Оттенить героя мерзавцем

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статьи Foil, Evil Counterpart. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Это старый прием: чтобы оттенить ослепительное сияние и величие, надо рядом изобразить нечто темное, мрачное, мерзкое, гнусное, смердящее. Для контраста. »
— Из книги одного перебежчика. По крайней мере, в пиаре он разбирается.
« ...славное восхваление Ибрахима Счастливца начиналось с описания собачьей подстилки с целью дальнейшего противопоставления ей дворца повелителя правоверных. »
— Г.Л.Олди «Я возьму сам!»
« Мой друг, мой друг надёжный,
Тебе ль того не знать:
Всю жизнь я лез из кожи,
Чтобы не стать — о Боже! —
Тем, кем я мог бы стать…
»
— Г. Лоусон

Старый — и в наши дни уже начинающий терять актуальность — троп. Как порельефнее показать великого, благородного, стойкого и отважного героя? В частности, оттенить его мерзавцем. Вариант — слизняком.

Показать мужественного персонажа на фоне подчёркнуто немужественного. Доброго — на фоне исходящего злобой. И т. п.

Но есть способ оживить этот замшелый штамп, заставить его заиграть красками. Если сюжет по-настоящему глубок — в нём, как правило, ярко показывается (а то и подсвечивается), что оттеняемый герой, если бы захотел (позволил себе), мог бы и сам сделаться кем-то вроде мерзюка (или слизняка), которого в сюжет привлекли на роль оттенятеля.

Примеры[править]

Как правило, все примеры — с отчётливым оттенком «Кем я мог бы стать».

Литература[править]

Русскоязычная[править]

На других языках[править]

« Ужасен Тёмный Властелин [Саурон] — а ведь я могу стать ещё ужаснее. »
— Гэндальф
  • «Властелин Колец». Героического и стоического Гэндальфа («годами идущего сквозь огонь, напрямик и без колебаний»(с)) демонстративно оттеняют подлым, корыстным и скатывающимся до мелочности Саруманом (на момент повествования — уже скорее пародией на типаж «великого и властного мудреца»). Фродо оттенён… бр-р… Голлумом. Заблуждавшийся (иначе его не смогли бы околдовать), но преодолевший это эпический герой Теоден оттенён добровольно предавшимся Злу (уж не из-за комплексов ли своих?) двурушником Гримой.
    • И тут же — некоторая деконструкция всего этого (врёт, врёт народная молва, когда бают о «Толкине-идеализаторе, сочинителе сладких сказочек с примитивной чёрно-белой моралью»!). Гэндальф — не без моральных пятнышек. Голлум — не условная маска мерзюка, а полнокровный образ, с подробным показом мотивации, он «тоже плачет» и «чувствовать умеет», и это подчёркивается. Фродо, конечно, не мямля и не тряпка (как в неканоничном фильме-экранизации), но и не идеализирован, в нём есть грехи, пороки, и автор гнёт к тому, что они-то, мол, героя и подводят. Фродо к концу дал моральную слабину и этим чуть не завалил всё дело, и только благодаря невольному вмешательству того же самого Голлума всё выправилось и все были спасены. Теоден происходит из той же культуры, что и Грима — это так называемые «Люди Сумерек»(с), то есть такие, которые веками предпочитают жить только самыми простыми понятиями и интересами и даже к грамоте не приохотились в массе своей.
  • «Гарри Поттер». Самого Гарри очень настойчиво оттеняют двумя персонажами: во-первых, злобноватым юным неадекватом Драко Малфоем (фанфикрайтеры в массе своей не приняли такой функции персонажа — старательно его обеляли, хотя он и в каноне подан, мягко говоря, НЕ однокрасочно, но им казалось мало), а во-вторых, главным антагонистом — матёрым злобным неадекватом и маньяком, Тёмным Лордом Voldemort’ом.
    • Некоторая деконструкция: Гарри и сам местами не ангел. А уж его погибший отец (которого Гарри идеализировал и на которого мечтал быть похожим не только внешне) — и подавно. А уж неоднозначный (на поверку) ментор Гарри Поттера имеет в шкафу много подгнивших скелетов… Но ментора отнюдь не «оттеняют» тем же Тёмным Лордом — во время их прямого противостояния происходит, по крайней мере если знать весь канон, чуть ли не пародия на троп. Однако означенный ментор в молодости сам чуть не стал кем-то вроде Voldemort’а, если не ещё хуже[1].
    • И сам Гарри, и Сириус Блэк очень эффектно смотрятся на фоне мерзкого, суетливого Питера Петтигрю. Но если задуматься о Питеровых мотивах, о его деяниях… В конце концов, все трое — воистину гриффиндорцы, вот только Питера его гриффиндорский стоицизм (вкупе с малодушием) привёл не на ту сторону…
  • «Белгариад». Плоховато, негодно сыграны оттеняющие противопоставления Белгарата и Зидара, Белгарата и Ктачика, Силка и Брила (или как его там, этого дагаши, на самом деле зовут). И Зидар, и Ктачик, и Брил — слишком уж схематичные образы. Это уж даже не «Толкин для простых»(с), это ещё слабее.
  • «Террор»: Франклин, конечно, живой и хорошо прописанный персонаж, но придуман он явно таким образом, чтобы оттенять капитана Крозье: Крозье компетентен, а Франклин дурак; Крозье из простонародья, а Франклин аристократ; Крозье алкоголик, а Франклин трезвенник; Крозье козёл, а Франклин неизменно вежлив.
  • «Досье Дрездена»: в 15-й книге Гарри Дрездена оттеняет Ханна Эшер. Оба — пирокинетики исключительной силы. Оба в 16-17 лет подверглись нападению и, защищаясь, сожгли нападавшего живьём (Гарри — своего злого ментора, Ханна — троих насильников), после чего долгие годы преследовались Стражами и могли полагаться лишь на самих себя. Оба получили от Никодимуса монету Лашиэли. И тем не менее… Гарри любит магию за способность к созиданию, Ханна — за власть, которую она даёт ей лично. Гарри готов лечь костьми за друзей, Ханна — закоренелая эгоистка. Гарри честно оттрубил испытательный срок, а со временем сам стал Стражем и сделал на этой должности много добра, Эшер же в бегах только оставляла за собой новые трупы. Гарри сопротивлялся искушениям тени падшего ангела дольше, чем кто бы то ни было, и в итоге сам довёл тень до поворота направо, Ханна ухватилась за монету обеими руками, не думая о последствиях. Ну и наконец, Гарри жизнь научила просчитывать каждый свой шаг и использовать против противников их же оружие, а Ханна — эталонный Лирой Дженкинс: не получается прожечь препятствие — добавь градусов. Убив Ханну в магическом поединке её собственным Адским Пламенем, Гарри печально подсвечивает: «На её месте мог быть я…»
  • «Песнь Льда и Огня» — Мартин не был бы Мартином, если бы отказался от этого тропа:
    • Тайвин Ланнистер оттеняет собой Неда Старка. Оба — грандлорды; оба преданно служили десницами своим королям и были их близкими друзьями; оба приняли дела своих домов далеко не в лучшем положении, собрали их осколки воедино и приумножили их влияние; у обоих в семье есть незапланированные дети. Однако Эддард преданно служил Роберту Баратеону, даже когда стало ясно, что тому плевать на старую дружбу и попытался сохранить жизнь Джоффри, Мирцелле и Томмену, причём несмотря на то, что они не его крови. Тайвин же покинул Эйриса, когда тот отказался женить Рейгара на Серсее; не выступил на помощь Таргариенам во время восстания Баратеона, а потом, не колеблясь, отдал приказ уничтожить его самого и его семью, когда стало ясно, что Таргариены проиграли войну. Эддард принял в семью Джона Сноу и Теона Грейджоя и воспитал их, как родных сыновей, и вообще безоговорочно посвятил себя семье; Тайвин же заботой о семье только оправдывает жестокости, которые он позволяет себе творить, даже не пытаясь быть отцом не то что Тириону, но и Джейме с Серсеей, расценивая их как фигуры в игре престолов. Нед ведёт за собой примером. Тайвин — страхом. Старк применяет силу, когда вынужден, не стесняясь решать дело миром. Тайвин прибегает к ней постоянно, даже там, где можно без этого обойтись. Хранитель Севера готов выполнить грязную работу собственноручно[2], тогда как Хранитель Запада всё делает чужими руками. И даже смерти их разнятся: Эддард умирает при свете дня, признавшись в измене, которой не совершал, ради того, чтобы могли жить его дочери, но его гибель оплакивают на Севере, Речных землях и Долине Аррен. Тайвин умирает один, ночью, в сортире, последними словами проклиная собственного сына, и даже Джейме с Серсеей не слишком торопятся почтить его.
    • Серсея Ланнистер выполняет ту же роль по отношению к Кейтилин Старк. Обе являются дочерями грандлордов; обе были предназначены родителями в жёны сыновьям могущественных лордов, которых полюбили (Кейтилин — Брандону Старку, Серсея — Рейгару Таргариену), и вышли в итоге не за них. Но Кейтилин нашла в себе силы полюбить Неда и стала матерью его пятерых детей. Серсея всеми фибрами души ненавидит Роберта Баратеона и даже своих детей заводит от родного брата. Кейтилин не стремится к власти; Серсея её жаждет. Кэт принимает волю Робба в выборе жены и старается быть достойной свекровью; Серсея же на протяжении всей четвёртой книги пытается сжить со свету Маргери Тирелл. Подчеркивается фамилиями, которые они носят: Кейтилин носит фамилию мужа; имя же Серсеи ни разу на пространстве саги не называют вместе с фамилией Баратеон [3]
      • Причём в этом случае очень красиво противопоставлены ещё и мужья героинь. Ну вот право слово, можно ли осуждать Серсею за её отношение к пьянице, абьюзеру и кобелю Роберту Баратеону, который вообще не скрывает и даже не пытается, что он её не очень-то жалует? В то время как Нед, притом что браком всё же несколько тяготится (а точнее, испытывает вину перед братом, которого явно привык уважать), проявляет себя как нежный и заботливый муж. Да что там — он специально для жены септу построил и септона пригласил, хотя она единственная в Винтерфелле (ну, кроме септона), кто исповедует семибожие.
    • Рамси Болтон и Джон Сноу. Оба — сыновья влиятельных северных лордов, оба — бастарды. Однако Джон признан Недом Старком как родной, воспитан в полноценную личность и истинного лидера. Основная же мотивация Рамси — заслужить уважение отца, который относится к нему как к скотине и вообще вырастил из него абсолютную мразь. В сериале, где Рамси по крутизне как минимум равен Джону и недурён собой, педаль в пол удавлена ещё глубже.
    • Рейнира Таргариен из «Принцессы и королевы» отыгрывает троп для Дейнерис. По сути, это инверсия её образа по принципу: «А что, если бы Дейнерис не прошла через то, что она пережила в Эссосе, а жила, как обычный Таргариен в эпоху их наивысшей силы?» Рейнира не постеснялась развязать гражданскую войну ради Железного Трона и даже получила его, однако поплатилась за это почти всеми своими детьми и собственным рассудком. Дейнерис же после всех эссоских приключений стремится не столько к власти, сколько к исправлению хотя бы чего-то в том гадюшнике, коим является Залив Работорговцев, да и в Вестерос её пока не очень тянет. Простой народ ненавидел Рейниру и смог даже прогнать её из Королевской Гавани при наличии дракона; Дейнерис же пытается сделать жизнь обычных людей лучше.
      • В сериале, впрочем, под конец скатывается в самое натуральное рейнирство и даже давит педаль в Соториос.

Фанфики[править]

  • «По ту сторону рассвета». Различные стороны личности Берена оттенены различными отрицательными (и при этом, как правило, сложными, НЕоднокрасочными) персонажами:
    • «Берен — достойный лорд» и «Берен — ветеран Сопротивления» — местным квислингом Кайристом Мар-Фрекартом;
    • «Берен — наставник юношества» — опять-таки Мар-Фрекартом, потому что тот еще и гомосексуалист-эфебофил, «любитель робких мальчиков»;
    • «Берен решительный» — нерешительным и легко поддающимся влиянию Роуэном Хардингом;
    • «Берен самоотверженный» — эгоистичным и алчным Келегормом (прямо подсвечено в диалоге Келегорма и Лютиен), который ВОТ В ТАКОЙ ВОТ форме «соскучился по теплу и любви»;
    • «Берен прямой и стойкий» — нервным, трагически закомплексованным (и одно время делавшим из-за этого глупости) Даэроном;
    • «Берен — хитрец и ас тайной войны» — интриганом-тоталитаристом Сауроном, внушившим себе, что делает ПОЛЕЗНОЕ ДЕЛО;
    • «Берен, полный estel’я» — храмовником и «добровольно слепым» идеалистом Илльо;
    • «Берен — носитель душеполезных убеждений» — суеверным и непросвещённым вастакским вождём-язычником;
    • «Берен — брутальный, искусный и прагматичный, но при этом принципиальный и благородный воин» — обожествляющим силу антизлодеем Болдогом;
    • «Берен — ёрник, не чурающийся и плотских утех» — развратной и пошлой стервой-суккубом Тхурингвэтилью;
    • «Берен — философ и полемист» — манипулятором, казуистом и демагогом Мелькором.

Кино[править]

  • «Неуязвимый» Шьямалана: внутримировой пример. Главный злодей прямым текстом подсвечивает, что он стал злодеем только для того, чтобы герой смог раскрыть себя.
  • «Варкрафт» — героизм Дуротана оттенили Оргримом, превратившимся не пойми во что. И это будущий Великий Вождь Орды?
  • «Не могу сказать „прощай“» — Лида и Марта, разумеется. Лида добра, чиста душой, честна, открыта, бескорыстна, энергична и оптимистична, а главное — беззаветно предана Сергею (который, на минуточку, бросил её беременную, о чём становится известно только в конце фильма) и в конце концов своей любовью и заботой поднимает его на ноги. Марта скрытна, коварна, неблагодарна, необычайно для столь молодой героини скаредна и легко предаёт ставшего (причём по её же вине) инвалидом мужа.
  • Аладдин (2019) — Аладдина оттенили Джафаром, добавив отсутствующую в оригинальном мультфильме деталь: когда-то Джафар тоже был уличным вором, мечтающим, как и Аладдин, выбиться в люди. Причём в конце Аладдин фактически занял ту же ступень власти, что и Джафар: женившись на султанше-Жасмин, он станет вторым лицом государства. Ой...

Телесериалы[править]

  • «Лесник». Вариант не с мерзюком, а со слизняком сыгран до назойливости прямо: провинциальный супергерой Зубов, с которого хоть сейчас памятник лепи — и спившийся дурак-кривляка Вася Большаев. Но позвольте, при этом они оба — ветераны горячих точек, а Зубов пару раз и сам чуть не «сполз» в алкоголизм, хорошо еще, что близкие остановили…
    • Ну а на фоне почти любого из своих антагонистов Зубов (вообще-то крепенько антигероистый) и подавно великолепен.
  • «Прокурорская проверка» — субверсия. Ильин и Белоногов, безусловно, не лишённые недостатков, стали смотреться значительно выигрышнее на фоне комичного самодовольного слизняка Подколёдного.
  • «Универ» — Антон оттеняет Сашу.

Мультфильмы[править]

  • «The Prince of Egypt» — фараон Сети оттеняет собой Иофора. Оба были в разное время были отцовскими фигурами для Моисея, не будучи его биологическими родственниками (Сети — его приёмный отец, а Иофор — тесть), оба очень любили его, оба занимают высокое положение в своих культурах. Но Сети неразборчив в средствах и совсем не считает доброту важным качеством для правителя, Иофор же любим народом. Сети очень суров, от чего сильно пострадала самооценка его родного сына Рамзеса, Иофор же умеет находить в людях хорошее и причины их похвалить, именно он помог возненавидевшему самого себя Моисею обрести душевный покой и стать лучшим человеком. Они противоположны даже по внешности: Сети - очень худой, аскетичного вида, а Иофор - очень плотного телосложения. Любопытно, что в качестве кандидата на роли актёров озвучки для Сети и Иофора одно время рассматривались Джереми Айронс и Джеймс Эрл Джонс соответственно.
  • Король-Лев Благородный король Муфаса оттеняется своим же братом, подлым Шрамом, вплоть до внешности.

Мультсериалы[править]

  • Miraculous, les aventures de Ladybug et Chat Noir: Маринетт Дюпен-Чен и Хлоя Буржуа. Главную героиню сериала, милую, скромную и добрую девушку, создатели очень настойчиво пытаются оттенить избалованной, эгоистичной и грубой дочерью мэра. Притом, делают это настолько настойчиво и топорно, чем вызывают у многих зрителей простое неприятие таким положением дел.
    • Чем дальше, тем больше подобное оттенение похоже на деконструкцию тропа. Как отмечают многие зрители, да и некоторые персонажи сериала, несмотря на яростное отрицание этого факта протагонисткой, Маринетт и Хлоя одного поля ягоды и действительно стоят друг-друга. Как Маринетт в некоторых случаях демонстрирует эгоизм и равнодушие не свойственное своему образу, так и Хлое не чужды вспышки благородства. Особенно сильно это стало заметно со второго сезона, в первом все было более однозначно. В одном из серий третьего сезона они просто объединились чтобы сделать подлость Кагами.

Аниме и манга[править]

Видеоигры[править]

  • Серия Trails:
    • Кассия Брайта оттеняется Гилиат Осборн. Оба — отставные военные, жизнь которых изменила Стодневная Война между Эребонией и Либерлом, оба потеряли жену, оба — харизматичные лидеры, с лёгкостью ведущие за собой людей, оба многое сделали ради светлого будущего своей страны. При этом Кассий — по настоящему положительный персонаж, в то время как Осборн — макиавеллист, руководствующийся принципом «цель оправдывает средства». Можно предположить, что Кассий мог бы стать таким-же, если бы помимо жены умерла бы и его дочь, а Осборн был бы как Кассий, не отказавшись (ради его же блага) он от своего сына. Тот случай, когда оттеняющий — более прописанный персонаж, чем оттеняемый.
    • Клодию фон Ауслизе оттеняется Седрик Райзе Арнор. Они — наследники престола, первоначально боявшиеся имеющейся у них ответственности, но со временем набравшиеся уверенности в себе и решимости занять трон. Но если Клодия как была, так и осталась доброй девушкой и для неё теперь приоритетом является будущее Либерла, то Седрик же превратился в личинку безумного императора, в первую очередь заботившегося об обретении власти и силы.
    • Фи Классель оттеняется Ширли Орландо. Это дочери глав двух крупнейших егерских корпусов в Земурии, с юных лет участвовавшие в сражениях, обе сравниваемые с кошками и даже внешне очень похожие. Но, в отличие от хоть и редко проявляющей эмоции и любящей подкалывать окружающих, но доброй Фи, Ширли — неадекватная психованная наёмница. Фи сама признаёт, что могла стать как Ширли, если бы её судьба повернулась иначе. Инверсия, так как Фи появилась позже Ширли.
    • Всё трое в итоге «выросли» из тропа: Осборн на самом деле не такое зло, каким казался, а Седрик и Ширли значительно подняли уровень доброты.
  • Серия Dishonored любит этот троп:
    • Корво Аттано при прохождении на низком Хаосе оттеняется Даудом. Оба — уроженцы Серконоса, искусные убийцы со сверхъестественными силами от Чужого, служащие носителям высшей власти (Корво — императрице Джессамине Колдуин, Дауд — лорду-регенту Хайрему Берроузу). Но Дауд, получив силу, стал наемником, убивающим за деньги, который не остановился перед убийством императрицы, пытающейся спасти свой народ от чумы, а Корво использует свои способности для восстановления справедливости, не причиняя вреда невиновным.
    • А на высоком Хаосе будет инверсия: при складывающемся там раскладе Корво, режущий во имя мести и правых и виноватых будет куда хуже Дауда, который искренне сожалеет о смерти Джессамины и готов искупить содеянное.
    • Вторая часть продолжает традицию: Далила Коперспун оттеняет собой Эмили Колдуин при низком Хаосе. Обе — незаконнорожденные дочери правящих монархов Островной империи, Эмили — дочь Джессамины Колдуин и Корво Аттано, рожденная вне брака, а Далила — дочь ее деда — Эйнхорна Колдуина, обе получили магические силы от Чужого и обе оторваны на некоем периоде жизни от семьи. Однако, если Далила, которую отказался признать собственный отец, основательно озлобилась и направила свои таланты на то, чтобы отнять трон у Эмили, а потом обратить весь мир в замкнутую на себя утопию, то Эмили, потеряв власть вследствие государственного переворота, организованного Далилой и герцогом Серконоса, который стал возможен благодаря подчеркнутым пренебрежением обязанностями монарха и нежеланием править после приключений в Карнаке осознает свои ошибки и готова их исправить.
  • StarCraft — в каждой части. Тассадар (позднее Зератул) оттеняется Алдарисом, Рейнор оттеняется Тайкусом, Стуков — Дураном (он же Наруд), Керриган — Менгском, Артанис — Алараком.

Примечания[править]

  1. Потому что, в отличие от Волдеморта, был на деле умен, мудр и могущественен, а следовательно — и куда более опасен.
  2. В том числе лично казнить преступника.
  3. Отчасти это объясняется и тем, что в Вестеросе королевы и принцессы не берут фамилии мужей. Поэтому Серсея Ланнистер, Маргери Тирелл, Джейн Вестерлинг, Элия Мартелл и т.д. Но при этом Селиса Баратеон и Аланнис Грейджой, потому что когда они выходили замуж, их мужья были лордами.