Остров Удовольствий

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Остров Удовольствий — сравнительно редкая, но встречающаяся остановка на дорогах и тропах. После Тёмного леса, Реки Безумия и Гор Слёз здесь, вроде бы, можно наконец отдохнуть… Здесь чудесная природа, вкусная еда, очаровательные женщины… Это место передышки? Нет (или не только), это ещё одно испытание. Деревня со зловещим секретом? Возможно, но необязательно. В чём же дело? А испытание здесь в том, чтобы не остаться. Ведь обязательно посетит мысль — а зачем идти дальше, в Пустыню Смерти, Голодные джунгли и Мордор, если можно остаться в этом прекрасном месте? Но что же, тогда никто не спасёт принцессу и не одолеет Тёмного Властелина? Нужна весомая сила воли, чтобы двинуться дальше и выполнить главный квест.

Если это одновременно и деревня со зловещим секретом, то испытание не столько в том, чтобы не остаться вообще, а чтобы уйти вовремя, до того, как этот зловещий секрет перед тобой предстанет.

Однако Остров Удовольствий — необязательно вражеское место. Тут могут быть и друзья, и нейтрально-настроенные, которые насильно не удерживают героя, но и не гонят дальше. Соблазн остаться всё равно имеется.

Смежный троп — Машина лотофагов, когда персонаж ловит кайф не от места, а от артефакта.

Примеры[править]

Мифология и фольклор[править]

  • В буддизме таковым считается воплощение в теле божества. Доступность удовольствий отвлекает от выхода из круга перерождений и достижения нирваны. В этом плане человеческое воплощение с его страданиями оказывается наилучшим.
  • Одиссею встречалось в нескольких экземплярах: это и остров Цирцеи, и страна лотофагов.
  • Притча про человека и собаку. До Рая доходят только те, кто не бросает своих друзей.
    • Есть похожая притча про старика и его жену.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Н. Носов, «Незнайка на Луне» (пополам с Жуткие увеселения) — Остров Развлечений/Дурацкий остров. Общеизвестно, что из-за каких-то особенностей воздуха долго находящиеся на острове превращаются в баранов. На этом даже построена прибыльная индустрия: на остров ссылают заключённых, там они какое-то время живут припеваючи, а потом тупеют, превращаются в баранов, их отгоняют в другую часть острова и стригут.
  • Братья Стругацкие, «Град обреченный» — Хрустальный Дворец. Своеобразный философский вариант, т. к. явной конечной цели и нет. Тут стоит выбор — просто идти вперёд, до конца (начала) мира, имея какую-то цель, или остаться тут в бесцельности.
  • «Ромка Рамазан» Константина Лагунова и мультэкранизация «Ромка, Фомка и Артос»: остров Спиешьпей. Грубо-вражеский вариант (для каждого, кто попытается рыпаться): «Отъедайтесь. Отсыпайтесь. В колобочки превращайтесь. Или выбьем потроха. Всё понятно? Ха-ха-ха…»
  • «Хроники странного королевства»: особо жестокий вариант: Озеро Покоя. Там тихо, нет ни боли, ни страдания, ни нужды. Там можно обрести покой, — что особенно ценно, учитывая, что КАЖДЫЙ, кто туда попадает, как раз покоя и желал. Что же в этом жестокого? А то, что оно находится в Лабиринте.
  • «Димон» Торика. Герою показывают различные виды наслаждений и он должен выбрать какой-то один и тогда встретиться с его оборотной стороной, ибо это означает попадание в ад.
  • «Сила сильных» Дмитрия Билёнкина: некие сектанты, которые получают «полную нирвану», живя в облаке галлюциногенного газа.
    • То же самое у Лукьяненко в «Черновике». Да мир так и называется: Нирвана.
      • У Лукьяненко, правда, были не сектанты, а неудобные люди и политические заключенные, которых в этот мир ссылали. Местный воздух воздействует на людей как сильные транквилизаторы, поэтому после некоторого периода адаптации новоприбывшие способны существовать где-то на уровне высоко-функциональных олигофренов: они способны обслуживать себя и вести очень нехитрое хозяйство под присмотром местного функционала Василисы в качестве «куратора», но желания сбежать, даже если у них были важны миссии, у местных уже не остается. Правда, они сохраняют половое влечение и могут рожать детей. И вот если взрослые не могут сбежать, то дети не могут совсем - у выросших "под кайфом" в другом мире ломка начнется.
  • Живая планета Пенелопа из цикла К. Булычёва про Алису. С прикрученным фитильком, поскольку планета благожелательна к визитерам, если её не злить, но командир открывшей её экспедиции с трудом собрал свой загулявший по пляжам да горам экипаж, и улетать им дико не хотелось.

На других языках[править]

  • Г. Х. Андерсен, «Снежная королева»:
    • Домик с садиком старушки, которая умела колдовать. Там вечное лето, прекрасные говорящие цветы, вкусные вишни, нет никакой нужды носить обувь… и Герда задерживается там надолго (то ли от весны до осени, то ли вообще на много лет). С другой стороны, стоило Герде вернуть потерянную память, как она тут же оттуда рванула на крейсерской скорости.
    • Для Кая таким Островом Удовольствий стал дворец Снежной Королевы. В некоторых неканоничных адаптациях он там и остаётся.
    • Дворец Принца и Принцессы тоже мог бы стать Островом Удовольствий. Во всяком случае, на несколько дней Герда там задержалась.
    • Да и Маленькая Разбойница хотела бы на свой лад устроить Герде Остров Удовольствий, но у девочек настолько разное мировоззрение, что получилось чуть более, чем никак.
  • Карло Коллоди, «Приключения Пиноккио» — Страна Развлечений, где маленькие любители забав превращаются в ослов.
  • «Властелин Колец» — Лориэн, дружественный вариант. Когда Галадриэль отпускает Братство Кольца, то предлагает всем желающим остаться… и напоминает, что если Саурон завладеет Кольцом, то всему Лориэну вместе с ними крышка. Естественно, желающих остаться не находится.
  • «Сильмариллион» — Лютиэн предлагает Берену совместную жизнь в лесах, но он настаивает на выполнении клятвы Тинголу.
  • Клиффорд Саймак:
    • «Что может быть проще времени». Тюремное заключение, которое организует корпорация Фишхук ставшим неудобными телепатам-космонавтам, на 90 % организовано при помощи этого тропа.
    • «Прелесть» — до того, как машина воспылала страстью к своим трём пассажирам, они (космонавты и Прелесть) побывали с исследовательской миссией на планете Медовый Месяц. Начнём с того, что планета не называлась Медовым Месяцем. Она имела номер. Но уже через несколько дней мы окрестили её. Я не стыдлив, а описывать Медовый Месяц всё же отказываюсь. Я не удивился, если бы узнал, что в Центре наш доклад до сих пор хранится под замком.
  • Роберт Хайнлайн:
    • «Иов, или осмеяние справедливости» — нет, рай там самый настоящий и навсегда… Только протагонисту без милой и в раю — шалаш. Так что отправился он на поиски в ад. А милая, не будучи христианкой, и вовсе обретается в Валгалле.
    • «Дети Мафусаила» — безымянная планетка Малого Народа. Райский климат, яства на каждой ветке, дружелюбные аборигены… Но аборигены предпочитают слияние разумов в количестве 30-100 особей, что даёт утрату личности и бессмертие.
  • Роберт Джордан, «Колесо Времени» — испытания в Белой Башне включают в себя и попадание в самую привлекательную для кандидатки реальность.
  • «Нарния» — Лес Между Мирами. Данный Лес лежит на перепутье разных миров. В него попадают с помощью волшебных колец главные герои. Если долго смотреть в озёра, то в спокойном созерцании можно забыть не только, зачем ты сюда пришёл, но и кто ты такой.
  • «Сага о ведьмаке»: графство Туссент. Дружественный вариант: местная графиня — любовница Лютика, так что вся «дружина» Геральта, остановившаяся там на зиму, откровенно валяет дурака, попивая местное вино и танцуя на балах (сам Геральт, впрочем, работает по специальности, но и он беспалевно развлекается с Фрингильей Виго). Лютик в конце концов испытания не выдерживает: решает остаться, чтобы всерьёз жениться на графине. Впрочем, учитывая, что у «дружины» впереди штурм замка Стигг (где она поляжет почти в полном составе), для него это решение было только к лучшему, несмотря на то, что графиня впоследствии отправила его на эшафот, но в последний момент передумала.
  • М. Энде, «Бесконечная книга» — вся страна Фантазия такова. Исполняются все желания, но в обмен на воспоминания о реальном мире, без которых невозможно возвращение назад.
  • Майкл Муркок «Жемчужная крепость» — несколько мест в Мире Снов. Хуже всего — затягивающий в свои стены город, однако остальные не лучше.
  • Вальтер Моэрс, «13/5 жизней капитана по имени Синий Медведь» — Gourmetica Insularis, он же остров-плотожор. Именно то, что написано на упаковке. Горе тому существу, кто соблазнится съесть хоть одну здешнюю ягодку или сделать хоть пару глотков из местного ручья. Вся обильная растительность на острове — не только съедобна и вкусна, но ещё чрезвычайно калорийна и провоцирует неконтролируемый аппетит. Как только несчастная жертва достаточно отъедается, остров решает, что ему самому неплохо бы подкрепиться…
  • Ричард Адамс, «Обитатели холмов» («Watership Down»). Путники встречают в своем странствии колонию кроликов — удобно устроившихся, всегда сытых, не имеющих врагов, при этом дружелюбных и готовых их принять к себе. Местные кролики придумали пение и рисование, а что не верят в общекроличьи предания и легенды — так ли уж важно?.. Оказалось, что на самом деле человек их подкармливает и избавляет от врагов, чтобы ловить силками.
  • Кэтрин Ласки, цикл «Ночные стражи». Четверке осиротевших совят встретились на пути Зеркальные Озера — красивейшее место, где всегда тепло и уютно, так что не хочется покидать это место и лететь через моря на поиски Великого Древа Га’Хуула, в существовании которого, к тому же, никто точно не был уверен. Но лететь дальше все-таки надо.
  • Дэвид Митчелл, «Облачный атлас» («Откровение Сонми-451») — не совсем по тропу, так как остров только обещают. Фабрикант (клон), отработавший 12 лет, якобы отработал свой долг перед создавшим его обществом и отправляется на вечный отдых на тропический остров (то ли Экзальтацией называется сам остров, то ли обряд «отпущения»). На деле клона перерабатывают в пищу для клонов; ни о каких райских островах в качестве награды и речи быть не может.

Кино[править]

  • «Огонь, вода и… медные трубы» — безымянное южное царство. За спасение местных красавиц Васю там окружили таким почтением и радушием, что он забыл свою невесту и чуть не женился на царской дочери.
  • «Синяя птица» (фильм, 1976): герои встречают антропоморфные персонификации разных удовольствий.
  • «Сказка странствий» — ни один рыцарь не возвращался от дракона… как оказывается, потому что на спине дракона тепло и плодородно, и все, кто там останавливается, не знают ни в чём недостатка. Но и не отпускают никого от себя: ведь если расскажут, все повалят сюда, и всего на всех не хватит. А самому дракону больно от того, как из него извлекают тепло…
    • А также в некоторой степени жизнь Мая, когда сестра находит его.
  • Антиутопия The Island: именно попадание туда обещают счастливчикам — жителям постапокалиптического бункера, которые выиграли в лотерею… вот только «выжившие» это клоны, бункер — ферма по их выращиванию, а «лотереи» не существует — клонов просто разбирают на органы для «оригиналов», когда тем начинает требоваться пересадка.
  • Телеспектакль «Запомни, принцесса!»: в сказочном королевстве, расположенном За Чертой, очень приятно и красиво, можно не ложиться спать допоздна, объедаться сладостями, врать, надевать чужие платья и по-свински вести себя за столом. Вот только весь королевский дворец, внешность его обитателей, да и окрестности — всего лишь иллюзорная ловушка: «Здесь всё ненастоящее. На самом деле За Чертой ничего нет. Абсолютно ничего!»
  • «Новейший завет» — Ты думаешь, после смерти попадёшь в рай? После смерти нет ничего! Вы УЖЕ живёте в раю!
  • «Святая Гора» — бар «Пантеон» (который держит мужик из рекламы «Амбробене»), куда заманивают путников приехавших покорять эту самую гору и где те остаются навсегда.

Телесериалы[править]

  • «Затерянный мир» — в одной из серий главные герои попадают в место, которое местные наделенные сверхъестественными силами обитатели называют «Рай». В Раю нет старости и болезней, всегда вдоволь еды и вина. Вроде бы, можно остаться и забыть обо всем, но поддерживается эта идиллия регулярными жертвами Великому Древу, плодами которого и питаются жители Рая. Древо высасывает из жертв силы, оставляя их изможденными стариками, от которых спешат избавиться хранители Рая. Одной из таких жертв стал слишком любопытный герой(а именно-журналист Меллоун), сумевший найти клетку со стариками. Его, правда, сумели спасти.

Мультфильмы[править]

  • «Спортландия» (1958) — Великая Ленивия.
    • С прикрученным фитильком: значок там дают только после сдачи норм по сну и еде, а главный герой ещё не успел эти нормы сдать, как ему уже в Ленивии надоело. К тому моменту его уже так раскормили, что он без помощи будильника не мог встать с кровати — те ещё «удовольствия» были.
    • Но зато какой там хор подушек!
  • «Катерок» (1970) — остров Чунга-Чанга, соблазняющий счастливой беззаботной жизнью. Катерок «Чижик» так заигрался на нем, что когда, наконец, поспешил домой, оказался затёрт во льдах.
  • «Нехочуха» (1986) — страна Великого Нехочухи. Грубо-злодейский вариант: кто свяжется с этим лукавым краем, а потом не захочет навеки зависнуть там добровольно — зависнет там принудительно. Хорошо ещё, что всё происходит исключительно в кошмарах юного протагониста (хотя кто знает?..).
  • «12 подвигов Астерикса» — один из этих двенадцати подвигов — как раз миновать Остров Удовольствий. А помогает то, что у них вдоволь всяких фруктов и нектара, но Обеликсу хочется съесть сочного жареного кабана, что не в духе острова.
  • «Большой секрет для маленькой компании» — у каждого из троих зверей свой Остров (Планета). Который, однако, совершенно не подходит двум другим. А Большой секрет открывается только тем, кто не бросит друзей.
  • «В стране ловушек» — Царство Лени (вроде острова из «Пиноккио», только превращаются в свиней) и Страна Вещей.
  • «Коралина в Стране Кошмаров» — волшебный мир «другой мамы» так и манит из привычной серой реальности. Пока Коралине не предлагают добровольно-принудительно пришить пуговицы вместо глаз.
  • «В синем море, в белой пене...» Роберта Саакянца (1984) — в его роли может выступить подводное царство.
  • «Ледниковый период 3» — ущелье, наполненное веселящим газом. Вдохнешь хоть немного — станет хорошо и весело, всё будет по барабану, захочется нести всякую околесицу и ржать от собственного писклявого голоса. И даже усеянное костями предыдущих весельчаков дно ущелья смущать не будет.
  • Самурай Джек - серия "Четыре сезона смерти: Весна"

Аниме[править]

  • «Волчий дождь»: Сады Вечности, которые Киба поначалу принимает за вожделенный Рай… вот только почему он вдруг забыл и друзей, и даже Чезу? Зловещий секрет в том, что это галлюцинация, вызванная ядовитым запахом плотоядного растения — так оно приманивает жертв. Есть жирные намёки, что это не просто иллюзия, а по-своему реальный мир — но смерть в родном мире всё равно прилагается.

Видеоигры[править]

  • В Dragon Age: Origins и Neverwinter Nights: Hordes of the Underdark остров удовольствий реализован через иллюзорную реальность (созданную демоном Праздности в первом случае и надмозгом иллитидов во втором). Довольно топорно, надо заметить, хотя в NWN можно таким образом получить досрочную концовку.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40,000: дворец Слаанеш в Варпе. А чтобы его достичь, надо миновать местные воплощения смертных грехов — от жадности до лени, где любой поддавшийся им сгинет с концами.

Реальная жизнь[править]

  • История бунта на корабле Баунти.
  • Корабельные команды из экспедиции Магеллана тоже не отстают — им, видите ли, очень не хотелось покидать солнечную Бразилию и плыть сквозь Тихий океан в неизвестность с шансом не вернуться обратно вообще.