Никто не любит Аида

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Everybody Hates Hades. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Человек не любит смерти,
И понятно почему:
Чтоб тебя глодали черви,
А твой дух терзали черти —
Не приятно никому!
»
— Даниил Хармс
« Какая ирония: Повелитель Смерти имел репутацию чрезвычайно скромного божества. »
— «Малазанская книга павших», книга «Врата Мёртвого Дома»
« — Никто не преподносит Смерти цветы, — сказал жрец. — Приходят только посмотреть — и уходят назад.

— Не имеешь ли ты в виду, что никто не совершает Яме жертвоприношений? Вообще никто?

— Если не считать нас, жрецов, когда нас подталкивает церковный календарь, да случайных горожан, когда кто-то из их любимых находится на смертном одре, а ему отказали в прямой инкарнации, — если не считать подобных случаев, нет, я никогда не видел совершаемого Яме жертвоприношения — совершаемого просто, искренне, по доброй воле или из приязни.

»
— Роджер Желязны, «Князь Света»

А почему, в самом деле, его никто не любит? Он вполне нормальный дяденька. У него просто работа такая — повелевать подземным царством мёртвых. Ну почему из бога смерти всегда делают злодея?

Потому, что человеку свойственно бояться смерти. Не у всех укладывается в голове ограниченность собственного существования. Многим это кажется дико несправедливым, ну, а раз грязные дела делают злодеи, значит и тот парень, который за это в ответе — сволочь.

Поэтому только высоколобые мудрецы, профессиональные жрецы и священники изображают персонификацию смерти существом, которое просто делает необходимую работу, и в основном лишь в мифологиях и религиях встречаются нейтральные и благие силы смерти (включая сюда и, собственно, Аида в классическом представлении). Современные авторы предпочитают налепить хозяину подземного царства или психопомпу ярлык «гад и скотина». Смерть забирает всех — отсюда и представления о том, что повелитель царства мёртвых хочет всех поработить. Плюс на это наложился и народный христианский фольклор, в котором Сатана — правитель ада и главный злодей (в отличие от собственно христианской религии, где он такой же пленник ада, как и все — пусть и самый авторитетный).

Рубрика примеров в этой статье будет поделена на две: в первой перечислены Аиды, которых действительно есть, за что не любить, во второй — классические нейтральные и благие естественные силы.

Противотроп - Все любят Зевса.

Где встречается[править]

Мифология[править]

  • В греческой мифологии бог смерти Танатос был абсолютно непреклонен, когда дело касалось сбора душ умерших, и его невозможно было умилостивить. Неудивительно, что его ненавидели смертные, да и среди других богов он не пользовался особой популярностью.
    • Поэтому Геракл его просто отпинал, чтобы отобрать душу жены Адмета.
    • А Сизиф ещё и связал Танатоса на два года, благодаря чему люди на земле вообще перестали умирать, а боги на Сизифа очень сильно обиделись.
  • Эрешкигаль в шумеро-аккадских мифах. Пренеприятнейшая особа, скажу я вам. А бог войны Нергал на ней женился, и теперь их там двое таких…
    • К слову о Нергале — сабж попытался истребить всё человечество.
  • Бог смерти Муту в угаритской мифологии. Искренне ненавидит всё живое.
  • Хель в скандинавских мифах. А чего вы ждали от дамы, которая наполовину сырое мясо, наполовину окоченевший труп, и вдобавок дочь Локи?
    • К чести Хель, когда к ней пришли требовать Бальдра с формулировками а-ля «он нам всем страшно нужен», она поставила вполне выполнимое (по меркам Фригг, прежде лично обошедшей все девять миров с просьбами не калечить ее ребеночка) условие: всем нужен — все рыдают. Да, Локи тоже. Кто ж знал…

Литература[править]

  • «Меч Истины» ("Правила волшебника"): Владетель подземного мира — реально ЗЛО. Усугубляется тем, что аналогов рая не предусмотрено…
    • Владетель, да, зло, а вот что до отсутствия Рая... В мире МИ загробный мир не имеет четкого разделения на плохое и хорошее место - наоборот, оня является единым, хотя и многоярусным, поэтому самые злые духи пребывают у стоп Владетеля, а самые добрые - "купаются" в свете Владетеля. Все остальные располагаются на каком-либо из "ярусов" между этими крайностями.
  • «ВШНБ: Отражение во мгле» Сурена Цормудяна: местный Аид вполне материален — это предводитель племени людоедов. Покойники Центральной Общины отправляются в последний путь именно к нему, и его никто не любит. Хотя, в общем-то, он неплохой человек.
  • Роджер Желязны, «Создания света, создания тьмы»: интересный вариант. Два главных злодея, не считая чужеродного чудовища, — это бог смерти Анубис и… бог жизни Озирис. Оба — не столько боги, сколько просто могущественные существа, узурпировавшие систему космических мистических энергий, для правильной работы с которой нужно с десяток операторов-«богов».
  • «Досье Дрездена»:
« Я защитник королевства, в котором обитают ужасающие силы. Страж огромной тюрьмы. Мне поручено защищать её, управлять ею и следить, чтобы всё было правильно. Большинство не понимает моего предназначения и боится меня, многие — ненавидят. Я стараюсь выполнять свой долг так, как считаю наилучшим, не считаясь ни с чьим мнением кроме своего собственного, и хотя многие мои сверстники пренебрегают своими обязанностями или сосредоточены на несущественных мелочах перед лицом больших проблем, моего долга это не отменяет... даже если он причиняет мне невероятную боль. И у меня есть очень большая и очень хорошая собака, которую люди иногда считают очень страшной. Я думаю, что у нас много общего. Ты здесь потому, что хотел я пожать тебе руку и пожелать удачи. »
— Гарри очень удивился.
  • Сказки Иона Крянгэ. Смерть здесь, как и у Андерсена (см. ниже), служит Богу. Но это не мешает ей быть весьма зловредной старушенцией, хоть и пример скорее комичный.
  • Цикл «Перси Джексон» — зигзагом. В первой книге Аида подозревают во всех грехах, и он даже выступает против героев, но в конечном итоге главным злодеем оказывается совсем другой персонаж. На протяжении последующей войны богов и титанов из-за размолвок с братьями и общей… осторожности до последнего держит нейтралитет, но в решающий момент приходит Олимпийцам на помощь. Скорее козел, чем настоящий злодей.
    • Скорее уж козел с золотым сердцем, что в цикле "Герои Олимпа" становится подсвечено неоднократно: и дочери своей он дал возможность не возвращаться в Царстов Мертвых, откуда она сбежала, и с Нико стал общаться чуть лучше: и тайну доверил, и личного водителя подарил, и даже ответы на вопросы дал нормальные, а не как прочие боги.
  • Хроники Придайна — Араун, в валлийской мифологии — честный бог смерти, —здесь же он тёмный властелин.

Кино[править]

  • «Перси Джексон и Похититель молний» — Аид главный злодей (в отличие от книги)
  • «Мумия 2» — Анубис и его армия шакалоголовых воинов… (хотя сам Анубис в фильме не появляется)
  • «Волкодав»: Морана, славянская богиня смерти и зимы, являет собой большое страшное нечто, которое хочет уничтожить мир. В романе Морана упоминается скупо и, не считая одного мистического опыта, лично в событиях не участвует, но даже так понятно, что ни малейшей любви к ней никто не питает, за исключением служащих ей сумасшедших ассасинов. А если взять более откровенно сказочный «Поединок со змеем», то, с поправкой на спецэффекты, киношный образ вполне тамошней Моране соответствует.
  • «Переход» с Аленом Делоном — тут Смерть какая-то невероятно кровожадная, пыталась утопить мир в крови (в прямом смысле).
  • «Битва титанов» — как обычно, Аид. В сиквеле стал драконом главгада и антизлодеем, потом повернул направо и в конце для героев стал чем-то типа какой ни есть, а он за нас.
  • «Пирамида» — и снова Анубис. Туповатый монстр, похожий на облезлую псину и промышляющий жестокими убийствами и вырыванием сердец у тех, кто случайно забредает в эту самую пирамиду.
  • «Пункт назначения» — Если допустить, что видения, позволяющие протагонистам избежать гибели в прологовой катастрофе, насылаются самой Смертью (а больше особо и некому, присутствия светлых сил не замечается вовсе), то получается, что Костлявая просто развлекается довольно жестоким способом, заставляя людишек сходить с ума от ожидания конца и давая им надежду, только чтобы потом всё равно их прикончить, причём чем дальше, тем более изуверскими способами.

Мультфильмы[править]

  • Диснеевский мультфильм «Геркулес» наглядно демонстрирует этот троп: в данной интерпретации Аид — злодей, жаждущий мирового господства.

Мультсериалы[править]

  • «Лига Справедливости»: Аид — опять злодей.
  • «Гладиаторы: турнир семи чудес»: а тут поиздевались над египетским богом смерти Анубисом. Он — Бог всего зла и его жрица Канидия — тоже ещё то зло.
  • Jumanji: Сталкер, злой дух игры, похожий на Смерть.

Комиксы[править]

  • В марвеловских комиксах по мотивам разных мифологий ярлык злодея налеплен как на собственно Аида, так и на скандинавскую богиню Хель.
    • Последняя настолько крута, что сам марвеловский Локи (который ей здесь не отец) боится ее.

Вебкомиксы[править]

  • Order of the Stick: богиня смерти Северного пантеона Хель — весьма злобное создание и одна из антагонистов истории. В частности, она хочет уничтожить мир вместе со всеми смертными обитателями, потому что в этом случае в её владение попадут души всех дварфов (гномов), и Хель станет такой могущественной, что возглавит Северный пантеон.
  • Субверсия в Romantically Apocalyptic. Во сне Сниппи видит, как Капитан играет со смертью в карты, причём ставкой служат сначала жизнь Капитана, потом, когда тот проиграл, жизнь третьего компаньона, Пилота; когда Капитан проиграл и Пилота он попытался отыграться жизнью Сниппи. Получилось Вы спросите, а что же поставила Смерть? Шоколадки. Капитан, такой\такая\такое Капитан.

Манга и аниме[править]

  • Slayers: загробным миром командует Правитель Ада Фибриццо, один из сильнейших Лордов Мазоку (демонов) и более всех желающий уничтожить мир.
  • Sailor Moon: Мудрец. Тоже хочет уничтожить мир.
  • Saint Seiya: один из главзлодеев, с которым сражаются герои — тот самый мифологический Аид. Злой.

Видеоигры[править]

  • Assassin’s Creed Odyssey — здесь Аид является представителем Предтеч Ису. Тролль и интриган, манипулирующий в своём царстве смертными от скуки.
  • В Neverwinter Nights 2: Mask of the Betrayer нам доведётся побеседовать с духом Миркула — последний нисколько не исправился и откровенно издевается и над главгероем, и над его спутниками. Ах да: Миркул не является главным антагонистом игры — он причина бед протагониста. Как оказалось, наш злодей перед смертью успел позаботиться о поддержании своего посмертного существования — при помощи Стены превратил восставшего против него жреца Акачи (чья пассия в свое время отплыла в Стену, так что угадайте причину) в пустого и неуничтожимого монстра, жрущего духов и души, чем косвенно напоминал о себе. Однако незавидную участь очередного вместилища Акачи организовал герою не Миркул.
    • Там же: Келемвор будет втирать про нужность Стены, но довольно неубедительно, ибо вся его езда по ушам на эту тему слишком налегает на тему пользы конкретно для богов и выглядит стандартным политиканством.
      • Ну, если вникать ещё в тему про то как Ао наказал всех богов, сделав сам факт их существования зависимым от количества почитателей, то логическая цепочка становится вполне стройной: если убрать Стену, то верить в богов станет необязательно; если в богов можно будет не верить, то влияние - а, может, даже и количество - богов уменьшится...
  • Herc's Adventures: в игре вам даётся шанс спасти Персефону. Естественно, от злого Аида. Субверсия, потому что Аид на самом деле — робот, которым управляют инопланетяне.
  • В Titan Quest Аид является не абсолютным злом, а, скорее, воинствующим ретроградом, который не может принять новый порядок вещей и позволить людям творить свою судьбу. Приходится насильно прогонять консерватора на Олимп.
  • Аид — истинный главный антагонист игры Kid Icarus: Uprising. Однако его все не любят не зря.
  • God of War — с прикрученным фитильком, ибо там все боги представлены как последние сволочи. Но именно внешне Аид сущий монстр.
  • Castlevania же! Здесь Смерть является правой рукой Дракулы.
  • Horizon: Zero Dawn — главным злодеем игры является спятивший ИИ, именуемый как раз АИДом.
  • Loki: heroes of mythology — во всех четырех мирах финальными боссами являються боги смерти из соответствующих мифологий: собственно Аид(Греция), Анубис(Египет), Миктлантекутли(Мезоамерика) и Хель(Скандинавия).
  • Warriors Orochi 4: Ultimate — и этот туда же обманул Одина и украл его силы, после чего стал новым Главным Гадом, намеренным свергнуть Зевса и стать новым Верховным богом.

Настольные игры[править]

  • Сеттинг «Забытые королевства». Об изначальном боге смерти Джергале слухи ходят крайне противоречивые, в любом случае всё это было давно и неправда. Однажды он сказал: «Я устал, я ухожу», — и ушёл на покой, оставив пост бога смерти некроманту Миркулу.
    • Ещё будучи смертным, сей гражданин не отличался благодушием, а после получения божественного статуса разошёлся по полной. Достаточно сказать, что он построил Стену Неверующих — гигантскую пыточную камеру для атеистов Фаэруна, а его жрецы вымогали у родственников умерших деньги, чтобы эти самые умершие не угодили в Стену. Что уж говорить про разгул некромантии и прочие непотребства. Кончилось всё в тот момент, когда троица приключенцев поучаствовала в войне богов, прибила Миркула и сама получила божественный статус.
    • Заместо Миркула из кустов выпрыгнул Цирик, который вознамерился стать единственным богом Фаэруна и написал книгу, делающую любого прочитавшего фанатичным последователем Цирика, и первым же её прочитал. Такой рекурсии разум новоиспечённого бога смерти не выдержал, и Цирик сошёл с ума, в результате чего сфера смерти отошла к Келемвору, простому и в меру адекватному вояке, который принялся всеми силами исправлять репутацию бога смерти.
    • Келемвор сделал Джергала своей правой рукой и, опираясь на его опыт, проводит реформы своей веры. Жрецы Келемвора гоняют нежить метлой, утешают людей, не требуют богатых даров и пропагандируют смерть как естественную часть жизни. Вроде бы получается… да вот только Стену Келемвор разбирать упорно не хочет, что не шибко добавляет ему популярности.
  • «Родной» сеттинг четвёртой редакции Dungeons & Dragons, Points of Light. Королева Воронов — божество по элайнменту нейтральное и противостоит хаотично-злому повелителю нежити Оркусу, но в её владениях хватает неупокоённых душ, поклоняющаяся ей раса Шадар-Кай по уровню интегральных моральных качеств недалеко ушла от дроу, а её смертные последователи имеют заслуженную репутацию опасных и жутких одновременно. Как итог — опасливое уважение, но никакой народной любви.
  • Warhammer Fantasy Battles — богиня подземного мира эльфов Эрет Хиал, Бледная королева. Эта особа попыталась соблазнить аж Азуриана, но тот отказал ей и с того дня она, желая отомстить ему, забирает к себе души умерших эльфов, чтобы мучить в посмертии, а во время эльфийского апокалипсиса собрать из них свою армию и пойти войной против созданий Азуриана. Правда, так как после прихода Хаоса на эльфов положил глаз Слаанеш, им предпочтительнее таки оказаться в царстве Бледной королевы, чем в желудке Тёмного князя.
    • С прикрученным фитильком — Морр. Ему молятся люди почти по всему Старому Свету, но это бог мертвых со всеми вытекающими. А его храмовники, Черная Стража Морра, имеют крайне скверную репутацию. Но Морр враг некромантам, вампирам и хаоситам (превращающих посмертиие в кошмар) и каинитам (бог которых ворует души из Царства Смерти).
  • Warhammer Age of Sigmar — Нагаш. В основном потому, что он Нагаш.

Музыка[править]

  • Voltaire — Land of the Dead.

Где НЕ встречается[править]

Мифология[править]

  • Мифы древней Греции: Аид не только не злодей, но и вполне себе порядочный на фоне своих родственничков бог. Самое неприглядное, в чём он был замешан — похищение племянницы Персефоны. Но потом он честно на ней женился и больше ни в каких нехороших делах или супружеских изменах (в отличие от Зевса, переспавшего с доброй половиной пантеона) замечен не был.
    • На самом деле две измены было — но на фоне остальных богов это, считай, верность.
    • А что один из трёх величайших богов — и ни одна богиня, даже самая невзрачная, не пожелала составить партию такому выгодному жениху? Так жить в подземном царстве — невелико удовольствие: собственно, Персефона в каждом году полгода проводит на Земле, в гостях у мамы[1]
      • В интерпретации Мориса Дрюона «Дневники Зевса» Аид в силу болезни зрения проводил дни под землей, а ночью особо ни с кем не познакомишься. Да и опыта с ухаживанием не было — вон племянницу в жены выпросил и сразу хватать ее. Правда, Персефоне брак по душе пришелся, в отличии от ее матери.
    • Еще часто забывают, что Аид, после того как Зевс сверг Кроноса, по праву старшего сына Кроноса забрал себе самое большое Подземное царство. Ибо количество подданных всегда растёт и никогда не убывает. Часто упускают это из виду, делая Аида завистником Зевса.
  • Мифы древнего Египта — вот тут вообще без вопросов. Осирис не просто положительный персонаж — в нём можно найти черты и Прометея (научил людей всему, что помогало выжить), и Христа (убит вероломным Сетом, но восстал из мёртвых, получив власть над загробным миром как награду за подвиг). Да, ещё у него голова не звериная, а вполне человеческая, что тоже показатель (правда, у него зелёная кожа, потому как Осирис, вообще-то, — получеловек-полурастение).
    • Анубис тоже не злой, скорее даже наоборот — из всех богов он один не испугался Сета и помог Исиде и Нефтиде разыскивать тело Осириса. Мало того, он и влиянием не располагает: Анубис — бог бальзамировки, процесса безусловно важного, но только его одного. То есть он даже не владыка, а слуга.
    • Проблема Анубиса в том, что он слишком похож на Сета, а вот Сет и есть злой бог. Только к загробному миру никакого отношения не имеет. Хотя частично богом смерти считается и он. Но в первую очередь он бог песчаных бурь (угроза для древних египтян куда более осязаемая, чем загробный мир), во вторую — войны, и только потом — смерти.
      • Сам Сет злым стал тоже далеко не сразу, а только ко временам Птолемеев. В ранней мифологии он был на стороне хороших и главным защитником бога Ра от змея Апопа (а вот этот уже бог зла без всяких оговорок), и многие фараоны носили имя Сети в его честь. Злым бог пустыни начал становиться по мере ухудшения климата, когда эта самая пустыня стала расширяться и захватывать плодородные земли.
  • Ямараджа, он же Яньло-ван, он же Эмма-О, строгий, но справедливый судья мёртвых в буддизме, смешанном с индуистскими верованиями, а затем распространившимся в Китай и Японию.
  • Nuestra Señora de la Santa Muerte в Латинской Америке. Святой Престол смотрит на её культистов косо и подозревает в демонопоклонничестве, но, как в анекдоте — «чую, што бесовщина, только обосновать не могу».

Литература[править]

  • Сказка «История одной матери» Ганса Христиана Андерсена. Здесь Смерть поначалу кажется злой, но в конце раскрывается её положительная сторона — она дарует облегчение тяжело больным, в том числе и ребёнку героини. Мало того, Смерть служит Богу!
    • «Оле-Лукойе»: у основного персонажа есть брат-тёзка, который работает Смертью (оба Оле-Лукойе, т. е. «Закрой-глаза», натурально, Гипнос и Танатос). Он не злой и не страшный, и рассказывает умершим сказки, правда, не всем приятные (зависит от поведения при жизни).
  • Олди, «Герой должен быть один». Аид, или Старший — один из центральных персонажей и вообще свой в доску дядя.
  • У Дж. Р. Р. Толкина мёртвых забирает к себе Мандос, который числится среди «хороших» сил и со своим младшим братом Лориэном выполняет функции, скорее, работника своеобразного психоневрологического диспансера для эльфов. У него есть также психушка строгого режима для орков. А вот на людей его власть не распространяется: они транзитом следуют через его чертоги к Единому.
  • «Шалион» Лоис Макмастер Буджолд: все пятеро богов принимают к себе души умерших: Мать — замужних женщин, Отец — зрелых мужчин, Дочь — девушек и девочек, Сын — юношей и мальчиков. Неприкаянные и отверженные души отходят к Бастарду. Но еретические секты считают Бастарда дьяволом, потому что он контролирует демонов, заточив их в своём Аду.
  • «Досье Дрездена»: в последнем томе фигурирует лично Аид, и он оказывается вполне приятным чуваком. Ну, по сравнению с большинством сущностей, с которыми Гарри Дрездену обычно приходится иметь дело. Назвал трёхголового адского пса Пятнашкой (ḱerberos — «пятнистый»), не в ладах с тёщей (богиней Деметрой), женился на Персефоне по любви.
  • Смерть из «Плоского мира» — очень приятный парень, но никто никогда не зовёт его на вечеринки.
    • А как же волшебники с их вечеринками в день смерти? Те-то не забывают оставить свободный стул главному гостю.
    • Мору тоже взгрустнулось в шкуре Смерти, и он напоследок пригласил учителя на свою свадьбу и даже на именины будущего ребенка.
  • Андрей Белянин, «Меч без Имени»: Смерть — очень милая дама, которая никогда не прочь выпить и даже тайно подсобить главному герою.
  • В. Угрюмова, «Кахатанна»: старый бог смерти Тиермес — вполне положительный персонаж, а новый — Малах га-Мавет — среди антагонистов (Новых богов) исправляется одним из первых. А смерть рассматривается как обретение истинной свободы.
  • Танит Ли, «Владыка Смерти» — субверсия: вообще-то Улум (тот самый Владыка Смерти) обычно не делает ничего ужасного — бродит по миру, чтобы принять последний вздох попавшихся ему на пути умирающих или даже облегчить их смерть; заключает связанные с некромантией сделки с людьми, а впоследствии забирает их души на тысячу лет в своё королевство для вовсе не плохого существования (над посмертной участью обычных людей он власти не имеет). Однако люди его всё равно боятся и ненавидят (смерть всё-таки!). А когда в мире появилось средство достижения бессмертия, Улум вначале начал в гневе убивать всех попадавшихся ему навстречу, а добравшись до обители бессмертных, устроил им участь хуже смерти.
  • «Аид, любимец судьбы» — у Аида просто работа такая, охранять врата Тартара, распределять души и карать грешников. И да, его мало кто любил… пока Сизиф не похитил Таната и смертные не почувствовали, каково это — вечные предсмертные муки или существование без цели и смысла. Тут уж Аида даже Милосердным стали звать и молится ему, изрядно озадачив Аида, не привыкшего к молитвам.
    • Танат здесь тоже не злодей. Ну не виноват он, что родился Убийцей всего сущего. Жаль только, что на это только Аиду не плевать.
  • Стивен Эриксон, «Малазанская книга павших» — бог смерти Худ, см. эпиграф. На фоне остальных сволочных богов кажется не таким уж плохим.
  • М. Успенский, «Кого за смертью посылать». Смерть и Жизнь — это одна и та же сущность. Когда Мироед её проглатывает, ставший бессмертным мир медленно увядает, и Жихарю приходится отправляться на выручку. Разумеется, неблагодарное быдло не оценивает возвращения к естественному порядку вещей, но на то оно и быдло, а все порядочные люди и нелюди освобождению Смерти/Жизни безусловно рады.
  • «Евпатий Коловрат» Льва Прозорова — Велес Отец Могил помогает, хотя и непростой ценой, заглавному герою отомстить захватчикам за разорённый город.
  • Алексей Пехов «Хроники Сиалы». Сагра — богиня войны и смерти. Весьма почитаема среди воинов.
  • Метавселенная Рудазова. Нергал (он же Аид, Плутон, Чернобог, Яма, Яньло-ван и Миктлантекутли) — единственный нормальный бог из пантеона Лэнга (единственный в нём, кроме Дагона, кто не архидемон, что намекает), а Самаэль Малах-га-Мавет (он же Чёрный Слепец, он же Танат, он же Хёд, он же великий мастер Джонатан) тем более договороспособен. И оба — старые приятели Прекраснейшей.
    • Его парифатский коллега Савроморт — тоже вполне приличный дядька.
  • Everybody Loves Large Chests — Морт, бог смерти и договоров, в частности торговли.[2] Покровительствует наёмным убийцам как сочетанию зон ответственности, отрицательно относится к некромантии без предварительной договорённости.

Фанфики[править]

Кино[править]

  • «Алиса в Зазеркалье» Тима Бёртона. Антропоморфная персонификация времени — господин с усами, которого так и называют Время. Поначалу производит впечатление не то злодея, не то самовлюблённого дурака, не то ещё какое-то неприятное. Но потом выясняется, что у него работа вредная, и что не такой он уж и плохой, даже когда был влюблён в Красную Королеву.
  • «Последний киногерой»: антропоморфная персонификация Смерти тут просто выполняет свою работу, забирая души тех, чьё время пришло, злым его (sic) не назвать. Даже Джека он преследовал не потому, что хотел ему навредить, а по причине профессионального любопытства — Смерти было интересно увидеть человека, которого он не сможет забрать (потому что он — главный герой боевика). Более того, именно Смерть подсказывает мальчишке-протагонисту, как спасти Джека Слэйтера, и даже говорит парню, что умрёт он стариком.
  • Боги Египта благородный и по-своему великодушный Анубис.

Телесериалы[править]

Мультфильмы[править]

Мультсериалы[править]

  • «Тутенштейн»: Анубис один из строгих, но справедливых судей в загробном царстве.
    • И Осирис тоже такой же. Здесь никто не любит Сета.
  • «В приключениях Папируса» аналогично.
  • «Гриффины»: Смерть, хотя и вынужденно выполняет гадкую работу, но вполне симпатичный персонаж: трескает пиво (при этом боится нарваться на копов), ищет девушку и обладает своеобразным чувством юмора.
  • Billy and Mandy: Мрачный Жнец — один из главных героев мультсериала. Он ворчлив, мизантропичен, циничен и немного бестолков — но злым его никак не назовёшь.
  • «Время приключений»: Смерть — мрачноватый и нелюдимый тип, но не зол и вполне договороспособен. А ещё он, как оказалось, очень мило ухаживает за персонификацией Жизни.

Комиксы[править]

Веб-комиксы[править]

  • Mary Death — о том, как Мрачный Жнец подружился с девочкой-гиком Мэри. Что интересно, антагонист серии — Жизнь, та ещё тварь. Это просто надо видеть.

Аниме и манга[править]

  • Shinigami no Ballad: Momo the Girl God of Death: в этом аниме и снятой по нему дораме смерть — добрая светловолосая девочка по имени Момо, проводник мёртвых душ (а ещё она пытается помочь живым душам). Она работает в паре со своим другом — котом Даниэлем (в дораме кот почему-то стал мальчишкой).
  • Happy World!: архангел Неру-сама (Нелл или Нелли) выполняет функции ангела смерти — провожает души в загробный мир, охраняя их от покушений демонов. Да и сама главная героиня, ангел-хранитель Элли, несколько раз провожала души.
  • Hoozuki no Reitetsu: само по себе аниме — про суровые трудовые будни работников японского Ада. которые, конечно, существа со своими причудами, но уж точно не злодеи. А сам Эмма-О вне рабочей обстановки вообще напоминает доброго дедушку, страдает радикулитом и куда менее грозен, чем его заместитель.
  • Neon Genesis Evangelion: Рей Аянами, по факту местная богиня смерти уводящая людей в свое царство LCL. Причем, под конец — добровольно-принудительно, не дожидаясь пока клиенты помрут своей смертью. Как ни странно, конкретно к ней у покойников претензий и не было. Хотя, когда в Rebuild of Evangelion похожий фокус попытался провернуть Синдзи…

Видеоигры[править]

  • Sims: Мрачный Жнец вполне дружелюбен, любит животных и отнюдь не лишён сострадания.
  • Аркей в The Elder Scrolls.
  • Скрелос в Might and Magic IX: Writ of Fate.
  • Dragon Age: в эльфийском пантеоне богом смерти является Фалон’Дин, чье имя так и означает «Друг мёртвых». Зигзагнуто в третьей части: древние эльфы помнят, как Фалон’Дин, оскорбившись на недостаточное преклонение, решил пополнить паству… с помощью геноцида эльфов.
  • Неудачная видеоигра, где надо было играть богом Анубисом, изображённым в чиби-стиле, который воюет с демонами. Анубис там — не только Бог Смерти, но и защитник Светлых Сил от нечисти.
  • Age of Mythology: присутствуют и Аид, и Анубис. Оба — боги как боги, не хуже других.
    • Довольно любопытная субверсия: греческие антагонисты (в основном только эпизодические троянцы), как правило, идут в бой под знаменами Аида… Только вот ГлавГадом оказывается Посейдон!
  • Problem Sleuth: Смерть — милый парень, очень вежлив, своим посетителям всегда предлагает чашку чая.
  • Touhou Project — синигами Комачи Онодзука является весёлой девушкой, любящей поболтать и вообще заниматься всем, чем угодно, кроме своей работы. При этом последнее очень не нравится её начальнице, судье душ Эйки Шики Ямазанаду, которая, кстати, тоже отнюдь не отрицательный персонаж.
  • MMORPG Runescape: Смерть — довольно приятный NPC. По мере сил защищает игровой мир Гелинор от разрушения, но без помощи игрока не справился бы.
  • Mass Effect — в политеистическом пантеоне азари (ныне полностью забыт — остались лишь монотеистическая Доктрина Атаме и обожествляющий Вселенную Сиари) была Пиарес, богиня смерти и посмертия и одновременно перевозчик душ. Могла даровать некоторым перерождение, чтобы те могли встретиться с близкими.

Настольные игры[править]

  • WarHammer 40 000. Нургл. Разрыв шаблона и полная инверсия. Как вы себе представляете бога смерти? Мрачная, тощая фигура в саване, абсолютно лишённая чувства юмора? Ошибаетесь, это либо К’Тан Несущий Тьму, либо примарх и демон-принц Нургла Мортарион. А сам Владыка Разложения пародирует каждый пункт образа типичного бога смерти. Тощий и мрачный? Щасззз. Хорошего Нургла должно быть много. Да и сам бог болезней и разложения — весёлый и добродушный парень (ну, однозначно на первом месте в этом смысле по сравнению с другими богами Хаоса), которого его последователи называют уважительно «Дедушка». Нургл полностью оправдывает своё прозвище, относясь к своим адептам, как к шаловливым внучкам, — щедро одаривает их своими дарами (абсолютная регенерация, нечувствительность к боли, бессмертие), весело хохочет над их выходками в реальном мире и даже может изредка простить (!) провалившего важное задание чемпиона (что для богов Хаоса дикий нонсенс). А ещё он без ума влюблен в эльдарскую богиню жизни Ишу (которую он спас от домогавшегося до неё Слаанеш(а)) и испытывает на ней свои новые болезни и вирусы. И типа не замечает, когда та отправляет послание в реальный мир с описанием лечения от самых ужасных хворей. Чего не сделаешь ради любви
    • Эльдарский бог смерти Иннеад. Последняя надежда этой вымирающей расы… нет, на на спасение, а на искупление вины за рождение бога (богини?) экстремальных удовольствий Слаанеш(а). Все эльдары с нетерпением ждут пробуждения этой сверхсушности, которая, вобрав в себя все их души, сможет одолеть Принца Наслаждений. В восьмой редакции Иннеад пробудился-таки и основательно перевернул вселенную Молота Войны — в частности, помог излечиться Робауту Жиллиману, благодаря чему примарх Ультрамаринов встал во главе Империума и начал Неистовый Крестовый Поход против врагов человечества[3]. Правда, при виде аватара новорождённого божества фанаты сеттинга не преминули ядовито заметить, что какого бы бога ни создавали эльдары — у них всё равно получается сисястый гермафродит.
  • Warhammer Fantasy Battles — Морр в Империи и с субверсией Узириан в Нехекаре — последний тот ещё садист, но грохнувший его Нагаш не лучше.
    • Газул у гномов — по легендам, был безклановым по рождению, но внедрил поклонение Богам Предков среди гномов. Его последователи, как и последователи Морра в Империи, ухаживают над кладбищами и враждуют с нежитью и некромантами. Притом единственное гномье божество в сеттинге, вооружённый мечом.

Примечания[править]

  1. Какая половина — это зависит от того, какой сезон приятнее в данной местности. У нас лето, а вот у самих греков, говорят, как раз зима была.
  2. От английской идиомы «death and taxes».
  3. Отчего некоторые фанаты Вахи нынче исходят слюной от зашкаливающей крутости происходящего в сеттинге. Но примарисов всё равно ругают.