Номинальный командир

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Как известно, в армии царит иерархия и принцип подчинения командиру. Однако этот персонаж, хотя и является формально главой подразделения (соединения, воинской части, гарнизона, всей армии целиком…), на деле им не командует. В лучшем случае ему из вежливости предлагают утвердить решения, фактически принимаемые кем-то из его подчинённых. В худшем — просто игнорируют его распоряжения и делают по-своему (и хорошо ещё, если не демонстративно).

В чистом виде встречается редко, обычно командир всё-таки распоряжается — но только в отношении каких-нибудь мелочей и/или в самых очевидных случаях. Чем серьёзнее ситуация и важнее решение, тем больше вероятность, что принимать его будет кто-то другой.

Почему так происходит?

  • Он пока ещё не имеет нужного опыта — лучший вариант. Научится — будет командовать, а пока предпочитает слушать тех, кто рангом пониже, зато опыта имеет в десятки раз больше.
  • Он сам не очень-то интересуется своими обязанностями. Ему главное — числиться командиром (и получать связанные с этим плюшки), а голова пусть болит у других. В некоторых сеттингах это может быть даже официально закреплённым положением дел.
  • Он по какой-то реальной или надуманной причине не пользуется уважением своих подчинённых и не имеет у них авторитета, при этом ситуация позволяет игнорировать его формальное старшинство. Может сочетаться с любым из предыдущих пунктов.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Ольга Громыко, рассказ «Овчарка» из сборника «Космоолухи: до, между, после» — Олег. Сам он ожидает варианта «молодой командир набирается опыта», но на практике подчинённые откровенно презирают «штабную крысу». Незаслуженно, но от этого не легче.
  • Терри Пратчетт, «Пехотная баллада» — лейтенант Блуз. Его не то чтобы презирают, скорее относятся снисходительно, но в смысле авторитета разница невелика.
  • Курт Воннегут, «Сирены Титана» — там вся марсианская армия на этом построена. В ней есть номинальные командиры, занимающие соответствующие места на уставных мероприятиях, и подлинные командиры из числа рядовых, которым доверено непосредственное управление мозгами личного состава.
  • Сергей Садов, «Рыцарь Ордена» — внутримировая субверсия. Когда Энинг вынужден принять командование армией, подчинённые офицеры уверены, что на деле командовать придётся им. Ведь этот мальчишка (буквально: ему тринадцать лет!) и сам не скрывает, что носит генеральское звание лишь «по политическим причинам». Однако герой не только сохраняет реальную власть, но и весьма толково её использует, фактически спасая армию от гибели.
    • Ранее по сюжету Энинг неоднократно отыгрывает троп и напрямую, в частности, (а) спасая при проходе через Степь китежский отряд, отдаёт командование опытному тевтонцу Буефару и дополнительно подсвечивает: «Знаю, знаю. Командир всегда остаётся командиром, и я могу просто следовать вашим советам, но в бою не будет времени их озвучивать»; (б) став бароном и отправившись после вместе с родителями и братом формально представиться при дворе, вынужденно по традиции руководить размещением своей семьи и дворни в королевском замке, осознавая, что этим всё равно реально занимаются королевские слуги, и без него они бы справились даже быстрее; (в) отправляясь на войну с присоединением своего отряда к тевтонской армии, доверяет сборы и обустройство лагеря Готлибу-без-замка, принесшему ему присягу бывшему претенденту на баронство, а познакомившись с другим юным бароном, Артером, учит его тому же.
  • HPMOR — нестандартный пример. Такую должность во время военной игры Квиррела по собственной воле взяла Гермиона — она знает, что по тактике и стратегии катастрофически уступает Гарри и Драко, но ведь она и не обязана думать сразу за всех! То есть она командир и её слушаются, но решения тех или иных задач выбирают её подчинённые, которые лучше смыслят в том или ином вопросе.
    • Нелитературный, но весьма похожий пример. По воспоминаниям современников, примерно в том же стиле во время Великой Отечественной войны командовал Семён Михайлович Будённый. Он, будучи человеком неглупым, хорошо понимал, что его опыт старого конника мало где пригоден, но при этом неплохо подбирал квалифицированных подчинённых, предлагавших разумные решения (а собственные силы тратил на организацию выполнения этих решений).
  • Ричард Адамс, «Обитатели холмов» — Орех, особенно в начале книги. Есть кролики сильнее (Шишак), умнее (Черничка), опытнее (Падуб, после присоединения к отряду), а вся затея с путешествием вообще принадлежит его младшему брату Пятику. Но именно Орех всех их выслушивает и сводит их мнения воедино, поэтому старшина именно он.
    • Зато этот факт сыграл городку на руку, здорово деморализовав Дурмана и его войско: те привыкли, что кто сильнее, тот и главный, и когда Шишак, сам тот еще амбал по кроличьим меркам, сослался на своего старшину, враги вообразили что-то хтоническое. А чуть раньше Орех безопасно сходил к врагу с предупреждением — ну не могли бойцы Эфрафы принять всерьез мелкого хромого кролика!
      • Но в таком случае Орех ни разу не сабж, а самый настоящий командир. Причём для основной массы если не с самого начала, то довольно рано.
  • Александр Рудазов, «Архимаг» — капитаны флота Серой Земли все поголовно маги, но задача их сводится к тому, чтобы обеспечить кораблю подходящий ветер или обеспечить спокойное море. А всю остальную работу выполняют старпомы.
  • Уильям Кинг «Пятый иностранный легион», книга первая «Шагай или умри». Пункты 1 и 3. Лейтенант Колин Фрейзер, прослуживший в Легионе всего две недели и волей случая оказывается старшим по званию в отряде, посреди враждебной страны. Первое время фактическим командиром отряда оказывается ганнери-сержант Трент. К концу книги — матереет и становится настоящим Отцом Солдатам.
  • Джонатан Страуд, «Агентство „Локвуд и компания“» — видеть призраков (а значит, и бороться с ними) способны только дети. Но разве можно оставить их без мудрого и ценного руководства? Так что большинство агентств посылают вместе с детьми взрослого «контролёра», который на деле служит хорошо если балластом, но формально считается главным: он же взрослый!
  • Honor Harrington — при режиме Комитета общественного спасения Хевене народные комиссары частенько выполняли командные обязанности вместо своих подопечных
    • Тема наиболее эпично раскрыты в повести Эрика Флинта «Фанатик», где спецпредставитель Сен-Жюста Виктор Каша в итоге правил целым сектором, и одна из главных героев которая будучи доверенным лицом Каши фактически отстранила от командования командира супердредноута ГБ.
  • Хроники странного королевства — зигзагом. Традиционно «первым паладином» в Ортане числится король, а фактическим командиром корпуса паладинов (его личной гвардии) является «второй паладин». В данный же момент король Шеллар передал этот почётный титул своему брату принцу Элмару, который носит его вполне заслуженно благородству духа и габаритам тела. Однако Элмар сам прекрасно осознаёт пределы своих способностей, поэтому вдохновляя товарищей на подвиги примером личного мужества, всю административно-хозяйственную деятельность корпуса и постановку боевых задач опять же поручает графу Орри (второму номеру).
    • Галлантский король Луи (запойный алкоголик, за которого правят его жена и придворный маг) считается главнокомандующим армии своего королевства. И это основная причина, почему галлантская армия ни в одном описанном конфликте толком не участвует.
  • Роман Злотников, «Грон» (вторая трилогия) — командиром оноты, которую собирает Грон, поначалу назначается его соратник Батилей, поскольку получать приказы от шестнадцатилетнего сопляка большинство наёмников не готово. А про столетний (за две прожитые жизни) боевой опыт «сопляка» кому попало знать необязательно. Впрочем, по мере набора репутации, Грон и формальное руководство берёт на себя.
  • Редьярд Киплинг, «С часовыми» — с фитильком: юный джентльмен, который сподобился принять командование взводом английской пехоты в Афгане может командовать и требовать исполнения своих приказов сколько ему вздумается, никто и не пикнет, все, кому по рангу положено, его слушаются... ровно до того момента, пока не дошло до боя. А вот как только дошло до рукопашной, то его попросту связали и кинули в угол, как мешок с... сами придумайте с чем. Исключительно из любви к нему. А командование берёт на себя капитан роты, которому придано подразделение, и он такое поведение только одобряет:
« Вдруг вижу: сержант тайронцев сидит на теле того самого юного офицерика... Это был красивый, нежный малый; но в эту минуту длинные проклятия срывались с его невинных губ, как роса катится из сердцевины розы.

– Что это такое? – спрашиваю сержанта. – Один из бентамских петушков ее величества со своими шпорами, – отвечает он, – собирается судить меня военным судом. <...> Его отец доставляет моей матери корм для коровы в Клонмеле, – сказал сержант, сидевший на молодом человеке. – Неужели же я приду и скажу его матери, что позволил ему лишиться жизни? Лежите, вы, щепотка динамита, а потом, если угодно, предайте меня суду. – Хорошо, – говорю я, – из офицеров вроде него со временем выходят главнокомандующие. И таких молодцов следует беречь.

»
— Как сказал по этому поводу капитан: «Сегодня дело не для детей»

Кино[править]

  • Грозовые ворота — с прикрученным фитильком: командир — старший лейтенант Алексей Доронин, — уважением у подчинённых пользуется. А вот его заместителя Панкратова бойцы демонстративно не уважают и приказов его не исполняют. Тем не менее, под финал Панкратов совершил искупление, равносильное смерти и ушёл достойно.
  • Чужие, второй фильм — лейтенант Горман. Боевого опыта меньше, чем у большинства десантников (два боевых вылета, включая текущий), от подчинённых предпочитает дистанцироваться, авторитетом не пользуется.
  • Хрестоматийнейший пример: «Взвод» Оливера Стоуна — лейтенант Вулфи, который командует означенным подразделением, не только молод, и во Вьетнаме без году неделя, но ещё и раздолбай (корректируя артподдержку, чуть не положил по ошибке полвзвода), и духом обделён (попав в действительно тяжкое положение, моментально теряется и срывается в истерику), поэтому выглядит никем на фоне формально подчинённых ему матёрых сержантов (в исполнении брутальнейшего Тома Беренджера и харизматичного Уиллема Дефо). Последние в итоге взводом и командуют, снисходительно выслушивая его «командирские» распоряжения (которые сводятся к робким вопросам в их адрес, типа: «Скажите-ка, что надо в этом случае? Ага. Так и сделаем!») и буквально (а не фигурально) пускают дым в лицо при попытках «качать права».
  • «Майор Пэйн» — отставному вояке Пэйну попадает в распоряжение крайне запущенный отряд бойскаутов, и первым же наглядно видным признаком сей запущенности является командир отряда, которого никто ни во что не ставит и который вообще оказался в этой роли чёрт пойми как. Пэйн в итоге его снял с должности и, типа в наказание, поставил на неё настоящего лидера пацанов.

Аниме и манга[править]

  • «Легенда о героях Галактики» — Юлиан Минц, с прикрученным фитильком. В восемнадцать лет и в звании младшего лейтенанта становится главнокомандующим изерлонских войск, в основном потому, что «наследник Яна Вэньли» — единственная кандидатура, худо-бедно устраивающая всех. Поначалу не столько командует, сколько не мешает тем, кто умеет это делать; но в процессе не забывает у них учиться — и чем дальше, тем больше решений принимает сам.
  • One Piece — Спандам, шеф СР-9. Получил должность благодаря влиятельному папе, и его подчиненные супер-ассасины его откровенно стебут, а приказы выполняют спустя рукава, в стиле «итальянской забастовки»: когда Френки кусал его за голову, ни один не пошевелился, пока Спандам не наорался и прямо не приказал им ему помочь. А позже Роб Луччи, прекрасно зная, что за ними несется Мугивара, молчал. Потому что «за тылом следить не приказывали». А после таймскипа Спандам и вовсе занимает положенное место шестёрки на побегушках у того же Луччи.

Видеоигры[править]

  • Heroines of Swords & Spells — Анастасия является формальным лидером отряда, как наиболее родовитая и известная, но руководит (насколько можно руководить этой бандой), в основном Диана.

Реальная жизнь[править]

  • У античной триеры был триерарх — богатый гражданин, снарядивший судно за свой счёт в качестве своей литургии (общественная повинность в Афинах для граждан с имущественным цензом не ниже трёх талантов), и в том числе выполнявший роль представителя верховного командования, и кибернет — кормчий, профессиональный капитан, собственно управлявший триерой.
  • Командиры легионов в Древнем Риме избирались Сенатом не только, а зачастую и не столько за воинские таланты; иной раз они были чисто политическими назначенцами без боевого опыта. Если такое происходило, фактическим командиром становился примипил — центурион первой центурии первой когорты, в нормальных условиях бывший первым помощником легата.
  • Подобным же образом в государствах китайского мира было принято назначать главнокомандующим наследника императора — для воодушевления войск и прославления в случае победы, а его заместителем делать седовласого стратега — для реального руководства армией и сурового наказания в случае поражения.
  • Крутейший князь Святослав Игоревич начал командовать войском с трёх лет, первым метнув копьё в древлян, убивших его отца.
  • В московском войске воевод назначали по «местническому» принципу — полками командовали бояре, чьи роды были подревнее. После того, как шибко благородные генералы Фэйлоры слили татарам и литовцам ряд важных сражений, великим князьям для подстраховки пришлось ввести институт «товарища воеводы», который зачастую реально командовал войском от имени знатного дуба-начальника.
  • Знаменитый Шарль Ожье де Бац де Кастельмор, граф д’Артаньян был капитан-лейтенантом роты королевских мушкетёров, то есть заместителем командира. Это потому, что капитаном номинально считался сам король Франции.
  • Британская армия — офицерский патент в армии по большей части покупался (выслужиться в офицеры удавалось единицам). Покупался каким-нибудь благородным, которому зачем-то оказалось позарез нужным лично повоевать — обычно чтобы набрать политического или социального веса. Умные офицеры занимались тем, чем и должен заниматься на войне джентльмен — интриговали с себе подобными за более удобное размещение для своих солдат, добивались своевременного их снабжения (случалось — и за свой счёт), если повезёт — выбивали боевые задачи попочётнее да побезопаснее, и доверяли командование сержанту, у которого понемногу учились. Более наивные сразу бросались командовать сами. Первые иногда вырастали в великих полководцев, вторые всё больше безвременно гибли, положив заодно и своих солдат.
    • А вот во флоте чтобы купить лейтенантский патент, нужно было сначала пройти обучение в качестве мичмана (что привилегия благородных, простые начинали службу юнгами), а затем… сдать экзамен на право покупки лейтенантского патента. Причём служить в качестве мичмана начинали в возрасте оруженосца — около 14 лет, а лейтенантами становились в возрасте посвящения в рыцари — около 21 года, таким образом, покупатель лейтенантского патента имел опыт службы во флоте около семи лет в качестве мичмана. И да, чтобы начать службу во флоте мичманом, а не юнгой, нужно было, чтобы родители заплатили капитану (или, как минимум, договорились с ним, но в любом случае, жалованья юный мичман не получал, обеспечивать его должна была семья). А пока молодой джентльмен учился и набирался опыта, командуя матросами, которые ему в отцы годятся, ему очень здорово помогал боцман — очень опытный моряк из простых.
  • В Российской Империи начала XIX века было принято двоеначалие. В полку был шеф, он же почётный командир (в генеральском чине), осуществлявший общий надзор за внутренним управлением полка и его хозяйством, а также ведавший хозяйственной частью и осуществлявший надзор за формированием полка. И командир (обычно полковник), занимавшийся повседневными вопросами, боевой подготовкой и, собственно, руководивший полком в бою. Причём именно фамилия шефа указывалась в наименовании полка. Так, например, генерал Воинов в течение пятнадцати лет был шефом Стародубовского кирасирского (затем драгунского) полка. За это время в полку успели смениться пять командиров, но он всё равно именовался «Стародубовским генерал-майора Воинова полком».
    • Позднее должность шефа стала уже чисто почётной, обычно закреплённой за некой августейшей особой (даже женского пола — например великая княжна Ольга Николаевна, дочь Николая II, числилась шефом 3-го Елисаветградского гусарского полка, сохранилась её фотография в полковой форме).
  • Во время Гражданской войны в России значительная часть красных командиров также была политическими назначенцами, поставленными на высокую должность за подходящее классовое происхождение. Разумеется, командовать крупными формированиями вчерашние работяги или студенты не умели, поэтому техническое руководство осуществляли «военспецы» — бывшие царские офицеры, как добровольно пошедшие в Красную армию, так и насильно мобилизованные в неё (хватало и тех, и других). Поскольку компетентность первых и лояльность вторых была под сомнением, присматривал за ними всеми комиссар, уже чисто партийный деятель, за которым и оставалось последнее слово.
    • Бывали и исключения, например, «маршал революции» Михаил Фрунзе без боевого опыта и с сугубо гражданским (ещё и неоконченным) Политеховским образованием влёт бил хвалёных царских генералов, а бывший слесарь Ворошилов — вывел к Царицыну с боями по вражеским тылам остатки армии Донецкой республики и толпу беженцев (а вы говорите, Великий поход).
  • В Первой мировой войне Румынским фронтом Русской императорской армии формально командовал король Румынии Фердинанд, что было условием вступления Румынии в войну на стороне Антанты, однако реальное командование осуществлял заместитель командующего войсками фронта.
  • Сплошь и рядом происходило во Вторую мировую, когда в боевых группах лейтенант де-факто подчинялся более опытному сержанту. Порой его даже и не спрашивали.