Отпечатки пальцев

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Fingerprinting Air. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
Отображение папиллярных линий при контакте бокала с пальцами за счет эффекта внутреннего отражения
« Вечно в кожаных перчатках — чтоб не делать отпечатков —
Жил в гостинице «Советской» несоветский человек
»
«Пародия на плохой детектив»
« Он кричал: «Нашли перчатки

И на сеновале пистолет!» Всё «чесал» про отпечатки И про то, что алиби-то нет.

»
— Сергей Наговицын

Дактилоскопия как криминологическая система идентификации человека по следам папиллярного узора пальцев рук и иногда ладоней развивается с последней четверти ХIХ века, когда постулат о неизменности и неповторимости папиллярного рисунка рук был выдвинут Уильямом Гершелем, полицейским чиновником в Британской Индии.

Возможно, первым известным случаем применения дактилоскопии для расследования преступлений относится изобличение женщины в убийстве своих двоих детей в Аргентине в 1892 году. В 1902 году методика была впервые использована для опознания преступника полицией Великобритании, в 1906 — введена в России и т. д. Дольше всех из крупных держав раздумывала Франция, однако после похищения в 1911 году из Лувра «Джоконды» приверженцами новой системы стали и французы. Когда в 1914, уже под начало Первой мировой, в Монако собрался Международный полицейский конгресс, который должен был решить, какому методу опознания преступников следует отдать предпочтение, уверенным лидером была дактилоскопия.

Не удивительно, что обнаружение и распознавание отпечатков быстро стало одним из главных маркеров детективного и шпионского жанров (или пародиях на таковые) и часто используемым в них инструментом. И, как во многих других случаях, увы, далеко не все авторы используют его со знанием матчасти, предполагая возможность получения чётких отпечатков с любых поверхностей, вплоть до кожи эксгумированного трупа, и их однозначную идентификацию крутой базой данных.

Кстати, не криминологией единой — разблокировка смартфона или ноутбука по отпечатку пальца уже давно стала нормой и даже практически устарела, а в фильмах и иже с ними такие замки очень любят ставить на двери и прочее оборудование.

Пятиминутка реальности[править]

  • Несмотря на широкое практическое использование, предположение о неповторимости отпечатков не имеет достаточного научного обоснования, а для метода опознания по отпечаткам нет оценки достоверности (хотя в традиционной практике она принимается за 100 %).
  • По утверждению в мемуарах реального детектива из агентства Пинкертона, а впоследствии автора детективных романов и одного из основателей «нуара» Дешила Хэммета (1894—1961), даже когда преступники оставляют кучу отпечатков на месте преступления, не пытаясь их уничтожить, хорошо, если каждый десятый из них достаточно чёткий для использования.
  • Вышесказанное не является лишь проблемой раннего периода их использования - согласно статистике по использованному в преступлениях огнестрельному оружию, опубликованной в конце 1990-х в Journal of Forensic Identification, хоть какие-то отпечатки находятся на 9,3 % «стволов», и лишь малая часть из них реально годится для идентификации.
  • Оставления отпечатков пальцев элементарно можно избежать, пользуясь перчатками (подобно Джону Ланкастеру Пеку из песни Высоцкого — только лучше трикотажными или полимерными, поверхность перчаток из натуральной кожи сохраняет какую-то индивидуальность, хотя не каждый криминалист умеет с ней работать). Более того, возможно так обработать кончики пальцев, что они почти не оставляют отпечатков папиллярных линий. Можно их лишиться и ненамеренно — при ожоге и некоторых медицинских воздействиях.
  • Массовые базы аккуратно снятых отпечатков существуют по законопослушным гражданам — пересекающим границы, служащим в вооружённых силах и гос. органах, получающим особый доступ, нанимающимся на некоторые «денежные» профессии (например, они снимаются у инкассаторов и сотрудников казино); базы «преступных» отпечатков куда менее полны. Поиск в них практически никогда не даёт однозначную идентификацию, а выдает кучу ложноположительных результатов, требующих дальнейшего отбора без гарантии результата — и для неспециалиста отпечатки пальцев разных людей могут быть вполне схожи, различение идёт на мелких деталях. Широкую огласку получили расследования ложных обвинений на основании неверно идентифицированных отпечатков детектива шотландской полиции Ширли Макки и американского юриста Брэндона Мейфилда.
    • А ещё эти базы отпечатков, после того их стали хранить в электронном виде, стали легко похищаться и утекать https://habr.com/ru/company/pt/blog/267931/
  • Как минимум «механические» отпечатки (которые и снимают на местах преступлений, в отличие от продвинутых систем доступа, снимающих одновременно с ними тепловой профиль кончиков пальцев и т. п.) вполне можно подделать. Возможность этого была показана ещё в самом начале XX века (см. примеры в литературе), известен и ряд фактических подделок, совершенных преступниками или сотрудниками полиции.
    • Дешёвые детекторы отпечатка пальцев обманываются даже чёрно-белым отпечатком, напечатанном на хорошем принтере. А в «Разрушителях легенд» обманули дорогой считыватель (который якобы был способен даже отличить живой палец от пальца мёртвого), просто облизнув бумажку с отпечатком.

Примеры тропа[править]

Фольклор[править]

  • Городская легенда о якобы имевшем место уголовном деле (конкретные детали разнятся от пересказа к пересказу, но обычно речь идёт об убийстве). Казалось бы, вина подозреваемого уже доказана благодаря отпечаткам пальцев, но следователь неведомо зачем и на каком основании снимает отпечатки у другого человека, проходившего по делу как свидетель. В итоге обнаруживается, что «это был тот самый редчайший случай, когда отпечатки совпадают у двух разных людей».

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Александр Твардовский, «Тёркин на том свете» — по прибытии на тот свет с героя в том числе снимают отпечатки:
« И такого никогда
Не знавал при жизни —
Слышит:
— Палец дай сюда,
Обмакни да тисни.
»
  • Анатолий Жигулин в автобиографической повести «Чёрные камни» замечает, что Твардовский в этой цитате описывает процедуру не совсем верно:
« Палец никуда не обмакивается. Специалист с помощью катка наносит на стекло тонкий слой краски, такой тонкий, чтобы она не попала в бороздки между линиями рисунка пальца, а только на сами линии. Затем кладётся на стекло палец, осторожно поворачивается и таким образом весь — и подушечка, и боковые стороны, и верхняя часть у ногтя (ногти предварительно подрезаются) — покрывается краской. Прижимая палец к бланку и так же осторожно его поворачивая, переносят рисунок на бумагу. Занимает такой оттиск примерно 4 на 5 сантиметров. А ежели просто «обмакни да тисни», — получится маленький грязный след одной лишь подушечки. »
  • Кир Булычёв, «Младенец Фрей» — заговорщики для получения доступа куда-то (не дочитал) пытаются добыть отпечатки пальцев Ленина в правительственных картотеках, а когда не находят таковых — снимают их с мумии в мавзолее.
  • Юлиан Семёнов, «Семнадцать мгновений весны» (и телеэкранизация) — Штирлиц, откуда ваши отпечатки на ручке чемодана?
  • Братья Вайнеры, «Визит к Минотавру» — сосед скрипача Полякова, слесарь-пьяница Обольников, засунувший артисту в замок кусок металла, а потом по видом ремонта скопировавший его ключи для злоумышленника, попадается, навестив квартиру Полякова вторично, чтобы «догнаться» его коньяком из его же бокала — при том, что ранее привлекался за хулиганство и его пальцы уже были в картотеке Угрозыска.
  • Сергей Устинов, «Неустановленное лицо» — в квартире убитой журналистки обнаружено множество отпечатков некоего неустановленного лица, и в то же время ни единого отпечатка самой убитой. Эксперт в недоумении: «Когда я брал эти отпечатки в комнате, мне представлялось, что они-то и принадлежат хозяйке. Уж очень их повсюду было много. И если б я сам не снимал пальцы на трупе…» Оказывается, убита была не журналистка, а другая женщина, необычайно на неё похожая. А журналистка похищена — именно из-за этого сходства.
  • Сергей Садов, «Рыцарь Ордена» — во время нахождения при дворе короля Тевтонии «магического мира» главного героя пытаются подставить, убив одного из придворных выкраденным из его комнаты метательным ножом и подкупив пару слуг для ложных показаний. Энинг быстро доказывает свою невиновность и что убийцей мог быть лишь что-то из друзей жертвы (впущенный им в ванную во время утреннего бритья). Однако даже король не может просто арестовать всю их компанию — дворяне взбунтуются, — и встает задача идентификации настоящего преступника. В родном Энингу и нам «технологическом мире» можно было бы воспользоваться отпечатками пальцев на ноже, не стёртыми убийцей по незнанию о такой возможности, но как это сделать здесь, обладая лишь самым общим подростковым представлением о дактилоскопии и при полнейшем отсутствии нужных для этого приспособлений? По подсказке своей подруги Энинг решает использовать магию: маг из его команды переносит отпечаток с ножа в глубокий чугунок и инструктирует каждого из присутствующих опустить туда руку и коснуться дна… Убийца найден. Но не по отпечатку, перенос которого был чистой иллюзией, а попавшись на психологический трюк, позаимствованный ГГ в детской сказке — оказавшись единственным, кто из страха разоблачения не коснулся намазанного жирной сажей дна и остался с чистой рукой.
  • Данил Корецкий, «Задержание» — субверсия. Да, выехавшая на место происшествия следственно-оперативная группа получает изображение одного отпечатка подозреваемого, но он является смазанным и непригодным для машинного поиска, что подсвечивает один из персонажей — «Вы вызвали экспертов со всего СССР, приехала в лучшем случае одна треть, ну и сколько они будут перебирать отпечатки? Два месяца?»
  • Порри Гаттер — главный герой пытается определить злодея по оставленному отпечатку руки с помощью дактилоскопии, в то время как волшебники применяют хиромантию. Успеха в расследовании никто из них не добивается.

На других языках[править]

  • Артур Конан Дойл, «Подрядчик из Норвуда» — единственный случай, когда отпечатки пальцев упоминаются в холмсиане. Да и то субверсия: кровавый отпечаток оказывается поддельным.
  • Агата Кристи:
    • «Скрюченный домишко» — умирает старый богач-диабетик Аристид Леонидис. В ходе коронёрского расследования судебный медик решает проверить версию смерти от передозировки инсулина и обнаруживает в пузырьке высокотоксичный алкалоид физостигмин. Происхождение последнего отнюдь не удивляет — это глазные капли, прописанные Леонидису от глаукомы. В мусорной корзине находится и пузырёк из-под них, но чисто вытертый, хотя его неоднократно касались сам Аристид и помогавшая ему жена. Насильственная смерть становится несомненной.
    • «Смерть в облаках» — Пуаро, как из пулемёта, забрасывает подозреваемого перечнем косвенных улик, которые тот успешно обосновывает или опровергает, а затем добивает бронебойным заявлением об отпечатках пальцев на флаконе с ядом. «Чушь, на мне были…» — рефлекторно отвечает убийца. В присутствии множества внимательно слушающих свидетелей.
    • Роман «Занавес», завершающий цикл о Пуаро. Преступником чуть не становится Гастингс, решивший отравить майора Аллертона, пристающего к его дочери. Узнав, что майор принимает снотворное «Сламберил», опасное при передозировке, Гастингс растворяет восемь таблеток в бокале виски. Он намерен, когда Аллертон зайдёт к нему, изобразить, что как раз наливал себе, отдать майору бокал и налить себе новый. Откуда он взял снотворное, не пользуясь им сам? Из майорского же пузырька, скомпенсировав уменьшение количества таблетками аспирина, прикрытыми сверху оставшимся лекарством, и аккуратно вытерев бутылочку. К счастью, он засыпает, не дождавшись Аллертона, а утром на свежую голову выливает отраву и признается Пуаро, подсвечивающему глупость его поступка — отравление как таковое ещё сошло бы за случайную передозировку или самоубийство, с подменой таблеток в пузырьке, который наверняка проверят эксперты — уже очень вряд ли, а со стиранием всех отпечатков с пузырька, неоднократно до этого использованного жертвой — явный знак преднамеренного убийства.
    • Пуаро на самом деле такие примитивные улики не любит. В «Убийствах по алфавиту», после предъявления ряда серьёзных улик он упоминает, что и на печатной машинке остались отпечатки злодея (которых там не было), не столько чтобы дожать его, сколько чтобы поддеть негодяя, а главное — посмеяться над Гастингсом.
  • Рэй Брэдбери, «Фрукты с самого дна вазы» — протагонист-убийца, поняв, что действовал без перчаток, и наконец найдя их, протирает места, где мог оставить опечатки, в том числе фрукты на столе, сначала верхние, а потом и с самого дна вазы, хотя наверняка их не касался. Вспоминает о схватке с жертвой, катаясь по полу — до блеска протирает и его. Чёрт, мог опереться о стену — протирает и стену, а потом и все остальные в комнате, после чего, впав в окончательное помешательство, протирает люстру (затейник…), кухню и чуланы, остальные 11 комнат на первом и 8 на втором этаже дома… Полиция находит его заканчивающим протирать чердак.
  • Хайнлайн, «Двойная звезда» — на одном из мероприятий с участием Лоренцо в роли Бонфорта представитель их политических противников во всеуслышание заявляет, что царь Бонфорт не настоящий: дескать, проверьте его отпечатки пальцев и убедитесь сами! Лоренцо, пожав плечами, демонстративно оставляет отпечатки на листах бумаги и раздаёт журналистам. Он осознаёт, что это означает крах всей затеи, и что правильней было бы под любым предлогом отмазаться от дактилоскопии — вот только это было бы слишком вразрез с характером Бонфорта, так что противники убедились бы в подмене, даже если её не удалось бы формально доказать. В итоге оказывается, что команда предусмотрела подобный случай, и что в центральной базе данных отпечатки Лоренцо опознаются как бонфортовские.
    • его же «Гражданин Галактики» деконструкция: главного героя в итоге опознали по отпечатку стоп, та как он был слишком мал для дактелоскопии.
  • Иоанна Хмелевская, «Гарпии» — преступница была совсем не дурой и ходила «на дело» в перчатках. Вот только она не знала, что отпечатки кожаных перчаток тоже можно идентифицировать (по крайней мере, имея их на руках), а кроме того — шов на большом пальце разошелся, так что на месте преступления остался и фрагмент отпечатка именно её пальца. Впрочем, в описываемом расследовании это была всего лишь одна из улик, ошибок она наделала много.
  • Р. Остин Фримен, цикл о криминалисте Джоне Торндайке. Фримен вообще в большинстве случаев очень внимателен к матчасти, и в его книгах, написанных еще на заре официального использования дактилоскопии в Европе, есть очень разные примеры этого тропа, как «положительные» с разными методиками снятия отпечатков, так и несколько примеров их подделки:
  • «Алюминиевый кинжал» — Торндайк пытается снять отпечатки пальцев с необычного кинжала в спине жертвы, но не выходит, из чего делается вывод, что убийца действовал в перчатках. Позже он выясняет, что кинжал вообще был не воткнут рукой, а выстрелен из пневматической винтовки — но перчатки таки были: убийца скрывал отсутствие пальца на одной руке.
  • «Послание со дна моря» — ночной убийца оставил рельефный оттиск своего пальца на свежем восковом потёке на подсвечнике, и Торндайк сумел его переснять на какой-то спецгипс для отливок (попутно отыграв product placement). Убийца не был профессиональным преступником, и его «пальчики» отсутствовали в полицейских картотеках (с которыми криминалист, впрочем, и не пытался свериться) — однако, догадавшись о его личности, Торндайк сумел спровоцировать его при «случайной» встрече на улице оставить отпечатки на глянцевых фотографиях фрагментов библейского текста на русском языке и идише.
  • «Преступный талант» — беглый заключённый, давно завязавший с преступной жизнью, но вынужденный пойти на убийство шантажиста, продуманно организует ложный след для ищеек с помощью обработанной мускусной эссенцией рукояти второго ножа и «наколотой» тростью с нею же в наконечнике дорожкой к выбранной жертве подставы, однако оставляет отпечатки обеих рук на футляре, использованном, чтобы не пропахнуть мускусом самому. Торндайк проявляет «пальчики» иодоформом, и они благополучно индентифицируются по тюремной картотеке. Впрочем, «убийце поневоле» удаётся сбежать от Скотланд-Ярда, и доктор не особенно рвётся его далее искать.
  • «Красный отпечаток большого пальца» — похищена партия бриллиантов, которые бизнесмен получил вечером для оценки и оставил на ночь в собственном сейфе вместе с описанием на листке из блокнота, собираясь с утра переправить их в банковскую ячейку. Полиция арестовывает одного из имевших доступ к сейфу, племянника бизнесмена, основываясь на единственной, но неопровержимой с точки зрения полицейских экспертов улике — чётком отпечатке на листке левого большого пальца со шрамом, измазавшегося в свежей крови, пара капель которой осталась на том же листке. Естественно, ни в каких полицейских картотеках молодого человека не было, но его простодушная тётя упомянула, что семья как-то развлекалась с «пальцеграфом» (любительским набором для снятия отпечатков), и именно там нашёлся идентичный — впрочем, полицейские не преминули снять отпечатки и сами. На суде, однако, пара «академических» специалистов разбивает это доказательство в пух и прах. Вызванный первым доктор Роуи, коллега Торндайка, преподающий судебную медицину при другой лондонской больнице, показывает, что найденные капли свежей крови не могли к моменту осмотра полицейскими избежать свёртывания без специальных ухищрений (взбивания или подщелачивания), а испачканный свежей кровью палец не оставил бы такого чёткого отпечатка, как был найден (так как, в отличие от стандартной процедуры снятия отпечатков с нанесением специальной краски лишь на гребни папиллярных линий, кровь смачивает и переходит на бумагу со всей поверхности пальца; фактически то же, что у Анатолия Жигулина в разделе русскоязычной литературы).
Фрагмент дактилоскопической карты Ала Капоне с отпечатками больших и остальных пальцев «4+1» (выше на той же карте подушечка каждого пальца была полностью прокатана по-отдельности)
Большой палец расположен под углом к ладони
  • Дождавшись своей очереди давать показания, Торндайк прямо говорит, что отпечатки подделаны, предъявляет штампы, собственноручно сделанные им со снятых ещё до ареста отпечатков подозреваемого, как один из вариантов достижения результата и предлагает «конкурентам» в качестве следственного эксперимента различить 20 отпечатков, сделанных в их отсутствие в случайном порядке непосредственно с пальцев подсудимого и штампами прямо в зале суда. Вернувшись в зал, полицейский эксперт и его помощник независимо принимаются за идентификацию, и их результаты полностью совпадают, но оказываются на 100 % неверными. Находится на «улике» и указание, откуда она была переснята — микроскопическая лакуна от дефекта бумаги, имевшегося в блокноте пальцеграфа, но не на найденном в сейфе листке.
  • «Тень тюремного прошлого» — к Торндайку обращается за помощью бывший преступник Фрэнк Белфилд, давно завязавший и честно зарабатывающий, но вдруг увидевший объявление о своём розыске за убийство. Пользуясь случаем, что суперинтендант полиции зашёл к нему по другому вопросу, доктор спрашивает у того об убийстве и уликах. Основной уликой против бедняги оказывается: «Этот дурень оставил свою пятерню на оконном стекле, причем все пальцы отпечатались в лучшем виде… были идентичны тем, что хранились в картотеке». Торндайк тут же приходит к противоположному выводу, что отпечатки подделаны кем-то с доступом к полицейской картотеке, чтобы подставить Белфилда — наложенная на плоскость рука физически не может сделать идентичный картотеке отпечаток, так как большой палец повернут относительно остальных и коснётся лишь боком, на картотеку же их снимают 4+1 либо вообще все по отдельности.
  • Артемис Фаул: Код вечности — дверь в хранилище Спиро защищена в том числе и биометрическим сканером отпечатка пальца. Выверенный до мелочей план ограбления подразумевал снять отпечаток с помощью чудо-скотча, который копирует поверхность в мельчайших подробностях, но Артемис с самого начала знал, что это не сработает, ведь отпечаток получается инвертированным. И промолчал об этом, т. к. слишком разборчивая в методах Холли просто не согласилась бы на операцию. В результате у отключённого злодея забирают не отпечаток, а сам палец.
  • Дин Кунц, «Тёмные реки сердца» — вымокший под дождём протагонист Спенсер Грант открывает окно, также залитое дождём. Правительственные агенты далеко не сразу, но ухитряются проявить множество отпечатков, некоторые из них — полные и хорошо различимые.
  • Гарри Кемельман, «В субботу раввин остался голодным» из цикла о рабби Смолле — утром Йом-Кипура обнаруживается труп некоего Айзека Хирша, не соблюдающего традиций еврея, незаурядного математика (участника Манхеттенского проекта) и при этом алкоголика, впрочем, пытавшегося бросить, с полувыпитой литровой бутылью водки, оставшегося в работающей машине в собственном закрытом гараже и задохнувшегося угарным газом. Вдова-нееврейка просит похоронить мужа на кладбище еврейской общины. Выяснив от вдовы, что Хирш не переходил в другую религию (брак был гражданским), а от шефа местной полиции Лэнигана, что смерть была несчастным случаем, а не самоубийством, раввин дает разрешение. Однако кое-кто раскручивает идею самоубийства, так как пьяный и не пытавшийся покончить с собой мог бы заснуть в машине, но не аккуратно въехать в тесный гараж накануне поздно вечером мимо мусорного бака и аккурат до дальней стены, выйти, закрыть дверь гаража, вернуться в машину, выключить фары и сесть на пассажирское сиденье, при этом забыв выключив зажигание. Раввин убедительно приходит к другому выводу — Хирш приехал именно пассажиром, с кем-то другим за рулем, оставившим его в работающей машине. Это означает, как минимум, непредумышленное убийство, и Лэниган приходит в ужас — его парни тем же днём, не предполагая криминала, забрали машину в участок, сдвинув сиденье и перелапав все поверхности, лишив себя возможности найти виновного по отпечаткам или хотя бы определить его рост. Рабби подсказывает единственное место, где отпечатки не залапывали — накануне машина приехала тёмным вечером, после чего фары были выключены, а следующим днём полицейским не было нужды их включать. Однако рычаг оказывается вытертым начисто — убийца оставил жертву и закрыл дверь умышленно.
  • Грегори Макдоналдс, «Сознавайтесь, Флетч!» — убийца не стал стирать отпечатки пальцев с оружия убийства и поставил эту бутылку, чтобы Флетч рефлекторно взял её при входе в квартиру. Ведь отсутствие другие отпечатков на ней выглядело бы подозрительным.
  • Микки Спиллейн, «Долгое ожидание» — протагонист лишился отпечатков пальцев, получив тяжёлый ожог ладоней.

Кино[править]

  • «Бриллиантовая рука» — поняв, что «лох» уже связался с милицией, Лёлик пытается изобразить снятие гипса в рамках милицейской операции, перечисляя связанные штампы: «Опись, про́токол, сдал, приня́л, отпечатки пальцеу!» После слова «приня́л», собственно про отпечатки, это была уже типа шутка (типа, «лёд растопить») — но она-то и насторожила Горбункова: по его мнению, настоящий сотрудник милиции или спецорганов так шутить не стал бы. А манера Лёлика гнусно хохотать после каждой своей шутки дополнительно подвела бандита.
    • Горбунков явно что-то заподозрил ещё до этой фразы. Сама его просьба «принять драгоценности по описи» была ловушкой для самозванца: настоящий милиционер знал бы, что драгоценностей в гипсе уже нет.
      • Что-то заподозрил?! Перед этим Лёлик сам прокололся: «Сейчас снимем гипс, выпотрошим его, и полный порядок!» Потрошить то нечего, гипс пустой!
  • «Семь» — преступник срезал себе кожу с подушечек пальцев, чтобы не оставлять отпечатков.
  • «Форсаж 5» — Тедж Паркер ухитряется снять отпечатки всех пальцев с бикини.
  • «Тёмный рыцарь» — педаль в бетон. Бэтмен восстанавливает отпечатки пальцев на пуле по отверстию в простреленной стене.
  • «Руки Орлака» — двойной пример тропа, по неправдоподобной идентификации отпечатков и их подделке. Пианист Поль Орлак теряет обе руки, и хирург заменяет их руками только что гильотинированного преступника Вассера. Тем временем, на месте совершённого кем-то преступления взгляд через лупу позволяет сыщикам не только обнаружить отпечатки, но и распознать их как принадлежащие Вассеру. Орлак, чувствовавший изменения в собственном поведении, в смятении, но вскоре выясняется, что преступником был Неро, друг Вассера, использовавший резиновые перчатки с наложенными отпечатками рук своего сообщника.
  • «Фантомас» — заглавный злодей, совершая преступления под чужими личинами, пользуется не только идеально имитирующими лица масками, но и перчатками с нанесёнными на них отпечатками пальцев жертв.
    • А в литературном первоисточнике он просто сделал себе перчатки из кожи ладоней покойника.
  • «Шестой день» со Шварцнегером — главный герой нашёл палец, и использовал его чтобы пройти с ним через детектор отпечатков пальцев.
  • «Люди в чёрном» — ЛВЧ при поступлении на службу изменяют отпечатки пальцев особым прибором. Процедура немного неприятная, а если агент налажал и засветился, ему приходится пройти её снова. Кей по молодости так часто «знакомился» с этим аппаратом, что у него вообще не осталось никаких линий.
  • «Под следствием» — конец-переворот получился именно из-за того, что уже после гибели маньяка-художника обнаружили отпечаток пальца центральной героини там, где ему было быть не положено, и об этом узнает главный герой-полицейский.
  • «Угнать за 60 секунд» — вместо перчаток продвинутые угонщики используют специальные накладки на подушечках пальцев.
  • «Без права на ошибку» — во время допроса главного подозреваемого судья говорит, что на ружье, из которого было совершено убийство, обнаружены отпечатки пальцев нескольких человек, многие из которых перекрывают друг друга, но поверх всех — именно его отпечатки, а это значит, что он держал ружье последним.
  • короткометражка «Зигота» — монстр-ассимилятор преследуя главных героев, преодолевает биометрические замки, подбирая нужные глаза и пальцы из своего «арсенала». В конце главная героиня, сумев отрубить монстру одну из его увешанных ладонями конечностей, преодолевает последний замок, перебирая эти самые ладони.
  • Человек-Муравей — Скотт Лэнг взламывает секретную комнату Хэнка Пима, подделав отпечаток пальца: нашел отпечаток на дверной ручке, перенес его на скотч, ограничил зону с отпечатком кольцом и залил клеем, нагрел над плитой и получил на выходе мягкую версию отпечатка. Насколько способ применим в реальности — большой вопрос.

Телесериалы[править]

  • «Коломбо» — авторы сериала всего трижды за 35 лет его существования воспользовались отпечатками пальцев в качестве решающей улики. В одном из этих случаев идентифицируемые отпечатки ухитрились снять с внутренней поверхности пальцев перчатки (хотя это свидетельствует только о попытке утопить подозреваемого, к чему у злодея вполне был мотив, а не о причастности у убийству); еще в одном — преступник стёр «пальчики» с пистолета, но оставил их на гильзах. Еще в одной серии «Suitable for Framing» Коломбо обламывает попытку преступника, Дейла Кингстона (наследника коллекции картин своего дяди 2-й очереди) подставить наследницу 1-й очереди Эдну Мэтьюз, подложив картину в вещи родственницы непосредственно перед ожидаемым обыском и изобразив how could you, когда полицейские её нашли. Пока полицейские на публику снимают «пальчики», Коломбо раскрывает, что виновным считают именно его, на что злоумышленник отмахивается, что его отпечатки ничего не докажут, так как он помогал дяде разворачивать полотна после возвращения с выставки. Коломбо отвечает, что ищут отпечатки не Кингстона, а его самого — перетрогавшего их в квартире преступника, но не имевшего возможности это сделать, будь картины похищены Эдной. В последней отчаянной попытке оправдаться Кингстон истерически пытается обвинить лейтенанта, что тот наставил отпечатков только что — Коломбо молча вынимает из карманов находившиеся там с момента входа в дом руки в трикотажных перчатках.
  • «C.S.I.» — ряд примеров, как реалистичных, так и не очень:
    • Персонаж первых восьми сезонов Уоррик Браун однажды похвастался, что может снять отпечатки хоть с воздуха. Тропнеймер «Fingerprinting Air» на TVTropes.
    • При пересмотре документов старого дела в описании полученных тогда превосходных отпечатков обнаруживается, что они сняты из кошелька аллигаторовой кожи, из чего делается вывод, что они являются подделкой.
    • Отпечатки пальцев на оружии совпали со снятыми ранее у жертвы изнасилования (из файла, который давным давно должен был быть уничтожен). Лаборанта уволили, но преступницей действительно оказалась бывшая жертва.
  • «Доктор Хаус» — Хаус затапливает часть больницы, но его разоблачают по отпечаткам на пропитанном водой бумажном комке, засунутого в слив.
  • «След» — главный хлеб экспертов. Перчатки здесь, похоже, вообще никто не носит.
  • «Терминатор: Хроники Сары Коннор» — ФБР проводит дактилоскопию трупов бойцов сопротивления, присланных в 2007 год, и обнаруживают совпадение с малолетним ребёнком.
  • Мокьюментари «Преступление в стиле модерн» — одна из серий посвящена внедрению свежеизобретенной дактилоскопии в российскую сыскную практику, а попутно рассказывает и саму историю этого метода.
  • Смерть в раю — Ричард Пул сделал установку по выявлению отпечатков на резиновых перчатках из аквариума и лампочки
  • Полицейский с Рублевки — инверсия. После устроенного пожара в ресторане, кримниалист Мухич совершенно не беспокоится о оставленных отпечатках пальцев. Ведь все потожировые следы при такой температуре разлагаются!
    • При этом реальным Скотланд-Ярдом ещё лет за десять до этого сериала было показано, что вопреки этому устойчивому заблуждению, в 18-20 % случаев имеющиеся отпечатки сохраняются и после пожара и вполне стоят попытки их снять.[1] А лампы, особенно мощные или для спектрального оборудования, настоятельно рекомендовали не заменять голыми руками по той же причине (следы не просто не испаряются в никуда, а въедаются в раскалённое стекло, приводя к неравномерности напряжений) еще задолго до этого.
  • X-Files — Тумса вычислили по оставленным отпечаткам пальцев, однако они оказались очень сильно вытянутыми — Тумс умеет сильно растягиваться и сжиматься, чтобы пролезать в очень узкие места.

Мультсериалы[править]

  • «Друппи» — в одной из пародирующих детективы серий заглавный герой, выступающий в роли детектива полиции, едва прибыв на место преступления, сразу же объявляет, что кражу совершил Волк Слик, и уточняет, что понял это по отпечаткам пальцев. В кадре тут же появляется стекло с отпечатками и подписью «Слик» под ними. Что характерно, сам Слик в кадре появляется исключительно в белых перчатках.
  • «Невероятные приключения Джонни Квеста» — сбежавший ДНК-компьютер, ассимилировав большую часть персонала базы, использовал способность частично воспроизводить их биометрические данные, в том числе и отпечатки пальцев, чтобы свободно разгуливать по комплексу и перехватить управление ядерными ракетами.

Комиксы[править]

  • Touch and Go! — комиксовая адаптация вышеупомянутого рассказа Рэя Брэдбери.
  • Dick Tracy — преступник оставил сообщение для детектива, сложенное из кубиков с буквами, лежащих в аптеке для развлечения детей, пока их родителя заняты покупками. Дик тут же отправляет их криминалистам. Разбежался: их касался чуть ли не каждый человек, посетивший эту аптеку за время её существования.

Видеоигры[править]

  • Bio-Forge — найденная оторванная рука позволяет открыть ею детектор отпечатка ладони. А ещё эту руку можно использовать как дубину, в том числе и отдубасить того, кто эту руку потерял.
  • Heavy Rain — играя за Скотта Шелби, нужно быстро и под психологическим давлением в виде едущей полиции протереть все, что трогали в лавке только что убитого старого знакомого Скотта он и его спутница. Впрочем, если что-то пропустить, то Скотта просто допросят и отпустят. А ведь у них в руках бы не только убийца старика, но и сам Мастер Оригами.

Визуальные романы[править]

  • Ace Attorney — начиная с четвертой части (и пятого дела в порте первой части на NDS) можно заниматься дактилоскопией самостоятельно.
  1. J.Deans, «Recovery of Fingerprints from Fire Scenes and Associated Evidence», Science & Justice, 2006, 46(3):153-68, DOI:10.1016/S1355-0306(06)71589-1.