Отказ от страстей

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Страсть в церковном смысле — это не сильное чувство, не влюбленность, не страдание. Страсть — это то, что в грамматике передаётся с помощью страдательного залога. То есть то, что вторгается в мою жизнь, а не то, что я делаю. »
— диакон Андрей Кураев, «Церковь в мире людей»

Вино, сигареты и наркотики, неуёмное обжорство, любовные связи, азартные игры, гневные споры и вражда и, в более общем случае, просто чрезмерное, фанатичное увлечение чем-либо… Верующий скажет, что всё это плохо, потому что является грехом. А более материалистично настроенный персонаж отметит, что все эти занятия требуют денег, времени, вызывают проблемы со здоровьем — а то и всё это вместе. А ресурсы между тем весьма ограничены. Потому, чтобы добиться чего-то стоящего или хотя бы не огрести проблем, имеет смысл воздержатся от столь затратных занятий. Умеренность и осознанность, тихое трудовое счастье вместо зависимости — хоть любовной, хоть химической, хоть ещё какой — вот его кредо.

Таким образом, под троп подпадают персонажи, осознано отказывающиеся от страстей в пользу чего-то другого, более достойного. Речь именно о волевом решении: так, неспособный к любовным подвигам, бесполый от природы или лишённый возможности проявить свою ориентацию по социальным причинам не является воздерживающимся и не подходит под троп. А вот тот, кто по всем параметрам может завести отношения, но предпочитает посвятить жизнь, к примеру, авиации — подходит. Аналогично троп отличается от бездушного разума, который чужд страстям конституционно, а не по выбору; при этом обычное существо, выбравшее этот самый разум себе в качестве морального ориентира, под троп как раз-таки подпадает.

В зависимости от отношения автора, троп может отыгрываться двояко. Если автор одобряет его, то персонаж, отказавшийся от страстей в пользу чего-то большего, в конце концов этого чего-то достигает. Или, по крайней мере, получает хороший результат, более приземлённым героям недоступный. Если же автор троп не одобряет, то отказ от страстей станет причиной, по которой персонаж не может достигнуть своей цели, или даже вовсе становится злодеем. Последнее особенно часто встречается в антиутопиях, где практичная и склонная к ограничениям ради какой-либо высокой цели власть противопоставляется людям-отщепенцам, жаждущим простого человеческого счастья.

Примеры[править]

Общее[править]

  • Учёный и священник, да и вообще любой неглупый и не оторванный от жизни верующий. Обеты и ограничения для того и нужны, чтобы дух человеческий не был порабощён какой-либо страстью, но был свободен.

Мифология и фольклор[править]

  • Одна из буддийских притч иллюстрирует именно такую точку зрения, хотя и не объявляет её прямо. В ней учитель помогал ученику пройти его путь, но по дороге постоянно что-то происходило: то друзья поляну накроют, то прекрасная девушка встретится. Каждый раз ученик отвлекался на очередную страсть и останавливался — где-то на часы, где-то на годы. В итоге когда он в очередной раз пришёл к учителю, тот уже умер, и показывать дорогу к просветлению стало некому.
  • Притча об астрологе, который составил гороскоп известного подвижника. По звездам выходило, что этот человек должен обладать всеми немыслимыми пороками в кубе, и астролог решил, что его обманули, но подвижник подтвердил: всё правда, и ему стоило огромных усилий обуздывать свои страсти.

Литература[править]

  • В. Гюго, «Собор Парижской Богоматери» — Клод Фролло отказался от отношений с женщинами ещё в юности и впоследствии стал священником, решив посвятить жизнь достойному воспитанию младшего братишки. Каков результат? И Жеан вырос раздолбаем, и страсть проснулась в Клоде, как только он увидел Эсмеральду.
  • Нил Стивенсон, «Анафем» — жизнь инаков полна запретов на разнообразные страсти: им запрещено употреблять наркотические вещества (вне стен обителей распространённые повсеместно), иметь детей, владеть личным имуществом, вступать в необъявленные отношения… Бо́льшая часть запретов имеет свои причины, но в результате у рядового инака немного занятий, кроме созидательного труда, сохранения и передачи знаний. Именно поэтому герои и решают задачи, которые живущим вне стен обители не под силу, а некоторые — и прокачиваются до сверхчеловеческих высот. Сами герои несколько раз подчёркивают пользу тропа в своих успехах.
  • Типичный протагонист Нестеренко. Нелюбители его творчества любят заострять внимание именно на половом вопросе, но сам автор столь же рьяно осуждает употребление наркотиков, алкоголя и табака, приметы и предрассудки, религиозный дурман, тоталитаризм и фанатичное возвеличивание своего государства, а в публицистике и по зоошизе проехался. В сумме получается именно этот троп: «Если что-то мешает мыслить здраво, если вы становитесь зависимы от чего-то — это плохо». При этом философия как автора, так и его героев, в отличие, скажем, от просвещённых монахов, пытавшихся совмещать науку и религию, или идейных революционеров, не предполагает служения богу или еще какой-то догме, религиозной или политической, внешней по отношению к личности. Рационализм по Нестеренко состоит в том, что разум — это и есть суть личности, а познание и творчество — суть разума и, соответственно, высшие ценности, которые самоценны, а не являются средствами достижения иных целей. «Все, что служит целям разума, есть благо, все, что им мешает — зло.» При этом эмоции считаются допустимыми, если они соответствуют целям разума, а не мешают ему: «Нет более высокой и чистой радости, нежели найти решение сложной интеллектуальной задачи.» И соответственно, эмоции не имеют права существовать, если мешают разуму, поэтому Нестеренко против не только секса, но и романтической любви, что делает его немного похожим на соломенного вулканца.
  • Николай Фёдоров, «Вечер в 2217 году» — антиутопический вариант тропа. Жёсткий регламент на всё, номера вместо имён, секс по расписанию и только для размножения.
  • Борис Акунин, «Статский советник» — Грин отказался от всего, что считает не нужным для революционной борьбы: как от излишеств в пище и бытовых удобств, так и от всего «физиологического», то есть связанного с полом.
  • Приквелы Dune — мудрецы-конгиторы: мозг в банке без тела.
  • Альфред Бестер, «Тигр! Тигр!» — секта, отказывающаяся от всех органов чувств.
  • К. С. Льюис, «Космическая трилогия» — марсиане, похоже, не проходили грехопадения, и потому страсти им неведомы. Они едят столько, чтобы хватило продолжать жизнь, занимаются сексом для продолжения рода и не боятся смерти.
  • Ольга Онойко, «Сфера-17» — каждый мантиец полностью контролирует гормоны своего тела, поэтому занятия типа секса для удовольствия им кажутся бессмысленными и опасными.
  • «Тайный город» — нынешний князь Тёмного Двора отказался от любых страстей, эмоций и желаний, которые считал недостойными повелителя Нави. Весь этот «балласт» он перегрузил в свою аватару, как в сосуд, и стал спокойно, безэмоционально править. Но неприлично жизнелюбивый, деятельный и вызывающе яркий «сосуд» всех удивил и, перепробовав кучу занятий, всерьёз увлёкся интригами и политикой. Так он дослужился до комиссара Тёмного Двора, хорошо оттеняя и дополняя мрачно-пассивного князя.
  • «Путь индюка» Вадима Проскурина — эльфы, развившиеся из выбравший коммунизм и экологию части человечества после БП на Барнарде. Не имеют института семьи и брака, не употребляют наркотики, не производят и не потребляют никакой художественной культуры, кроме религиозных текстов, и вообще стремятся избегать любых сильных эмоций в пользу общества и служения Гее. Протагонист подчёркивает всю бесчеловечность такого подхода: когда он убедил эльфийское командование в необходимости ритуального пожирания живого человека, ни одному исполнителю не пришло в голову отказаться. Надо — значит, надо.

Кино[править]

  • «Звёздные войны»:
    • Конечно же, джедаи с их отказом от сильных чувств — равно и от страха, и от любви.
    • Монашеский орден Б’омарр подходит к идее ещё радикальнее: чтобы избавиться от чувств и предаться чистой рациональности, они даже отказываются от тел в пользу начинённых мозгами робопауков-шагоходов.
  • «Эквилибриум» же!
  • «Сексмиссия, или Новые амазонки» — женское общество, в котором порицаются телесные страсти.

Телесериалы[править]

  • «Звёздный путь» — вулканцы от природы весьма эмоциональны, но ничем хорошим это для них не кончилось. Потому современная событиям сериала вулканская культура предполагает крайнее ограничение эмоциональной сферы и отказ от большинства страстей, от развлекательного секса и до специй.

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • Hellsing — Интегру сложно представить кем-нибудь, кроме главы организации. Она, судя по всему, постоянно на посту, и никаким «отдыхом», кроме традиционного курения, не увлекается.
  • «Тетрадь смерти» — Лайт настолько занят сначала обучением, а после вершением справедливости, что никакие другие искушения его не интересуют. По сути, единственная одержимость и приводит к падению зазнавшегося «бога».
  • Fullmetal Alchemist — буквальный отыгрыш тропа. Отец, стремясь стать совершенным существом, изгнал из себя семь смертных грехов, тем самым породив гомункулов.
  • «Милый дом» — как оказалось в поздних главах, местный апокалипсис — следствие того, что души устали от людских пороков. В итоге пациент «омонстревает», получая всё желаемое в виртуальном мире и физически меняясь в соответствии со своими желаниями — а после, испытав всё чего хотел и пресытившись — возрождается в виде носителя тропа.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40,000:
    • Адептус Механикус одновременно отказываются от человеческих тел в пользу машин и от человеческих эмоций в пользу сухой логичности.
    • Аналогично орден космодесанта Железные руки. А если более широко — то практически все ордена Адептус Астартес, в большей или меньшей степени.
    • И вообще, в мире, где из страстей смертных рождаются демоны варпа, быть сдержанным — хорошая идея.

Реальная жизнь[править]

  • Кант прожил жизнь девственником. Кроме того, он придерживался весьма строгого распорядка дня. В итоге не только вошёл в историю как выдающийся философ, но и, будучи от рождения слаб здоровьем, прожил 80 лет и пережил многих своих менее сдержанных товарищей.
    • Собирался жениться, но его невеста опоздала к венчанию, и философ из-за своей страсти к пунктуальности отменил свадьбу.
  • Сэр Исаак Ньютон не тратил времени на женщин и создание семьи и гордился, что за свою жизнь «не пролил ни капли семени». Всё же проверить это сложно, да и буквально маловероятно — поллюции же.