Не убий

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Шан Цун: А теперь ДОБЕЙ ЕГО!
Джонни Кейдж: В каком смысле «добей»?.. Убить… насмерть?
Шан Цун: Да. Убей!
Джонни Кейдж: Э, нет! Тут какое-то недоразумение. Я не убийца! Никого убивать не буду.
»
— Девятый выпуск Mortal Kombat (2011—2013)
« Я никого не убиваю! »
— Флэш
« Я дал клятву никого не убивать! »
— Капитан Марвел
« Всем известно: у него обет такой — не убивать. »
— «Трудно быть богом». Злодеи уверены в своей безнаказанности

Кодекс комиксов и система рейтингов — две причины, по которым герои массовой культуры, особенно комиксов и комиксовых экранизаций, избегают убийства. На определенном уровне это логично — герой не берет на себя миссию прокурора, судьи и палача, он только доставляет перевязанного ленточкой преступника под дверь тюрьмы. Но в ряде случаев это доходило до фарса — см. иммунитет Джокера.

Кодекс комиксов отжил свое, и его правила выполняются скорее по привычке. А вот система рейтингов весьма актуальна. Считается, что основную кассу кинематографу делают подростки, поэтому режиссеры из кожи вон лезут, чтобы не попасть в рейтинг NC-17. Может, в этом и есть сермяжная правда: «Каратель» 2009 года, снятый в стилистике «кровь-кишки», кассы не сделал, а «Мстители» 2012 года, где за 79 минут чистого действия не пролилось ни капли крови — сделали. Хотя с выходом «Дэдпула» в 2016 многое изменилось — внезапно фильм с рейтингом R принёс огромные деньги, и кинематограф стал менее осторожно относиться к жестокости. Но тут скорее дело в невероятно агрессивной маркетинговой компании, чем самом фильме.

Но не было счастья — несчастье помогло: запрет на кровопролитие послужил к развитию и углублению образов героев за счет внутреннего конфликта «не убий» vs «око за око». В самом деле, что делать со злодеем, который не имеет ни совести, ни сострадания, и вряд ли приобретет их в тюрьме? Не говоря уже о том, что в тюрьме тоже люди живут, и отправлять к ним такого типа как-то даже жестоко. Сказать «Иди, и боле не греши»? Невозможно. Но, с другой стороны, убив злодея, ты переступишь черту и станешь таким же, как он…

Хорошим способом решения дилеммы долгое время была смерть от кармы. Но она приелась. Персонаж-технический пацифист может избить и искалечить злодея и надеяться, что, если ему не поможет оздоровительная порка, то жестокое милосердие лишит его возможности злодействовать дальше. Может прийти на выручку и злодей-спаситель.

Кстати, та самая ветхозаветная заповедь скорее запрещает не любое убийство, а преступное убийство. Убийство при самообороне, смертная казнь, убийство на справедливой войне на правильной стороне, даже, возможно, эвтаназия (в конце концов, Ветхий завет не осуждает убийство своих тяжело раненых бойцов, но и не упоминает об этом явлении вовсе) под эту заповедь не подпадают. Более того, в Ветхом завете прямо предписывается за определенные грехи предавать смерти. А в католическом богословии эта заповедь толкуется, например, так

Примеры[править]

Кино[править]

  • «Кулак дракона» (1979) с молодым Джеки Чаном. Бандиты обманом заставили протагониста работать на себя. Он выколачивает для них долги, помогает им заниматься рэкетом и усмирять конкурирующие кланы — но при этом не соглашается никого убивать.
    • В финале субверсия: когда он узнал детали обмана — всё же убил главаря этих бандитов и нескольких его приспешников.
    • Почему-то некоторые не знающие матчасти личности иногда говорят, что "герои Джеки Чана в фильмах никогда не убивают". Это грубейшая ошибка. Даже если не брать фильм "Рука смерти", где его персонаж убивает четверых мелких гадов, почти во всех фильмах его герои убивают как минимум главного злодея ("Пьяный мастер", "Бесстрашная гиена" и другие). Из старых можно вспомнить ещё и "Городского охотника" - там его герой даже стрелял из пистолета-пулемёта и танцевал со стреляющей девушкой...

Телесериалы[править]

  • «Бомбила»: в первом сезоне есть сцена, где протагонист Артём Горохов и девтерагонист-силач Игнат Прохоров признаются друг другу в неспособности — и принципиальном нежелании — убить кого-либо до смерти. По крайней мере, «на гражданке» (оба служили в спецвойсках).
    • Что характерно: во втором сезоне Игнату Прохорову всё-таки пришлось кое-кого убить — но исключительно в рамках законной самозащиты, а также защищая других людей.
  • «Бэтмен» 1960х (в том числе и фильм 1966 г.). После введения кодекса комиксов в каноне Бэтмен уже не мог убить, но мог переломать конечности злодею. Здесь же педаль утапливается в земную кору. Бэтс орудует либо своими гаджетами, либо врукопашную. А в ходе спасения мира «не убий» относит и к животным. Также следует и заповеди «не укради» и старается причинить минимальный вред имуществу граждан, не относящихся к злодеям. Да и драки смотрятся очень по-детски.
    • А в арке про Великую Зельду (9 и 10-я серии 1-го сезона) Робин и Уэйн (именно Уэйн, а не Бэтмен) спорят в прямом эфире об этичности своей тактики, точнее о том, насколько этично врать. На другом конце злодейка (или как ее тут представляют антизлодейка) Зельда.
  • «Тульский-Токарев» — кульминация последней серии. У Артёма есть повод желать смерти Шахматисту, и тот слишком опасен для долгих разговоров, но Артёму сложно пойти на убийство, и к тому же антагонист нужен следствию живым.

Мультсериалы[править]

  • «Самурай Джек» — из-за детского рейтинга, все, кого главный герой побеждал, были роботами или бестелесными существами. Ни одного живого человека он не убил за все четыре сезона.
    • Лишь в пятом сезоне, который был снят спустя десять лет для повзрослевшей аудитории, Джек совершает первое убийство живого человека, изначально думая, что перед ним вновь робот. Увидев, что натворил, Джек приходит в ужас. После этого его начинает мучить совесть и чувство вины, но в конечном итоге Джек оказывается способен совершить ещё пять вынужденных убийств.
  • «Охотники на драконов» — мощный драконоборец Лиан-Чу принципиально не дерётся даже с плохими людьми. Максимум, вырубит, если уж совсем напросятся на драку.

Комиксы[править]

  • В серии комиксов про Астерикса есть обоснуй. Мало того, что главные герои — Астерикс и Обеликс — сами по себе незлобивы. Но они ещё и используют волшебное друидское Зелье Силы (Астерикс пьёт его перед боем, а Обеликс с детства пропитался им насквозь). А тот, кто хочет применять это зелье и при этом не подвергнуться страшному проклятью самой Матери-Природы — тот не имеет права никого убивать, а может только колотить, прогонять и посрамлять. И само зелье имеет побочный эффект: когда, находясь под его действием, бьёшь кого-то — у того появляется противоударность, и он не умрет, даже если ты ударил его так сильно, что он улетел в поднебесье, а потом плюхнулся наземь с высоты в 20 метров.
    • При таком раскладе не всем понятно, зачем Астериксу его неизменный меч. Вероятно, он носит его только затем, чтобы подчеркнуть свой статус знатного воина. Ну и от фехтовальщиков отбиваться, не убивая их при этом (см. 13-й и 21-й тома; в первом случае матёрый мечник-галл выбил у него меч и чуть не лишил жизни; но во втором случае он блестяще сражался против опытного, хоть и спившегося мечника-римлянина — и наконец одолел и прогнал его).

Аниме и манга[править]

  • «Бродяга Кэнсин»: Во время смуты Кэнсин был наемным убийцей одной из сторон, но когда война закончилась, навсегда отказался от убийства.
  • «Fullmetal Alchemist»: Братья Элрики решили никого не убивать, о чем прямо говорят в разных диалогах, педаль в пол они не готовы даже использовать философский камень для возврата своих тел, хотя фактически он сделан из уже убитых людей - остались только души слитые в мучительном хаосе. Впрочем Альфонс камень все-таки применяет, но в драке с Гордыней и Кимбли, а не для возврата тел.

Видеоигры[править]

  • Live-A-Live, сценарий «Ниндзя»: для лучшего окончания требуется пройти его, не убив ни одного человека. Главгад за убитого человека не считается. А можно и наоборот — убивать молящих о пощаде стариков и женщин ради экспы.
  • Во многих видеоиграх возможно получать достижения, проходя миссии без единого убийства: стелс, прокачанная дипломатия и пр... В том же "The Technomancer" противники считаются "просто лежащими без сознания". Для их убийства нужно "выкачать" некую субстанцию с бесчувственного тела, за что, конечно же, по головке не погладят и даже соратники могут отвернуться от протагониста.

Визуальные романы[править]

Настольные игры[править]

  • Vampire: The Masquerade: большинство персонажей должны соблюдать кодекс Человечности, один из самых основных запретов которого — как раз запрет на убийство. Любое убийство, вообще. Поэтому боевые персонажи Человечности постепенно неизбежно лишаются, оказываясь в конце концов перед выбором между двумя стульями: полная потеря рассудка, либо принятие Пути Просветления, одной из альтернативных систем морали, которые действительно радикально отличаются от общечеловеческой морали. ( Не совсем. Для людей нормально убивать при самообороне или спасая жизнь невинного, в таких случаях вампир возможно и не будет деградировать. С другой стороны, если убивать часто и/или с особой жестокостью, то тут уже у вампира может начать сдавать Человечность. Впрочем - на все воля рассказчика.)
    • На самом деле, все несколько сложнее (и на удивление удачно раскрыто в компьютерной игре, которая Bloodlines). Убийства неприемлемы для персонажей лишь с высоким значением Человечности - тех, которые в морали придерживаются примерно тех же правил, что и обычный человек, либо даже более строгих. Разумеется, убийца будет менее человечен, чем тот, кто воздерживается от лишения жизни людей. Однако на определенном этапе, чтобы деградировать и дальше, просто убийства уже будет недостаточно. В основном потому, что прожженому вампиру, который свыкся со своей природой хищника, убить человека (в котором он видит уже не равного себе, а просто представителя кормовой базы) - что выпить пакет молока, причем на этой стадии можно находиться не одну сотню лет, оставаясь в остальном довольно вменяемым сородичем. А вот уже для дальнейшего продвижения к превращению в безмозглое чудовище, движимое лишь инстинктами убийцы нужны особо жестокие/массовые убийства и другие изощренные злодеяния.