Не хочу говорить на этом языке

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статьи Elective Unintelligible, Language Fluency Denial. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
«

Да будь я хоть негром преклонных годов, Хоть чукчей, хоть тем же коряком, Иврит бы я выучил только за то, Шо Ленин на нём не балакав!

»
Пародия на знаменитое «... я русский бы выучил только за то...»

Персонаж на хорошем уровне знает какой-то язык (возможно, этот язык ему даже родной), однако по каким-то причинам отказывается на нём говорить; иногда это приводит к тому, что ему приходится общаться через переводчика.

Родственные тропы — Добровольно немой (если персонаж не хочет говорить ни на каком языке, кроме, может быть, языка жестов и нечленораздельных звуков) и Специально коверкает язык (если разговаривает на сильно исковерканном языке при том, что может говорить нормально).

Примеры[править]

Литература[править]

Вальтер Скотт:

«

…На все наши расспросы мы могли добиться в ответ только беспомощного: «Ганиель сассенах» (гэльск. «не понимаю по-английски»). Бэйли [в Шотландии старший член городского магистрата; в данном случае — Никол Джарви], однако, как опытный человек, нашел способ заставить их говорить по-английски. — А если я дам тебе боби [старинная шотландская монета около шести пенсов], — сказал он мальчугану лет десяти, — ты будешь тогда понимать по-английски? — Эге! Тогда буду, — отвечал пострел на очень приличном английском языке.

»
— «Роб Рой»
  • «Сильмариллион»: узнав о злодеяниях Феанора, Тингол наложил запрет на квэнья.
  • Борис Акунин, «Ничего святого» — польский террорист Збигнев Красовски настолько презирает русских, что из принципа не желает говорить на русском языке, на котором общается с ним немецкий разведчик Зепп фон Теофельс, и поэтому почти всё время молчит.
  • Борис Громов, «Билет в один конец» — старейшина «великих воинов и потомков Темуджина», решивших ограбить поезд, категорически отрицает, что понимает русский язык. Ровно до первого леща: «Ээээ, нинада мине бить, белый батыр!»
  • Нина Артюхова, «Светлана» — главная героиня, побывавшая в фашистской оккупации девочка, отказывается учить в школе немецкий язык и говорить на этом языке.

Сетевая литература[править]

Кино[править]

  • «Винчи, или Ва-банк 3» — с прикрученным фитильком: в конце фильма главный герой в ответ на вопрос, почему он упорно называет Леонардо да Винчи просто Винчи, он отвечает: «Если я буду говорить „да Винчи“, я буду говорить „да“, как русский!». Разумеется, такой ярый польский патриот не признаёт «da» — исключительно «tak!». Юмор в том, что «да Винчи» означает по-итальянски «родом из Винчи», и никакое утверждение/подтверждение тут ни при чём (и русский язык — тоже не при делах).

Телесериалы[править]

  • «Lost» — Доген хорошо знает английский, но предпочитает общаться только на японском через переводчика, потому что «ему не нравится вкус английских слов».
    • Когда Джек развёл Догена на откровенный разговор, выяснилось, что есть более простая и прагматичная причина изображать «загадочного восточного мудреца». Ему так проще отдавать приказы (порой — сомнительные), «отгораживаясь» переводчиком от своих подчинённых.

Мультсериалы[править]

  • «American Dad!» — Тоси знает английский, но говорит только по-японски по причине ура-патриотизма.

Видеоигры[править]

  • Metal Gear Solid V: The Phantom Pain — У некоторых персонажей есть веские причины не говорить на определенных языках.
  • BioShock Infinite — Комсток, как и Букер ДеВитт, умеет говорить на языке индейцев сиу. Но, будучи религиозным фанатиком, верящим в богоизбранность белой расы, он, естественно, никогда никому не покажет это своё знание.
  • Cyberpunk 2077 — ярый националист Сабуро Арасака принципиально общается только по-японски, даже с гайдзинами. Впрочем, в эпоху имплантов-переводчиков, это ни ему, ни его собеседникам особо не мешает.

Прочее[править]

  • «Бионикл» — Турага Ную (Нуджу) всегда говорит только на языке птиц и пользуется переводчиком: он считает, что если собеседник нетерпелив и не может общаться в таком формате, значит, он не стоит того, чтобы с ним общаться.

Реальная жизнь[править]

  • У некоторых племён существуют отдельные «женский язык» и «мужской язык».
    • У японцев то же самое — с прикрученным фитильком: есть отдельные слова, подобающие исключительно (или преимущественно) женщинам, и другие, приличествующие исключительно (или преимущественно) мужчинам. Про мужчину, употребившего женское слово, могут подумать, что он «гей», а про женщину, щеголяющую мужскими лексемами — что она «наглая».
  • Такое часто бывает при неприязни народов:
    • Во многих бывших республиках СССР местные националисты принципиально говорят только на местном языке (при том, что выросли в СССР и хорошо знали русский), а некоторые русские и русскоязычные, наоборот, общаются только на русском даже при знании ими местного языка.
      • Прибалтика славилась этим ещё при живом СССР. Что интересно, после указания направления в сторону неких анатомических органов познания в великом и могучем всё-таки откуда-то возникали.
    • В принципе, и при переезде в РФ некоторые жители бывших национальных республик демонстративно используют национальный язык в том числе в ситуациях, когда это никак не оправдано и закономерно вызывает раздражение окружающих.
    • Армянские кипчаки[1] избегают говорить на кипчакском по причине похожести на турецкий и сложных отношений между Арменией и Турцией.
    • После войны между Абхазией и Грузией многие грузинские слова переиначили на абхазский манер. Так что у них теперь не город Сухуми и еда хачапури, а Сухум и хачапур.
    • В расисткой ЮАР чернокожие часто отказывались от африкаанса, который у них ассоциировался с апартеидом.
      • «Сванепула [майора полиции, пытавшего её] бесило, что Винни Мандела отказывалась говорить с ним на африкаанс» (Корочанцев В., Осипов А., «Фрагменты южноафриканской симфонии»).
      • Восстание в Соуэто было вызвано введением африкаанса как языка обучения в школах для чёрных.
      • Инверсия в случае редких выступлений на этом языке (например на открытии памятника Дани Терону) Нельсона Манделы, который выучил африкаанс в тюрьме — так он демонстрировал толерантное отношение к бурам.
  • В странах со «слабым» национальным языком, где альтернативный обладает большим числом носителей в целом (например, в Беларуси или Казахстане), на втором будут говорить даже в случаях, когда национальным языком владеют оба собеседника.
    • По схожей причине таково поведение англофонов — даже зная язык посещаемой страны, им проще выражаться на английском.
  • Случай, когда элита считает местный язык «мужицким»:
    • Дениса Давыдова по ошибке чуть не прибили крестьяне за то, что он будучи одет в гусарскую форму, вёл беседу со своими офицерами на французском. Также французский был распространён в придворных кругах Германии и Румынии той же эпохи.
    • В османской Турции турецкий язык считался мужицким — знати полагалось говорить на османском (смеси турецкого с персидским и арабским).
    • До Столетней войны английский язык считался в Англии настолько непрестижным, что нередко встречались короли, не говорившие по-английски! Что вполне естественно, ведь Англию в 1066 году покорили Вильгельм Завоеватель и его нормандцы, носители французского языка. Собственно, то, что ныне известно как «английский язык», есть гибрид староанглийского[2] и нормандского диалекта французского языков[3].
    • Польская шляхта считала польский языком простолюдинов, и общалась либо на немецком, либо на латыни. Здесь, однако, субверсия: польский язык натурально был языком простолюдинов. Значительную часть городского населения Речи Посполитой составляли немцы и евреи, с которыми по-польски объясняться как-то не получалось.
    • Современный японский. Поскольку вежливое общение перенасыщено любезностями и не подразумевает самой возможности прямого отказа бизнес-переговоры между чистыми японцами часто ведутся на английском.
  • Вплоть до 18 века европейские учёные писали труды на латыни, и ею же предпочитали общаться в своем кругу, переходя на вульгарные наречия только по необходимости. Причины просты: образование велось на латыни, а написанные латынью труды были понятны всем образованным людям без перевода. Тогда как трактат на английском вплоть до середины 18 века казался манускриптом Войнича. Справедливости ради, все романские языки — прямые потомки латыни, так что учёные, фактически, хранили старые традиции.
  • Смердяковщина.
  • В Израиле некоторые репатрианты предпочитают говорить только на иврите — во-первых, ради практики и лучшей интеграции, во-вторых, некоторые радикальные сионисты готовы по идеологическим причинам отказаться от языков диаспоры в пользу иврита (второе было массовым явлением до создания государства и в первые десятилетия его существования).
    • Некоторые евреи принципиально не признают иврит, считая, что это священный язык, а в быту продолжают использовать угасающий идиш. С другой стороны, в XIX в. считалось, что писать книги на идише неприлично — это низкий жаргон.
    • В то же время в первой половине XX века в Российской империи и раннем СССР многие евреи отказывались от родного местечкового идиша в пользу языка межнационального общения, образования, науки и культуры — русского.
    • А в США в те же годы — в пользу английского.
  • У многих французов такое отношение к английскому языку. Сказывается обида за те времена, когда именно французский был универсальным международным языком (Lingua franca[4]).
  • В Финляндии существует движение, требующее отменить обязательное преподавание шведского языка в школах и требование знать этот язык для занятия некоторых должностей.
  • В Ирландии одновременно идут сразу два разнонаправленных процесса. С одной стороны, существует движение за возрождение и развитие ирландского гэльского языка, преподавание на ирландском и так далее, сторонники которого могут неприязненно относиться к английскому языку, для чего есть много очень весомых исторических причин. С другой, эти усилия и даже некоторый рост интереса к ирландскому не мешают неуклонному сокращению числа говорящих на ирландском. Фактически, таковые встречаются только в глухих деревенских местностях острова. Последний ирландский монолингв, Шон О'Генри, умер в 1998 году.
    • Весьма небезосновательно считается, что ирландская политическая элита на словах горячо поддерживая возрождение ирландского, всячески саботирует его возрождение на деле — иначе как объяснить почему 100 лет независимости не хватило чтобы даже выработать нормативного произношения и выбрать на основании какого диалекта его делать (письменный язык связан с произношением любого диалекта чуть менее чем никак) ? Как итог — заплатив огромные деньги за курс этого языка люди обнаруживали, что с нативными носителями они практически не могут общаться, не только потому что т. н. «дублинский гэльский» не общепринят, а потому что нативные носители к нему нередко негативно относятся так как считают его полностью искусственным, слишком перенасыщенным англицизмами и постоянно и непоследовательно меняющимся — поэтому носители говорят на своем родном диалекте, даже если «дублинским гэльским» и владеют.
      • До недавнего времени «английский» английский в Дублине так же был непопулярен — ирландцы принципиально предпочитали везде использовать свой собственный диалект английского, даже в Северной Ирландии — где для местных ирландцев он вообще-то и родным изначально не был, но в пику местным англичанам сначала радикальная молодежь, а потом и прочие слои постепенно перешли на него.
  • Очень часто внезапная языковая амнезия приключается с иммигрантами или приезжими наёмными работниками (а то и представителями национальных меньшинств, имеющими гражданство), задержанными по подозрению в совершении преступления. Особенно если законы страны позволяют в таких случаях требовать переводчика. Цели разнообразны: спрятаться за языковым барьером, получить лишнего свидетеля при допросе, просто затруднить допрос (кто там знает, как переводчик передал хитро продуманную формулировку вопроса следователя и возможно ли её вообще передать на этом языке). Особенно забавно, когда такие фокусы проделывают граждане из бывших славянских республик СССР. Как ни странно, найти «официального» переводчика с этих языков даже сложнее, чем с какого-нибудь редкого диалекта одного из кавказских или среднеазиатских: у отечественных филологов они не пользуются особой популярностью, а просто владеющие обоими языками граждане редко имеют о том официальный документ. Ну а что носители этих языков в целом способны друг друга понимать без переводчика можно просто игнорировать, если это в твоих интересах. К делу, как говорится, не подошьёшь. С явлением стараются бороться — например, введением экзаменов по языку при получении гражданства, но оно, тем не менее, широко распространено.
  • Джозефа Конрада, английского писателя польского (и в некотором смысле — российского) происхождения, на самом деле звали Юзеф Теодор Конрад Коженёвский. Своё детство и большую часть юности он провел в Российской империи, поэтому свободно владел русским, однако отрицал этот факт и все свои произведения написал на английском.
    • Отрицать знание русского за границей частенько пытаются русские туристы — во избежание навязчивого внимания со стороны соотечественников, обнаруживших родственную душу на чужбине.
  • Карл XII прекрасно знал французский язык (международный для того времени), но принципиально не говорил на нём.
  • w:Анна Андерсон, самозванка, выдававшая себя за чудом спасшуюся княжну Анастасию, именно так объясняла незнание русского языка — мол, русские причинили ей столько бед, что чисто психологически не может и слова выдавить.

Примечания[править]

  1. потомки кипчаков после битвы при Калке оказавшихся в Армении
  2. германский язык — так как саксы были германским племенем завоевавшим кельтов
  3. романский язык — то есть сильно искажённый местечковый диалект латыни
  4. Вот только Lingua Franca — не «французский» язык, а «франкский» — а франками тогда арабы называли всех европейцев скопом, так что словосочетание это чаще применялось к испанскому или португальскому. Впрочем, гордые французы согласны даже на это, лишь бы не английский. Последствия операции «Катапульта», особенно в южных регионах, так быстро не проходят. Впрочем, для туристических направлений это уже не так, EasyJet и RyanAir, наводнив в начале девяностых Париж и вообще север Франции английскими туристами с деньгами, добились того, что по-английски там согласны говорить все, кто хоть каким-то боком причастен к коммерции, особенно если начать разговор с «pardon mon Anglais».