Олигархическая республика

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Олигархическая республика — республика, в которой власть фактически принадлежит олигархам, даже если в стране формально как бы иная форма правления.

Пример[править]

Литература[править]

  • Джек Лондон, «Железная пята» — все США управляются плутократией (частный случай олигархии — власть именно богатых).
    • Ф. Кнорре, «Капитан Крокус» — аналогично. Как управляется страна, не сказано, но городом управляет тайный совет из богачей. А самый одиозный миллионер носит звание Почетного Ростовщика Республики.
  • A Song of Ice and Fire:
    • 13 правителей Кварта из 13 богатейших купцов. Имеют прозвища «Король Пряностей», «Король Шёлка» и так далее, по роду их деятельности.
    • В вольном городе Браавосе чёткой грани между благородными и купцами нет, первое и третье сословия более-менее едины, но всё равно «абы кто» баллотироваться в морские лорды (президенты) Браавоса не может, как и голосовать на выборах. Так что это номинально аристократическая республика, но фактически олигархическая.
  • Хонор Харрингтон — Эревон.
  • Хроники странного королевства — Голдиана с её Советом Магнатов. Ничуть не стесняются такой ситуации и даже гордятся.

Телесериалы[править]

  • «Доктор Кто» — именно так сериальная вики характеризует политический строй планеты Галлифрей, родины Повелителей времени.
  • «Слуга народа» — именно такой представляет Украину сериал. Среди персонажей второго плана присутствуют трое могущественных олигархов, которые всё время непрямым образом управляют страной. Президент Голобородько пытается бороться с их влиянием и даже одерживает несколько тактических побед, но в итоге терпит поражение и попадает в тюрьму. В 3 сезоне частая смена президентов и майданы, устроенные олигархами в своих интересах, доводят страну до распада — в итоге некоторые олигархи стали главами своих карманных республик (Ройзман), другие пропали неведомо куда. В результате возвращения Голобородько с новой политикой Украина воссоединяется уже без олигархов.

Реальная жизнь[править]

По Марксу, таким является любое буржуазно-капиталистическое государство. Строго говоря, он ушёл не так далеко от истины. Точнее, никуда от нее не ушел. Именно так все и есть.

  • Классический пример — торговые города-республики Средневековья (Венеция, Генуя, Пиза) и, реже, Античности (Коринф).
  • В античной Индии такой тип правления встречался настолько часто, что получил особое название — Гана-сангха (गणसङ्घ) и Гана-райя (गणराज्य). Местной спецификой было то, что правили в таких республиках отнюдь не торговцы, а кшатрии, и часто все из одной династии.
  • Carthago /קרת חדש/ Καρχηδόνα / حضارة قرطاجية — классический пример олигархии у власти: формально в нём правил Совет Ста Четырёх, состоящий из аристократов, но даже в нём голоса покупались олигархами. Самое смешное то, что римляне (согласно Полибию) считали, что Карфагеном правит… плебс (а римляне, соответственно, себя видели аристократической республикой), хотя в самом Риме мнение народа играло куда большую роль в политической жизни, чем в Карфагене.
    • Ещё смешнее то, что в весьма скором времени в Риме массовый подкуп как избирателей, так и магистратов с сенаторами стал нормой. Причём подкуп на средства от грабежа провинций либо присвоенной военной добычи — деяния, по меркам ранней Республики однозначно караемые как минимум изгнанием и лишением гражданства. Были даже отдельные прецеденты подкупа иностранными государствами части сенаторов либо магистратов и проталкивание теми нужных мздоимцу решений.
  • Речь Посполитая, особенно в поздний период доминирования магнатов (формально являлась выборной конституционной монархией, хотя даже название государства — перевод латинского res publica на польский).
  • Некоторые считают, что распад СССР превратил Россию в таковую. Однако если рассмотреть вопрос не полемически с целью поругать властей, а углубиться в суть, то станет даже веселее и забавнее: ещё в советские времена власть сконцентрировалась у группы лиц и законсервировалась у них же, тем самым формируя именно олигархию (в смысле власти не богачей, а некоторого количества влиятельных личностей), заменив собой бывшую аристократию и заместив обычную капиталистическую олигархию. В подобном виде оформление олигархии как формата власти можно отсчитывать аж с постреволюционных времён, в лучшем случае от периода окончания партийных противоборств за статус собственно олигархоподобных высших чинов оформившегося государства, а далее прослеживать её постепенное развитие и превращение в столь нелюбимый вид вплоть до монетизации влияния и власти в 1980-90е во всех республиках примерно одновременно. Результат налицо для всех жителей бывших территорий СССР: в той или иной степени повсеместно наблюдаются то просто заметно влияющие на власть и жизни людей богачи, то прямо берущие власть самолично (или хотя бы пытающиеся её заполучить), как в общегосударственных масштабах, так и пошибом поменьше на местах; известные госчиновники, богатствами формально или реально не располагающие, также похожи на раннесоветский тип. Любой знакомый со спецификой в примерах не нуждается.
  • США и после времён Джека Лондона продолжили активные эксперименты с сабжем. Ситуация на протяжении десятилетий развивалась нарастающими волнами. Извечно при общей слабости официальных властей и федерального центра на положение дел повсеместно влияли как локальные царьки-богачи, так и крупные континентальные магнаты, вполне способные диктовать им свои условия, что нередко отражается в жанре вестерна. В постфронтирный период становления страны сложилась транспортная, производственная и банковская олигархия, которая логично начала претендовать на большее влияние на власть и на само обладание ей; кульминация — план госпереворота, сорвавшегося лишь из-за сознательности/предательства кандидата в главные варлорды на службе олигархов генерала Батлера. Подъём всё тех же подконтрольных олигополиям отраслей за время ВМВ — и вскоре уже Эйзенхауэр в прощальной речи памятно предупреждает об угрозе госстрою и республике в целом со стороны того, что принято называть военно-промышленным комплексом, но в этом контексте правильнее было бы определить как картельный сговор военных и крупных промышленников (не только производителей военки, но и других заинтересованных) плюс банкиров при поддержке медиамагнатов. Продолжилось развитие связей кланов политических и кланов олигархических, экономическая политика даже при наличии недовольных неизменно кренилась в сторону преференций олигархату, с постоянными послаблениями и преференциями крупнейшим дельцам, не доходящими до малосреднего бизнеса и трудяг. Дело довершили эйфоричные 90-е с ощущением глобальной власти: тут вам и отмена хрестоматийного закона Гласса — Стиголла о запрете банкам спекулировать, и повальное закрытие производства в самих США с перенесением его в Восточную Азию ради дешевизны рабсилы (привет, «ржавый пояс» враз обнищавших американских моногородов!); всё что олигархату угодно, и очень часто против интересов широких слоёв и самого государства. А если этого было мало, то уже в новом столетии олигархическую природу республики ярко доказали кризис конца нулевых (выросший из спекуляций и как бы разрешённый спасением богатых за счёт бедных, породивший крылатую фразу too big to fail), законодательные инициативы вроде отмены любых ограничений на финансирование политкампаний и лоббизм (сиречь официальную коррупцию) и неприкрытое педалирование верховными чинами государства интересов близких к ним и их кланам или поддержавших их кандидатуру компаний, плюс непосредственное владение самими чинами множеством фондов и трестов. Ну, и, конечно, сфероконный олигарх Трамп успел президентом побывать, т.е. занятие высших постов олигархами уже не табу. А то, что происходит после Трампа, становится ещё интереснее...
  • Послевоенная Япония и Южная Корея, сколь яростно бы ни заявляли они и их фанаты о чистоте и успешности демократического эксперимента в этих «азиатских тиграх».
    • В первой и в период имперского милитаризма интересы крупных промышленников были ниже только интересов императорской (т.е. военной) власти, а в условиях её насильного выбивания из цепочки при оккупации... В целом бывшие олигархи от военки переобулись, переименовались из зайбацу в кэйрэцу (a.k.a. кабусики-гайся) и спокойно заняли командные высоты, и теперь мы с вами наслаждаемся продукцией всяческих мицубиси, мицуи, тойоты (Тоёда) и панасоника (который, вообще-то, Мацусита) и им подобных, а они — властью в стране в качестве клуба монополистов, диктующих условия законодателям и чиновникам. В наличии все прелести примата в сцепке чиновник-олигарх стороны олигархов.
    • Южная Корея и её чеболи/чоболы — те же яйца, только в профиль. Разница лишь в том, что если в Японии они выросли сами и после войны лишь сменили пиджаки с парой козлов отпущения, то в Южной Корее были целенаправленно созданы оккупационными властями США после Корейской войны для форсированного построения капитализма. Учитывая извечность и регулярность скандалов вокруг сцепки властей с крупнейшими из них вроде Самсунга, всё идёт строго по плану.