по Фаренгейту» — Кларисса Маклеллан. Классическая представительница тропа — мечтательная, очень красивая юная девушка и явно не от мира сего. «Мне семнадцать лет, и я помешанная. Мой дядя утверждает, что одно неизбежно сопутствует другому». Погибла под колесами автомобиля.
    • Дядя такой же, как Кларисса, инакомыслящий, она его постоянно цитирует.
  • Эрих Мария Ремарк, «Чёрный обелиск» — Женевьева Терговен (она же Изабелла).
  • Владимир Короткевич «Дикая охота короля Стаха» — Надежда Яновская, последняя из древнего дворянского рода Яновских. Здесь надо сказать, что до такого состояния её долго, настойчиво и методично доводили. А всё потому, что она доверчива, как дитя, особенно в том, что касается семейных преданий и суеверий.
  • Павел Вежинов, повесть «Барьер» — Доротея.
  • Полумна/Луна Лавгудс прикрученным фитильком (в принципе нормальна, хотя и со странностями).
    • И профессор Трелони оттуда же: не так молода (на момент появления в книгах ей 33), но по-своему привлекательна, зато чудачества хватит на двух Полумн.
  • Безумная Лори из повести Пола Гэллико «Томасина». И в книге, и в экранизации Леонида Нечаева «Безумная Лори» — классическая Офелия, чего не скажешь о диснеевской версии «Девять жизней Томасины», где её сделали ухоженной красоткой с незначительными странностями.
  • Таня Хафф, «Врата тьмы» — Ребекка. Юная красивая девушка, которую считают умственно отсталой, при этом наделена способностью видеть магических существ.
  • «Идиоглоссия», по которой снят «Nell» с Джоди Фостер — субверсия про девушку, выросшую в изоляции. Нет, она не сумасшедшая, как многие её воспринимают, а просто ведёт себя неадекватно, так как ничего в большом мире не понимает.
  • Пауло Коэльо, «Ведьма из Портобелло» — главная героиня Афина.
  • «Досье Дрездена» — Жюстина в ранних книгах. Однако она проходит курс лечения и за несколько лет становится вполне вменяемой (хотя и эксцентричной). И даже поднимает уровень крутизны, при этом используя свой прежний образ милой дурочки как маску.
  • Эндрю Дэвидсон, роман «Горгулья» — Безумная художница Марианн Энгел.
  • Патрик Ротфусс, «Хроники убийцы короля» — Аури.
  • Цикл Муни Витчер про Джено — красивая арабская волшебница Ранья Мохатдина. Во второй книге была отравлена помощницей главгада Баттерфляй о’Коннор и сошла с ума, превратившись в классическую Офелию. В третьей книге успешно поправилась.
  • Деннис Лихэйн, «Shutter Island» («Остров проклятых») — Долорес Шаналь, жена главного героя. В режиме педаль в пол.
  • Чак Паланик, новелла «История одной любви» - девушка и впоследствии жена протагониста.

Кино[править]

  • «Босиком по мостовой» и американский ремейк «Босиком по асфальту»: главный герой знакомится с главной героиней в… психушке!
  • «Отель «Миллион долларов»» Вима Вендерса: начитанная босоногая красавица Элоиза, считающая себя плодом воображения.
  • «Барьер» — экранизация повести Вежинова.
  • «Дикая охота короля Стаха» Валерия Рубинчика — Надежда Яновская.
    • Плюс ещё одна — пани Кульша, сошедшая с ума после того, как её муж стал жертвой «дикой охоты». У Короткевича пани Кульша тоже есть, но там она измождённая, жуткого вида старуха, тогда как у Рубинчика — каноничнейшая Офелия.
  • «Лабиринт Фавна» — игра с тропом: главную героиню зовут Офелия, она видит невозможные вещи, её считают странной мечтательницей... вот только психически она совершенно нормальна, просто никому не может это доказать.
  • «Куклы» Такеши Китано — они собрались пожениться, но он приглянулся дочери президента корпорации, которая захотела за него замуж, после колебаний он ей объявил, что её бросает, на что она покончила собой, и её слишком поздно откачали, так что она повредилась мозгами, он, узнав об её самоубийстве, сбежал со свадьбы и забрал её из больницы, и уехал с ней далеко-далеко… (а поскольку это трагедия, то стали они бомжами)
  • «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?» — Элис после адского забега-дерби, во время которого якобы «устал и прилёг отдохнуть» пожилой моряк.
  • «Письма к Эльзе» Игоря Масленникова — Ольга. Муж-олигарх, судя по всему, пользовал в качестве супруги «Офелию», найденную в… психушке.
  • «Сибирское воспитание» — блаженная девушка Ксения. По-детски наивна, говорит о себе в третьем лице, не умеет читать… Ну вы поняли, да.
  • «Начало» — Мол, жена Доминика. Перестав отличать сон и реальную жизнь, сошла с ума, что привело её к самоубийству.
  • «Аквамарин» — главная героиня. Причём, сама по себе Аквамарин совершенно нормальная, просто воспринимается как Офелия как и в родном подводном царстве, так и на земле. В первом случае — из-за веры в большую любовь, во втором — из-за нетипичного для людей поведения.
  • «Дэвид и Лиза» 1962 года — Лиза, психически больная возлюбленная главного героя. Одна её личность, «Лиза», говорит только в рифму, а другая, «Мюриэл», не говорит вообще и общается записками. В конце Лиза излечивается и начинает разговаривать нормально.
  • «Офелия» (2018) — внезапно субверсия. То есть поначалу, когда Офелия всерьёз верит, что её Гамлета убили, она честно на грани с сабжем, но вот знаменитая сцена с безумием и цветами — притворство чистой воды.
  • «Зажги красный фонарь» — Сунлянь сломалась под грузом патриархальных порядков в полигамной семье господина Чэня (последней каплей стало убийство другой наложницы) и теперь одиноко слоняется по поместью в одежде, которую носила до замужества, словно всех пережитых ею ужасов никогда не было. В книге-первоисточнике она ещё и постоянно бормочет «Я не прыгну, я не прыгну!» — в колодец, куда сбросили тело той самой казнённой наложницы.
  • Джалло «Что вы сделали с Соланж?» — заглавная героиня после зверского подпольного аборта.

Телесериалы[править]

  • «Светлячок» — Ривер Тэм.
  • «Баффи — истребительница вампиров» — Друсилла. Злодейский вариант.
  • «Особняк Красная Роза» по сценарию Стивена Кинга — Энни.
    • Там же — Пэм, зигзагом. Сперва она просто красивая, тихая, хоть и сексуальная, белокурая девушка с изысканными чертами лица и фигурой (и с паранормальными способностями, но там вся компания такая), однако потом ее показывают мертвой, плавающей в пруду, причем эти кадры напоминают известную картину Милле «Офелия». Сразу вспоминается, что ведь и шекспировская Офелия сперва была обычной красивой девушкой.
  • «Мыслить как преступник», серия «Если обувь впору» — Клэр Данбар: тоже злодейский вариант. Считает себя Золушкой и ищет своего прекрасного принца… и убивает тех, кто оказался не принцем.
  • «Суд присяжных. Окончательный вердикт», серия «Офелия» — убитая Жанна Калинина: опять же, злодейский вариант. Была помешана на древностях, но при этом не любила людей, в том числе и самых родных, за что и поплатилась. Даже соседи в разговоре с Владимиром Золотарёвым в открытую называли молодую женщину сумасшедшей. Что примечательно, труп Жанны был сброшен в реку.
  • «Великолепный век» — хрупкая красавица Хатидже после измены мужа теряет душевный покой, а после его казни — становится откровенно безумна.
  • Друзья — Фиби.

Мультфильмы[править]

  • «Ледниковый период: Столкновение неизбежно» — Брук. Мягкий и даже юмористический вариант тропа.

Мультсериалы[править]

Комиксы[править]

  • DC — злая и очень сумасшедшая версия: Харли Квинн. Ну да ничего, её возлюбленный тоже, как минимум, не совсем нормален.
  • Sandman — сестры главного героя, Сумашествие (в прошлом, что характерно, Восхищение) и Смерть. Впрочем, Смерть отнюдь не безумна, хотя и кажется посторонним слегка «не от мира сего».
  • «Семь сыновей. Джайкарн» — принцесса Мади.

Аниме и манга[править]

  • Аниме Gakkou Gurashi! по одноимённой манге: Юки Такея очень оригинально воспринимает творящийся вокруг зомби-апокалипсис, полагая, что она и другие члены клуба просто так сильно любят свою школу, что готовы в ней даже ночевать. Подруги стараются не разрушать грубо её воображаемый мир, опасаясь, что воспоминания об истиной трагедии приведут к ПТС. В итоге вынуждена принять реальность и избавляется от иллюзий, сохраняя при этом ребячливый нрав.
  • Berserk — Каска превратилась из бой-бабы в немого безумца после пережитого во время Затмения. Педаль в пол: несколько раз она едва не повторяет судьбу «гамлетовской» Офелии.
  • Oyasumi Punpun — Айко, мрачная деконструкция тропа. Причём началось её превращение в Офелию едва ли не с детства: попробуйте-ка пожить с психически нездоровой мачехой-сектанткой, а потом пахать на чёрной работе, чтобы содержать её. Окончательно же она переходит горизонт после убийства мачехи — добавим сверху жизнь в бегах с ограниченным запасом денег, ухудшающиеся из-за этого и без того непростые отношения с Пунпуном, кустарно обработанное незаживающее ранение в боку и невозможность обратиться за нормальной медпомощью из страха ареста. Неудивительно, что она предпочла наложить на себя руки, чем дальше такой кошмар выносить!
  • Принцесса прикидывается сумасшедшей — субверсия: принцесса Лизбелл лишь притворяется Офелией, чтобы не вызывать подозрений у одержимых жаждой власти братьев и сестер. Жалобы на голоса в голове, периодические попытки залезть на покрытые колючими лозами стену, но большей частью она с беззаботной улыбкой бродит босиком, танцует и поет о лунном саде.
  • Claymore — собственно, Офелия, клеймор номер четыре. И в тоже время субверсия тропа, поскольку от неё милоты не стоит ждать. Настолько отмороженная на голову садистка-психопатка, что её сторонятся все остальные клейморы. Нарушает правила Организации, включая запрет на убийство людей. Относится к своим врагам как игрушкам. Чрезвычайно сильна. Успела лишить руки Клэр. Стала клеймором и сошла с ума из-за смерти своего старшего брата от рук Присциллы. Она не смогла сдерживать себя под контролем и в итоге по иронии сама стала Пробуждённой.

Видеоигры[править]

  • TES: Shivering Isles — герцогиня Сил. Стройная, красивая, с холодным и подозрительным взором, тайная любовница герцога Мании Тейдона. Ей, герцогине Деменции, быть безумной сам бог велел. Лично. Поскольку сам бог является её сюзереном, принц Безумия Шеогорат. Там же — и многие другие женские персонажи, например, Релмина Вереним, возлюбленная самого Шеогората.
  • Скайрим — данмерка, младшая сестра алхимички, выращивающей корни Нирна. Девушка постоянно гуляет и даже бегает по лесу вокруг фермы и вообще кажется существом не от мира сего.
  • Second Sight — Джейн Уайлд.
  • Dragon Age: Origins — такой кажется (но не является !) ведьма Морриган: говорит (в русской локализации) белым стихом и туманными намёками, отличается социальным дарвинизмом и циничной язвительностью. Причина — в её, кхм, крайне специфической мамаше.
    • Во второй части — долийка Мерриль (в первой части деловая и адекватная, во второй теряет ориентацию в пространстве и социуме). Причина, вероятно, в гибели/уходе из клана её единственных друзей, Махариэль (возможного Серого Стража-долийца) и Тамлена.
    • В Inquisition имеем гендерную инверсию в лице Коула.
  • «Мор (Утопия)» — Ева Ян.
  • Clive Barker's Jericho — Симона Коул.
  • Diablo III — с фитильком: Лия.
  • Vampire: The Masquerade: Bloodlines — повышенно хаотичная версия в исполнении Жанетт.
    • Сабж напоминает женская версия игрового Тремера.
    • И Малкавианка, разумеется!
  • «The Council» — Элизабет Адамс.

Визуальные романы[править]

Музыка[править]

(link)

Рада и Терновник
  • Группа «Рада и Терновник». С фитильком, конечно, но от ее песен, наполненных сказочными образами, еще и в своеобразном исполнении, голова куда-то стремительно улетает. Педаль в пол — ее альбом с ансамблем бабушек, поющих настоящие народные песни (для андеграунда сочетание само по себе безумное, особенно для тех времен).
  • Poppy — певица, распиарившаяся на таком сценическом образе. Сперва был очень странный ютуб-канал, где она несла околесицу безумными интонациями (продюсер признавался, что вдохновлялся Дэвидом Линчем). Уже когда канал привлек внимание публики и любителей построить теории «а что это и зачем?!», стали выкладывать ее песни. Потом ее сценический образ помрачнел: музыка стала тяжелее, а в клипах появилась кровища — из страны обычных эльфов она перебралась в страну тёмных. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что еще не понятно, кто настоящий автор образа — продюсер или его бывшая девушка, певица Mars Argo (если второе, то изначально она придумывала его для себя). Последняя хотела с ним за него судиться, но конфликт был урегулирован без суда.
  • Жанна Агузатора. Специально она выбирала такой образ или нет, неизвестно, но даже Камеди-клаб потешался над ее славой безумной женщины.
  • Егор Летов — собственно, «Офелия». Посвящена безвременно погибшей Янке Дягилевой, которая была сабжем если не по жизни, то в сценическом образе.
  • Король и Шут — песня «Бедняжка».
  • Линда — клип «Взгляд изнутри». И вообще образ явно эксплуатировался в раннем имидже певицы.
  • Ирина Богушевская — песня «Офелия».
  • Эллисон Гарвард — клип «Underwater».
  • Овиди Монльор — «Homenatge a Teresa».

Реальная жизнь[править]

  • Жанну д’Арк нередко изображают именно так, напополам с девой-воительницей. А чего вы хотели, обычная девушка вряд ли будет слышать голоса святых и ангелов.
  • Элизабет Сиддал — натурщица, поэтесса и художница эпохи викторианской Англии. Позировала для известнейшей картины с Офелией. Впала в депрессию и начала злоупотреблять опиатами, впоследствии умерла от передозировки.
    • Её история была экранизирована в сериале Desperate Romantics.
  • В любом городе есть свои местные странные персонажи, среди которых иногда можно встретить и такую.
    • По личному опыту автора правки, некоторые из таких персонажей при личном знакомстве могут оказаться в целом нормальными и очень интересными людьми.
  • Лючия Джойс — красавица-дочь писателя Джеймса Джойса, талантливая итальянско-ирландская танцовщица. Была госпитализирована с диагнозом «шизофрения».
  • Ранее упомянутая Эллисон Гарвард интересуется гемофилией и находит привлекательной кровь из носа. В остальном же является нормальным человеком.
  • А также образ певицы That Poppy.
  • Бабета, она же Француженка, она же Дама-с-Прической — проживавшая в Одессе бывшая балерина с по-настоящему трагической судьбой: сошла с ума после того, как на её глазах убили её мужа и обоих детей. К сожалению, скончалась — по разным данным не то в 2015, не то в 2018 году.