Обвинение жертвы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Made Out to Be a Jerkass. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать. »
— Волк из басни Крылова
« Он сам во всем виноват! У него была квартира, машина и дорогой мобильный телефон, а у меня — три рубля, хронический алкоголизм и похмелье каждое утро. Потому я и ждал его в подворотне с кирпичом, гражданин начальник… У нее были длинные ноги, семнадцать лет и красивый парень, а у меня — импотенция, порнографический журнал под подушкой и рожа как у гориллы. Как я мог не накинуться на нее в подъезде, когда она вошла, напевая, с губами, горящими от поцелуев… У него была интересная работа, командировки по всему миру и хорошая репутация, а у меня — купленный диплом, мелкая должность под его началом и хроническая лень. Только поэтому я подстроил все так, чтобы его обвинили в растрате и выгнали из фирмы… »
— С. Лукьяненко, «Последний Дозор»
« Сербы сами виноваты,
Что на них напало НАТО.
Потому, что нагрешили —
Колдунов к себе пустили.
»
Дети против волшебников

Обвинение жертвы, или виктимблейминг (англ. Victim blaming) — практика возложения вины за те или иные противоправные действия на жертву этих действий, своего рода презумпция вины для всякого, против кого совершена агрессия.

Имеет три основных разновидности:

  1. Жертве приписывается вина за некие поступки в прошлом (частое оправдание для погромов по национальному или религиозному признаку, например). Частный случай — коллективная ответственность;
  2. Жертва считается «спровоцировавшей» сам акт агрессии, скажем, появлением в неподходящее время в неподходящем месте, недолжной одеждой и внешним видом, неумением защищаться и т. п.
    1. Жертва действительно спровоцировала преступника дурным поведением (например, хамским), и он ей отомстил. Симпатия обывателя может быть на стороне преступника, но это не освобождает его от ответственности перед законом и не даёт права говорить, что страдания жертвы были заслуженны полностью;
    2. Жертва повела себя легкомысленно (по нежеланию ли думать, по невозможности ли) и тем самым сделала себя уязвимой для преступления, но обвинитель путает уязвимость и виновность и начинает осуждать жертву, хотя она ничьих прав не нарушила;
    3. Жертва достаточно умна, чтобы предвидеть возможную беду, но по психологическим причинам (страх, выученная беспомощность, жалость к возможному обидчику) не смогла себя защитить или избежать опасности. Но для поверхностного постороннего взгляда — «самадуравиновата».
    4. Жертва приняла все меры предосторожности, какие только могла, но её обвиняют в том, что она в принципе не могла предвидеть или избежать.
  3. Жертве ставится в вину не пережитая ей агрессия как таковая, а сообщение о ней любой третьей стороне, поскольку агрессор, несмотря на совершенное им насилие, все же считает, что остается для жертвы более «своим», чем эта третья сторона, и думает, что его предали (типично для внутрисемейного насилия, школьной травли, армейской дедовщины и т. п.). Как вариант — жертву обвиняют не в том, что она «предала» обидчика, а в том, что своими жалобами доставила психологическое неудобство третьей стороне («Родителям/учителям и так тяжело, а ты еще тут на мозги капаешь!»). Ну и самое распространённое: «Ты ведёшь себя неправильно, потому что просто инфантильный слабак и нытик!»
  4. Впрочем, возможен и такой вариант, что жертва вела себя в духе притчи «мальчик и волки», отчего веры ей не стало — и реальную беду уже не воспринимают всерьёз.

Вера в справедливый мир со 100%-ной вероятностью влечёт обвинение жертвы. Этот ход мысли типичен и для носителей готтентотской морали — любителей обвинять своих жертв, а иногда не только своих. К сожалению, и сами пострадавшие могут оправдывать своих врагов (моральное давление — далеко не единственная причина этого) и убеждать себя, что полностью заслужили того, что с ними произошло.

Сам же обвинитель жертвы чаще всего считает себя хорошим: он может верить, что, обвиняя девушек в ношении слишком яркой одежды, оберегает их от изнасилования, обвиняя терпящих мужа-абьюзера, помогает им избегать абьюза. Реально такие непрошеные советчики в лучшем случае вызывают раздражение, в худшем — больно бьют по самооценке и порождают ещё худшие проблемы, которые предстоит разгребать психотерапевту.

Примеры[править]

Строго говоря, любой пример из статей вида «несовместимая с жизнью…» тоже является обвинением жертвы, особенно из статьи «несовместимая с жизнью тупость».

Мифология и фольклор[править]

  • Библия, книга Иова — одна из главных тем книги. Как известно из неё, Иов был особо благочестивым человеком, но с попущения Бога его жестоко притеснял сатана: уничтожил всё его имущество, убил детей и поразил его самого тяжкой болезнью. Три друга — Елифаз, Вилдад и Софар — пришли, чтобы утешить Иова, но, как это часто бывает, свели всё к «сам виноват»: сначала доброжелательно («покайся, Бог простит»), а затем всё жёстче и жёстче. Да, в ветхозаветном мировоззрении ключевое место занимает мысль о том, что ещё здесь, на земле, Бог награждает праведников и карает грешников. Иов не отрицает того, что так бывает, но возражает «друзьям», что он страдает безвинно, и не то чтобы это было исключением: на этой грешной земле злодеи зачастую пануют, живут в роскоши и безопасности, а праведники вынуждены скитаться в нищете. Друзья пытаются его убедить, что он просто не хочет вспомнить свои прегрешения, но у Иова и на это готов ответ: почему же Бог не пошлёт знамения, в чём именно он провинился? Без этого пропадает весь воспитательный эффект.
  • В принципе любая религия имеет долю этого. Вера в справедливый мир вообще неразрывно с ней связана потому что подразумевает высшие силы, которые эту справедливость и определяют. В «народном» христианстве существует ещё представление о том, что все наши проблемы это испытания свыше, причём заведомо посильные: не справился — сам виноват, а Бог добрый и ничего сверх меры не даёт. Или вот греческий миф о Медузе, которая (самадуравиновата) стала такой, какой её знают, после проклятия Афины за попытку спрятаться в её храме от насильничающего Посейдона[1].
    • Что касается христианства, надо иметь ещё в виду, что в действительности испытания, как правило, посылаются праведникам, то есть именно обвинять жертву, как те же друзья Иова, неправильно. И надо бы уточнить, что значит «не справился с испытанием» — не то что «не решил проблему», а соблазнился и совершил грех. Аналогия такая: если, например, бедный не смог выкарабкаться из бедности, он ни в чём не виновен, но если бедность толкнула его на кражу — пусть есть обстоятельства, смягчающие вину, но вина не уничтожается. Кроме того, в христианстве различаются грех по немощи и грех по произволу: первый простителен, второй предосудителен по понятным причинам.
  • Анекдот про суд над кавказцем (судя по всему, богатым и/или со связями в определённых кругах) за изнасилование ребёнка. «Да… мальчик виноват!»
    • Вообще суть не в деньгах и связях. В анекдоте судья оправдывает подсудимого, услышав красочное описание «розовой попы» мальчика. Очевидно, что судья представил себе картину и, поставив себя на место подсудимого, полностью с ним согласился. Тут скорее обыгрывается стереотип про кавказцев-насильников, в частности, популярных в анекдотах грузин, охочих до мальчиков и пятых точек.
    • Возможно, у судьи самого рыльце в пуху.
  • Байка про коммивояжера на Диком западе, сидевшего в салуне, когда туда ввалились несколько пьяных рейнджеров прямо на лошадях, одна из которых его чуть не затоптала. При попытке пожаловаться шерифу, тот поинтересовался, а какого дьявола-то сам коммивояжер был в салуне пешим?
    • Ага… Видимо, рассказ Роберта Янга «Механический фиговый листок» вырос именно из этой байки. Там обвинение жертвы тоже в наличии, хотя и в другом контексте.
  • История про Насреддина, к которому ночью забрался в дом вор и вынес всё ценное. Соседи, собравшиеся поддержать пострадавшего, очень быстро переходят от сочувствия к тому, что он «сам виноват, не сделал замка покрепче, забора повыше, спал недостаточно чутко, собаку не завёл» и так далее. По результатам таких обвинений Насреддин в конце концов не выдерживает: «Дорогие соседи! Вы все конечно правы, и я действительно не сделал того или этого, но, скажите мне, неужели и правда ВОР НИ В ЧЁМ НЕ ВИНОВАТ???!!!».
  • В некоторой степени байка про пожар в доме, где жила семья беженцев и семья местных жителей (пожар произошел в середине дня, местные были на работе, живущие на пособие беженцы — дома, именно по-этому пострадали только беженцы). Вне зависимости от отношения к людям, без крайней необходимости живущим на пособие, обвинять кого-то в том, что он оказался в горящем здании — скорее сабж: кто угодно может пострадать от пожара, он может случиться и в вечерне-ночное время, и на рабочем месте. Если, разумеется, в пожаре не было реальной вины самих мигрантов (курили или что-то жгли в помещении, не следили за проводкой, заваливали эвакуационные выходы, etc.) но как-раз на это прямых указаний в байке нет (упоминается только, что жили толпой, но это скорее в контексте количества пострадавших).
    • В прочем, эта же история встречается в виде загадки. В стиле: в доме проживают несколько семей. Далее идет их социальная и этническая характеристика, исходя из предпочтений загадывающего и его целевой аудитории. В полдень дом загорается или взрывается. Иногда по вине кого-то из жильцов, находящихся в это время дома. Вопрос, если все потеряли имущество, кто при этом не потерял здоровье. Ответ — те семьи, в которых родители работают, а дети ходят в школу-садик.
    • Тут скорее стёб на то, что местные работают, а приезжие - нет.

Кстати это был анекдот про белых, негров и прочих других цветных людей. Мол, только белые были на работе. Это чисто американский юмор.

Театр[править]

«

Он сам нарвался, он сам нарвался,
И в этом нашей нет вины.
Да будь вы сами на нашем месте
Вы поступили бы так, как мы.

»
— Первый куплет песни на русском из киномюзикла 2002 года.
    • Одна из женщин может подпасть под пункт 2.1: все-таки выяснить, что у твоего благоверного еще несколько жен и семей…
      • У еще одной муж или просто возлюбленный тоже «искал себя, а нашел Рут, Глэдис и Эрвина», так что пункт 2.1 к ней тоже применим. А третья вообще невиновна…

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • И. А. Крылов, «Волк и ягнёнок» (а также оригинал Лафонтена, первоисточник Эзопа и другие адаптации) — Волк пытается найти за Ягнёнком хоть какую-нибудь вину, но в итоге съедает его просто так, без повода (см. эпиграф).
  • Е. Лукин, «Зона справедливости» — инверсия, любой, кто когда-либо применил к другому человеку физическое (и, похоже, эмоциональное) насилие, в пределах Зоны испытывает аналогичное воздействие на себе, даже если с точки зрения человеческой морали был прав (воевал, оборонялся и т. п.).
  • Валентина Осеева, «Обидчики» — мальчик, рассказавший, что подвергается травле со стороны сверстников, получил ответ: «Не жалуйся, надо самому лучше относиться к товарищам, тогда и товарищи не будут тебя обижать!» Причем даже не от учительницы, а от собственной матери. Типичные отмазывания хулиганов…
  • Н. Лесков, «Оскорбленная Нетэта» — подкупленные жрецы убеждают героиню и ее мужа, что ее полюбил сам бог Анубис, с которым она проводит ночь. Но потом обман выясняется и муж обвиняет жену в неблагодарности и неверности.
    • Раскройте тему, а то непонятно кто кого подкупил и кто виноват
  • Элеонора Раткевич, «Час кроткой воды» — слуга Хмурый Вечер искренне убеждён, что беда (обвинение в государственной измене) с его хозяином стряслась потому, что тот поднялся по карьерной лестнице: «Ну, где это видано — соплячье за какую-то там заслугу и вдруг повышать через столько ступеней! Нет, ты сперва выслужи, ты каждую ступень языком повылижи дочиста, а уж потом и на должность пожалуй!» То, что повышение было полностью заслужено для Хмурого Вечера роли не играет — не по обычаю и точка!
  • «Дом, полный прошлогоднего дождя» Евгения Долматовича — мать протагониста была изнасилована свёкром в лесу. Попытки скрыть это и объяснить появление ребёнка привели к рождению в деревни легенды о монстре из леса, а самой жертве досталась слава распутной и проклятой женщины, якшавшейся с нечистой силой.
  • Дом для Чебурашки Татьяны Томах — покусанному кошкомальчиком нотариусу наложили швы и подали на него в суд за неуважение особенностей видовых меньшинств.
  • Даниил Хармс, «Реабилитация» — безымянный рассказчик, учинивший натуральную бойню в коммунальной квартире, пытается оправдаться. Получатся так страшно, что уже смешно.

На других языках[править]

  • Ярослав Гашек, «Похождения бравого солдата Швейка» — капитан Адамичек, рассмотрев жалобу солдата на встреченного им на улице офицера, выносит вердикт: «установлено, что в тот день вы были в увольнении, следовательно, вы не будете наказаны».
    • Что характерно, после этого за капитаном установилась репутация справедливого человека. Впрочем, это мог быть сарказм. Или просто на фоне заведомой виновности чешских солдат (что неоднократно описывалось раньше) это действительно была справедливость!
  • Стивен Кинг, «Оно» — мать Эдди считает, что Генри Бауэрс сломал ему руку в отместку за что-то.
    • Ну вообще-то так и было — за то, что Неудачники закидали его камнями. А то, что они это сделали, защищая негра Майка, для расистски настроенной мамаши Эдди не стало бы аргументом.
  • Роберт Хайнлайн:
    • «Космический кадет» — один из второстепенных героев-кадетов считает, что может есть пирог за обедом так, как считает нужным, а не как предписывает этикет и требует сержант. Находит в уставе пункт, позволяющий потребовать отдание приказа в письменной форме и… получает в письменной форме приказ есть пирог вилкой и явиться к вышестоящему офицеру с пояснением, почему возникла необходимость в таком приказе. Естественно, такое «знание устава» не прошло безнаказанно для «жертвы».
    • «Иов, или Осмеяние справедливости» — выловленный в океане протагонист с возлюбленной вовсе не оказываются героями нации, а напротив, обязаны отработать и вылет вертолёта, и зарплату высланных за ними спасателей, и выданную одежду… что весьма неожиданно для протагониста.
  • Амели Нотомб, «Страх и трепет» — непосредственная начальница ГГ, повредив ей, от неё же ожидает извинений.
    • Тут всё же «две правды», столкновение двух культур — протагонистка по причине молодости и шила в определённом месте проявляла инициативу где не следует: 1) нарушила субординацию; 2) ухватила кусок чужой работы, что чуть было не привело к увольнению старичка, развозившего внутреннюю почту в течение последних …надцати лет. Это если опустить непонятую протагонисткой проблему «начальница 12 лет впахивала и осталась старой девой, чтобы получить место, а пришлая соплячка действует через её голову и вот-вот прыгнет выше».
    • В «параллельном» романе «Токийская невеста» то же самое: Амели и её окружение чем дальше, тем сильнее расходятся в ожиданиях и действиях.

Кино[править]

  • «Чучело» — травля Лены оправдывается её виной за выданную тайну (которую в действительности выдала не она, и, в любом случае, возмездие неадекватно).
    • С точки зрения детей (один из которых лишился долгожданной встречи с отцом) — возмездие вполне адекватное, но, естественно, если бы она была виновата. Впрочем, массовая антипатия к Лене началась задолго до злополучного побега с уроков.
  • «Рассказ служанки» 1989 — коротко перескажем один эпизод, неточно цитируя: «Они… они изнасиловали меня» — «Да, но кто их спровоцировал?.. Ты разжигала их похоть… надевала платье… ШЛЮХА! ШЛЮХА!».
  • «Губная помада» — похотливый молодой композитор насилует красавицу-модель, но суд признает его невиновным, после чего он то же самое проделывает с её тринадцатилетней сестрой. Тут уже девушка, не выдержав, хватается за ружьё. Несмотря на то, что картина отдает exploitation’ом (то есть беззастенчивой спекуляцией на острой теме), довольно хорошо показано предвзятое отношение к жертве со стороны общества на суде: раз модель, значит — шлюха, раз шлюха, значит — сама спровоцировала.
  • «Ворошиловский стрелок» — следователь, к которому пришла изнасилованная Катя, занял позицию насильников и нагло смеялся ей в лицо, ссылаясь на то, что она добровольно пошла в квартиру насильников и пила у них алкоголь. А прокурор и вовсе заявил деду-ветерану Кати, что надо было получше воспитывать внучку.

Телесериалы[править]

  • «Счастливы вместе» — в одной из серий грабитель проник в дом Букиных, случайно коснулся задницей спящего Гены, и тот, приняв грабителя за жену, стал его лапать. В итоге грабитель через суд стребовал с Гены деньги за домогательство. Тогда Гена прямо в суде врезал грабителю по морде и получил деньги за сломанную руку.
    • В американском сериале «Женаты… с детьми» было так же
  • Удушающая сладость, заиндевелый пепел — раскрытый Повелитель мышей устроил Почему ты отстой небожителям, заявив что на заговор с целью убийства принца его подвигла аморальное поведение Небесных императора и императрицы которые переступили все законы небес и его как хранителя высшего закона это возмутило.
  • The Handmaid's Tale — в Гилеаде женщина всегда виновата. Во всем. Потому что женщина.

Мультсериалы[править]

Реальная жизнь[править]

Несправедливость в реальном мире, увы, очень распространена. В том числе числе и обвинение жертвы тоже. Вместе с тем не нужно забывать что здесь — энциклопедия вымышленных миров, а не книга жалоб. И этот раздел существует как доказательство того, что обвинение жертвы — не фантазия автора. А если есть хоть какие-то сомнения кто жертва, а кто виновник — вам не сюда, а в суд.

  • Явление Casus belli как таковое. Беспричинная война против государства — вещь осуждаемая как в дипломатии, так и у самих граждан, отчего жертву будущих военных операций необходимо осудить и обвинить в противоправных действиях. Зачастую методом подлога.
  • В своей работе «Социализм и война» В. И. Ленин излагал точку зрения, согласно которой в случае войны государства с более прогрессивной социально-экономической формацией против страны с менее прогрессивной СЭФ, война справедлива для более прогрессивного государства, независимо от того, кто начал боевые действия. Несложно догадаться, что этот принцип можно использовать для оправдания агрессии.
    • Справедливости ради нужно отметить, что Ленин также считал войны государств с одинаковой СЭФ несправедливыми для всех участников также независимо от того, кто на кого напал.
    • И по Ленину получается, что чуть менее чем все колониальные захваты справедливы. Экий вывих мозга! Что нам объясняли на уроках истории в советской школе, когда рассказывали про поход Ермака в Сибирь (какие-то части империи присоединились в качестве протекторатов — сами попросив о помощи, а Сибирь протектората не просила).
    • Обычно в колониализме осуждалось именно угнетение коренных жителей, а не просто захват.
      • Следует учесть, что до Тридцатилетней войны и Вестфальского мира нормы международного права очень сильно отличались от того, что имеется сейчас. Перенос современных условий в более ранние времена рискует превратиться в натягивание совы на глобус.
  • Шовинисты и неадекватные борцы с шовинизмом очень любят применять этот троп: «Они же Христа распяли!», «Они же белые угнетатели!», etc.
  • Сословная мораль предписывает обвинение участника конфликта, менее престижного по статусу, даже если он явно оказался в роли жертвы.
    • Самурай, помимо прочего, будучи воином, готовящимся с детства, должен быть способен защитить себя сам. А если не смог, то это именно его вина и ПОЗОР!
    • Если рыцарь, помимо прочего, будучи воином, готовящимся с детства, сознательно сдался в плен не другому рыцарю (или равному ему), то это ПОЗОР! (но, чтобы сохранить свою честь, разрешалось сначала посвятить в рыцари берущего его в плен нерыцаря, и только затем сдаться)
    • И по той же морали, если самурай зарубил простоюдина, то сделал это «заслуженно», вне зависимости от реальных причин. Если же пытался зарубить, но не смог и сам получил (например, палкой по голове), то см. выше про ПОЗОР.
  • Сюда же «водятлы», считающие всех, кто не на машине, быдлом, и в случае гибели пешехода или велосипедиста требующие оправдать водителя. А самые неадекватные ещё и пишут в комментариях что семья погибшего должна оплатить водителю стоимость ремонта (и в некоторых ситуациях водителям удается получить, если достаточно убедительно доказывал, что сбитый первый нарушил). Что, впрочем, не отменяет ситуаций такого же хамского поведения со стороны пешеходов, которые могут хоть в открытую перебегать дорогу в неположенных местах или даже бросаться под машины, но компенсации выплачивать водитель в любом случае будет.
    • В российских реалиях такие персонажи особенно любят печально известный пункт ПДД 4.5: «На нерегулируемых пешеходных переходах пешеходы могут выходить на проезжую часть после того… как убедятся, что переход будет для них безопасен». Водятлы трактуют этот пункт крайне широко, оправдывая коллег по водятлизму проносящихся мимо уже остановившегося на НПП транспорта (что прямо запрещено), или просто едущих прямо на пешеходов, не ожидающих такой неадекватности от человека за рулём. Но едва ли вы от них услышите хоть слово осуждения, например, в адрес тех, кто проносится через НПП мимо пешехода, уже несколько минут пытающегося пройти по нему дальше полуметра от тротуара (фактически, по этой трактовке получается, что пешеходов пропускать на НПП вообще не надо: если машина далеко, то пропускать смысла нет, а если близко, пешеход якобы вообще не имеет права выходить на дорогу).
    • Инверсия во Вьетнаме: по словам местных, владелец более крупного транспортного средства будет признан виновным вне зависимости от реального «кто виноват».
  • До сих пор можно встретить утверждения, что иногда жертва изнасилования в этом виновата сама из-за своего вызывающего поведения. В этом случае происходит подмена понятий «вина» и «причина»: да, можно нарваться на преступника (не только насильника, но и грабителя и мошенника) по глупости и неосторожности, но точно так же можно стать жертвой по случайности, просто потому, что преступнику именно в этот момент приспичило, или потому, что насильник — родственник или знакомый, не подававший абсолютно никакого повода для подозрений. В любом случае виновником всё равно остаётся только сам преступник.
    • Не говоря уж о том, что вопросы небезопасного поведения лучше обсудить как-нибудь в другой раз, а не прямо при обсуждении очередного преступления и степени вины в нем преступника. Именно потому, что вины жертвы нет вообще и само поднятие такой темы частично переводит стрелки с преступника на неё.
    • Кроме того, значительная часть того, что неадекватный борец за нравственность объявляет «провоцирующим» таковым вовсе не является. Например, очень часто провоцирующей объявляют слишком откровенную одежду. Вот только была даже выставка, на которой демонстрировалась одежда жертв, и уж поверьте, микро-шортиков и символических юбочек там практически не было. Изнасилование вообще чаще вызывается не чистым сексуальным желанием, а в первую очередь желанием покуражиться, продемонстрировать свою удаль и унизить жертву. Так что степень сексуальной откровенности наряда жертвы особого значения не имеет.
    • Если бы только борцы за нравственность! Порой и сами сотрудники правоохранительных органов, желая облегчить себе работу, вынуждают жертв изнасилования, и без того запуганных и морально подавленных, признать, что никакого насилия не было. Дескать, а почему ты пошла на вечеринку к друзьям-мужчинам и выпивала с ними, а почему ты недостаточно сопротивлялась, а почему не убежала сразу? Вообще-то люди доверяют своим друзьям независимо от их пола и вряд ли подозревают в них последнюю мразь, которая, если уж случится перепить, надругается над малосоображающим телом, вместо того, чтобы спать в другой комнате, подставив тазик-эвтаназик. И попробуйте-ка в полупьяном состоянии и страхе «достаточно» сопротивляться насильнику или попытаться сбежать, особенно если он крупнее вас раза в два! Был случай, когда даже адвокат (!) посоветовал подзащитной использовать бредовую формулировку: «Мне показалось, что его действия были сексуальным насилием, но по факту они могли им и не быть», чтобы избежать ответных обвинений в клевете.
      • Интересно, каким образом «слишком откровенная одежда» стала равна «а почему ты пошла на вечеринку к друзьям-мужчинам и выпивала с ними, а почему ты недостаточно сопротивлялась, а почему не убежала сразу»? Больше похоже на то, что закостенелые насильники таким образом пытаются легитимизировать свои галимые отмазки с помощью резонансных дел и выдавания их за «общественное мнение».
        • Вообще по этому поводу постоянно встречаются подмены понятий: то «Не было никакого насилия, ты всё лжёшь» становится равным «И правильно тебя насиловали!», то «Жертва тоже не ангел» превращается в «Преступник ничего плохого не делал!»…
  • Многие хейтеры РСП («разведёнок с прицепом», то есть женщин в разводе, у которых остались дети от первого брака) считают, что от нормальной женщины муж не сбежит, сама виновата. Что-что, муж оказался мерзавцем, и жена сама подала на развод? «Сама, дура, виновата, мозги надо было включать, пока не вышла» (и до лампочки, что потенциальные абьюзеры до свадьбы часто щеголяют в образе джентльменов). Как вариант — женщина сама знала, кого выбирала.
    • Говорить жертве абьюза, что «она знала, кого выбирала» по меньшей мере неэтично, поскольку побочным действием эндорфина и других гормонов, отвечающих за чувство влюблённости, является то, что влюблённый человек, глядя на объект своих чувств, склонен гипертрофировать его положительные качества и игнорировать отрицательные, нивелируя их до мелких простительных недостатков.
    • Как ни странно, существуют и женщины, не стесняющиеся выражения «сама, дура, виновата» — и это даже не въевшийся внутрь сексизм, а собственная необоснованная уверенность в том, что «я любого человека за 10 минут насквозь вижу, а кто не видит, значит, дура».
    • А если у женщины не хватило решимости развестись и уйти от психопата или нарцисса, которые, как известно, умелые манипуляторы — и в этом случае её будут обвинять!
      • Тяжело признать умелым манипулятором того, кого вся культура представляет как полное ничтожество — психопатов, нарциссов, насильников и абьюзеров.
    • Уважаемая общественность может докопаться и до пары, расставшейся полюбовно или относительно полюбовно (каждый из участников виноват, что бросил/его бросили, если есть дети — надо было оставаться вместе ради них).
  • Как ни странно, но противоположная версия тропа также встречается. Обычно в форме «Как ты уследить не смог, ты куда всё это время смотрел». Особенно ярко, если у неё появляется ребёнок на стороне — тогда обвинения в куколдизме и ничтожности будут ещё сильнее. Для большего уничтожения репутации достаточно лишь сказать, что ты хочешь поддержать этого ребёнка — тогда ничего, кроме ругательств, такой мужчина не услышит.
    • Хотя обвинителям лишь бы обвинять. Вернулся из армии, а невеста уже залетела от другого, и ДНК-тест это доказал? Ты просто недостаточно её любишь, а то бы простил и всё равно женился!
    • Субкультура инцелов является удивительной смесью как обвинения жертвы, так и ненависти к условным «конкурентам». Риторика в духе «ты сам виноват, т. к. ты родился с убогой внешностью» вполне естественна. Другое дело, что выводы здесь становятся ещё более радикальными, чем могли бы — вместо возможной работы над собой (хотя при таком подходе её ожидать глупо), идёт лишь ненависть к людям хоть чуть-чуть более успешным у женщин.
  • В ту же копилку Буллинг, особенно школьный. Та же подмена вины и причины. Да, травят обычно тех, кто выделяется, в том числе в положительном смысле. Жертве нужна помощь от старших, но нередко она заключается в том, что его учат «быть умнее», «быть дружелюбнее», «не реагировать», «не противопоставлять себя коллективу» (да, и такое еще можно услышать от учителей старой закалки); «учиться и вести себя как следует» (если травит учитель). И это еще более или менее благоприятный сценарий. Жертву могут действительно обвинить и выставить зачинщиком, от которого бедные ребята вынуждены защищаться.
    • Ситуация может стать ещё веселее, если жертву подставят. В таком случае, травля в школе может плавно перейти в домашний мозговынос. Иногда подобное заканчивается печально. Автор данной правки был личным свидетелем обоих случаев: и когда из-за подставы жертву начинали травить собственные родственники дома, и когда жертву довели травлей до самоубийства (это было два разных человека, с первым сейчас всё слава богу хорошо).
    • Да даже и без подстав. Нередко бывает, что когда у жертвы травли срывает крышу и травители получают нешуточный отпор, то на нее тут же ополчается вся администрация заведения, а если не повезёт — то и родители. Оно и понятно: увещевать и стыдить отмороженную гопоту и заигравшихся в таковую сопледонов бессмысленно, в ответ, в лучшем случае, будут только нахальные улыбки и гогот. Особенно в современной школе, в которой «учитель всегда неправ». А тут такая возможность выпустить пар и заодно замести мусор под ковёр, ведь если дело приобретёт огласку, то станут известны все приведшие к такому финалу художества и к руководству школы возникнут резонные вопросы на тему способности держать ситуацию под контролем.
    • Самым ярким примером является, начавщаяся с Колумбайна, привычка СМИ объявлять виновными в школьных стрельбах жертв школьной травли. Не хулиганов, потерявших берега от безнаказанности, а именно жертв. При том, что йуные отморозки из Колумбайна были скорее первым, чем вторым (!).
  • Во многих законодательствах предусмотрены случаи для определённых преступлений (например, побоев), когда таковое было спровоцировано — например, если жертва долго и упорно оскорбляла и унижала нападавшего, ввела его в состояние аффекта и закономерно получила по морде. Это могут зачесть как смягчающее обстоятельство, но вины нападавшего это не отменяет.
    • «Побои» вообще статья скользкая, как например быть с честной дракой, где один участник оказался банально сильнее другого, даже если зачинщик — побитый?
    • Есть такое понятие «обоюдная драка» (конкретная формулировка может варьироваться), нарушение как минимум административного законодательства, а то и хулиганство (последнее — не пустяк, как может казаться, а вполне себе уголовное нарушение (преступление) с неслабым максимальным скором, в зависимости от обстоятельств). Хотите помериться силами — добро пожаловать в зал единоборств.
    • Чтобы попасть под хулиганство, нужно устроить массовую драку со свидетелями и порчей имущества. Если двое подрались в квартире у одного, а потом проигравший побежал демонстрировать подвешенный ему фонарь, будет как раз драка.
  • Есть старая русская поговорка «Плохо не клади, вора в грех не вводи». Впрочем, тут скорее про «на Бога/полицию/т.п. надейся, но сам не плошай», нежели обвинение жертвы в краже.
    • Практикуется отечественной милицией/полицией много, часто, с удовольствием. Украли — сам виноват, не следил за вещами. Избили на улице — сам виноват, не фиг ходить где не надо (или когда не надо). Цель самая прозаичная — ментов очень мало, и что бы не получать очередной «висяк» проще убедить жертву преступления отказаться от подачи заявления.
  • Армейское «нет слова „сп****ли“, есть слово „про*бал!“»
    • Что характерно, это интернациональное. Подобные «юмористы» в армии США расшифровывают STEAL (кража) как «Strategic Transfer of Equipment to Alternate Locations».
    • Все-же, если армейским способом была утрачена не личная собственность обворованного, а что-то, находившееся у него на ответственном хранении, трудно сказать, что он совсем ни в чем не виноват (если только к покраже не привели обстоятельства, которым он не мог или не был обязан противостоять). Но вот если обвиняется только он, а вор считается просто разумно воспользовавшимся предоставившейся возможностью (вроде, речь именно о такой ситуации), то это несомненный сабж.
  • Некоторая субверсия тропа в реальной жизни наблюдается в таком явлении, как самооборона. Широко распространено мнение, что в странах бывшего СССР суды «специально» сажают граждан, оказавших нападавшим чрезмерно активное сопротивление, и жертва может получить больший срок, чем сам преступник. В действительности частые случаи таких приговоров имеют другую причину. Вопреки бытовым представлениям из серии «не мог же профессор напасть на трех гопников», суд не занимается сравнением версий сторон. Суд рассматривает факты. Получение агрессором травм в результате успешной самообороны — факт. А вот то, что жертва защищалась — уже не факт, а версия жертвы, бремя доказательства которой лежит на ее адвокате. Очень часто бывает так, что доказать факт самообороны сложно. Ситуация усугубляется тем, что в постсоветских судебных системах показания свидетелей (которые нередко являются единственным доказательством того, что подсудимый защищался, а не нападал) имеют сравнительно малый вес. Поэтому в такой ситуации речь идет не о намеренном засуживании жертвы, а о сложности для жертвы доказать, что она таки жертва, а не агрессор.
    • Притом, что доля правды в таком утверждении есть, не стоит забывать о совершенно макабрических, и вовсе не единичных, случаях приговоров, когда вина «пострадавших» в нападении несомненна и признается в том числе приговором суда, вот только вынести приговор о «превышении пределов» это суду почему-то совершенно не мешает. Так что не стоит всю ситуацию с подобными приговорами списывать на «сравнение версий». Если тут и есть субверсия, то разве что именно некоторая.
      • А дело в том, что превышение самообороны — это, по определению, совершение более тяжкого преступления, чем то, которое было предотвращено, а теперь попробуйте доказать, что вот эти гопники могли вас убить.
    • Опять-таки вопреки распространенному заблуждению, от этого эффекта страдают и «западные» судебные системы — в первую очередь европейские. А вот в США там ситуация значительно проще из-за большего веса свидетельских показаний, а также того, что в некоторых ситуациях индивидуум имеет право на более решительные действия по самообороне, чем у нас и в Европе. Хорошим примером служит знаменитый американский принцип «мой дом — моя крепость».
      • А ещё и в Британии и в Германии — если ты сам лично поймал за руку вора, и задержал его применив физическую силу, то тебе в суде придётся объяснять почему ты это сделал сам, а не стал дожидаться полиции.
      • Только вот следует отметить, что в той же Британии принцип «мой дом — моя крепость» был отменен лишь в девяностые. До того домовладелец имел полное право круто обойтись с вломившимися к нему и был бы почти наверняка оправдан. И это общие тенденции в западных странах, причины которых выходят за рамки данной статьи. В США тоже, там и названный принцип, и еще более крутой в этом плане принцип «Stand-your-ground» подвергаются яростным нападкам особо прогрессивной общественности. Так что это не норма жизни, а следствие определенной политики государства.
  • Гопницкое выражение «терпила», произошедшее от слова «потерпевший», изначально было идеальным примером этого тропа. В настоящее время это люмпенское словечко разошлось по Рунету и обозначает несколько иное: жертву необязательно обвиняют в случившемся, но намекают, что она ничего не делает, чтобы исправить положение, а лишь скрежещет зубами.
  • Типичные рассуждения оправдывающих «святые 90-е»: мол, это было справедливое время, в которое достойные люди устраивались достойно, а если кто пострадал — «так им, тупым совкам, и надо», и плевать, что это были не лузеры-бездельники, а честные работяги, люди медицины, культуры и науки. Как правило, слышно от тех, кому повезло пережить 90-е нормально или даже с неплохой прибылью (и особого ума эти люди не демонстрируют), а кто рискнул пойти в бизнес и был убит, ограблен, обчищен с помощью криминальных схем — его голоса уже не слышно.
  • Авторы мотивирующих статей для бедных (такого добра в Интернете просто пруд пруди) внушают, что стоит лишь изменить своё мышление, не бояться рисковать, трудиться усердно — и богатство посыплется. Из этой басни выносят совсем другую мораль: все бедные — ленивые бесхребетные придурки, они сами виноваты во всех своих бедах, и нечего их жалеть. Иногда мораль высматривается иная — отказался от «плохих привычек нищеброда» и через неделю, если не раньше должен разбогатеть. Только вот ведь незадача, после отказа от тех привычек и через месяц-другой сокровища не сыпятся на голову. А вот долги и неудовлетворенность жизнью вполне могут увеличиваться.
    • Фактически — всё та же систематическая ошибка выжившего, что и в примере выше. В «мышление и привычки нищеброда» всякие гуру вполне могут записать нежелание рисковать (или все менять в жизни). Как бы здравое зерно есть. Но если решил менять/рисковать, то все сменится, но далеко не всегда на лучшее. Об этом «мудрецы» не говорят. В других случаях, что ещё хуже, будет лохотрон, т. е. самообман. И «гуру» вполне может быть в доле (если вообще не главный организатор отъема денег у желающих разбогатеть).
    • При этом рациональное зерно здесь, в общем-то, есть. «Ограничь ненужные траты», «Попробуй научиться чему-то новому, чтобы найти другую работу вместо нынешней низкооплачиваемой», «Смени место жительства на нормальный город вместо депрессивного ПГТ, где твои навыки невостребованы», «не бойся рисковать, если тебе нечего терять» — вполне нормальные советы человеку, который неудовлетворен своим финансовым положением. «Если на тебя внезапно свалилась крупная сумма денег, не прожигай ее, а постарайся использовать с умом» — тоже. Всё перечисленное в любом случае лучше, чем сидеть и ныть. Однако «гуру» предлагают универсальные рецепты, плюют на возможные объективные факторы, мешающие вышеперечисленному (например, пожилой возраст, инвалидность, наличие больных родственников, нуждающихся в уходе), сводят всё к «мышлению» (очевидно, что ни от каких «денежных медитаций» ситуация не изменится) и предлагают откровенные авантюры (соваться в бизнес, не зная рынка и не имея ни коммерческой жилки, ни стартового капитала, вкладываться в финансовые пирамиды, начать инвестировать), что и делает их фриками, попадающими под сабж.
  • Типичное явление грязных политических споров: обвинить <имя народа> (целиком народ) в том, что они терпят диктаторский режим, который грабит казну и вводит всё новые запреты и налоги и назвать их терпилами, скотом, быдлом и т. п. Уже одно это — лютая глупость, но обвинители, видимо, думают, что если власть что-то делает не так — это просто решить: все вместе вышли на улицу, наваляли полиции, диктатор плачет и утирает сопли, его наказывают, а дальше все кушают радугу и нектаром запивают.
    • Ну… в Румынии именно так и было… Но только в ней и только один раз.
  • Зоошиза без этого жить не может: «Собачки — благородные существа, первыми агрессии не проявляют! Что, напали на спокойно проходящего трёхлетнего ребёнка? Врёти, наверняка дразнил! Так ему и надо!»
    • Все-же, возлагать вину именно на собаку действительно довольно странно (хотя если исходить из позиции, что у животных должны быть права — а не у людей должны быть обязанности по их надлежащему содержанию, — то по идее и нести ответственность они должны, но это уже вывих мозга), скорее виноваты ненадлежавшим образом воспитавшие ее хозяева. Из той-же оперы (и в принципе относится примерно к таким ситуациям) — «если собака неадекватно реагирует на тех, кто ее боится (даже не ведет себя из-за этого неадекватно, а просто боится, провоцируя агрессию изменениями в своем запахе и характере движений), то это повод им работать над собой, а не мне работать над воспитанием собаки или выгуливать ее в безлюдных местах».
  1. Встречались, правда, источники, согласно которым идея «боги — сволочи» в конкретно этот извод мифа заложена вполне осознанно.