Никто не любит Аида

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Everybody Hates Hades. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Человек не любит смерти,
И понятно почему:
Чтоб тебя глодали черви,
А твой дух терзали черти —
Не приятно никому!
»
— Даниил Хармс

А почему, в самом деле, его никто не любит? Он вполне нормальный дяденька. У него просто работа такая — повелевать подземным царством мёртвых. Ну почему из бога смерти всегда делают злодея?

Потому, что человеку свойственно бояться смерти. Не у всех укладывается в голове ограниченность собственного существования. Многим это кажется дико несправедливым, ну, а раз грязные дела делают злодеи, значит и тот парень, который за это в ответе — сволочь.

Поэтому только высоколобые мудрецы, профессиональные жрецы и священники изображают персонификацию смерти существом, которое просто делает необходимую работу, и в основном лишь в мифологиях и религиях встречаются нейтральные и благие силы смерти (включая сюда и, собственно, Аида в классическом представлении). Современные авторы предпочитают налепить хозяину подземного царства или психопомпу ярлык «гад и скотина». Смерть забирает всех — отсюда и представления о том, что повелитель царства мёртвых хочет всех поработить. Плюс на это наложился и народный христианский фольклор, в котором Сатана — правитель ада и главный злодей (в отличие от собственно христианской религии, где он такой же пленник ада, как и все — пусть и самый авторитетный).

Рубрика примеров в этой статье будет поделена на две: в первой перечислены Аиды, которых действительно есть, за что не любить, во второй — классические нейтральные и благие естественные силы.

Где встречается[править]

Мифология[править]

  • В греческой мифологии бог смерти Танатос был абсолютно непреклонен, когда дело касалось сбора душ умерших, и его невозможно было умилостивить. Неудивительно, что его ненавидели смертные, да и среди других богов он не пользовался особой популярностью.
    • Поэтому Геракл его просто отпинал, чтобы отобрать душу жены Адмета.
    • А Сизиф ещё и связал Танатоса на два года, благодаря чему люди на земле вообще перестали умирать, а боги на Сизифа очень сильно обиделись.
  • Эрешкигаль в шумеро-аккадских мифах. Пренеприятнейшая особа, скажу я вам. А бог войны Нергал на ней женился, и теперь их там двое таких…
    • К слову о Нергале — сабж попытался истребить всё человечество.
  • Бог смерти Муту в угаритской мифологии. Искренне ненавидит всё живое.
  • Хель в скандинавских мифах. А чего вы ждали от дамы, которая наполовину сырое мясо, наполовину окоченевший труп, и вдобавок дочь Локи?

Литература[править]

  • «Правила волшебника» («Меч истины»): владетель подземного мира — реально ЗЛО. Усугубляется тем, что аналогов рая не предусмотрено…
  • «ВШНБ: Отражение во мгле» Сурена Цормудяна: местный Аид вполне материален — это предводитель племени людоедов. Покойники Центральной Общины отправляются в последний путь именно к нему, и его никто не любит. Хотя, в общем-то, он неплохой человек.
  • Роджер Желязны, «Создания света, создания тьмы»: интересный вариант. Два главных злодея, не считая чужеродного чудовища, — это бог смерти Анубис и… бог жизни Озирис. Оба — не столько боги, сколько просто могущественные существа, узурпировавшие систему космических мистических энергий, для правильной работы с которой нужно с десяток операторов-«богов».
  • «Досье Дрездена»:
« Я защитник королевства, в котором обитают ужасающие силы. Страж огромной тюрьмы. Мне поручено защищать её, управлять ею и следить, чтобы всё было правильно. Большинство не понимает моего предназначения и боится меня, многие — ненавидят. Я стараюсь выполнять свой долг так, как считаю наилучшим, не считаясь ни с чьим мнением кроме своего собственного, и хотя многие мои сверстники пренебрегают своими обязанностями или сосредоточены на несущественных мелочах перед лицом больших проблем, моего долга это не отменяет... даже если он причиняет мне невероятную боль. И у меня есть очень большая и очень хорошая собака, которую люди иногда считают очень страшной. Я думаю, что у нас много общего. Ты здесь потому, что хотел я пожать тебе руку и пожелать удачи. »
— Гарри очень удивился.
  • Сказки Иона Крянгэ. Смерть здесь, как и у Андерсена (см. ниже), служит Богу. Но это не мешает ей быть весьма зловредной старушенцией, хоть и пример скорее комичный.
  • Цикл «Перси Джексон» — зигзагом. В первой книге Аида подозревают во всех грехах, и он даже выступает против героев, но в конечном итоге главным злодеем оказывается совсем другой персонаж. На протяжении последующей войны богов и титанов из-за размолвок с братьями и общей… осторожности до последнего держит нейтралитет, но в решающий момент приходит Олимпийцам на помощь. Скорее козел, чем настоящий злодей.

Кино[править]

  • «Перси Джексон и Похититель молний» — Аид главный злодей (в отличие от книги)
  • «Мумия 2» — Анубис и его армия шакалоголовых воинов… (хотя сам Анубис в фильме не появляется)
  • «Волкодав»: Морана, славянская богиня смерти и зимы, являет собой большое страшное нечто, которое хочет уничтожить мир. В романе Морана упоминается скупо и, не считая одного мистического опыта, лично в событиях не участвует, но даже так понятно, что ни малейшей любви к ней никто не питает, за исключением служащих ей сумасшедших ассасинов. А если взять более откровенно сказочный «Поединок со змеем», то, с поправкой на спецэффекты, киношный образ вполне тамошней Моране соответствует.
  • «Переход» с Аленом Делоном — тут Смерть какая-то невероятно кровожадная, пыталась утопить мир в крови (в прямом смысле).
  • «Битва титанов» — как обычно, Аид. В сиквеле стал драконом главгада и антизлодеем, потом повернул направо и в конце для героев стал чем-то типа какой ни есть, а он за нас.
  • «Пирамида» — и снова Анубис. Туповатый монстр, похожий на облезлую псину и промышляющий жестокими убийствами и вырыванием сердец у тех, кто случайно забредает в эту самую пирамиду.

Мультфильмы[править]

  • Диснеевский мультфильм «Геркулес» наглядно демонстрирует этот троп: в данной интерпретации Аид — злодей, жаждущий мирового господства.

Мультсериалы[править]

  • «Лига Справедливости»: Аид — опять злодей.
  • «Гладиаторы: турнир семи чудес»: а тут поиздевались над египетским богом смерти Анубисом. Он — Бог всего зла и его жрица Канидия — тоже ещё то зло.
  • Jumanji: Сталкер, злой дух игры, похожий на Смерть.

Комиксы[править]

  • В марвеловских комиксах по мотивам разных мифологий ярлык злодея налеплен как на собственно Аида, так и на скандинавскую богиню Хель.

Вебкомиксы[править]

  • Order of the Stick: богиня смерти Северного пантеона Хель — весьма злобное создание и одна из антагонистов истории. В частности, она хочет уничтожить мир вместе со всеми смертными обитателями, потому что в этом случае в её владение попадут души всех дварфов (гномов), и Хель станет такой могущественной, что возглавит Северный пантеон.

Манга и аниме[править]

  • Slayers: загробным миром командует Правитель Ада Фибриццо, один из сильнейших Лордов Мазоку (демонов) и более всех желающий уничтожить мир.
  • Sailor Moon: Мудрец. Тоже хочет уничтожить мир.
  • Saint Seiya: один из главзлодеев, с которым сражаются герои — тот самый мифологический Аид. Злой.

Видеоигры[править]

  • В Neverwinter Nights 2: Mask of the Betrayer нам доведётся побеседовать с духом Миркула — последний нисколько не исправился и откровенно издевается и над главгероем, и над его спутниками. Ах да: Миркул не является главным антагонистом игры — он причина бед протагониста. Как оказалось, наш злодей перед смертью успел позаботиться о поддержании своего посмертного существования — при помощи Стены превратил восставшего против него жреца Акачи (чья пассия в свое время отплыла в Стену, так что угадайте причину) в пустого и неуничтожимого монстра, жрущего духов и души, чем косвенно напоминал о себе. Однако незавидную участь очередного вместилища Акачи организовал герою не Миркул.
    • Там же: Келемвор будет втирать про нужность Стены, но довольно неубедительно, ибо вся его езда по ушам на эту тему слишком налегает на тему пользы конкретно для богов и выглядит стандартным политиканством.
  • Herc's Adventures: в игре вам даётся шанс спасти Персефону. Естественно, от злого Аида. Субверсия, потому что Аид на самом деле — робот, которым управляют инопланетяне.
  • В Titan Quest Аид является не абсолютным злом, а, скорее, воинствующим ретроградом, который не может принять новый порядок вещей и позволить людям творить свою судьбу. Приходится насильно прогонять консерватора на Олимп.
  • Аид — истинный главный антагонист игры Kid Icarus: Uprising. Однако его все не любят не зря.
  • God of War — с прикрученным фитильком, ибо там все боги представлены как последние сволочи. Но именно внешне Аид сущий монстр.
  • Castlevania же! Здесь Смерть является правой рукой Дракулы.
  • Horizon: Zero Dawn — главным злодеем игры является спятивший ИИ, именуемый как раз АИДом.

Настольные игры[править]

  • Сеттинг «Забытые королевства». Об изначальном боге смерти Джергале слухи ходят крайне противоречивые, в любом случае всё это было давно и неправда. Однажды он сказал: «Я устал, я ухожу», — и ушёл на покой, оставив пост бога смерти некроманту Миркулу.
    • Ещё будучи смертным, сей гражданин не отличался благодушием, а после получения божественного статуса разошёлся по полной. Достаточно сказать, что он построил Стену Неверующих — гигантскую пыточную камеру для атеистов Фаэруна, а его жрецы вымогали у родственников умерших деньги, чтобы эти самые умершие не угодили в Стену. Что уж говорить про разгул некромантии и прочие непотребства. Кончилось всё в тот момент, когда троица приключенцев поучаствовала в войне богов, прибила Миркула и сама получила божественный статус.
    • Заместо Миркула из кустов выпрыгнул Цирик, который вознамерился стать единственным богом Фаэруна и написал книгу, делающую любого прочитавшего фанатичным последователем Цирика, и первым же её прочитал. Такой рекурсии разум новоиспечённого бога смерти не выдержал, и Цирик сошёл с ума, в результате чего сфера смерти отошла к Келемвору, простому и в меру адекватному вояке, который принялся всеми силами исправлять репутацию бога смерти.
    • Келемвор сделал Джергала своей правой рукой и, опираясь на его опыт, проводит реформы своей веры. Жрецы Келемвора гоняют нежить метлой, утешают людей, не требуют богатых даров и пропагандируют смерть как естественную часть жизни. Вроде бы получается… да вот только Стену Келемвор разбирать упорно не хочет, что не шибко добавляет ему популярности.
  • «Родной» сеттинг четвёртой редакции Dungeons & Dragons, Points of Light. Королева Воронов — божество по элайнменту нейтральное и противостоит хаотично-злому повелителю нежити Оркусу, но в её владениях хватает неупокоённых душ, поклоняющаяся ей раса Шадар-Кай по уровню интегральных моральных качеств недалеко ушла от дроу, а её смертные последователи имеют заслуженную репутацию опасных и жутких одновременно. Как итог — опасливое уважение, но никакой народной любви.
  • Warhammer Fantasy Battles — Эрет Хиал Бледная королева, богиня подземного мира эльфов. Эта особа попыталась соблазнить аж Азуриана, но тот отказал ей и с того дня она, желая отомстить ему, забирает к себе души умерших эльфов, чтобы мучить в посмертии, а во время эльфийского апокалипсиса собрать из них свою армию и пойти войной против созданий Азуриана. Правда, так как после прихода Хаоса на эльфов положил глаз Слаанеш, им предпочтительнее таки оказаться в царстве Бледной королевы, чем в желудке Тёмного князя.
  • Warhammer Age of Sigmar — Нагаш. В основном потому, что он Нагаш.

Музыка[править]

  • Voltaire — Land of the Dead.

Где НЕ встречается[править]

Мифология[править]

  • Мифы древней Греции: Аид не только не злодей, но и вполне себе порядочный на фоне своих родственничков бог. Самое неприглядное, в чём он был замешан — похищение племянницы Персефоны. Но потом он честно на ней женился и больше ни в каких нехороших делах или супружеских изменах (в отличие от Зевса, переспавшего с доброй половиной пантеона) замечен не был.
    • На самом деле две измены было — но на фоне остальных богов это, считай, верность.
    • А что один из трёх величайших богов — и ни одна богиня, даже самая невзрачная, не пожелала составить партию такому выгодному жениху? Так жить в подземном царстве — невелико удовольствие: собственно, Персефона в каждом году полгода проводит на Земле, в гостях у мамы[1]
      • В интерпретации Мориса Дрюона «Дневники Зевса» Аид в силу болезни зрения проводил дни под землей, а ночью особо ни с кем не познакомишься. Да и опыта с ухаживанием не было — вон племянницу в жены выпросил и сразу хватать ее. Правда, Персефоне брак по душе пришелся, в отличии от ее матери.
    • Еще часто забывают, что Аид, после того как Зевс сверг Кроноса, по праву старшего сына Кроноса забрал себе самое большое Подземное царство. Ибо количество подданных всегда растет и никогда не убывает. Часто упускают это из виду, делая Аида завистником Зевса.
  • Мифы древнего Египта — вот тут вообще без вопросов. Осирис не просто положительный персонаж — в нём можно найти черты и Прометея (научил людей всему, что помогало выжить), и Христа (убит вероломным Сетом, но восстал из мёртвых, получив власть над загробным миром как награду за подвиг). Да, ещё у него голова не звериная, а вполне человеческая, что тоже показатель (правда, у него зелёная кожа, потому как Осирис, вообще-то, — получеловек-полурастение).
    • Анубис тоже не особо злой. Мало того, он и влиянием не располагает: Анубис — бог бальзамировки, процесса безусловно важного, но только его одного. То есть он даже не владыка, а слуга.
    • Проблема Анубиса в том, что он слишком похож на Сета, а вот Сет и есть злой бог. Только к загробному миру никакого отношения не имеет. Хотя частично богом смерти считается и он. Но в первую очередь он бог песчаных бурь (угроза для древних египтян куда более осязаемая, чем загробный мир), во вторую — войны, и только потом — смерти.
  • Эмма-О, строгий, но справедливый судья мёртвых в японской мифологии.

Литература[править]

  • Сказка «История одной матери» Ганса Христиана Андерсена. Здесь Смерть поначалу кажется злой, но в конце раскрывается её положительная сторона — она дарует облегчение тяжело больным, в том числе и ребёнку героини. Мало того, Смерть служит Богу!
  • Олди, «Герой должен быть один». Аид, или Старший — один из центральных персонажей и вообще свой в доску дядя.
  • У Дж. Р. Р. Толкина мёртвых забирает к себе Мандос, который числится среди «хороших» сил и со своим младшим братом Лориэном выполняет функции, скорее, работника своеобразного психоневрологического диспансера для эльфов.
  • «Шалион» Лоис Макмастер Буджолд: все пятеро богов принимают к себе души умерших: Мать — замужних женщин, Отец — зрелых мужчин, Дочь — девушек и девочек, Сын — юношей и мальчиков. Неприкаянные и отверженные души отходят к Бастарду. Но еретические секты считают Бастарда дьяволом, потому что он контролирует демонов, заточив их в своём Аду.
  • «Досье Дрездена»: в последнем томе фигурирует лично Аид, и он оказывается вполне приятным чуваком. Ну, по сравнению с большинством сущностей, с которыми Гарри Дрездену обычно приходится иметь дело. Назвал трёхголового адского пса Пятнашкой (ḱerberos — «пятнистый»), не в ладах с тёщей (богиней Деметрой), женился на Персефоне по любви.
  • Смерть из «Плоского мира» — очень приятный парень, но никто никогда не зовёт его на вечеринки.
    • А как же волшебники с их вечеринками в день смерти? Те-то не забывают оставить свободный стул главному гостю.
  • Андрей Белянин, «Меч без Имени»: Смерть — очень милая дама, которая никогда не прочь выпить и даже тайно подсобить главному герою.
  • В. Угрюмова, «Кахатанна»: старый бог смерти Тиермес — вполне положительный персонаж, а новый — Малах га-Мавет — среди антагонистов (Новых богов) исправляется одним из первых. А смерть рассматривается как обретение истинной свободы.
  • Танит Ли, «Владыка Смерти» — субверсия: вообще-то Улум (тот самый Владыка Смерти) обычно не делает ничего ужасного — бродит по миру, чтобы принять последний вздох попавшихся ему на пути умирающих или даже облегчить их смерть; заключает связанные с некромантией сделки с людьми, а впоследствии забирает их души на тысячу лет в своё королевство для вовсе не плохого существования (над посмертной участью обычных людей он власти не имеет). Однако люди его всё равно боятся и ненавидят (смерть всё-таки!). А когда в мире появилось средство достижения бессмертия, Улум вначале начал в гневе убивать всех попадавшихся ему навстречу, а добравшись до обители бессмертных, устроил им участь хуже смерти.
  • "Аид, любимец судьбы" - у Аида просто работа такая, охранять врата Тартара, распределять души и карать грешников. И да, его мало кто любил...пока Сизиф не похитил Таната и смертные не почувствовали, какого это - вечные предсмертные муки или существование без цели и смысла. Тут уж Аида даже Милосердным стали звать и молится ему, изрядно озадачив Аида, не привыкшего к молитвам.
    • Танат здесь тоже не злодей. Ну не виноват он, что родился Убийцей всего сущего. Жаль только, что на это только Аиду не плевать.

Фанфики[править]

Кино[править]

  • Трилогия «Артур и минипуты»: есть основания предполагать, что минипуты, как и положено политеистам, относятся к богу смерти достаточно нейтрально (хотя бы потому, что с ним, в отличие от постоянно меняющего настроение бога воды, можно договориться), не выставляя его абсолютным злом. Более того, этот бог в их верованиях также отвечает за связь с умершими предками.
  • «Алиса в Зазеркалье» Тима Бёртона. Антропоморфная персонификация времени — господин с усами, которого так и называют Время. Поначалу производит впечатление не то злодея, не то самовлюблённого дурака, не то ещё какое-то неприятное. Но потом выясняется, что у него работа вредная, и что не такой он уж и плохой, даже когда был влюблён в Королеву Червей.
  • «Последний киногерой»: антропоморфная персонификация Смерти тут просто выполняет свою работу, забирая души тех, чьё время пришло, злым его (sic) не назвать. Даже Джека он преследовал не потому, что хотел ему навредить, а по причине профессионального любопытства — Смерти было интересно увидеть человека, которого он не сможет забрать (потому что он — главный герой боевика). Более того, именно Смерть подсказывает мальчишке-протагонисту, как спасти Джека Слэйтера.

Телесериалы[править]

Мультфильмы[править]

Мультсериалы[править]

  • «Тутенштейн»: Анубис один из строгих, но справедливых судей в загробном царстве.
    • И Осирис тоже такой же. Здесь никто не любит Сета.
  • Billy and Mandy: Мрачный Жнец — один из главных героев мультсериала. Он ворчлив, мизантропичен, циничен и немного бестолков — но злым его никак не назовёшь.
  • «Время приключений»: Смерть — мрачноватый и нелюдимый тип, но не зол и вполне договороспособен. А ещё он, как оказалось, очень мило ухаживает за персонификацией Жизни.

Комиксы[править]

Веб-комиксы[править]

  • Mary Death — о том, как Мрачный Жнец подружился с девочкой-гиком Мэри. Что интересно, антагонист серии — Жизнь, та ещё тварь. Это просто надо видеть.

Аниме и манга[править]

  • Shinigami no Ballad: Momo the Girl God of Death: в этом аниме и снятой по нему дораме смерть — добрая светловолосая девочка по имени Момо, проводник мёртвых душ (а ещё она пытается помочь живым душам). Она работает в паре со своим другом — котом Даниэлем (в дораме кот почему-то стал мальчишкой).
  • Happy World!: архангел Неру-сама (Нелл или Нелли) выполняет функции ангела смерти — провожает души в загробный мир, охраняя их от покушений демонов. Да и сама главная героиня, ангел-хранитель Элли, несколько раз провожала души.
  • Hoozuki no Reitetsu: само по себе аниме — про суровые трудовые будни работников японского Ада. которые, конечно, существа со своими причудами, но уж точно не злодеи. А сам Эмма-О вне рабочей обстановки вообще напоминает доброго дедушку, страдает радикулитом и куда менее грозен, чем его заместитель.
  • Neon Genesis Evangelion: Рей Аянами, по факту местная богиня смерти уводящая людей в свое царство LCL. Причем, под конец — добровольно-принудительно, не дожидаясь пока клиенты помрут своей смертью. Как ни странно, конкретно к ней у покойников претензий и не было. Хотя, когда в Rebuild of Evangelion похожий фокус попытался провернуть Синдзи…

Видеоигры[править]

  • Sims: Мрачный Жнец вполне дружелюбен, любит животных и отнюдь не лишён сострадания.
  • Аркей в The Elder Scrolls.
  • Скрелос в Might and Magic IX: Writ of Fate.
  • Dragon Age: в эльфийском пантеоне богом смерти является Фалон’Дин, чье имя так и означает «Друг мёртвых». Зигзагнуто в третьей части: древние эльфы помнят, как Фалон’Дин, оскорбившись на недостаточное преклонение, решил пополнить паству… с помощью геноцида эльфов.
  • Неудачная видеоигра, где надо было играть богом Анубисом, изображённым в чиби-стиле, который воюет с демонами. Анубис там — не только Бог Смерти, но и защитник Светлых Сил от нечисти.
  • Age of Mythology: присутствуют и Аид, и Анубис. Оба — боги как боги, не хуже других.
    • Довольно любопытная субверсия: греческие антагонисты, как правило, идут в бой под знаменами Аида… Только вот ГлавГадом оказывается Посейдон!
  • Problem Sleuth: Смерть — милый парень, очень вежлив, своим посетителям всегда предлагает чашку чая.
  • Touhou Project — синигами Комачи Онодзука является весёлой девушкой, любящей поболтать и вообще заниматься всем, чем угодно, кроме своей работы. При этом последнее очень не нравится её начальнице, судье душ Эйки Шики Ямазанаду, которая, кстати, тоже отнюдь не отрицательный персонаж.

Настольные игры[править]

  • WarHammer 40 000. Нургл. Разрыв шаблона и полная инверсия. Как вы себе представляете бога смерти? Мрачная, тощая фигура в саване, абсолютно лишённая чувства юмора? Ошибаетесь, это либо К’Тан Несущий Тьму, либо примарх и демон-принц Нургла Мортарион. А сам Владыка Разложения пародирует каждый пункт образа типичного бога смерти. Тощий и мрачный? Щасззз. Хорошего Нургла должно быть много. Да и сам бог болезней и разложения — весёлый и добродушный парень (ну, однозначно на первом месте в этом смысле по сравнению с другими богами Хаоса), которого его последователи называют уважительно «Дедушка». Нургл полностью оправдывает своё прозвище, относясь к своим адептам, как к шаловливым внучкам, — щедро одаривает их своими дарами (абсолютная регенерация, нечувствительность к боли, бессмертие), весело хохочет над их выходками в реальном мире и даже может изредка простить (!) провалившего важное задание чемпиона (что для богов Хаоса дикий нонсенс). А ещё он без ума влюблен в эльдарскую богиню жизни Ишу (которую он спас от домогавшегося до неё Слаанеш(а)) и испытывает на ней свои новые болезни и вирусы. И типа не замечает, когда та отправляет послание в реальный мир с описанием лечения от самых ужасных хворей. Чего не сделаешь ради любви
    • Эльдарский бог смерти Иннеад. Последняя надежда этой вымирающей расы… нет, на на спасение, а на искупление вины за рождение бога (богини?) экстремальных удовольствий Слаанеш(а). Все эльдары с нетерпением ждут пробуждения этой сверхсушности, которая, вобрав в себя все их души, сможет одолеть Принца Наслаждений. В восьмой редакции Иннеад пробудился-таки и основательно перевернул вселенную Молота Войны — в частности, помог излечиться Робауту Жиллиману, благодаря чему примарх Ультрамаринов встал во главе Империума и начал Неистовый Крестовый Поход против врагов человечества[2]. Правда, при виде аватара новорождённого божества фанаты сеттинга не преминули ядовито заметить, что какого бы бога ни создавали эльдары — у них всё равно получается сисястый гермафродит.
  • Warhammer Fantasy Battles — Морр в Империи и Узириан в Нехекаре.

Альтернативное мнение[править]

Есть мнение, в частности озвученное Элиезером Юдковски, что нелюбовь к персонажу, олицетворяющему собой смерть, пусть даже как часть естественного порядка вещей, персонажем этим вполне заслуженна.

« — Смерть — это плохо, — Гарри отбросил мудрость ради ясности. — Очень плохо. Чрезвычайно плохо. Боязнь смерти — это как боязнь огромного-преогромного монстра с ядовитыми клыками. Она весьма и весьма разумна и отнюдь не указывает на наличие психического отклонения. »
Гарри Поттер и методы рационального мышления
« Я понял твою природу. Ты символизируешь смерть, по какому-то закону магии ты — тень, которую смерть отбрасывает в мир.

А смерть — это то, чего я никогда не приму. Это просто детская болезнь, которую человеческий род пока ещё не перерос. И однажды… Мы преодолеем её… И людям никогда больше не придётся говорить «Прощай» …
И в будущем, когда потомки человечества расселятся от звезды к звезде, они не станут рассказывать своим детям историю Старой Земли до тех пор, пока те не станут достаточно взрослыми, чтобы выдержать её. И, услышав её, дети будут плакать, узнав, что такая вещь, как смерть, вообще когда-либо существовала!

»
— Оттуда же

Подобный взгляд на вопрос — явление достаточно новое, но наличие данного тропа может говорить, что как подсознательное явление он существовал задолго до того, как был рационализирован и сформулирован.

  • Следует понимать, что именно олицетворяет персонаж. В греческой мифологии сам Аид, например, хоть и является богом подземного царства, но не является богом смерти в прямом смысле этого слова (для этого есть Танатос). Опять же, большинство богов/богинь смерти в самом процессе умирания участия не принимают, а приходят уже после. В таком ключе нелюбовь к персонажу, олицетворяющему смерть, довольно нелепа: всё равно, что не любить болеть и поэтому ненавидеть больницы врачей.

Примечания[править]

  1. Какая половина — это зависит от того, какой сезон приятнее в данной местности. У нас лето, а вот у самих греков, говорят, как раз зима была.
  2. Отчего все фанаты Вахи нынче исходят слюной от зашкаливающей крутости происходящего в сеттинге. Но примарисов всё равно ругают.