Отравленное оружие

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Данный троп посвящён боевому оружию, которое было отравлено для повышения летальности. Обычно троп играется по отношению к средневековому оружию, такому, как мечи или стрелы. В качестве отравы может использоваться как собственно яд, так и «трупный яд», вызывающий заражение раны. В средневековых условиях — неизвестно, что страшнее. Применение тропа почти всегда делает прибавляет персонажу очков злодейства: использования ядов, особенно тайно, обычно считается бесчестным приёмом, так как обрекает противника на мучительную смерть в своей постели, лишает его возможности сдаться в плен и быть отпущенным за выкуп, существенно уменьшает разницу между крутым фехтовальщиком и не очень крутым. С другой стороны, использование отравленного оружия может характеризовать персонажа как прагматичного бойца, или думающего о результате больше, чем о правилах приличия, или же слишком дикого для «цивилизованной» войны. При этом вышесказанное не относится к оружию, получившему отравляющий эффект магическим путём без желания фехтовальщика. К тропу не относятся устройства, предназначенные специально для отравления жертвы — это орудия убийства, но не оружие. Также на самой грани тропа лежит оружие, специально созданное, чтобы наносить рваные, незаживающие раны[1]. Надтроп — отрава.

Пятиминутка реальности[править]

« Рассказывают, что скифский яд, которым пропитывают стрелы, добывается из ехидны [т. е. из ядовитой змеи, а вовсе не из австралийской зверушки]. Скифы … подстерегают … детенышей, ловят их и оставляют гнить несколько дней; когда им покажется все достаточно сгнившим, они наливают человеческую кровь в горшочек, закрывают его и зарывают в навоз, а когда и это сгниет, то водянистый отстой, образующийся над кровью, смешивают с гноем ехидны и делают смертоносный яд. »
— Аристотель «О чудесных слухах»

Отравленный меч мало реален — лезвие меча специально шлифуют, чтобы к нему не приставала кровь или грязь, которые могут вызвать коррозию, поэтому яд просто слетит при взмахе, а остальное сотрётся об одежду. Кинжалы могут содержать специальные камеры для яда, но это плохо влияет на боевые качества оружия. Однако ядом можно намазать дол, делающий оружие легче при той же прочности. Правда, для этого нужно относительно быстродействующее вещество вроде кураре. Но в Европе, на Ближнем Востоке и в Китае таких не было — отравлением оружия считалось намеренное его макание во всякую гниль. А когда жители Старого света получили доступ к нему в тропических колониях, идея отравленного оружия потеряла свою популярность.

С другой стороны, если оружие изготовлено не из хорошего металла, который надо беречь, а из камня, зубов акулы в деревянной оправе или металла средней паршивости, то яд к нему скорее пристанет. Но такое оружие опять-таки встречается в более примитивных культурах.

Помимо вопроса «как?», есть и другой — «зачем»? Зачем отравлять кинжал? Если им чуть царапнуть противника, то яда в рану попадет ничтожно мало. Если всадить клинок на совесть, то врагу никаких ядов уже и не нужно будет. С другой стороны, стрелы после вытаскивания из раны никто не промывал. А кровь того, в кого попали до этого, чего только не могла содержать… А ещё пешие лучники часто перед стрельбой втыкали стрелы в землю рядом с собой, а земля могла быть с навозом. Такой вот естественный способ получить неумышленное заражение — из которого, по большому счёту, растут ноги у всех средневековых россказней про отравленные стрелы в Европе.

Что касается более экзотических для нас мест, то там широко использовались отравленные стрелы, стрелки и даже иглы. Кураре и нейротоксины из рыб и земноводных активно применялось для охоты. В бою они чуть полезны, поскольку время действия яда составляет от секунд до минут — за такой срок успешного отравителя могли и топором приласкать.

В современном мире отравленное оружие перекочевало из арсеналов воинов в экипировку шпионов и диверсантов, особенно в фильмах и книгах. Там часто можно увидеть дротики с парализующими и усыпляющими ядами, уколы зонтиком, отравленные пули и и прочие фокусы наших разведчиков и ихних шпионов. Яды, которые выходят из современных лабораторий, намного забористей, чем были доступны в древнем мире, но все же не настолько моментальные, как показывают в фильмах. Шокер и удар по голове все ещё намного надежнее в деле быстрого и бесшумного захвата. Поймав дротик с ядом в мышцу, человек будет в сознании достаточно долго, чтобы поднять тревогу и даже начать отстреливаться.

Примеры[править]

Мифология и фольклор[править]

  • Геракл, убив в ходе своего второго подвига Лернейскую гидру, отравил свои стрелы в её ядовитой желчи. После этого любое ранение такой стрелой становилось смертельным. Он много раз использовал отравленные стрелы — получалось весьма эффективно. От яда с этих стрел и умер, хотя и не от самой стрелы.
  • Театральная байка о том, как на спектакле пистолет Онегина не выстрелил, и тот пнул Ленского. Находчивый Ленский: «Я понял всё, сапог отравлен! Я умираю…».

Театр[править]

  • Уильям Шекспир, «Гамлет» — старше, чем печать. Лаэрт, желая отомстить Гамлету за смерть отца, идёт на сделку с Клавдием и берёт отравленное оружие на якобы дружеский поединок… на котором он меняется оружием с Гамлетом и тоже получает «гнусным ковом ©». Правда, перед смертью Лаэрт-таки раскаивается.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • А. С. Пушкин, «Анчар» — стихотворение посвящено добыче яда для стрел. Хотя автор перегнул с ядовитостью анчара, приравняв его к оружию массового поражения, когда вокруг растения не остается ничего живого.
    • Невыгодное визуальное впечатление анчар производит из-за своей способности расти в неблагоприятных для прочих растений условиях вроде вулканической пустоши. Причём токсичные вулканические газы (в основном сернистый ангидрид) народ и считал ядовитыми испарениями анчара!
  • В. Богомолов, «В августе сорок четвёртого» — капитан Аникушин получил пару отравленных разрывных пуль.
  • Братья Стругацкие, «Трудно быть богом» — меднокожие варвары вооружены духовыми трубками, стреляющими отравленной колючкой.
    • В Арканаре стрелок с такой трубкой прикрывал Вагу во время переговоров с Рэбой, какой был боезапас — неизвестно. Но вряд ли «постная» стрелка могла представлять угрозу.
  • Владимир Уткин, «Вдоль Большой реки» — племя древних людей-завоевателей «плосколицых» владеет «супероружием» — стрелами, смазанными отравленной глиной. Герои ищут секрет этой глины, чтобы остановить войско «плосколицых», которые вот-вот уничтожат их племя.
  • Валентин Иванов рассказал, как живущие в общем поселении биармины и славяне-новгородцы отбивают нападение норманнов с помощью стрел, отравленных протухшей рыбой.
«

Утром же из тайного места святилища Йомалы пришли двое кудесников-хранителей и начали учить всех особому способу воевать с нурманнами. Кудесники принесли вонючего студня, велели людям собирать пустые косточки и из них резать трубочки с затычками. В трубочки кудесники накладывали студня и учили: — Сюда макай лишь самое острие стрелы. Уколотый такой стрелой нурманн заболеет и умрет. Но сам берегись, поцарапаешься и тоже умрешь. И в рот не бери — умрешь. Стрелу же макай перед делом. Что это за колдовское снадобье, кудесники никому не сказали. Приказали еще, чтобы люди ловили красную рыбу, осетра и стерлядь, и приносили к ним в чум.

»
— «Повести древних лет»
  • А. Фидлер в книге «Белый Ягуар, вождь араваков» описывает применение яда различными индейскими племенами — но опять же почти всегда исключительно на охоте.
  • А. Бушков, «Охота на пиранью» — Кирилл Мазур, обученный всем приёмам выживания, сумел изготовить в тайге не только лук из подручных средств, но и яд для стрел из мясной тушенки и крови.
  • Александр Громов, «Запретный мир» — зигзаг: шаман племени Людей Земли стреляет в пришельцев из запретного (нашего) мира стрелами… «отравленными» наложенным заклятием призыва злого духа Хуур-Уша. Разумеется, не знающим местной мифологии пришельцам эти стрелы в буквальном смысле как слону дробина — старый шаман даже лук натянуть не смог. Шаман ошибку понял и для второй попытки запасся уже на самом деле смазанными ядом стрелами.

На других языках[править]

  • «Эль Сид» — герой погиб от отравленной стрелы.
  • Многие герои у Майн Рида вовсю пользуются ядом: жрать охота, а охота без яда на крупную и вкусную дичь как-то не всегда удаётся… Бушмен Черныш подтвердит.
  • А. Конан Дойл, «Знак четырёх» — Тонга, низкорослый абориген с Андаманских островов, стрелял из духовой трубки отравленными шипами.
  • Ф. Герберт, «Дюна» — Фейд-Раута Харконнен выходил на поединки с рабами-гладиаторами с отравленным кинжалом, причём любил использовать какой-нибудь экзотический и небыстрый яд.
  • Толкиновские орки любят мазать ядом свои клинки. Яд какой-то особенный, а не «обычный бытовой», поэтому даже самая лёгкая царапина будет смертельной или по крайней мере вызовет потерю боеспособности и мучительный недуг (если своевременно не вмешаются какие-нибудь дивные лекари/целители — скажем, эльфы, или хотя бы их ученики).
    • А у Тёмных лазутчиков — не только конкретно орочьих — в ходу и всякие нелетальные (надо полагать, более дорогие и хлопотные в изготовлении) яды: парализующий; ослепляющий; усыпляющий; снижающий боеспособность, но при этом неопасный для здоровья, и пр. (Прямо не прописано — однако есть такое мнение, что подобное в ходу не только у Тёмных разведчиков… Те же эльфы отлично разбираются в растениях, а наивным идеализмом как-то не сильно страдают, всего лишь не позволяют себе какого-либо беспредела, по крайней мере начиная со Второй Эпохи и в большинстве случаев… Кхм, Трандуил, кхм…)
      • И, КСТАТИ, в «Сильмариллионе» — и черновиках-материалах к оному — прямо упоминаются нарготрондские (т. е. эльфийские) и нандорские (т. е. опять-таки эльфийские) стрелы и дротики, смазанные всякими хитрыми зельями. Это, конечно, было ещё в Первую Эпоху… Однако про Нарготронд прямо сказано, что благодаря такой тактике его жителей город стоял, а его народ уцелевал, пока не пришёл Турин сын Хурина (очень боевитый и опрометчивый человек) и не убедил эльфийских военачальников перейти к открытым, честным сражениям… после чего Нарготронд вскоре пал.
« Гонит бедных нарготрондцев

Прям в открытую бороться: «На копьё врага бери! Молодцы! Богатыри!!».

По вине милитариста «Поимели» очень быстро Их враги, и встал дракон Перед нашим дураком.

»
— Фанатская баллада на мотив «Ты ж мене пiдманула…».
По форме стёб — а по содержанию строго следует за каноном, см. первоисточник
  • Джоан К. Роулинг, «Гарри Поттер» — меч Гриффиндора после пребывания в тушке василиска приобрёл свойства его клыков, ибо «предметы созданные гоблинами не портятся, а только закаляются».
  • «Песнь Льда и Пламени» — Красного Змея Дорнийского обвиняют в использовании такого оружия — и правильно обвиняют. На ранах, нанесённых его копьём, пиявки дохнут, а черви вовсе не заводятся.
    • А Эдвин Фрей при осаде Риверрана предлагал убить Чёрную Рыбу [прозвище непокорного Бриндена Талли] стрелой, измазанной в дерьме. Не то чтобы яд, но заражение крови таким образом вполне можно вызвать.
    • Именно такие стрелы применяют болотные жители. Железные люди так впечатлились, что прозвали своих противников болотными дьяволами.
  • Лучше подавать холодным — нанятый отравитель (вместе со своей ученицей) использует выдуваемые из трубки иглы для снятия часовых.

Фанфики[править]

  • «По ту сторону рассвета» — отравленное оружие упоминается несколько раз, в сеттинге это практически в порядке вещей. Например, после стычки отряда Финрода с орками, эльфы упоминают, что «есть у орков такой подлый обычай», смазывать ядом оружие. Илльо после слов Берена, что тот якобы ранен клинком, смазанным паучьим ядом, отмечает, что этим ядом часто пользуются похитители, потому что он обездвиживает жертву. Приближённые Феанорингов, нападая на превосходящий численностью отряд, смазывают стрелы ядом, ослепляющим жертву. (Нолдор из приближённых Феанора и у Профессора-то те ещё козлы, но это уже слишком цинично для светлых эльфов. Автор, похоже, утверждает, что после братоубийства в Алквалондэ эта часть нолдор уже не является светлыми эльфами).
    • А кто-то — в том числе сами эти нолдор — скажет: «А что тут „несветлого“? Разумно, удобно. „Светлый“ — не равно „дурак“, а война — не молодецкие забавы. „Светлый“ — это не тот, кто „всегда сражается честно, хотя бы и ценой снижения собственных шансов на выживание и победу“, а тот, кто отказывается служить силам Зла, возглавляемым Морготом, а также идти с этими силами хоть на какие-то соглашения».
      • Прежде всего, сначала Финрод явно осуждает орков за применение яда в бою, а после нолдор сами его применяют. Похоже, весьма неоднозначно отношение к яду среди эльфов. Конечно, вопрос о допустимой мере зла в борьбе со злом старше, чем грязь, но абсолютного ответа не имеет. Трагизм же конкретной ситуации в том, что мудрые в силу возраста эльфы поступают, как подростки-сорвиголовы, и без должной разведки, не разобравшись в ситуации, уничтожают две трети союзного отряда, и подавляющая часть жертв — жертвы яда. Тут, как говорится, или крест снимите, или штаны оденьте. Если уж играть в «тотальную войну», то нужно быть уверенным в правильности применения «сил и средств». Именно тезис «хрен с ними, война всё спишет» не очень сочетается с эльфийской светломудростью. Конечно, толкинские эльфы совсем не сонм безгрешных ангелов, скорее их общество напоминает разумно жестокое общество периода эллинизма. Однако, эта атака была слишком безбашенной для разумности. А по поводу оружия, конечно, Арда не имеет ООН и не породила ни Гаагской, ни Женевской конвенций. Что особенно удивительно, даже фламберг не запрещён в этом Мире в силу его отсутствия, хотя уровень технологий толкинского Белерианда и тотальный характер войны просто должны были подтолкнуть к его созданию предельно близко.

Кино[править]

  • «Царь Скорпионов» — против главного героя злодеи заготавливают специальные стрелы, вымазанные ядом скорпиона.
  • "Эйс Вентура-2". Снова отравленные дротики, в больших количествах - но, как ни странно, показано таки более реалистично: персонаж Джима Керри активно пытается убежать, потом - активно дёргается, при этом долго сохраняет сознание.

Телесериалы[править]

  • «Молодой Волкодав» — во время местного турнира есть довольно бредовый момент с ядом: воин отравил клинок, но воспользоваться им можно только один раз, потому что если кто-то погибнет, то меч у его убийцы отбирают, а бойцу выдают новый, прямо перед боем. Самый шик — поединщику советуют бить в шею, чтобы думали что удушье от яда вызвано этим.
    • Если бы противник помер после лёгкого ранения, то это вызвало бы подозрения, отсюда и замена меча. А при ранении в шею никто бы не стал разбираться был там яд или нет.
      • Если бы удалось достать противника в шею, яд бы скорее всего уже не понадобился.
  • «The Hero Yoshihiko» — один незадачливый разбойник наглядно демонстрирует, почему не следует совмещать этот троп с тропом «Лизать нож».

Аниме и манга[править]

  • Parasyte — Гото был побеждён только потому, что главный герой случайно использовал против него отравленное оружие.
  • Naruto — у Сасори отравлена большая часть его оружия. На бой с ним пришлось выходить со специально подготовленным противоядием.
  • Berserk — подосланный принцем Юлиусом киллер стрелял в Гриффита отравленной стрелой. Попал в бехелит.
    • Самое смешное, что это хотели представить как несчастный случай на охоте. Отравленные стрелы там так и летают.
  • Убийца гоблинов — гоблины смазывают свои кинжалы и стрелы смесью из своей слюны, мочи, экскрементов и ядовитых трав. Оружие у них не обработанное, и поэтому яд держится.
  • Drifters — весьма реалистичный вариант. Одна Нобунага, ставший попаданцем в фэнтезийный мир, приказывает эльфам-лучникам измазать свои стрелы в экскрементах, чтобы от ран у вражеских солдат развивалось заражение крови, что ИРЛ встречало гораздо чаще настоящих отравленных стрел.

Видеоигры[править]

  • Assassin's Creed — начиная с Brotherhood используются отравленный скрытый клинок и отравленные дротики.
    • В Origins Байек применяет трупный яд, способный не только убить противника, но и заразить всех, кто окажется поблизости.
    • А вот герой Odyssey хоть и может научиться ненадолго сделать своё оружие ядовитым, но действует эта дрянь только в бою (то есть запустить дротиком в одного из стражников и пойти пить кофе, а вернувшись, обнаружить вражескую крепость вымершей уже не получится) и полезнее всего она против боссов — не столько из-за небольшого урона вражеской жизни, сколько благодаря понижению наносимого противником урона. Противники, к слову, тоже владеют этим навыком.
  • Diablo — у Некроманта во второй части есть навык «Отравленный нож», позволяющий добавить экипированному ножу или кинжалу урон ядом. Правда, с учетом того, что для Некроманта профильное оружие не ножи, а жезлы, умение это довольно странное и не слишком полезное.
  • Fallout 3 — самодельный самострел, стреляющий обработанными ядом радскорпиона дротиками. Одно из самых страшных и эффективных видов оружия в игре — при мизерном уроне у любого органического противника отказывают ноги, превращая его в лёгкую мишень (что особенно хорошо работает против Когтей смерти).
  • Fallout: New Vegas — различные яды, в том числе лично изготовленные, можно нанести на холодное оружие. Что забавно, если отравить копье, а потом метнуть мимо, яд «перескочит» на следующее.
  • Fallout 4 — оружие с легендарным свойством «знахарское» наносит небольшой дополнительный урон ядом. Даже если это ядерный гранатомёт «Толстяк». Хороший знахарь ведь и кобальтом может заряд обложить — радиотоксичность тоже отрава…
  • Fallout Tactics — отравленные копья зверомагов. Два вида: со змеиным ядом и с трупным (эффект фактически одинаковый).
  • Серия The Elder Scrolls — ядом можно обработать своё оружие или стрелы. Хватает только на один выстрел/удар. Багофича — согласно игровой механике отравленным считается именно оружие, поэтому довольно забавно понимать, что покрывается ядом именно лук, а не стрелы.
  • Времена раздора — отравленные стрелы асассинов.
  • Kingdom Come: Deliverance — на оружие, помимо яда, можно нанести практически любой состав. Например, лечебное зелье календулы. Очевидно, чтобы у врага не гноились раны.
  • Dragon Age — персонаж с навыком «яды» умеет смазывать клинки ядом.
  • Disciples — здесь отравленным оружием владеют ассасины Империи, эльфийские лучники-шершни, а также нейтралы-головорезы. И атакуют они всегда в числе первых, поскольку обладают высокой инициативой.
  • Quest for Glory V — нанятый главгадом асассин использует отравленный кинжал, который потом достаётся герою, после того как он победит асассина. Использовать этот кинжал, даже после финального босса-дракона — очень низменный поступок, отнимающий очки чести.
  • Dark Souls — намазать ядом можно большую часть оружия, а некоторые образцы отравлены постоянно. Особенно запоминается Чумной город из первой части, с его треклятыми снайперами, плюющимися духовыми стрелками с токсином, убивающим за полминуты, и жирными зомби-варварами, размахивающими отравленными дубинами.
  • Трилогия «Ведьмак» — во всех играх мечи можно смазывать маслами различных свойств, в том числе ядами для людей и зверей, а также специальным маслом, вызывающим сильную боль (в первой и второй частях). В третьей части можно также ставить магические руны, вызывающие отравление. Также отравление предсказуемо вызывает (за счет каких-то своих конструктивных особенностей) оружие Школы Змеи.
  • Mount & Blade, мод Persistent World — одноразовый отравленный кинжал был отличным средством самозащиты от хорошо экипированных любителей нападать на слабых, потому что лекаря вообще с огнем не сыщешь, а уж лекаря с противоядием… А терять дорогое снаряжение из-за ненужной стычки никто не хотел. Самое забавное, что пугать народ можно было уже один раз использованным и потому безобидным клинком (у отравленного черное лезвие, но это плохо видно).
  • Серия «Князь: Легенды Лесной Страны» представляет нам сразу несколько вариантов:
    • В первой игре лук с отравленными стрелами является унылым (или очень унылым при слабой концентрации яда), но очень практичным оружием (у героя Волка, который действует в одиночку, особого выбора и нет). И не забудьте последние хиты снять руками, а то экспа пропадёт.
    • В «Князь 2: Кровь Титанов» отравленное оружие — грозная опасность для героя и его дружины: яд здесь из организма со временем не вымывается, а лечится только довольно дефицитным поначалу противоядием, так что легкий укус одного ядовитого паука гораздо опаснее стычки с десятком обычных. Впрочем, это работает в обе стороны: на ранней стадии отравленные стрелы — едва ли не единственный способ расправиться с захватившим вашу деревню отрядом воинов Повелителя. Да и ближе к концу им применение всегда найдется.
    • В «Князь 2.5: Продолжение Легенды» яды утратили большую часть своей полезности, поскольку теперь довольно быстро выводятся из тела сами собой, так что всадить во вражеского воина стрелу и быстренько удрать в лес теперь не получится. «Затравить» опасного врага по-прежнему можно, однако яда для этого теперь требуется непропорционально огромная доза, так что смазывать им оружие ближнего боя теперь нет особого смысла.
    • В «Князь 3: Новая династия» отрава бесполезна от слова «полностью», поскольку урон наносит минимальный и выветривается почти мгновенно, так что яды теперь почти исключительно идут на приготовление более сложных составов. Вдобавок одна из магических школ называется «Сила яда», но отравления сама по себе не причиняет и относится к иному типу урона, чем сами яды; впрочем, это лишь одно из проявлений здешней игровой механики, довольно запутанной и странной.
  • Severance: Blade of Darkness: помимо простого оружия, в игре есть и отравленное. Отравленные стрелы обладают поражающей силой обыкновенных, но тоже многоразовые и при попадании во врага, заражают его на некоторое время, нанося дополнительный урон. Из режущего оружия это орочий и «змеиный» мечи, стальное перо амазонки. Из рубящего — отравленный топор для гнома. Из дробящего — ядовитый молот для него же. Что характерно, отрава действует не только на живых противников, но и на нежить, включая скелеты (ну как поразить скелета стрелой?!) и големов (педаль в недра Веласкилфа).

Настольные игры[править]

Примечания[править]

  1. В эпоху Возрождения этим прославился фламберг с его волнистым клинком, а в Первую мировую солдат, имеющих пилу на обухе штыка, не брали в плен — и то, и другое наносило рваные раны, без антибиотика часто переходящие в гангрену