Оммаж

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Бризы Атлантики целовали
Руки, горящие на штурвале.
Под Антуаном — синее море и облака.
Вдаль, над плечом — не встречен, не найден —
В небе летит пылающий «Лайтинг»[1],
Краткий сигнал, последний привет на всех языках.
»
— Олег Медведев, «Марш небесных связистов».

В средние века оммажем называли присягу рыцаря своему сюзерену. В фэндоме же так называется выражение почтения к своим учителям и вдохновителям при помощи аллюзий, как правило, множественных. От переклички отличается степенью привлечения текста-вдохновителя в авторский текст: это уже не просто отдельные отсылки, фразы или цитаты, а целые сцены, композиционные приемы и обширные образные параллели.

Например, в «Гиперионе» Дэна Симмонса не просто содержатся множественные аллюзии на поэму Дж. Китса «Гиперион», но и сам Дж. Китс (точней, его кибернетический двойник) появляется в качестве одного из героев. Кроме Китса, Симмонс приносит оммаж Джеффри Чосеру (первая часть «Гипериона» структурно повторяет «Кентерберийские расказы»), Шекспиру (новелла «Рассказ Консула» отчасти пересказывает фабулу «Ромео и Джульетты», а в «Рассказе воина» читателя отсылают к битве при Азенкуре из «Генриха V»), Уинстону Черчиллю (героиня читает его знаменитую речь «Мы будем драться на пляжах…»), Библии (один из героев объединяет в себе образы Иова и Авраама) и многим, многим другим.

Примеры[править]

Театр[править]

  • Михаил Юрьевич Лермонтов, «Маскарад»: в пьесе несколько раз звучит фраза «целый ад в груди моей». Это — отсылка к арии Царицы Ночи из «Волшебной флейты», известной русскоязычным слушателям как «В моей душе пылает жажда мести». Дословный перевод немецкого оригинала — «Ад мести у меня в груди горит».
  • Пьеса А. Н. Островского «Не в свои сани не садись» начинается со сцены в трактире, где слуга ругает своего барина-ветропраха (отсылка к «Ревизору»), причём слугу зовут Степан (отсылка к «Женитьбе»). Явный оммаж Н. В. Гоголю, который скончался где-то за месяц до началы работы Островского над пьесой. Что логично — Гоголь присутствовал при первом публичном чтении дебютной пьесы Островского «Семейная картина» и весьма способствовал успеху начинающего драматурга-любителя. По стечению обстоятельств, именно комедия «Не в свои сани не садись» стала первым произведением Островского, поставленным на сцене (до этого приходилось ограничиваться журнальными публикациями из-за лютых проблем с цензурой).
  • Евгений Шварц, «Обыкновенное чудо». Образ Волшебника — от начала до конца оммаж Н. М. Олейникову, другу Шварца.

Литература[править]

  • У Агаты Кристи верный друг и незаменимый помощник частного детектива Эркюля Пуаро капитан Артур Гастингс — не просто офицер запаса, он ещё и Офицер (вторая ступенька) Ордена Британской Империи: возможный оммаж сэру Артуру — Рыцарю Ордена св. Иоанна Иерусалимского Артуру Игнатиусу Конан Дойлу.
  • Стивен Кинг, «Тёмная Половина»: псевдоним Джордж Старк, под которым главный герой выпускает зубодробительные боевики, отсылает к Ричарду Старку (псевдоним Дона Уэстлейка).
  • Братья Стругацкие:
    • «Трудно быть богом»:
      • «— Я не могу месяц подряд спать на одних и тех же простынях. — Его величество по полгода спят и не жалуются…» — отсылка к протёртым простыням, на которых спал юный король Людовик XIV в романе А. Дюма «Двадцать лет спустя».
      • «В тесных коридорах [дворца] сталкивались подвыпившие гвардейцы, охранявшие особу короля, и подвыпившие штурмовики, охранявшие министерство. Резались отчаянно, а удовлетворившись, расходились, унося раненых» — отсылка к постоянным дуэлям мушкетёров короля и гвардейцев кардинала у него же.
      • «Одна из Мертвожорок, Висельников, Ограбиловок», хутора Смердуны — отсылка к поэме Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»: «Заплатово, Дырявино, Разутово, Знобишино, Горелово, Неелово, Неурожайка тож».
    • «Отель „У погибшего альпиниста“» имеет подзаголовок «Ещё одна отходная детективному жанру». Это оммаж деконструкторской повести Фридриха Дюрренматта «Обещание. Реквием детективному жанру».
  • Александр Бушков в одной из книг серии «Сварог» сделал оммаж уже Стругацким: заглавный герой разрабатывает очередной план с оглядкой на эпизод из описанного выше романа «Трудно быть богом».
  • Мариша Пессл, «Некоторые вопросы теории катастроф» — весь сюжет представляет собой оммаж «Тайной истории» Донны Тартт напополам с деконструкцией. Закрытый кружок подростков, считающих себя «аристократами», и вдохновляющая их харизматичная учительница очевидно навеяны «греческим кружком» из книги Тартт. Однако аристократизм их дутый и не дотягивает до уровня героев Тартт (например, вместо вакханалии — унылый школьный поход); к тому же, после гибели учительницы они прекращают дружбу с героиней, и основная часть книги посвящена её личному расследованию и отношениям с отцом.
  • Питер Уоттс, «Ложная слепота»: латинское название вампиров, оказывается, Homo sapiens whedonum — в честь Джосса Уэдона.
  • Ю. Нестеренко, «Приговор»: трое оборванцев пытаются остановить коня протагониста на мосту. Двое, что посильнее, держат самого тощего за руки на середине дороги, тот закрыл глаза. Узнаваемая отсылка к «Кавказской пленнице».
    • Там вообще множество отсылок, например — раскавыченные цитаты из Михаила Щербакова («Обычные дела животных», «Что такое есть я на фоне всех тех, кто машет мечом», «Где ты был — я был в реторте»).
  • А. Глушановский, «Сердце вьюги». На столе сотрудника ФСБ, занимающегося паранормальными явлениями, лежат папки с делами: «Алёна. Клерик-наёмница», «Дмитрий — шаман», «Александр — асассин». Таким образом автор выражает признательность своим вдохновителям — участникам межавторского литературного проекта «Ролевик» (а именно Елене Ковалевской, Владимиру Давыдову и Дмитрию Кружевскому — авторам романов «Клерик», «Шаман» и «Асассин» соответственно). Пикантность в том, что книга Глушановского вышла на год раньше, чем перечисленные романы, существовавшие на тот момент лишь в виде черновиков на «Самиздате».
  • Сборник стихов «Monkey Dust» автора Nick Mad — он самый, оммаж знаменитому сатрическому мультсериалу. Атмосфера соответствует.
  • Владислав Крапивин, «Серебристое дерево с поющим котом» — «Пошёл слух, что в недостроенных туннелях появились кровожадные существа, похожие на исполинских муравьев, поросших рыжей шерстью. Метровые! Не от слова „метро“, а от такого роста.» Очень похоже на гигантских муравьёв в «Плутонии» В. А. Обручева.
  • В. В. Камша, «Отблески Этерны» — аллюзий много, и часто трудно определить, где оммаж, а где наоборот. Однако есть и довольно определенные: например, один персонаж пишет сонет, который кончается строкой «Я не был там… Нет — был… Я там погиб». У Николая Гумилёва, которого Камша, судя по эпиграфам, любит и уважает, один из сонетов заканчивается словами: «Мы дрались там… Ах, да! я был убит».
    • У нее же в «Хрониках Арции» главный герой носит титул «Первый паладин Зеленого храма Осейны» — цитата из «Капитанов». Наконец, перемена в характере Герики Годойи, объясняется: «просто иногда вы меняете души, а не тела», что, в свою очередь, заимствовано из стихотворения «Память».
  • Дмитрий Овсянников, «Осколки Сампо» — аллюзий достаточно много, в основном оммажи (в первую очередь эпизодам Калевалы) и пасхальные яйца. Можно заметить сильное сходство ярла Торкеля Ворона, вынашивающего планы завоевания карельских земель, с реальным историческим лицом, шведским маршалом Торгильсом (Торкелем!) Кнуттсоном — основателем шведской крепости в Выборге.
    • Здесь же — эпизод плавания одного из героев по бурной реке, стоя на бревне. Да еще и его любимая песенка «В речке много валунов» — всё это отсылает к песне группы «Korpiklaani» «Paljo on koskessa kivia».
      • Момент, когда некий работник из народа хяме по имени Войминен, не слушая вредного кладовщика, утаскивает на спине бревно, необходимое для постройки укрепления — оммаж герою эстонского эпоса «Калевипоэг» — тот так же таскал на себе брёвна и доски, чтобы строить города и крепости — так его чаще всего и рисуют. Бонусом идёт то обстоятельство, что хяме действительно близки эстонцам.
  • Кирилл Еськов, «Америка» — весь роман только из них и состоит, как и положено правильному постмодернистскому произведению.
  • Андрей Ливадный, «Душа Одиночки» — одного из главных героев зовут Алекс Мерфи.
    • Его же «Грань Реальности» — главного героя зовут Критофер Раули (это американский фантаст).

Кино[править]

Отечественные фильмы[править]

  • «Кавказская пленница»:
    • Слова Джабраила «В моем доме нэ выражаться!» напоминают слова Шарикова из «Собачьего сердца» М. Булгакова в ответ на научный термин «атавизм»: «Неприличными словами не выражаться!». (Нюанс: Шариков сам очень любит выражаться неприличными словами, потому что такая привычка была у предыдущего носителя данного гипофиза — люмпена Клима Чугункина. Он просто озвучил чей-то устный запрет, запавший ему в память, пока он ещё был собакой.) Хотя прочитать «Собачье сердце» в 1966 году авторы фильма могли разве что в «самиздате».
    • «Свадьбы не будет!» — это фраза из фильма «Свинарка и пастух».
    • Сцена постановочной кровной мести является оммажем Альфреду Хичкоку, что прямо подсвечивается в сценарии.
  • «Свой среди чужих, чужой среди своих» — в фильме достаточно визуальных и сюжетных отсылок к западным вестернам:
    • «Хороший, плохой, злой» — трое героев, гоняющихся за золотом; временный союз Шилова и Лемке, как и у Блонди с Туко, основан на том, что один знает имя, которое нужно другому; эпизод, где связанный Лемке поливает оскорблениями есаула, похож на аналогичную сцену, где также связанный Туко яростно обзывает Блонди.
    • «Бутч Кэссиди и Санденс Кид» — эпизод у бурной реки.
    • «Пуля для генерала» — эпизод со встречей Лемке и Брылова во время нападения на поезд и последующим присоединением ротмистра к банде аналогичен знакомству Тэйта и Чунчо.
    • Прикид Брылова в конце (белая рубашка, подтяжки, шляпа), возможно, отсылает к Мэллори из «За пригоршню динамита».
    • Музыка Артемьева, в свою очередь, перекликается с пронзительной трубой Морриконе.
  • Наталия Полянская, снимая любительскую кинотрилогию «Суета вокруг колец», всё время подчёркивала: это не столько пародия на Питера Джексона, сколько оммаж ему! Но получилась именно пародия.
  • «Рэкетир» — главные герои встречаются с персонажами «Бумера», принимают их по-восточному как почётных гостей, и договариваются с ними о каких-то совместных делах.
  • «Граф Монтенегро» явно является оммажем «12 стульям» — есть как похожие моменты, так и один из главных героев прямо ссылается на текст книги, когда говорит про их соперника.

Зарубежные фильмы[править]

  • Джордж Лукас заявлял: его фильм «Звездные войны, эпизод IV — Новая надежда» (1977) — это прямой оммаж фильму Акиры Куросавы «Трое негодяев в скрытой крепости», потому что «Три негодяя…» как раз и послужили источником вдохновения для фильма Лукаса. Если бы не Куросава-сенсэй — не было у нас «Звездных войн»! (А ещё если бы не Герберт, Толкин, etc.) Такие дела.
    • А в «Мести Ситхов» вступительная сцена посадки контролируемого крушения «Незримой длани» на Корусант (согласно закадровым комментариям команды Джорджа Лукаса) «является прямым оммажем всему этому кубриковскому концептуализму, которым мы, вообще-то, обычно не занимаемся».
  • «Легенда Зорро» (2005 г.) — то ли на тебе!, то ли оммаж, но сына Зорро зовут… Хоакин Мурьета. Именно так звали реального прототипа Зорро, только партизанил он не против испанских колониальных властей, как изображают Зорро в западном кино, а против гринго в Калифорнии, которую они отжали у Мексики. Ну, и трагически погибшего в приквеле брата Зорро тоже. Так что, возможно, речь о многослойной пасхалке.
    • А именно. В «Маске Зорро» (1998) прямым текстом говорится — «пресловутые братья Мурьета». Старшего — Хоакина — убивает капитан Гаррисон Лав (прототип — реальное историческое лицо, даже имя не изменили!), а младший Алехандро, чтобы отомстить за него, становится новым Зорро, преемником Диего де ла Вега (см. роман Джонстона Мак-Кэллея «Знак Зорро»). Таким образом, объединяются три линии: 1) Зорро-Мурьета, 2) Зорро как герой Мак-Кэллея, 3) история реального Хоакина Мурьеты. Ишь как закручено…
  • «Залечь на дно в Брюгге» — фильм отсылает к классическому саспенсу Николаса Роуга «А теперь не смотри», ремейк которого как раз снимают в Брюгге. В конце сюжеты сливаются воедино (смотревшие оба фильма наверняка оценят финальный поворот).
  • «Догвилль» Ларса Фон Триера — один большой оммаж Бертольду Брехту, начиная от постановки в соответствии с принципами брехтовского эпического театра и заканчивая сюжетом, который представляет собой развернутый ответ на вопрос: «А что, если пиратский корабль из „Пиратки Дженни“ действительно придёт?».
  • «Годзилла: Финальные войны» — хотя Годзилла уничтожил почти всех кайдзю, он не стал убивать Родана, Ангируса, и Кинг Сизара, а просто поколотил их и свалил в кучу. По словам создателей фильма, это оммаж тем фильмам, где эти кайдзю были союзниками Годзиллы.

Телесериалы[править]

  • «Дети Дюны» — к чему может отсылать сцена, в которой во время рождения детей Муад’Диба искореняют его врагов? К киноверсии «Крёстного отца», конечно же! В обоих литературных источниках таких подчёркнуто схожих сцен нет.
  • Game of Thrones (TV), последний (восьмой) сезон — песня «Jenny of Oldstones», которую поёт Подрик Пейн во 2-м эпизоде, начинается практически так же, как «Песня Пиппина» из «Властелин Колец: Возвращение короля». Это намеренная отсылка как к самой песне, так и к сцене, в которой она звучит.
  • Очень странные дела — оммаж американской культуре 1980-х. Поэтому тут достаточно много отсылок на произведения данной эпохи.

Мультфильмы[править]

  • Текс Эйвери (1908-80) так любил комедийные шоу Реда Скелтона (1913-97), что вставил оммаж ему в свой пародийный мультфильм «Who Killed Who?». В одной из сцен, в которой горе-сыщика пугает всякая нечисть, из-за угла сперва появляются белые ходячие скелеты, а потом выходит красный костяк (персонаж действительно бытовавших готических историй — навороченный ходячий скелет, пропитанный проклятой кровью) и гордо заявляет «А я красный скелет!» (I’m red skeleton!). По-английски звучит точь-в-точь как «А я Ред Скелтон!».
  • «Как казаки на свадьбе гуляли» — Тур собирается купить своей избраннице красные сапожки, но попадает вместо ярмарки в плен к чертям. Невеста… Черт… Черевички… «Ночь перед Рождеством!»
  • «Белка и Стрелка. Звёздные собаки» — характером Белка очень похожа на Любовь Орлову.

Комиксы[править]

Аниме, манга и ранобэ[править]

  • «Волчица и пряности» — по свидетельству автора, название является отсылкой к работе французского историка-медиевиста Жана Фавье «Золото и пряности: развитие коммерции в Средние века», которая послужила вдохновением для создания первого тома ранобэ.
  • I Am a Hero Кенго Ханадзавы — «переговоры» Хидэо с воображаемым другом Ядзимой, да и сами ситуации, в которых он появляется, очень похожи на то, как «общается» со своим «Богом» Пунпун из одноимённой манги его хорошего друга Инио Асано. Сам Асано тоже появляется на одном из артов.
  • Goblin Slayer — вся сцена отгадывания загадок Взломщика Убийцей Гоблинов является отсылкой на Хоббит.
  • Dragon Ball — известная сцена с наряжанием фансервисной тян в кролика в бикини и в колготках идёт именно оттуда. Вспоминаются сходу «Меланхолия Харухи Судзумии», «Рейв Мастер», «Fairy Tail», Watamote и несколько менее известных.
  • Ride On-King — очень интересный вариант тропа. Манга эксплуатирует и шаржирует образ, вот только не самого Владимира Путина, а мема: фотошопленного фото, где он изображен верхом на медведе. По биографии, поведению и стране жительства Плутинов так же заметно отличается от него. Но всё равно, это не мешает разводить политсрачи в комментариях к манге и иметь в тегах «Putin Isekai».

Видеоигры[править]

  • Лю Кан в Mortal Kombat. Слово Божие гласит: это не камео Брюса Ли (какие есть во многих файтингах) и уж подавно не карикатура на него. И не шарж. Это оммаж мастеру.
  • В Might and Magic VIII: Day of Destroyer в одной из локаций можно найти гробницу некого лорда Бринна. Пользователь под этим ником был одним из активнейших участников сообщества этой игры. Потом, стало известно о его смерти. В знак почтения к этому юзеру, разработчики и добавили эту локацию.
  • Scorn: один большой оммаж великим, ужасным и (увы) покойным Хансу Р. Гигеру и Здзиславу Бексиньскому.
  • Cuphead — по стилистике игры прекрасно видно, насколько авторы любят мультипликацию 1930-х. А геймплейно — это оммаж платформерам 1980-х.
  • «Страшилки: Шестое чувство»: последняя часть игры, где действие происходит в сознании Главгада, представляет собой явный оммаж западным квестам девяностых типа «King’s Quest 7» и «Torin’s Passage». Здесь вам и кислотно-мультяшные сцены, и заковыристые головоломки, и фантастические персонажи (демоны, скелеты и игрушечные солдаты).
  • Знаменитый мод к Gothic II «Возвращение». Герою дали возможность учиться на некроманта. Естественно, у Ксардаса. Но как быть с тем, что ваш наставник должен свалить из Хориниса по ходу основного квеста? Ничего страшного, он даст вам координаты другого некроманта, который ещё круче. Зовут этого крутейшего мага Креол.
  • Космические рейнджеры: есть оммаж «Звёздным войнам» — если подхватить заболевание Чекумаш, то в космосе можно увидеть несуществующие объекты. Среди них есть Звезда Смерти и X-истребители.
  • Дополнение к третьему «Ведьмаку» — «Каменные сердца»: взломщик по имени Квинто. Пополам с тропом «бонус для знатоков» — ну кто сейчас вспомнит неплохую польскую криминальную комедию «Ва-банк» про взломщика сейфов Генриха Квинто?
  • Brutal Legend — вся игра является данью уважения жанру метала! Ну а Оззи Осборн и Лемми Килмистер стали Хранителем Метала и Киллмастером соответственно.
  • Spore — в игре есть поэзия вогонов из «Автостопом по галактике», а ключевым ресурсом на последних двух этапах является пряность.
  • Overwatch — Мойра. Высокая, худая женщина с андрогинной внешностью, гетерохромией и ярко-рыжими волосами… Один в один Зигги Стардаст.
  • Neverending Nightmares — автор игры сам говорил, что игра во многом вдохновлена Silent Hill 2. В частности, злая Габриэль, волочащая тесак, отсылает к Пирамидоголовому.
  • Dark Souls — присутствуют многочисленные отсылки на мангу и аниме Berserk, включая меч, почти идентичный мечу Гатса.

Визуальные романы[править]

Музыка[править]

  • Отечественный правый рэп «25/17»:
    • Название — оммаж Квентину Тарантино. В «Криминальном чтиве» Джулс перед убийством нерадивого подельника цитирует книгу Пророка Иезекииля, главу 25, стих 17. Собственно, в первые годы существования проект звался «Иезекииль 25:17».
    • Соавторам Дмитрию Ревякину («Калинов мост») и Константину Кинчеву («Алиса») в текстах песен (в совместной песне «Девятибалльно» Кинчев ещё и процитировал собственное «Солнце за нас!»).
      • И Егору Летову в сайд-проекте «Лёд-9»: цитаты из песен, вставки мелодий «Гражданской обороны».
    • Любят «Игру престолов»: в «Винтер» упоминается девиз дома Старков[2], в «Просто» — Красная свадьба.
    • «Индиго» — возможно, отсылка к «Тёмной Башне»: «ты забыл лицо своего отца» и сэмплы выстрелов после угрозы расправиться с псайкерами (собственно, в книгах Роланд со товарищи разнесли базу Алого Короля, где тот готовил детей-экстрасенсов к разрушению мира).
  • А. Городницкий, «А в уездном городе Калинове…» (песня к спектаклю театра «Современник») по пьесе А. Н. Островского «Горячее сердце» — отсылка к месту действия другой пьесы «Гроза» того же автора.
  • «Скорая помощь» — «Рок-н-ролл»: слишком много перекличек с «In-A-Gadda-Da-Vida» по тексту (но не по музыке), чтобы это могло быть просто совпадением. Тут и «мы словно в Раю», «дай мне руку свою» (ср. текст припева Железной Бабочки), даже общая атмосфера в духе райской жизни в Эдеме о многом говорит.
  • «Разные люди», «Пусть сегодня никто не умрёт» — по одному куплету посвящено Цою, Башлачёву, Дягилевой, Майку Науменко и Высоцкому. И ещё один — себе.
  • Альбом «A Night At The Opera» Blind Guardian — название очевидно отсылает к Queen. Нет, «A Day At The Races» в продолжение не последовало.
  • Песня Стиви Уандера «Sir Duke» — оммаж джазовым музыкантам, на музыке которых вырос Стиви. В тексте упоминаются Каунт Бэйси, Гленн Миллер, Луи Армстронг, Дюк Эллингтон, Элла Фитцжеральд.
  • «Autograph» Royal Hunt — инструментальный кавер на одну из песен группы «Автограф».
  • Даниэль Вильетти после гибели Виктора Хары зачастую пел в «A desalambrar» «…o un dueño de este país» вместо «…o un dueño de Uruguay» — как в версии чилийца Хары.
  • «Man of War» группы Sabaton — песня-оммаж, целиком собранная из названий песен Manowar.
    • А двумя годами ранее у самих Manowar на альбоме «The Lord of Steel» вышла песня «Hail, Kill And Die», так же состоящая из названий собственных песен, эдакий самооммаж.
  • Пикник — герой лирик-видео на песню «Последний из могикан» внешне похож на Сида Барретта. К слову, группу Пикник сравнивали с Pink Floyd.
  • Композиция «Octavarium» с одноименного альбома прогрессив-метал группы Dream Theater является оммажем всей истории рок-музыки. Текст третей части композиции, «Full Circle» полностью состоит из отсылок к исполнителям и песням, повлиявшим на группу.
  • «Бесконечное лето» Infornal FuckЪ. Собрали очень многих — от «Коррозии Металла» и «Автоматических Удовлетворителей»… до Аллы Пугачёвой!
  • Песни Олега Медведева (пример в эпиграфе статьи) полны оммажей и отсылок.

Примечания[править]

  1. Правильная транскрипция «Лайтнинг», но это не ошибка Медведева. Название этого самолёта без «н» широко встречается в русскоязычной литературе и разговорной речи.
  2. Сам трек — оммаж вперемешку с На тебе! добрым двум десяткам сериалов.