Не в ладах с богословием

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Artistic License – Religion. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
«

— Здорова, как бодрость духа? — Мк. 14:38 — Чё? — Дух бодр, плоть же немощна.[1]

»
С Баша

Есть ли Единый Бог, нет ли — вера в него определённо есть.

И у этой веры есть набор, скажем так, догм — как общих для всех конфессий, так и отличных. По этим отличиям люди и объединяются/разъединяются в религиозном плане: что одних притягивает, других отталкивает. В былые времена до войн доходило, да и сейчас кое-где ситуация немногим лучше.

Но чем более светским становится мир, тем меньше авторов понимает, в чём суть веры, и ещё меньше — в чём смысл различий, из-за которых люди когда-то были готовы убивать и умирать.

Пока автор, которому безразличны все эти споры «остроконечников с тупоконечниками», держится вдали от религиозной или исторической тематики, всё путём.

Но как только он берётся писать о верующих людях, он начинает пороть фигню… как и любой автор, сочиняющий о том, в чём не разбирается.

Поскольку религия и церковь существуют в историческом измерении, троп нередко накладывается на проблемы с историей.

Бывает, что автор сам христианин и про свою конфессию всё понимает, а про другие — разделяет общие для своей конфессии (или даже вполне светские) заблуждения. Нимало не помогает делу и то, что в своё время все конфессии понаписали друг на друга кучу злобных памфлетов. А бывает и случаи, когда автор не разбирается в своей собственной конфессии. Ну что ж, все изучали в школе, например, биологию, но множество авторов при этом с ней не в ладах…

Бывает и так, что автор разбирается в доктрине, но выводит на сцену невежественного персонажа, который в ней не разбирается. Это тоже годный пример, только надо указывать, что в данном случае речь идёт не об авторе, а о персонаже.

Самые распространённые ошибки[править]

Некоторые из их оказались отдельными тропами.

  • «Этика целиком построена на вероучении, которое знают все». Даже в религиозном обществе (если это не поселение ревнителей истинного благочестия) отродясь было нормой грешить шесть дней и каяться на седьмой. А ещё лучше завести монахов: пускай они за нас грехи отмаливают.
    • Под «грешить шесть дней» имеется ввиду «жить как нормальные люди, с их пороками и слабостями», а не «убивать и грабить соседей».
      • Если соседи не той веры, то убивать и грабить их — норма для средневековья.
  • «Все верующие — фундаменталисты». Не только христиане подпадают под это заблуждение, но в нашей культуре, которая является постхристианской, оно часто касается именно христиан.

Христианство[править]

  • Если Иисус, то и пришельцы. А заодно и астрология, конспирология, гомеопатия и т. д. Весьма распространено мнение, что верующие — просто слабые головой люди, готовые верить в любую ерунду. Да, такие верующие тоже попадаются, но, как правило, не в среде серьёзно воцерковленных. Правда, исследования таки показывают корреляцию между готовностью верить в разную паранормальщину, а серьёзно воцерковленные в абсолютном соотношении составляют меньшинство. С другой стороны, в пришельцев могут верить и вполне себе убеждённые атеисты (или те, кто таковыми себя считает).
  • В Библии об этом не написано — книга толстая, манера изложения непривычная, читать лень, так что удовлетворимся напевом Рабиновича по телефону[2].
    • Отдельная песня: Библию надо понимать дословно. Так её понимают только некоторые направления радикального протестантизма. У всех прочих есть традиции экзегетики и толкований.
    • В своё время был очень популярен вопрос: «А почему в Библии не было про динозавров?». Вообще-то, было. Не конкретно про динозавров, а про создание животных в целом. Что, за день, когда учёные говорят о миллионах лет? «Для Бога один день как тысяча лет и тысяча лет как один день». Да, всё иносказательно, и ни один толковый батюшка это опровергать не станет. Скептики на это замечают, что толкуя аллегорически, можно вообще из любого текста получить любую произвольную мысль.
  • Стандартная христианская мифология во многих произведениях — это именно такой напев по телефону.
    • В дхармических религиях (большинство направлений буддизма и индуизма такие) существование или несуществование богов вообще ничего не меняет ни в догматике, ни в вероучении. Дхарму и карму никто не создавал, они существуют, потому что иначе никакого мира не получится.
    • Во многих языческих культах (особенно у малых народов, живущих небольшими поселениями в привычной природной среде) либо нет представления о богах (есть духи, с ними и надо общаться), либо считается, что творец был, но после творения куда-то ушёл (видимо, занят на других планетах).
    • Деизм (Бог сотворил мир, наделил людей способностью различат добро и зло, но больше в него не вмешивается) — скорее разновидность атеизма, чем разновидность христианства. Вольтер и прочие вольнодумцы XVIII века были именно деистами, объяснить иначе сложность окружающего их мира они не могли, но просто указывали, что из этого не следуют другие католические догматы.
    • Наконец, в самом христианстве вера в то, что Бог есть, но это никак не влияет на поведение человека, называется бесовской и осуждается (в конце концов, Дьявол тоже знает о существовании Бога на собственном опыте, но это не делает его христианином). Настоящая вера предполагает именно доверие христианскому вероучению и жизнь по его принципам.
  • «Католики верят в то, что папа римский совершенно безгрешен!». Происходит от додумывания и так надмозгового перевода слова infallibilitas («безошибочность»), которое не имеет никакого отношения к греху. На самом деле догмат говорит, что папа может воспользоваться правом произнести нечто ex cathedra (нравоучительно, торжественно), и это будет infallibilitas (не ошибочно). Т. е., например, есть какая-то богословская проблема, и её не удаётся решить ни комиссией, ни собором. Папа имеет право заявить, что канонична именно позиция X и так оно и будет.
    • «Папа римский этим правом пользуется регулярно или как минимум активно». На самом деле оно применялось только для решения богословских дискуссий внутри церкви, и всего три раза за всю её историю.
    • Папа произносит что-либо ex cathedra в средневековом сеттинге… На самом деле догмат о неошибочных изречениях — новодел 1870-х гг., в Средневековье у папы такого права не было.
    • Идея о безгрешии Римского папы очень забавляет всех, кто хоть немного знает средневековую историю. В реальности пап нередко свергали, папами становились ставленики Медичи, Борджиа, Франции или Австрии, порой пап бывало одновременно несколько, и они предавали друг дружку анафеме. Поверить, что каждый, кому повезло занять эту должность, безгрешен, не смог бы даже самый фанатичный католик.
    • Католики верят в непогрешимость папы? Оу, ребята, а вспомним-ка Данте, который нескольких пап поместил в ад с подробностями! И это не помешало католической церкви к нему относиться с уважением. Более того, теория чистилища из его Комедии просочилась в канон. Нет, не то, что просочилась, просто иносказательно подменила собой ту часть традиции (о том, как души, не отправленные в ад, терпят мытарства до того, как попасть в рай), что была и раньше. В православии это тоже есть, только чистилищем не именуется.
  • «Протестантская мораль состоит в том, что Бог помогает только богатым и успешным, а бедных и невезучих ненавидит». На самом деле протестантских конфессий очень много, и даже если кто-то из последователей Кальвина понимает его учение именно в такой упрощённой и опошленной форме, их меньшинство даже среди самих реформатов. Более того, эта концепция очень поздняя, из XIX века и сам Кальвин крайне осуждал людей, которые ставят богатство выше нравственности. Учение о предопределении, восходящее к Августину, утверждает, что именно Бог и дал человеку свободную волю, чтобы он мог придти к спасению. Поэтому если ты разочаровался в развращённых прелатах католической церкви, а потом встретил добродетельного кальвинистского проповедника — это случилось неспроста, сам Бог указывает тебе, за кем надо следовать, чтобы спастись.
  • «Протестанты верят, что можно спастись одной верой! То есть воруй-убивай сколько хочешь — если веришь в Бога, всё равно спасёшься». На самом деле учение Лютера о спасении верой подразумевает, что истинно верующий по благодати Бога получает силы и возможность жить праведной жизнью. То есть если человек твёрдо решит стать хорошим, то у него это непременно получится: ведь сам Бог играет на его стороне.
    • Что не мешает ИРЛ отдельным верующим выдавать сентенции, о том что спастись можно только верой, а поступки роли не играют. Автор правки никогда бы не поверил, что можно верить в подобную чушь, но встречал таких субъектов лично.
  • Магическое мышление. Идея, что свечка нужному святому или правильная молитва с гарантией сотворят соответствующее чудо. Для некоторых, преимущественно языческих, культов это характерно, но ни одна из христианских конфессий такого не допускает.
    • Теоретически не допускает, на практике же подобные представления цветут и пахнут, к изрядному огорчению добросовестных священников.
    • Кстати, долгое время официальные Церкви и существования чёрной магии не допускали. Канон «Епископы», к примеру, однозначно объявляет все заявления женщин, что они ведьмы, результатом галлюцинаций. Официальная (в народе бывало всякое) охота на ведьм — черта не Тёмных веков или классического Средневековья, а скорее Возрождения. Причём священники в них были обычно не инициаторами (суеверные и без них отлично разводили панику), а скорее «приглашёнными экспертами», и на том же Салемском процессе прекрасно обошлись безо всяких инквизиторов. Да и то, происки шарлатанов вроде «Генерала Ведьмоискателя» Хопкинса с мутными лицензиями охотников ни государственными, ни церковными не были.
  • Непонимание иерархии — кардиналы вперемешку с епископами, использование красивых названий от балды, без какого-либо принципа.
  • «Атеист, иноверующий и еретик — одно и то же!». Нет. Строго говоря, еретиком может быть только христианин. Точнее, тот, кто сам себя таковым зовёт, но искажает Символ Веры: скажем, считает Христа только человеком, только Богом, не верит во Второе пришествие и т. п. Был даже средневековый прецедент, когда Каспар Бекеш благополучно отмазался от обвинений в арианской ереси, заявив, что он в Бога не верит вообще. На нет и суда нет, прокатил номер[3].
    • А вот Казимира Лыщинского через 100 лет сожгли именно за написание кощунственной книги «О несуществовании Бога». Подсудимый долго и тщетно оправдывался, что это только первый том, а во втором он всё опровергнет.
    • Аналогичный случай произошёл и в Англии времён королевы Елизаветы I:
« Когда комиссия по расследованию антибританской деятельности (это не шутки, это детище Витгифта так и называлось) вызвала математика и астронома Томаса Хэрриота для дачи объяснений по вопросу о чёрной магии и атеизме, вместе с Хэрриотом на заседание явился его патрон Уолтер Рэли (до которого, собственно, и добиралась комиссия) и сказал, что готов дать отчёт обо всём, что происходило и происходит в его доме, но просит высокую комиссию либо убрать с повестки дня взаимоисключающие обвинения, либо объяснить, каким образом атеист может практиковать чёрную магию. Поскольку в комиссии заседали люди исключительно злобные и чрезвычайно фанатичные, но порядочные, они действительно принялись разбираться, как оно такое может быть — и так увлеклись друг другом, что обвинение в атеизме не было предъявлено не только Рэли (который им не был), но и Хэрриоту (который им был). »
— Антрекот (Е. Михайлик)
  • При том, конечно, и простые люди, и персонажи могут ругать друг друга еретиками по поводу и без[4]. На чужой роток не накинешь платок.
  • Заслуживают внимания ошибки авторов, связанные с обрядовыми различиями между разными христианскими конфессиями. Русский поп, например, не носит сутану (только рясу), не служит мессу (только литургию или обедню), а прихожане не обращаются к нему «святой отец» (только «батюшка»). Наличие у него жены и румяных детишек тоже в общем случае никого не должно шокировать.
    • Да и сами католики реагируют на обращение к священнику «святой отец» как на клюкву. Священника называют просто «отец (имярек)».
  • Иисуса распяли/выдали римлянам фарисеи (такова традиционная версия). Тот случай, когда бодливой корове Бог рогов не дал. Фарисеи (тогдашние аналоги нынешних ортодоксальных иудеев) могли только спорить с молодым популярным проповедником в синагогах и распространять порочащие слухи. Римляне подозревали в фарисеях фанатичных бунтовщиков, потенциальных зелотов, а фарисеи считали римлян новыми вавилонянами, что беспощадно угнетают богоизбранный народ. Фарисеи отказывались приносить присягу и участвовать в переписи населения, не говоря уже о том, чтобы на кого-то доносить властям. Донос и подложное заключение по делу состряпала совсем другая фракция: саддукеи (несколько семей, превративших храмовые должности в фактически наследственные прибыльные синекуры). Власть Рима вполне их устраивала, а новые популярные пророки были опасны: когда Иудейская война всё же началась, то бунтовали как раз зелоты и фарисеи, а продали в рабство в конце почему-то всех без разбора. С этой теорией русскую библеистику познакомил Д. А. Хвольсон, перешедший в православие из талмудического иудаизма.
    • Однако, согласно каноническому тексту Евангелия, фарисеи настолько озлобились против Иисуса (за подрыв их авторитета в народе и отказ провозгласить себя Мессией в смысле политического вождя и поднять восстание), что изменили своим принципам (хотя, возможно, многие из них были простыми лицемерами, лишь кажущимися ревнителями — не зря же Иисус их в этом обвинял) и объединились с саддукеями, хотя разногласия между ними были непримиримыми, о чём писал тот же евангелист Лука, но уже в другой книге. Доносить римлянам они, по Евангелию, не собирались, а хотели убить Христа втайне от народа. Но саддукей Каиафа их убедил, мол, лучше сдать римским властям одного проповедника (всё равно не помогающего восстанию), чем римляне покарают всех, пока народ ещё не готов к сопротивлению — и вместе с тестем Ананом срежиссировал «законную» расправу, в которой и фарисеи приняли, согласно Иоанну, участие. Но и на суде у Пилата они показали себя, фактически навязывая свою волю римскому наместнику, да и освобождённый Варавва, по некоторым трактовкам, был не простым убийцей, а политическим преступником против римской власти. Вышеупомянутый Хвольсон объясняет упоминание фарисеев в числе предавших Христа на смерть искажениями переписчиков. Впрочем, сама история с Вараввой очень тёмная: нигде, кроме Евангелий, нет упоминания об обычае отпускать осуждённых на Пасху, и римский прокуратор, разумеется, не стал бы спрашивать у толпы потенциальных бунтовщиков, стоит ли ему отпустить на свободу и помиловать их потенциального вождя.
  • «Евангелий было много, и только Вселенские Соборы утвердили их список». Евангелий и правда было много, но уже в конце II века Отцы Церкви однозначно выделяют четыре канонических, а остальные относят к апокрифам. И отличить их от каноничных очень легко: они напоминают писания современных эзотериков, и состоят из оккультрёпа, всевозможных историй из жизни эпизодических персонажей Евангелий и довольно жутковатых историй о том, как маленький Иисус низводил и курощил тех, кто сомневался в его божественности. Те из апокрифов, что были позанимательней, ходили в списках всё средневековье и сюжеты из них обычны в церковном искусстве.
  • «Всё, чему когда-либо учили церковники — это догмы». Случай стремительного домкрата. До́гматами называются только те теоретические положения, которые являются неотъемлемыми частями вероучения. Догматы отличаются: 1) теологичностью — все догматы так или иначе связаны с Богом и Его действиями в отношении к миру. Поэтому Триединство Бога — догматично, а геоцентризм либо гелиоцентризм догматами быть не могут. 2) богооткровенностью — догматы могут быть основаны только на том, во что христиане верят как в Божественное Откровение (Священное Писание и, за исключением протестантизма, Предание), так что чисто философские построения догматизированы быть не могут; 3) церковностью — в православии только авторитет Вселенской Церкви достаточен для того, чтобы определить, что считать догматами, а что не считать. В узком смысле догматы — все теоретические положения, утверждённые Вселенскими соборами, а в широком — вероучительные положения, в которые православные верили всегда и везде (Consensus Patrum — согласие Святых Отцов; если бы все Отцы оказались на одном Вселенском соборе и если бы эти положения были вынесены на обсуждение, то были бы утверждены почти единогласно), например, это догмат Искупления; 4) общеобязательностью — для принадлежности к конфессии необходимо верить во все эти догматы без исключения, иначе, по учению этой конфессии, спастись невозможно. В православии считается, что новые догматы не могут возникнуть с самого начала Церкви, а возможно лишь формулирование и официальное утверждение того, во что уже верили; у католиков существует теория догматического развития, по которой некоторые имплицитные положения развиваются в новые догматы. Итак, хоть духовенство много чему учило, не всё это может быть отнесено к догматам. Если по некому вопросу возможны разногласия, возникают частные богословские мнения. Если мнения противоречат большинству, но не преданы анафеме — это теологумены. Положения, которые не относятся к вероучению, называются иначе: нравственные правила Священного Писания — это заповеди. Правила, регулирующие распорядок церковной жизни — это каноны. А внешние способы выражения веры — это обряды (хотя они чаще всего следуют традиции, их изменение ересью не является, хотя старообрядцы с этим не согласятся).
  • «Кант опроверг доказательства бытия Бога, которых пять, но выдвинул шестое». Слишком много веры Воланду, который, на минуточку, «отец всякой лжи». Пять доказательств было у Фомы Аквинского. Кант показал, что они сводятся к трём, которые по большому счёту сводятся ко второму и не убедительны, после чего выдвинул т. н. моральное доказательство: раз люди различают добро и зло, кто-то должен был им вложить нравственное чувство. Вокруг этого пункта и спорят биологи и теологи: с одной стороны, животные тоже заботятся друг о друге, а с другой, почему бы Всевышнему не вложить мораль и в животных?
  • «За что канонизировали князя Владимира-а-а? Он же столько грешил!» Канонизируют не по каждому поступку, совершённому в жизни — ведь вера христианская основана на искуплении Богом грехов человека, и вообще, одними делами никто не спасся — но по тому, в каком состоянии человек отошёл ко Господу. Христос ввёл в рай разбойника — и что, разве это обязывает славить его лихие дела? А Владимир после крещения деятельно раскаялся, порвал со своим прошлым и вовсю заглаживал свои вины щедрой милостыней, насаждением православной веры, ради которой забирал детей учиться книгам.
  • Апостолов было не двенадцать, и даже не тринадцать (если посчитать Иуду Искариота). В их число включаются 12 ближайших учеников, 70 просто учеников, и ещё апостол Павел. Т. к. имена большинства из 70 учеников неизвестны, уже в VI веке был составлен список из 70 самых прославленных проповедников раннего христианства, который и вошёл в богослужебные книги. Это не те же самые 70, среди них есть и много позже обращённые ученики апостола Павла.

Кто есть кто для христианина[править]

На примере католика:

  • Член церкви согласен с догмами и признаёт авторитет иерархии своей церкви (другой католик).
    • Выкрест пришёл в христианство из другой религии и стал полноценным членом церкви (марран, в смысле крещёный еврей в средневековой Испании).
  • Схизматик/раскольник согласен с догмами, но не признаёт авторитета иерархии (гусит).
  • Еретик исповедует ту же религию, но расходится с господствующей церковью по хотя бы одной из фундаментальных догм (арианин, гностик или альбигоец). Не вполне обоснованно: архетипичные еретики альбигойцы с католицизмом имели крайне мало общего и были гораздо ближе к восточному гностицизму, то есть являлись иноверцами.
    • Справедливости ради, очень многих раскольников обвиняли именно в ереси.
    • Учитывая общие корни авраамических религий, мусульманина католик также может рассматривать как еретика, особенно в первые десятилетия существования ислама — от классического христианского арианства его, в общем, отличает только признание Мухаммеда пророком и следствия из этого. Аналогично ересью он может формально назвать талмудический иудаизм: с христианских позиций после Христа благодать ветхозаветного иудаизма унаследовало христианство, а талмудический иудаизм основан на отрицании этого тезиса.
  • Инославный — представитель другой конфессии своей религии, если эта конфессия не расходится с POV-конфессией по центральным догмам (православный).
    • Впрочем, на практике «инославие (гетеродоксия)» — скорее просто дипломатический синоним для схизмы, без содержательного отличия. До экуменической риторики, ставшей мейнстримом в середине ХХ века, католики определяли православных именно как схизматиков (а те их и вовсе еретиками).
  • Вероотступник добровольно ушёл из христианства, став иноверцем или же неверующим (перешедший в ислам христианин).
  • Иноверец исповедует любую другую религию (буддист).
    • Особая разновидность — язычник. Наделяет природные силы божественностью, по принципу «бог есть мир» (пантеизм) или «много богов со своими специальностями» (политеизм), или поклоняется идолам, животным, духам… например, огнепоклонник или синтоист.
      • Зороастрийцы, в свою очередь, ругаются матом за «огнепоклонников» и говорят, что по такой логике христиане иконопоклонники
  • Неверующий — не верит в бога/богов (атеист или агностик).

«Вы тоже пострадавшие»[править]

«Мученик — это обязательно тот, кто зверски замучен. Мученик же, нет?» На самом деле это устоявшийся неточный перевод греческого слова martyros, означающего «свидетель». (Кстати, арабское «шахид» — перевод того же слова). Так что называть мучениками в христианском смысле всех погибших на войне или от каких-либо преступлений, того же Холокоста или геноцида армян — некорректно.

  • Мученик — тот, кто убит за веру (например, святой Себастьян).
    • Священномученик — тот, кто был убит за веру, будучи священником или диаконом.
    • Преподобномученик — тот, кто был убит за веру, будучи монахом.
    • Великомученик — либо особо жестоко замученный, либо мученик знатного происхождения.
  • Страстотерпец — тот, кто убит по другим причинам (например, Борис и Глеб, жертвы семейных разборок, или император Николай II, расстрелянный по политическим соображениям) и умер с христианской любовью к врагам своим в твёрдом исповедании веры и не оказывая сопротивления. Погибший в бою — не страстотерпец.
  • Исповедник — тот, кто пострадал, но не до смерти (например, хирург-архиепископ Лука Войно-Ясенецкий).
    • Священноисповедник — не до смерти пострадавший священник.
    • Преподобноисповедник — не до смерти пострадавший монах.
      • Но во всяком правиле бывают исключения. Святой Иоанн Воин почитается православными именно как мученик, а не как исповедник, хотя благополучно пережил гонение.

А также…

  • Юрóдивый (иногда блаженный) — тролль от христианства, прикидывающийся безумным (Василий Блаженный).
  • Равноапостольный — настолько успешный миссионер, что заполучил за это такое же поклонение, как апостолы (князья Ольга и Владимир).
    • Можно (было!) получить такой статус и не будучи христианином. Равноапостольными почитают императора Константина и его мать Елену. Вторая была христианкой, а первый просто помогал христианам, не будучи таковым.
    • Насчет веры Константина скорее пример тропа. Христианином он был, он просто не был крещёным. Это сегодня между ними ставят знак равенства, потому что победил взгляд, согласно которому младенец изначально грешен, и значит надо крестить сразу, а то может умереть и попадет в ад. А тогда — до исповедей, епитимий, соборования, отпущения грехов не доросли. Два пути очиститься: либо крещение, либо мученичество. Те, кому второе не грозило, вполне могли, как Константин, тянуть с первым до смертного одра.
  • Преподобный — монах, попавший в святые за аскетизм и подражание в жизни Христу.
  • Чудотворец — как говорит К. О., тот, кому за веру Бог дал способность творить чудеса.
  • Святитель — святые из числа архиереев, своим личным примером направляющие свою паству.
  • Столпник — святые из преподобных, ушедшие молиться и медитировать на какой-нибудь возвышеннсти аки буддийский монах.
  • Благоверный — святые из числа правителей и военной аристократии, прожившие жизнь в соответствии с христианскими идеалами. Наиболее известные из них — Александр Невский и Дмитрий Донской.
  • Пророк — отобранные лично Богом и получившие дар вербального откровения для провозглашения Божьей воли (вопреки популярному заблуждению — не только и не столько для предсказания будущего). Все пророки указаны в Библии и новых больше не будет — как минимум в традиционном христианстве. Основанные на христианстве религии могут иметь свои книги и своих пророков (пророк Мухáммед у мусульман, Джозеф Смит у мормонов).
    • Это не значит, что христианство не признает возможности существования людей, наделенных даром прорицания. Напротив, дар пророчества упоминается у Ап. Павла среди прочих даров Святого Духа, как и служение новозаветных пророков (упоминаются также в «Дидахе»). Но уже со II века пророками такие люди официально не называются (в исторических конфессиях. У пятидесятников и в харизматическом движении называются. Соответствуют они или нет заявленному — другой вопрос).
    • В Ветхом Завете упоминается, что Всевышний излагает свою волю через сны, пророков и урим и туммим. После падения Второго Храма урим и туммим утрачены, а дар пророчества оставлен только дуракам и маленьким детям.
  • Праведник — собственно, все остальные, то есть миряне и белое духовенство. Да, внезапно, святость доступна кому угодно, а не только героям и подвижникам.

Другие религии[править]

  • «Мусульмане вообще не пьют». По канону да, но есть легальный обход правила: попросить муллу выписать себе фетву для принятия спиртного как лекарства. А есть и такие мусульмане, которым просто наплевать на это предписание.
    • С табаком и наркотиками ситуация ещё интереснее — в отличие от считающихся однозначно «харам» т. н. «жидких наркотиков», к коим мусульмане относят в т. ч. и алкоголь, употребление «сухих наркотиков» (мак, конопля, и т. д.) у них проходит по разряду менее тяжёлых грехов — т. н. «макрух». Факт этот, кстати, мгновенно снимает и частый обывательский вопрос о том, как же так Афганистан в эпоху талибов сумел сохранить своё положение одной из стран-лидеров мирового наркобизнеса.
    • Вообще ситуация с запретом алкоголя, запретом свинины, обрезанием и т. п. довольно-таки мягкая, если вдуматься. Это исходит одновременно из чисто бытовых соображений (алкоголь мешает мыслить, а без обрезания в жарком климате повышается риск крайне неприятных болезней) и из психологических (запрет чего-то тренирует волю и освобождает от страстей). А если нарушение запрета не приводит к греху и имеет благую цель (например, употребление свинины в пищу для экстренного восстановления сил перед завтрашним боем, при невозможности добыть другой еды), то это вполне может быть одобрено любым священнослужителем.
  • Ещё мусульмане якобы поклоняются пророку Мухаммеду. Очень старое заблуждение, именно от него происходит неграмотный термин «магометане». Магомет — человек, которого мусульмане почитают как выдающегося деятеля, но поклоняться любым идолам (людям, предметам, животным и т. д.) в исламе прямо запрещено («Нет бога, кроме Аллаха»).
    • По поводу термина. Магометанами мусульман прозвали, видимо, по той же причине, что и лютеран или ариан, хотя те тоже молятся не Лютеру и не Арию.
  • Буддизм это отдельная песня.
    • Буддистский монастырь стоит высоко в горах, там все только и делают, что медитируют и занимаются кун-фу. Настоящий буддистский монастырь обычно стоял поближе к городу (чтобы подношения шли), и там занимались (а много где до сих пор занимаются) кучей вещей: там и школа, и больница, и мастерские, и чай выращивают, и ритуальные услуги оказывают. До сих пор можно всю жизнь пробыть буддистским монахом — и так ни разу и не помедитировать.
      • То же самое относится к единоборствам — даже в Шаолине ими занимался далеко не каждый послушник! Так, прославленный китайский поэт Ду Фу был воспитанником Шаолиня — и боевыми искусствами не владел от слова вообще! А вот его не менее великий друг Ли Бо в Шаолине отродясь не бывал — но при этом был одним из лучших ушуистов Китая!
    • Медитация как на рекламных плакатах очередной студии йоги: все сидят с напряжёнными спинами в полном лотосе и с каменным лицом. Сравните с любой фотографией хоть азиатского монаха, хоть статуей Будды: тело в медитации расслаблено. И да, за ухом чесать можно, и даже вставать и разминать ноги (считается, что если сиденье осталось тёплым, то ты медитацию не прерывал).
    • Летающие монахи. Ну нету такой йоги ни в Тибете, ни даже в Японии! Они просто очень быстро карабкаются, потому что горцы.
    • «Все буддисты очень озабочены, кем они были в прошлой жизни». На самом деле характерно только для индуистов: по буддистским понятиям тебе повезло уже в том, что родился человеком.
    • Перетаскивание в восточные системы терминов из иудаизма и греческого богословия, и наоборот.
      • И перемешивание китайских, индийских и тибетских терминов и мировоззрений, хотя эти культуры очень разные.
      • Карма как синоним судьбы. Дословно! Конечно, Майк Науменко утверждает, что против кармы не попрёшь, но там вся песня о нерадивых эзотериках. И Гребенщиков туда же: «Я знаю, что это карма и против неё не попрёшь…» — но это скорее стёб. Более просветлённые наставники и индийской, и буддистской традиции прямо призывают переть против плохой кармы и нарабатывать карму хорошую, хотя бы для следующего перерождения.
        • Когда в играх и на форумах появилась «карма», явление стало восприниматься народными массами более корректно :)
      • Нирвана как загробный мир. Никакого загробного мира в буддизме нет, есть бардо, похожее на глубокий сон без сновидений, из которого сознание затянет в новое перерождение (и если в человека, то это крупно повезёт). Нирвана означает именно успокоение сознания, когда его не мучают мысли, вызванные тремя ядами (привязанностью-ненавистью-непониманием). И ум вполне может в ней пребывать… только указанные три яда его постоянно от этого отвлекают. Их-то буддисты и вычищают медитациями и чтением умных трактатов. Потом, уже в бардо, такое чистое сознание уже не затянет в перерождение и оно просто останется в состоянии Паранирваны. А то место, куда переселяются бодхисатвы, называется Чистая Земля Тушита. А ещё там рядом страна Шамбала, породившая аномальные бурления среди европейских эзотериков.
        • А вот в этом заблуждении виноваты уже сами буддисты. В изложенной выше концепции нирваны никто не сомневался, пока буддизм позиционировался как учение для небольшого круга практикующих мистиков. А когда началась массовая миссия — оказалось, что крестьянам нужно что-то попроще. Типа рая, например. Вот и пошла волна примитивизации.
      • «Просветление-бодхи — пропуск в Нирвану. После него можно уже вообще ничего не делать, потому что в Нирвану попал». Во-первых, всё-таки не Просветление, а Пробуждение (тот же индоевропейский корень, что в русском будить). Во-вторых, оно касается именно глубинного осознания истинности учения, а вовсе не понимания всех вещей в подлунном мире. Шакьямуни медитировал до конца своих дней, и даже в момент смерти.
      • Шуньята как что-то наподобие вакуума (пошло от старых переводов XIX века). Во-первых, более точный перевод пустотность (пустота или ноль будет шунья), а во-вторых, имеется в виду именно неустойчивость, переменчивость всего мироздания.
    • Буддистские монахи…
      • списанные с кришнаитов: не едят мяса и всегда навязчиво улыбаются или даже ритуально пляшут и поют. Как раз буддистские обеты (Виная) разрешают монахам есть всё, что пожертвовали миряне (кроме экстремальных штук вроде человечины), но предписывают быть серьёзным и запрещает петь и плясать (а ещё украшаться гирляндами).
      • списанные с джайнистов: задвинутые на ненасилии, аскезе и терпении. Просветлённый завещал Срединный путь: не привязываться к миру, но и не доводить себя до безобразного состояния голоданием и стоянием на голове.
      • списанные с отставных китайских чиновников, ушедших в даосы: весёлые раздолбаи, которые бражничают, практикуют кун-фу и полны дзена. Как раз устав в монастырях традиций, вышедших из дзена, самый строгий и почти казарменный: день монаха расписан по минутам.

Примеры[править]

« Вы нападали на разум. Это — плохое богословие. »
— Г. К. Честертон, «Сапфировый крест»

Фольклор[править]

  • Анекдот-притча о священнике, подвозящем монашку: каждый раз, когда он клал руку на её колено, она напоминала ему про 129 псалом. Вечером, заглянув в Библию и найдя 129 псалом, он прочитал: «Ищи выше, и обретешь ты победу!». Пример одновременно ватсонианский (притча учит хорошо знать своё дело, чтобы не упустить свой шанс) и дойлистский (ничего подобного в 129 псалме нет).

Театр[править]

  • «Правда — хорошо, а счастье — лучше» — обыграно: «Никак нельзя ему живым быть, потому я уж лет двадцать за упокой его души подаю, так нешто может это человек выдержать». Разумеется это она не всерьез, но такие персонажи и в реальной жизни есть.
    • Возможно, аллюзия на схожий по смыслу эпизод «Недоросля». А. Н. Островский вообще любил такой оммаж.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • «Сказание о Мамаевом побоище» — разбитый Мамай обращается к богам «Перуна и Салавата, и Раклия и Хорса и великого своего пособника Магомета». Откуда тюрк Мамай мог знать о существовании славянских языческих богов, открытое поклонение которым прекратилось почти за три века до Куликовской битвы — тайна покрытая мраком.
    • Бушков и Буровский в своём труде «Россия, которой не было» на этом основании утверждают, что Мамай на самом деле был русским язычником, а Куликовская битва — столкновением между русскими христианами и язычниками. С «Песнью о Роланде» (см. «Зарубежная литература») они, видимо, незнакомы.
    • С другой стороны, учитывая способность язычников отождествлять богов со сходными «доменами» (слияние финикийской Астарты с эллинской Афродитой или того же Перуна с христианским (!) Ильёй-Пророком), удивляться нечему. Автор «Сказания» банально адаптировал неизвестные широкому кругу читателей тенгрианские имена к русским реалиям.
      • Так что же, получается, что автор «Сказания» был язычником?
        • Не больше чем Снорри Стурлусон. Знать ≠ поклоняться.
  • Внезапно у Ф. М. Достоевского, который почитается (или критикуется) как фундаменталист-реакционер. Речь о внутрисюжетной «Повести о Великом Инквизиторе», сочинённой Иваном Карамазовым («Братья Карамазовы»). От содержания его брат Алёша приходит в негодование, но принято считать, что Иван выразил позицию автора (50/50, не меньше людей считает, будто автор выразил свою позицию как раз через Алёшу). В образе В. И., согласно этой гипотезе, Достоевским критикуется религиозный фанатизм и социалистический тоталитаризм. Проблема в том, что Христос, явившийся до Второго Пришествия, чтобы «поглядеть на людей», согласно строго христианской эсхатологии, является… собственно, Его противоположностью, Антихристом[5]. Да и может ли в сюжете православного писателя Спаситель явиться к католикам? В частности, упрекал коллегу-писателя в искажении догматов консервативный философ К. Н. Леонтьев[6].
    • Но вот этот ляп то ли Ивана, то ли самого Фёдормихалыча бесспорен: И вот столько веков молило человечество с верой и пламенем: «Бо господи явися нам», столько веков взывало к нему, что он, в неизмеримом сострадании своем, возжелал снизойти к молящим. В действительности приведенные слова ветхозаветного псалма звучат по церковнославянски «Бог Господь (то есть, Единый Бог есть именно тот господин, который реально и деятельно управляет всем сущим) и явися (т. е. явился, открылся) нам», так что никакой мольбы о явлении Христа в них нет (как и обращения «Господи»), а есть констатация совершившегося факта. Явная «красавица Икуку» со слуха.
      • Не говоря уж о том, что Иван об инквизиции и о католическом вероучении имеет весьма смутное представление, на уровне «слышал звон» и всё сваливает в кучу. Автор правки, как католичка, подтверждает.
  • А. И. Куприн, «Анафема» — автор то ли получил откуда-то довольно искажённое представление о том, что именно на самом деле провозглашают на описываемом в рассказе чине Торжества Православия, то ли вовсе не считал это важным.
  • Пример внутри произведения — «Детство» и «В людях» Горького. Бабушка и дедушка Алёши Пешкова — люди с очень разным образом веры, и каждый по-своему не в ладах с богословием: бабушка просто неграмотна, и ее вера простеца густо перемешана с народными суевериями и рудиментами язычества, дедушка — жестокий и холодный начетчик, для которого главное — страх перед Богом. Он знает молитвы наизусть, но не вникает в их смысл, ему главное — правильно отбарабанить. При этом он порицает бабушку за то, что та молится своими словами, хотя ее молитва гораздо искренней. И надо сказать, что бабушка, при всей неграмотности, обладает крепкой религиозной интуицией, чувством веры.
  • М. Шолохов, «Нахалёнок» — сын местного священника троллит главного героя, типа когда он умрёт и попадёт на тот свет, за то, что его отец был коммунистом, его в аду черти на сковородках будут поджаривать. Обоснуй: это ребёнок, и вряд ли знает канон. Да и сам поп может быть ближе к народному православию, чем к семинарским лекциям. Тем не менее, по канону не может сын попасть куда-либо за грехи или заслуги отца! «Сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына, правда праведного при нем и остается, и беззаконие беззаконного при нем и остается!» (Иез. 18, 18-23). И даже по местным суевериям сын за отца не отвечает, разве что отец за сына.
  • Л. Соловьёв, «Повесть о Ходже Насреддине» — мусульманин-ростовщик Джафар. Да полно, мусульманин ли? А ещё он муслимов… порабощает — по-видимому, с одобрения эмира. Разбор здесь.
  • Л. И. Лагин, «Старик Хоттабыч» — в главе «Таинственная история в отделении банка», когда Волька недоумевает, что ему делать со всеми своими сокровищами, Хоттабыч предлагает: давать «отдай их в рост тем, кто в них нуждается, и ты станешь тогда владыкой над всеми бедняками твоей страны». Так, момент! Хоттабыч — мусульманин, на что в тексте есть прямые отсылки. А в исламе риба, то есть ростовщичество, строго запрещена. Даже в наши дни в каком-нибудь Иране или Пакистане ростовщичество наказуемо, там кредит в банках даётся под чисто символический процент. Старик решил предложить своему спасителю грешное дело? Лазарь Иосифович не знает этого или издевается?
    • В качестве обоснуя можно заявить, что Волька — атеист (пионер же!), бабушка Вольки вполне дома могла иметь икону, а Хоттабыч её видел). Или старик, когда ходил по Москве, видел церкви с крестами и сообразил: здесь нет мусульман, так что предложить ростовщичество другу можно. Если так, то коварный дед получается
    • Хотя можно также предположить, что если Хоттабыча заточил в кувшин Сулейман ибн Дауд aka Соломон бен Давид (965—928 до Р. Х.), то мусульманином он является весьма условно (по шариату ветхозаветные пророки, включая Соломона, считаются мусульманами). А в иудаизме отдавать деньги в рост запрещено только единоверцам — а иноверцам можно.
    • С другой стороны, учитывая то, что это всё-таки книга для детей, то Лагин мог просто собрать в кучу всё, что пионеру было делать не к лицу, и вложил в уста Хоттабыча. А тему религии, учитывая то, что Волька с Хоттабычем не спорят, помимо всего прочего, о Боге, Лагин решил, учитывая реалии тогдашней нашей жизни, по-джентльменски обойти.
  • Анатолий Иванов, «Тени исчезают в полдень» — перешедшая из старообрядчества в баптизм Пистимея молится почему-то по-пятидесятнически, впадая в экстаз и «говоря на языках», (а иногда и крестясь двуперстием), грозится дочь «засушить на святые мощи» (принести в жертву, заморив голодом), хорошо относится к иеговистам и хлыстам, вероучение которых по многим пунктам несовместимо с баптизмом.
    • Обоснуй: автор стремился обличить все нестандартные христианские течения скопом, поэтому его совершенно не интересовали их реальные вероучения.
    • Еще один внутримировой обоснуй: изуверке Пистимее нет большого дела до тонкостей вероучения (да, возможно, и до самой веры), а в «нестандартных христианских течениях» (что в старообрядчестве, что в баптизме) ее привлекает лишь возможность неограниченной власти над последователями (чему ее учила еще тетушка — старообрядческая скитоначальница) и, до кучи, реализации своих личных садистских наклонностей.
  • Т. Воронцова, «С тобой товарищи» — ГГ Женька со своей матерью вроде бы протестанты-пятидесятники (постоянно читают Библию, молятся, впадая в экстаз, глава их общины называется «брат проповедник»), однако почему-то держат дома иконы, собираются на свои моления в заброшенной православной часовне, женщины одеваются под монахинь, во все черное, да до кучи еще в их общине распространяют иеговистский журнал «Башня стражи», при том, что у «Свидетелей Иеговы» что с пятидесятничеством, что с православием масса противоречий. Обоснуй: перед нами типичная советская антирелигиозная пропаганда, и автор не обязана разбираться в сортах христианства.
  • Б. Акунин:
    • «Пелагия и Чёрный монах» — разговор между инокиней и епископом о самоубийствах совершенно невозможен. Христианское учение не только не осуждает героическое самопожертвование — ведь это неизбежно означает осудить Христа (каковой довод и приводит Пелагия, и совершенно законно), но и превозносит его как высший подвиг человеческого духа (см. Евангелие от Иоанна). А уж смешивать самоубийство с самопожертвованием для христианина просто немыслимо. Удивительно, что епископ не знает таких простых вещей. Епископ мог бы и получше знать историю своей Церкви: несколько женщин, покончивших с собой, чтобы избежать поругания, были даже канонизированы. Например, Домнина, Вероника и Просдокия, утопившиеся, когда их продали в публичный дом, Евпраксия Рязанская, бросившаяся с башни вместе с сыном… В Римской империи был закон, согласно которому девственницы казни не подлежали. Обходили его очень просто: перед казнью их насиловали! Поэтому самоубийство с целью избежать изнасилования перед всё равно неизбежной казнью считалось вполне допустимым. Показателен случай: когда вели на мучения арестованных христианок — мать и юных дочерей, мать велела дочерям прыгнуть во встретившуюся по пути пропасть, но сама прыгать не стала, ибо ей ритуальное изнасилование не грозило, а претерпела муки и была казнена!
    • «Детская книга» — внутримировой пример: местный Лжедмитрий на самом деле Юрка, пионер-попаданец, который шарит в технике и весьма неглуп, но вот чего ему не хватает, так это взвешенности и знания реалий начала XVII в. В ответ на удивление главгероя, что тот обещал Сигизмунду обратить Русь в католичество, атеист Юрка пожимает плечами: «А какая разница, что одни попы, что другие. Бога всё равно нет». Кончает предсказуемо плохо…
    • «Перед концом света». Старообрядцы говорят «Спасибо» вместо «Спаси Христос» и упоминают «святого НиколАЯ» вместо «Николы». Ну и крайне странный обет добровольной слепоты злодейки Кириллы.
    • «Любовница смерти» — Фандорин у япониста Акунина вешает Коломбине лапшу на уши про реинкарнацию-перерождении душ в японском буддизме. При том, что понятие души (атман) было в индуизме, а в буддизме (в т. ч. японском) — другие постулаты (ан-атман), души нет, перерождаются не души, а поток первоэлементов-дхарм. Вообще, буддисты (кроме тибетских традиций) очень мало заморачиваются вопросом перерождения, в буддистской философии оно нужно исключительно для объяснения, откуда берётся зло и несчастья (это кармические отголоски из предыдущих перерождений).
  • Аналогично и Алексей Иванов, «Золото бунта» — старообрядцы на протяжении романа говорят про «ИИсуса»(вместо «Исуса»), святого «НиколаЯ» и благодарят «спасибо».
    • Как минимум, две последних ошибки для исторических старообрядцев, да и части нынешних могут если не послужить полноценной кнопкой берсерка, то минимум ярким опознавательным знаком «чужака» и спровоцировать резкий ответ в духе «собаки мы, что ли, НикоЛАЮ молиться?!» или «Вот пусть тебя „бо“ и спасает!».
  • Хольм ван Зайчик (под этим псевдонимом скрылся Вячеслав Рыбаков с участием Игоря Алимова и немного других товарищей), весь цикл об Ордуси — зигзаг. То, что местное «православие» признаёт многожёнство и институт временных браков, разумеется, не баг, а фича, не нуждающаяся в обоснуях: целью авторов как раз было показать православие, пропитанное исламом (да ещё с ярко выраженным посылом «лишь бы не так, как у клятых папистов»), но паче то и другое — конфуцианством. Вот только в заявленном сеттинге, где точкой бифуркации стал сильный политический союз Александра Невского с Сартаком Батыевичем, исходным материалом для «православного» синтеза наверняка стало бы несторианство, а не византиизм, в крайнем случае — некий их микст на культурно-обрядовом уровне.
    • Канонически такое «православие» уже никакое не православие. Решения Вселенских соборов обязательны для всех последующих православных, сколько бы тысяч лет ни прошло. Впрочем, уже в современности к несоблюдению некоторых канонов относятся снисходительно, а что будет тогда…
  • В. Кузьменко «Гонки с дьяволом» и множество других авторов — если Каин убил Авеля, стало быть, человеческий род произошёл от Каина. Сиф? Не знаем такого.
    • Впрочем, потомки Каина в каноне вполне себе присутствуют, но, по-видимому, Потоп они не пережили.
    • Между тем, согласно иудейским преданиям, Ноема, женщина из потомков Каина, была женой Ноя. Так что…
    • Более известна другая версия, по которой Ноема является женой не Ноя, а Хама — и «греховность» его потомков объясняется именно наличием в их жилах «крови Каина».
  • Т. Веронин (автор книги, по которой снято «Путешествие Серафимы»), «День Господень». В дисклеймере сразу сказано, что Апокалипсис будет неканоничным, так что это за скобками. Довольно чудно выглядит первое причащение мальчика-протагониста. Священник не требует исповеди (Коле явно старше 7 лет) и даже не спрашивает, ел ли и пил тот с утра (это момент не особо принципиальный, но в восточной церкви им очень заморачиваются). Ещё желательно поститься 1 день до Евхаристии и побывать на службе вечером, но герои только к вечеру в деревню приехали, ладно. Да, в экстренных условиях каноны подчас нарушаются (в блокадном Ленинграде причащали обычным хлебом и… морсом), но даже лежащих в агонии на смертном одре священник спрашивает о грехах! А ведь апокалипсис в тот день ещё не был совсем близко…
  • «Дети против волшебников» — автор позиционирует себя как православного (и, возможно, даже является священником), но в ряде случаев выдаёт за православное учение совершеннейшее мракобесие (потому что свидетель Иеговы имеет с православием больше общего, чем этот русофоб).
    • Увы, распространённое в реальной жизни. В частности, низведение православия до генотеистической «русской веры».
    • ОК, давайте объясним более подробно. В основе концепции «русской защиты», которую продвигает книга, лежит понятие освящающей благодати. Освящающая благодать — это непосредственное действие Бога на человека, благодаря которому человек становится, попросту говоря, лучше. Ну вот как объект, на который посветишь фонариком, сам начинает отражать свет, так и человек, состоящий в союзе с Богом/абсолютным добром, сам начинает становиться хорошим. Но штука в том, что постоянно находиться в этом состоянии могут только святые, которые усиленными молитвами, духовными упражнениями и делами милосердия в течение многих лет привели себя в такую вот суперформу. В книге же подобное совершенство требуется от детей-школьников. А если они совершают «мыслепреступление», то фиг им, а не защиту от злых сил. Сначала достигни совершенства, а за это тебе Боженька даст благодать.
      • На самом деле Бог даёт нам благодать не по заслугам, если бы по заслугам — то нам всем капец. Он даёт просто так, по желанию трудящихся. Благодать — не награда за безгрешность, она — лекарство для грешника.
      • При этом гречаночка Касси даже объясняет протагонисту, что Бог — личность, а не слепой кармический закон, и молитва — не заклинание. Увы, в понимании этого она явно превзошла собственного духовного учителя, «Геронду»[7], да и автора тоже…
    • «Зервас», как и многие его однокашники, со страшной силой втыкает на учение Григория Паламы о нетварных энергиях. Учение это тоже догматически вполне кошерно (хотя непонятно, зачем нужно, кроме как «лишь бы не как у католиков»)… пока его не начинают вульгаризовать и приспосабливать «для тупых» — или в данном случае, для детишек, что в глазах автора явно одно и то же. И в этом примитивном и пошлом виде «божественные энергии» превращаются в нечто типа радиации, способное оседать на людях, предметах и т. д. и распространяться от них. Поэтому проявления святости в романе Зерваса ничем не отличаются от магии, на что неоднократно указывали разные критики. Правильно указывали: криво понятый паламизм и есть магическое мышление в чистом виде. Точнее, наоборот: магическое мышление, характерное для многих наших соотечественников, находит себе оправдание в дурно понятом паламизме.
      • На самом деле божественная энергия — это просто действие Бога (по-гречески ἐνέργεια и означает «действие»), и она не может накапливаться в чём-то или в ком-то, как движение не накапливается в мячике, сколько раз его ни брось о стену. Чтобы человек находился в состоянии благодати, Бог должен действовать на него непосредственно, точка.
    • Сфера нравственного богословия в этой книге — просто кошмар. Главная мысль, которую продвигает автор — нужно творить добро и воздерживаться от зла не потому, что добро хорошо, а зло плохо само по себе, а потому что добродетель наделяет тебя «русской защитой» против злых сил. То есть, попросту говоря, добро — это выгодно. Ай, молодца, автор!. Автору правки, вполне себе православному, эти идеи отдают чуть ли не самым примитивным язычеством. Когда пытаются выторговать блага у некой сверхъестественной силы, живя в соответствии с ее предписаниями. Что касается молитв-заклинаний, то сравните с сохранившимися кое-где культами, когда мастерят себе божка из дерева или камня и просят у него чего-нибудь. Если ничего не получалось, кумира выбрасывали, ломали или сжигали. Конечно, лучше уж пусть человек творит добро из выгоды, чем не творит его вообще. К тому же это весомо подкрепляет желание творить добро, что идёт на благо всему миру. На то и твердят о рае и аде христианские священники, зная, что даже искренне желающему творить добро человеку может не хватать дисциплины. А если какая бы то ни было сила охотно берёт, но ничего не даёт — стоит ли она в чисто моральном плане того, чтобы ей молиться? Но две главные заповеди всё-таки начинаются с «Возлюби», а не «Это договор публичной оферты с Богом»; а если кто-то служит Богу ради мздовоздаяния, то если он православный, то воздаяния ждет на небе, а не на земле.
      • Такой подход, действительно по сути своей языческий, очень популярен среди т. н. «формально православных». Очень часто, например, ребёнка крестят не для того, чтобы приобщить к православной церкви, а для того, чтобы Бог его наделил своей защитой — то есть получается эдакое «заклинание „Крещение“, жреческое, второго уровня, даёт +20 к резистам от житейских невзгод». Но это простительно мирянину, который на службах пару раз в год появляется, но никак не духовному наставнику.
  • Алексей Пехов, цикл «Страж». В мире Братства Стражей христианская церковь идентична нашей католической, причем вплоть до того, что и Евангелие одно на оба мира… Черный кинжал обрекает душу на вечное проклятье безотносительно к ее собственным грехам? А Орден Праведности, наоборот, умеет опосредованно аннулировать все людские грехи, обеспечивая объекту Царство Небесное вне зависимости от сотворенных злодеяний? Можно было бы притянуть в качестве обоснуя гностичность мира с его магией — вот только у ГГ, человека образованного и христианина, от одного осознания, что подобное возможно, должен был наступить лютейший экзистенциальный кризис, приправленный баттхертом от вопроса: «Как попустил, Боже???».
  • Метавселенная Рудазова — «Призрак». Ад, Чистилище и Рай механически срисованы у Данте. Место Троицы, ангелов и бесов тут тоже неканоничное, но это уже не баг, это логически вытекает из структуры метавселенной как таковой. Впрочем, концепция оной метавселенной у Рудазова скорее индусская (хотя — ещё один ляп! — в одной из более ранних книг утверждается, что скорее буддийская) — как-то так могли воспринимать христианство первые индусы, которым его пришли проповедовать.
  • В. Камша, «Хроники Арции» — в летописях Церкви Единой-и-Единственной фигурирует монахиня Циала, канонизированная за то, что сокрушила могущественного тёмного чародея и еретика Проклятого и провозглашённая равноапостольной. Вера Викторовна видимо решила, что «равноапостольность» есть просто некий знак высшего отличия перед Богом и церковью (обладатель данного титула, вроде как, сразу ставится на одну ступень с самыми почитаемыми святыми — апостолами). Вот только в христианстве «равноапостольными» святые провозглашались за совершенно конкретные заслуги, выражавшиеся исключительно в проповедовании Евангелия и обращении народов в христианскую веру. А вот организаторы святых походов против еретиков никогда подобного звания не удостаивались.
  • Она же, «Отблески Этерны» — Талигом негласно управляет кардинал Квентин Дорак. Видимо, Вера Викторовна считает, что кардинал — это духовное звание, которое выше епископа. На самом деле кардинал — это изначально должность служителя римской курии (двор папы римского), а впоследствии — компромисс между тем фактом, что папа — епископ Рима и должен избираться священниками Рима, и тем фактом, что католическая церковь — структура интернациональная. Как следствие — некоторым епископам, представляющим свои страны, даётся номинальная должность при курии (должность кардинала) вкупе с гражданством Ватикана, что позволяет им участвовать в выборах папы на правах римских граждан. Таким образом, кардинальство Дорака — двойной фейспалм: церковь Талига не выбирает Эсперадора, зачем ей кардинал?
    • Не забываем, что в обоих случаях описаны иные миры, а не наш. У нас так, а у них иначе. Учитывая, что «Этерна» сильно вдохновлена книгами Дюма, «кардинал» — это просто такая отсылка к Ришелье, мол, глядите: похожий персонаж.
      • Да с кардиналом-то всё просто: так назвал должность собственного «заместителя по вопросам религии» Франциск. А вот с Циалой… Чтобы зваться равноапостольной, нужно, чтобы в каноне присутствовало понятие «апостол». Слышали ли мы хотя бы про одного апостола в мире Тарры?
  • «Проповедник» Латыниной — интеллектуал-доминиканец ван Роширен объясняет христианство жителям дикой планеты, по уровню развития находящихся как раз на уровне древней Галилеи. На таком же уровне они и усваивают христианство, примерно как иудеи-зилоты. Что примечательно, Бог здесь есть, и он именно такой, как учит ван Роширен, то есть вмешивается скорее божественным провидением и творит чудеса сугубо по своей воле с непостижимыми для человека мотивами.
  • Дарья Донцова, цикл о Даше Васильевой — околотроповое. Бабушку Даши звали Афанасия. Даже вспоминается семейная история — прадед Даши не поладил со священником, и тот дал девочке несуществующее имя, потому что крестил ее в день святого Афанасия. Но, во-первых, такие вещи невозможны, нельзя крестить именем, которого нет в святцах. Если ребенку хотят дать имя, которого там нет, подбирают похожее по звучанию или смыслу (например, Светлан часто крестят Фотиниями, греческое имя с тем же значениям). Ну и во-вторых, имя Афанасия в православных святцах есть. Тринадцатого февраля она чтится. Кто не разбирается в деталях, автор или героиня, неясно.

На других языках[править]

  • «Песнь о Роланде» — автор утверждает, что сарацины, которым принадлежит Испания, молятся трём богам: Магомету, «Аполлену» (т. е. древнегреческому Аполлону!) и какому-то Тервагану. Причём ещё и ставят им идолов. Хотя ислам строго против идолопоклонничества, так что там даже изображения живых существ (не говоря уж о самом Пророке) под запретом!
    • Для средневекового эпоса обвинение оппонента-авраамиста в язычестве — практически норма. Армянский эпос «Сасне црер» описывает поклонение арабского халифа идолам, у мусульман-азербайджанцев в «Китаби дадам Коркут» возведением капищ с идолами, наоборот, бахвалится враг-христианин.
    • В нашей «Задонщине» Мамай вообще молится Магомету, Апололлону и Перуну! Видимо, это общенациональная манера — складывать в одну стопочку все, что известно о нехристианских культах и приписывать врагам.
  • В. Скотт, «Айвенго» — несколько раз евреи называются еретиками: «бог терпит долгие века целый народ упорных еретиков, можно и нам потерпеть одного еврея»; «Чтобы еврей сам платил себе — нечестно…; да и не по-христиански, так как это значит ограбить единоверца, чтобы обогатить еретика»; «лучше быть прикованным к ложу, чем исцелиться, принимая снадобья нечестивых еретиков», хотя они иноверцы.
    • Да и с богословием самих иудеев напутали. «Так чего ж тебе надо от меня, — сказала Ревекка, — если не богатства? Между нами не может быть ничего общего: ты христианин, я еврейка. Наш союз был бы одинаково беззаконен в глазах вашей церкви и нашей синагоги», — в смысле, синагоги? Церковь — это организация, которая может судить по своим законам, а синагога — это здание для молитв, изучения богословия и собраний общины, одноимённой организации у евреев нет. Верующая еврейка, скорее, сослалась бы на Галаху (религиозно-традиционное право, примерно как Шариат в исламе), непосредственно на Тору или вообще на мнение общины.
  • «Сапфировый крест» — отец Браун разоблачил вора, прикидывающегося священником, потому что тот старательно косплеил мракобеса.
    • В нескольких рассказах об отце Брауне используется инверсия тропа если Иисус, то и пришельцы, когда от главного героя ожидают, что раз он священник, то он должен верить в магию, призраков и прочую ерунду. В результате, когда почти все персонажи уже убедили друг друга, что в деле замешана какая-то чертовщина, отец Браун остаётся среди них единственным «материалистом»:
« — А я думал, что вы верите в чудеса, — не выдержал секретарь.

— Да, — ответил отец Браун, — я верю в чудеса. Я верю и в тигров-людоедов, но они мне не мерещатся на каждом шагу. Если мне нужны чудеса, я знаю, где их искать.

»
— «Чудо „Полумесяца“»
  • Другой внутримировой пример из рассказов Г. К. Честертона — «Сельский вампир». Речи пожилого священника представляют собой странную смесь из взглядов Высокой англиканской церкви, Низкой англиканской церкви и Римской католической церкви. А разгадка проста: это актёр, привыкший изображать священников на сцене, но слабо представляющий, во что, собственно, они верят.
  • Произведения Дэна Брауна, как минимум «Код да Винчи» и «Ангелы и демоны». Последний пускается в вольную фантазию и насчёт физики.
    • Один из вопиющих примеров — Лэнгдон удивляется, почему Грааль стал так известен, если это просто чаша? «Если так, то почему тогда другие реликвии, такие как, к примеру, терновый венец, крест, на котором был распят Иисус, не вызвали подобного интереса?» Он может не знать православного предания о том, как Елена равноапостольная искала Крест — и нашла. Однако ажиотаж вокруг щепочек от Креста, которые продавались в качестве реликвий, известен в западном мире. И с другой стороны, как насчет копья Лонгина? Пожалуй, предания о нем могут посоперничать в популярности с Граалем.
  • «Бог как иллюзия» Р. Докинза — со всем уважением, в плане биологии претензий вроде бы как нет, но в плане богословия — наш троп во плоти!
    • С самого начала не в ладах с логикой. Представьте себе: мир без религий иллюстрируется невредимыми башнями-близнецами. Но разве религия — это единственная причина для войны и террора? История знает и террористов-атеистов (например, анархисты в начале XX века). К радикальным методам борьбы толкает преданность идее, не обязательно религиозной. Да, история знает много случаев, когда на преступления людей толкала религиозная рознь, но причина этого — не непосредственно вера в Бога, а уверенность человека, что его дело правое и что ради Великой Справедливости стоит принести и кровавые жертвы. Но и эти идеи чаще всего действуют не на материально и духовно благополучных людей, а на неудовлетворённых жизнью, страдающих от социальных проблем, и организуют их не ради голого фанатизма, а ради каких-то политических выгод.
      • На самом деле в тексте это упомянуто, но автор проезжается по тому, что религия слишком часто и слишком легко толкает к упоротости. Картинка с башнями взята как пример, и на ней внимание не акцентируется.
    • Ну и не в ладах с историей  — автор книги утверждает, что не может представить, себе чтобы атеисты пошли сносить храмы верующих. Пример СССР, особенно 1920-30-х годов? Испания времён республики? Албания времен Энвера Ходжи? Нет, не слышал! Про Пол Пота и хунвейбинов даже вспоминать не хочется… Автор был бы ближе к истине, если бы сказал, что причиной здесь не атеизм как таковой, а антиклерикализм и религиозная нетерпимость. Практически по тем же соображениям в ходе религиозных войн, в зависимости от победителя, то соборы перестраивались в мечети, то мечети в соборы… Но этот антиклерикализм, о котором речь, имел теоретическую базу в атеизме, и от этого никуда не денешься.
    • Концепция буддизма изложена через… пересказ интервью забытой актрисы. Вообще, судя по всему познания в религиях мира Докинз получил, читая глянцевые журналы и слушая телепроповедников-пятидесятников.
  • «Песнь Льда и Огня» — Его Воробейшество любит ругаться «еретиками». Но враждующих школ по поклонению Семерым в Вестеросе не обнаружено. Рглориане, почитатели Утонувшего и Древних, являются для септриан иноверцами или язычниками. Ну, а про блудников, мужеложцев и стяжателей речи нет — это просто грешники разной степени запущенности.
    • Впрочем, Его Воробейшество — обычный сельский священник с повадками религиозного фанатика, так что он может в богословские тонкости и не вникать. А ещё с точки зрения классического подхода еретиками является большая половина паствы Семерых, за то, что считает собственно Семерых отдельными богами, а не лицами Единого Бога, и добрая половина священников, которые проповедуют эту концепцию в таком упрощённом виде, считая, что публика — дура и мути о «семи лицах одного Бога» не поймёт.
      • Остается вопрос, откуда вообще взялось понятие «еретик», если нет враждующих школ.
  • «Лорд Дарси» Рэндалла Гарретта — внутримировой пример. Король Польши, главный враг Британской империи, платит агенту, чтобы тот убедил косплеящую друидов секту убить короля империи. Ведь, по их поверьям, король должен регулярно умирать за страну, тем более когда дела плохи. Вот только невольная смерть короля для них всё равно что для католика та самая свадьба под прицелом ружья. Поляка просто разводят на бабло, без реальных шансов на успех.
  • «Бетагемот» Питера Уоттса — второй случай. Героиня упоминает, что сетевые вирусы называются «мадоннами» в честь… библейских демонов. Едва ли современный автор, даже предельно далекий от религии, мог так ошибиться, а вот люди далекого будущего — вполне. Ну, перепутали Мадонну с Маммоной, бывает.
  • Цикл «Safehold» Дэвида Вебера — внутримировой пример. Официальные структуры Зиона (священный город всепланетной единой религии) называют население и лидеров Чариса еретиками, отлично зная что догматы веры Чарис сомнению не подвергает (их, в общем-то, никто не подвергает — слишком много доказательств, что в священных книгах написана правда), претензии только к тому, что церковные иерархи совсем берега потеряли (крупные взятки за выполнение прямых должностных обязанностей, например, считаются нормой). {{{1}}}
  • Кристофер Мур «Агнец: евангелие от Шмяка, друга детства Иисуса Христа» — рассказчик постоянно наставляет на путь истинный своего друга детства придуманными «цитатами» из торы.
  • Чародейский цикл Сташеффа: церковь Греймари полтысячи лет возглавляется аббатом. Несмотря на её небольшие размеры, это вопиющая неканоничность. Только епископ может рукополагать священника, а епископа обычно рукополагает собор епископов. Так что для нормальной канонической преемственности в церкви должно быть как минимум три епископа одновременно. Поэтому, с точки зрения вновь нашедшего Греймари Ватикана, всё тамошнее священство — ряженые самозванцы, а то и раскольники. Однако их пытаются встроить в дисциплинарную иерархию, игнорируя это обстоятельство.
    • Да ладно вам, в экстремальных ситуациях допускается отклонение от канонов, в том числе и хиротония одного священника другим. Насколько это потом будет признано действительным — зависит от буквоедства конкретных церковных функционеров.
  • Марк Твен, «Приключения Тома Сойера»: заглавный герой искренне убежден, что стоит поймать муху во время молитвы — и твоя душа будет навеки погублена. А вот набить морду незнакомому мальчику только потому, что костюмчик не понравился, — это так, пустяки. Разумеется, «не в ладах с богословием» здесь пребывает не автор книги, а именно малолетний персонаж, не склонный глубоко копаться в нудных для него вопросах.

Кино[править]

Отечественные фильмы[править]

  • «Тот самый Мюнхгаузен» — Мюнхгаузен описывает свой брак: «Якобина с детства не любила меня и, нужно отдать ей должное, сумела вызвать во мне ответные чувства. В церкви на вопрос священника, хотим ли мы стать мужем и женой, мы дружно ответили: „Нет!“ — и нас тут же обвенчали. После венчания мы уехали с супругой в свадебное путешествие: я — в Турцию, она — в Швейцарию. И три года жили там в любви и согласии». И католическому, и протестантскому каноническому праву описанное противоречит: согласно западной сакраментологии тайносовершителями брака являются сами брачующиеся, а не священник. Если они сказали у алтаря «нет», да ещё и не консумировали брак (секса не было, попросту говоря), то он просто не состоялся по факту.
    • Обоснуй: это сатира, а не изображение реального венчания. Впрочем, венчание осуществлял пастырь нерадивый или недобрый (как у Конан Дойла в «Одинокой велосипедистке»).
    • Тем не менее, это очень характерно для жителя «традиционно православной» страны, поскольку в православной церкви тайносовершителем считается священник, а значит, даже неконсумированный брак действителен.
    • Плюс: а кто сказал, что брак неконсумированный? Такие подробности вряд ли станут распространять, поэтому на этот счёт нам ничего не известно. Ну и банально: откуда тогда взялся Феофил? Если предположить, что он у Якобины появился где-то «на стороне», то почему тогда Мюнхгаузен (который, на секунду, «славится тем, что никогда не врёт!») называет его своим сыном? Да и возраст совпадает.
      • Внимательно смотрим фильм: Феофил взялся после карнавала, на котором барон и баронесса перепихнулись, не узнав друг друга в масках. Если бы барон объявил брак не консуммированным до этого момента, Якобина ничего не смогла бы сделать.
        • Ещё внимательнее смотрим: в фильме этого нет. Это момент из пьесы, по которой фильм снят, в экранизацию он не попал. Не надо мешать всё в одну кучу.
  • «Левиафан». Кто готовил этого священника, пересказывающего протагонисту историю Иова?.. Батюшка не знает канона, не знает текста! Да иерей ли он вообще, и был ли им когда-либо?
    • К сожалению, художественная правда: уровень подготовки семинаристов сейчас в массе ужасен. Если уж официальнейшее лицо Чаплин публично говорил о пользе войны для духовного воспитания общества (что с точки зрения духа христианства не лезет ни в какие ворота), то простой иерей, если он заболел активной гражданской позицией — и подавно. Но мейнстримные священники всё-таки выступают за гуманизм и мир во всем мире.
      • Но «история Иова» в устах батюшки, это же просто нечто на уровне «Иисус учит: если ударят по правой щеке, подставь левую, а сам хуком снизу».
        • Автор правки лично присутствовал на проповеди священника-директора епархиальной православной школы в школьной церкви. Батюшка увидел, что девятиклассник не надел рубашку от школьной формы (та просто не успела высохнуть, постиранная с вечера) и десять минут рассказывал пастве про то, что этим ужасным грехом провинившийся и стоящий рядом с ним друг (остальные отшатнулись) распинают Христа, упиваясь его страданиями. Так что священники бывают разные, некоторые из них учат детей такому новому прочтению Библии.
  • Павел Лунгин предвосхитил потуги Звягинцева.
    • «Остров»: протагонист годами несёт послушание для смывания греха (как оказалось, мнимого: преданный по малодушию друг просто-напросто выжил[8]). Участие в таинствах, одно из которых — покаяние, не показано вообще. А ведь исповеди (в случае тяжёлого греха — плюс епитимьи) хватает, чтобы не мучиться десятилетиями. Перед смертью протагониста исповедь и причастие также не показаны, что для монаха немыслимо. Ну да ладно, это вопросы психологические, только наш герой — не мирянин или монах в миру, а прижизненный чудотворец (!!!).
      • Обоснуй: часть церковных таинств, и в первую очередь Евхаристия (причащение), требуют настолько серьёзного к себе отношения, что играть их на сцене/на экране считается в православии недопустимым. А Пётр Мамонов и Павел Лунгин — люди искренне верующие и очень внимательно относятся к таким вещам.
    • «Царь»: Исторический «Левиафан» на новый лад (автор сам признался, что это не про Грозного, а про «век наш»). В отличие от, плохое тут сугубо государство, а клирики могут быть и хорошими, если против него. Ну да ладно, идеологию оставим за скобками. Что тут есть? Иван Грозный вместо патриарха Никона строит в России Новый Иерусалим (получается, естественно, Империя зла), священники XVI века читают молитвы, составленные после раскола, дети целуют иконы, не перекрестившись, хотя в те времена само прикладывание к иконе происходило по исключительным поводам и сопровождалось поклонами, а набожный (что важно для сюжета!) царь прямо в церкви срывает с митрополита митру и царские сатрапы тут же начинают бить митрополита ногами…
  • «День выборов»: «Я сейчас тебя заочно отпою, и будешь ты, майор, гореть в геенне огненной» — это демонстрация для тех, кто понял, что Иннокентий в вопросах религии — классический пример тропа: современные околорелигиозные суеверия утверждают, что если за человека при жизни подать записочку «за упокой» и свечку соответственно поставить, Бог сочтёт его умершим со всеми (список разнится в зависимости от самого суеверного) вытекающими.
  • «Быстрее, чем кролики» — молитва Гарика. «Господи, дай Бог Тебе здоровья! И Тебе, и Отцу, и Сыну, и Святому Духу!».
    • Субверсия: герои решают, что они умерли и находятся в чистилище. Но потом один шибко умный всё же вспомнил, что православная церковь чистилища не признаёт…
  • «Викинг» про Владимира — жрецы Перуна смахивают на юродивых, но Перун был воинский бог, и его жрецами становились наиболее удачливые и прославленные воины, вышедшие в отставку, являясь живым воплощением тропа крутой старик.
  • Цикл фильмов про трёх мушкетёров — неоднократно в песнях:
    • «Возвращение мушкетеров»: «Я не молился в жизни никогда. Прошу Тебя лишь в первый раз…». Очевидно, авторам это слышалось как «Ты меня знаешь, я по пустякам каждые пять минут не дёргаю, но вот сейчас и в самом деле припёрло!». Вот только для христианина такая «молитва» звучит несколько иначе: «Батя, мне на тебя всегда было наплевать, я тебя за последние лет двадцать ни разу не навестил, ни разу не позвонил, да и сейчас бы не стал — но очень деньги нужны!»

Зарубежные фильмы[править]

  • «The Boondock Saints». Братьев МакМанусов мы впервые встречаем на мессе в честь дня святого Патрика, в момент чтения «Отче Наш». После «Отче Наш» начинается проповедь, которая во многом подталкивает героев к дальнейшим действиям. Однако в современной католической мессе Отче Наш читается значительно позже проповеди, которая произносится после чтения Евангелия.
    • Слабенький обоснуй: «Отче Наш» читает не местный священник, а приглашённый гость. В связи с этим, возможно, он также произносил небольшую проповедь перед причастием. Не очень вероятно на практике, но вполне возможно, тем более, в Америке.
  • «Ван Хельсинг» — персонажи вроде бы христиане, а род Валериусов вроде бы страдает из-за того, что не может попасть в рай, пока не будет уничтожен Дракула. Что за фигня, автор? Согласно любой христианской доктрине, каждый человек индивидуально отвечает за свои грехи, и никакой родовой ответственности нет и быть не может.
    • Карл оправдывается за матерную ругань и половую связь с местной крестьянкой тем, что он не монах, а послушник. А вот выкуси — послушникам тоже нельзя ни того, ни другого. Внезапно, и мирянам, да и вообще всем верующим, крайне нежелательно совокупляться вне брака и произносить мат.
      • Хотя похоже, что это просто отмазка не желающего соблюдать все правила человека.
  • «Криминальное чтиво»: отрывок из книги пророка Иезекииля, цитируемый Джулсом, состоит во многом из отсебятины. Впрочем, там это фишка, и видимо, стёб над сабжем.
    • К подобному жульничеству прибегает и юный Зик (кстати, Иезекииль) в фильме «Святые узы брака», импровизируя для копов подходящую к ситуации псевдоцитату якобы из книги Иова — в чём потом и признаётся Гаване.
    • Да и беседа «еврейских ортодоксов» в начале фильма Гая Ричи «Большой куш» вызвала бы подозрение у хорошо знающих матчасть…
  • «Агора» — субверсия. Гипатия была убита прямо в алтаре у престола (!) христианского храма. Вроде бы это грубое нарушение церковных правил: даже случайное пролитие капли крови требует переосвящения храма (поэтому, кстати, туда нельзя заносить сырое мясо, а женщинам во время менструации вход в храм ранее был вообще запрещён), а намеренное — расценивается как тягчайший грех. Но по «Церковной Истории» христианского историка Сократа Схоластика (жил с IV по первую половину V в.) её похитили и убили именно в церкви (может, не в алтаре и не у престола). И учитывая, сколько раз в произведениях культуры (да и в реальной жизни) встречаются убийства в церкви, в том числе акты массовой резни, можно с уверенностью сказать, что это хоть и тяжелейший беспредел, но при этом совершенно реальная вещь. А что её убили не воины и не обыватели, а монахи… Это в наше время монахи прокачаны в каноне, потому что ходят в церковь каждый день. В поздней античности это были натурально дикари и отморозки, которые в церкви бывали хорошо если раз в год.
    • И века спустя в иных монастырях бывало противостояние грамотных и неграмотных монахов (при этом последние строчили кляузы на первых, обвиняя их в ереси и колдовстве!).
  • «Константин» — заявляется, что сестра Анджелы Изабель не может быть похоронена по католическому обряду как самоубийца и попадает в ад. Вообще-то для сумасшедших со справкой делают исключение, как для не ведающих, что творят.
    • Да и сам Константин страдает из-за того, что ему светит попадание в ад как самоубийце. Но ведь подобное отношение к самоубийцам в христианстве базируется на том, что это убийство, в котором невозможно покаяться. Покайся и живи спокойно. Да и между прочим… Какой ты вообще самоубийца, если ты жив?
  • «Ангелы и демоны»: весь сюжет основан на том, что Папой Римским может стать только кардинал, а камерленго, организовавший заговор, кардиналом не является. На самом деле всё наоборот: камерленго с XV века — это исключительно кардинальская должность, а Папой формально могут выбрать любого неженатого мужчину-католика (хотя на практике уже более 600 лет выбирают только кардиналов).
  • «Хитмэн» 2007 г: лысого киллера обложил в соборе российский спецназ, интерполовец интересуется у двух стоящих рядом священнослужителей назначением ключа. Но у священнослужителей почему-то на голове камилавки греческого образца. Причём хотя фильм и снимали в Болгарии, духовенство там носит точно такие же камилавки, как и в России.

Телесериалы[править]

  • «Викинги» — обритый наголо осуждённый мечтает войти после казни в Вальгаллу, куда, согласно верованиям викингов, был открыт доступ только погибшим в бою, а ярл воображает, будто может этому помешать.
    • Вообще-то отец Один мог оценить (и зачастую обязан был оценить) геройское поведение во время казни. И много чего ещё. Даже женщины, умершие во время родов, попадали в Священные Залы.
  • Lucifer — нет, мы вовсе не о затейливой тамошней мифологии, свобода творчества такая свобода. Мы о том, как быстро отца Кинли епископ отлучил от церкви. На самом деле, согласно Кодексу Канонического права, редакция 1983 года, это возможно только после судебного разбирательства (церковного), если только виновный не совершил греха, который подводит его под отлучение ipso facto (самим фактом). Организация убийства, внезапно, таким преступлением не является.
  • «Министерство времени» (1 сезон, 4 серия): в адрес иудея, которого вели на суд, из толпы католиков несколько раз раздалось: «Еретик!»
    • Обоснуй: много всякое там быдло понимает в доктрине… Да и вообще, евреи почитают Ветхий Завет, а Новый признают неканоничным, так что со средневековой точки зрения — вполне себе еретики.
  • «Институт благородных девиц» — во втором сезоне одна из главных героинь разоблачает фальшивого попа, потому что у него был католический крест. Крест близко не показывают, но видно что он золоченный (очевидно, поэтому «поп» его и спер когда-то), а католические кресты из простого дерева, без украшений.
    • В ту же копилку — фортель, который выкинула Ванда на уроке Закона Божия. «Я — католичка, и ваши обряды мне чужие!» А темой урока-то было Таинство Брака в православии… Настоящая набожная католичка никогда такого не скажет и тем более брака «обрядом» ни в коем случае не назовёт, автор правки гарантирует. Во-первых, у католиков, как и у православных, брак — это ТАИНСТВО, А НЕ ОБРЯД!!! Воспринимать Таинства как обряды в католичестве — ОЧЕНЬ тяжкий грех, сопоставимый с уклонением в ересь! Во-вторых, как раз Католическая Церковь допускает византийскую литургию (т. е., чин богослужения). отсюда — большое количество греко-католиков, или униатов, как их называют в просторечии.
  • «Firefly»: и снова игра с сабжем — фальшивая библейская цитата в устах Саффрон, охмуряющей Мэла. Увы, он тоже не знал матчасти…
    • Вот только мы не знаем, не появились ли у потомков христиан новые версии и «сиквелы» Библии. В реальном мире существует Книга Мормона, а во вселенной «Дюны» — Оранжевая Католическая Библия.
      • В принципе да: девушка из поселения похитителей на зачуханной планетке тоже цитирует что-то очень «оранжево-католическое».
  • «Простые истины» — герой попытался выставить себя начитанным перед одноклассницей. Процитировать «Криминальное чтиво», да к тому же самую отсебятинскую цитату якобы из Библии, выдать ее за реальный стих — можем, умеем, практикуем. Учительница даже ничего не заподозрила. Как и завуч.
  • «Острые козырьки»: княжна Татьяна рассказывает Томми о некоем священнике в Грузии, который придушивал молящихся, и говорит, что это называется «хлысты — молитва из Сибири».

Мультфильмы[править]

  • «Князь Владимир». Злой волхв Кривжа, как таковой. С медведями были связаны жрецы не Перуна, а Велеса. Да и само слово «волхв» к нему же отсылает. И вообще почти вся живность, вплоть до пресмыкающихся и рыбок — это к Велесу.
    • Новеллизация раскрывает — Кривжа только прикидывался жрецом Перуна. На самом деле давно служил Чернобогу.
    • Если рассматривать мультфильм с позиции христианства, всё ещё веселее. Потому что из него следует, что… языческие боги реальны и к тому же добры! Что с точки зрения христианства двойная ересь. Спонсором точно была православная церковь, а не родноверческая?
    • Похоже, родноверческая, потому что Боян со своей телегой про «Родушко, единого бога» пересказывает не верования древних славян, а именно современное долбославие. Неудивительно, что продолжение не сняли.
  • «Анастасия»: персонажи же, вроде бы, православные — но что тогда Распутин делает в Чистилище?! Его попросту нет в православных взглядах на загробную жизнь.
    • Обоснуй: «Чистилищем» это место назвал сам Распутин, который может и не разбираться. Попал он туда, потому что заключил сделку с дьяволом, а его проклятие, насланное на Романовых, так и не сбылось, так что это точно не Чистилище.
    • А с чего вы вообще взяли, что он православный? Автора правки в свое время сильно позабавило изображение Распутина в этом мультфильме архитипичнейшим магом западной герметической традиции, с фамильяром и миньонами.
    • Обоснуй понахальнее: Христианство — это католичество.
  • Шуточная короткометражка «Бьорн»: викинг мечтает попасть в Вальхаллу, но спасённые им монашки отпевают его и отправляют в унылый христианский рай, с точки зрения викинга неотличимый от ада. Во-первых, идея христианства как раз в том, что для попадания в рай нужно и быть добродетельным, и принять Христа. Если бы в рай попадал любой (причём даже вопреки своей воле), какой был бы смысл в христианстве, жертве Иисуса, крещении и т. д.? Исключение сделано разве что для ветхозаветных праведников, и то потому, что они родились до Христа. Во-вторых, христиане свой рай представляют отнюдь не похожим на серый Хельхейм. Ну и, в третьих, раз тут существуют и Вальхалла, и рай, то Один-то с чего от Бьорна отказался? Он не дьявол, его крест на могиле отпугнуть не должен.
    • Ну, с христианской точки зрения (и прочих авраамистов-монотеистов) как раз дьявол. Асы и ваны-таки демоны.
      • Выше пример не в ладах с богословием: с христианской точки зрения асов и ванов просто не существует. Для христиан это вымышленные персонажи или, в лучшем случае, обожествлённые средневековыми дебилами предки (так писал Снорри Стурлусон). Века до 20-го никто бы не позволил публиковать книжку про подвиги добрых демонов — а Старшая и Младшая Эдды никем не запрещались, просто считались чем-то вроде фэнтези.

Комиксы[править]

  • «Инок» и «Бесобой» от Bubble, вероятно, вызовут у ряда личностей те же претензии, что творения Никоса Зерваса. Мол, «христианство там как магия». Во втором из названных ещё и бес помогает герою, что недопустимо с точки зрения христианского вероучения. Вероятно, сделано как фича. По крайней мере, претензий от РПЦ не поступало. Пример приведён, так как комиксы отечественные и созданы в том числе с моралистической целью, про миры «Спауна» или «Универсум» Top Cow речь вести было бы бессмысленно.
    • Истории известно немало христианских святых, которые даже сделку с дьяволом заключали. Например, Святой Вольфганг. Так что, про недопустимость — это уже современные еретики напридумывали. В старых канонах всё проще. Важно не то, с кем ты якшаешься, а что делаешь. Якшаясь с Дьяволом, ты подставляешь только себя, «ибо, обратившись (т. е. внезапно повернувшись к вам), сожрут они вас».
      • Семьдесят учеников возвратились с радостью и говорили: Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем. (Лк. 10:17) Если уж в Евангелии такое есть…
        • Ну, в Евангелии-то, судя по контексту, всё общение заключалось в команде: «Пшли вон!». А вот с Вольфгангом — да, аргумент. Почти что как у гоголевского Вакулы получилось. Есть у Вольфганга и в православном лагере «коллеги», судя по Димитрию Ростовскому.
    • Иногда бывают и вовсе специфические прецеденты. Так, один старец из древнего патерика даже согласился переспать с блудницей. Разумеется, продумав дальнейший план, рассчитывая, что она его согласием не воспользуется, и планируя вместо этого преподать ей душеполезный урок. Но тем не менее!..
    • Ну так-то некоторые святые старцы покупали ночь блудницы, чтобы она в эту ночь ни с кем более не грешила. И вместо распутства говорили с женщиной о Боге.
    • Архиепископ новгородский Иоанн на бесе в Иерусалим летал — и ничего, святой!

Аниме и манга[править]

  • Тут вообще любят христианство как-то странно изобразить. Оно и понятно, культурно и географически Япония от христианства далеко, самих христиан (в процентном отношении к населению) мало, а соблазн позаимствовать католическую эстетику, не копаясь в деталях, велик. Нет, есть и те, кто хотя бы честно старается, а то и неплохо разбирается, но в массе своей попытки анимешников изобразить любую христианскую церковь смахивают на попытки негритянских бокоров и алеутских акулалаканов шаманить с крестами и иконами, призывая христианских святых.
    • Что не так с гиперссылками у авторов примеров? Это Берсерк-то старается с его клюквенной кровавой инквизицией? Или Хеллсинг с явным уходом в оккультизм? Или Евангелион? Просто Евангелион… Такое же чистое заимствование эстетики, как оно есть.
  • The Qwaser of Stigmata — чудовищная смесь католичества, православия и мистики.

Видеоигры[править]

  • Dawn of War: Soulstorm — внутримировой пример. Лорд Хаоса Фираэверус Каррон строил храмы Кхорну, хотя в самом Warhammer Кхорн почитает как поклонение убийства врагов, а на всякие храмы-алтари смотрит косо, потому что строящие и молящиеся тратят попусту время, в которое можно сражаться или хотя бы готовиться к битве во славу Кхорну. Более того, он еще и окружает свою базу удушающим силовым полем — но Кхорну угодны только кровавые смерти от рук воинов.
    • Лорд Крулл не лучше: для жертвоприношения Кхорну он одурманивает отряд имперских солдат с помощью псайкера-телепата и в таком состоянии убивает их. Кхорн сам по себе недолюбливает магию и псионику, крайне редко беря на службу псайкеров и никогда не давая своим слугам колдовских сил, но использование подобных способностей для получения несправедливого преимущества в бою он просто ненавидит.
  • Ясухиро Хагакуре из Danganronpa: дословное воплощение тропа «Если Иисус, то и пришельцы». Считает себя предсказателем, чьи пророчества сбываются с вероятностью в 30 %. Молится всем подряд, практикует все подряд, от чакровой системы до карт таро. При этом, его характер изображен очень наивным, что дает думать, что он пришел к такой жизни не в силу духовных потребностей, а просто склонен верить во все подряд. Например, верит в реальность неуместных артефактов и спустил на них много денег на аукционах. А вишенкой на торте служит его история столкновения с похищающим коров НЛО, которое вернуло его гамбургер, так как в нем не было 100 % говядины.
  • Little Nightmares: одна популярная фанатская теория гласит, что главную героиню зовут Шестой потому что она олицетворяет шестой смертный грех — чревоугодие. Вот только для смертных грехов нет единой нумерации, и как правило, они записываются в произвольном порядке.
    • Вообще есть устоявшийся порядок, по крайней мере самый часто встречающийся[9]. Только Чревоугодие обычно второе, а вот шестой идет Зависть. Хотя не особо сложнее натянуть сову на глобус и с любым другим грехом.
  • Kingdom Come: Deliverance: то ли внутримировой пример, то ли нет. События игры происходят в 1403 году. Тем не менее, священник заявляет, что родители Индржиха попадут в Чистилище, так как не похоронены в освященной земле. Но догмат о чистилище был принят на Ферраро-Флорентийском соборе в 1439 году. То ли священник большой фанат Данте и, как чех, не очень уважает канон, то ли это ляп разработчиков.
    • А что, до момента принятия догмата о Чистилище никто не слышал? Соборы проводятся не для того, чтобы дополнить религию чем-то неожиданным, а чтобы выработать единую точку зрения по актуальному вопросу. Концепция Чистилища «вызревала» много веков, а в отсутствие догмата каждый священник может навязывать прихожанам собственную точку зрения, как сейчас по вопросу стррррашного греха женского брюконошения. А вот в случае, когда такой священник впоследствии получает по шапке от собственного декана или епископа — да, тогда внутримировой пример.
    • Достаточно вспомнить древнеиудейский Шеол или православные мытарства души по поводу которых никакого догмата тоже не принимали. Идея для христианства вполне органичная.
  • Syberia II: патриарх — это руководитель церкви, а не настоятель монастыря. В переводе законно переименован в игумена.
    • Что касается терминологии такого рода, тут давит педаль в пол Эленийский цикл Дэвида Эддингса. Энниас в русском переводе — первосвященник. Вот только в реальном мире первосвященником называют главу всей Церкви, в то время как Энниас возглавляет церковную иерархию в отдельно взятом королевстве, так что он, скорее всего, примас. Архипрелата (ну, это понятно) избирают патриархи (кардиналы в переводе с эленийского на реальный). А аналог местной униатской церкви возглавляется архимандритом. То ли церковь маленькая, то ли с архиепископом перепутали…

Визуальные романы[править]

  • Flowers — будучи реконструкцией жанра эсу с поправкой на современные юрийные тренды, собирает в себе все сопутствующие штампы. Как заведено в анимешном христианстве, достаточно нашлёпнуть слово «святой» на любое достаточно пафосно звучащаее латинское слово, и получится отличное название для школы, поэтому тут закрытая христианская академия для девочек носит имя Святого Ангрекума (растения семейства Орхидных). Католические священники вполне себе женятся и заводят детей, дочь одного из них осталась при школе в качестве монахини, где ведёт уроки балета в обтягивающем трико и наедине жалуется ученицам, как ей тяжело следить за фигурой, а ещё зовёт вдвоём искупаться. Ну, хотя бы не снимая полностью облачения…

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40,000 — ну просто хрестоматийный пример. Одна из самых известных сторон сеттинга — противостояние лоялистов, которые верят в Бога-Императора, и хаоситов, которые верят в своих тёмных богов. Причём первые называют вторых еретиками, хотя правильно будет вероотступниками (в случае бывших лоялистов) или иноверцами (в случае тех, для кого это родная религия). Также имеется склонность обзывать ересью вообще любые нарушения религиозных запретов, вроде ведения дел с инопланетянами и вообще государственной измены или использования неправильных технологий, хотя это правильнее классифицировать как грехи если нет попытки оправдаться уходом собственно в ересь как последовательное оспаривание правильности догматов.
    • А вот лояльные космодесантники, кстати, самые настоящие еретики: они считают Императора крутейшим сверхчеловеком, но никак не богом[10]. Но они слишком круты и полезны чтобы кто-то посмел предъявлять претензии по этому поводу (и к тому же Император банально их дед). Настолько, что в принципе магистр может послать инквизитора с его требованиями и не огрести за это… здесь и сейчас, во всяком случае.
      • Адептус Механикус — формально верные слуги Императора, по факту — иноверцы, запилившие в свой культ элементы синкретизма, чтобы от них отстали. Кстати, одна из самых проимперских сил, более лояльная, чем даже космодесантники (еретические Тёмные Механикус существуют, но относительно немногочисленны).
    • Обоснуй: Разделение на еретиков, иноверцев и вероотступников имеет смысл только если между ними есть хоть какое-то различие (будь то в законе или в отношении окружающих). Так вот, в Империуме его нет — отношение ко всем трём совершенно одинаковое: немедленная смертная казнь при распознании. Скорее всего, за 10 000 лет различие в смыслах этих слов просто стёрлось. Что примечательно, инопланетяне «еретиками» не считаются, они — «ксеносы» (даже если в Императора не верят). Различие не просто на словах: имперцы могут, если приспичит, пойти на сделку с ксеносами. С еретиками — никогда.
      • С другой стороны, в еретики попасть не так уж просто. Разные местечковые изводы Имперского Кредо почти всегда легальны, если в них не поклоняются ксеносам или Губительным Силам. Даже совсем стрёмные, вроде Культов Смерти с их ассассинами во славу Импи. Вплоть до того, что и настоящих еретиков периодически принимают за лояльных имперцев, даже тогда, когда те не особо скрываются (вроде клерика Архитектора Судеб, пересёкшегося с орденом Испивающих Души: конечно, Архитектор Судеб — это Император, кто же ещё? Меняющий Пути ехидно потирает щупальца…).

Реальная жизнь[править]

  • Авторы «Константинова дара», сочинившие свою фальшивку про то, что якобы римский император Константин в благодарность за чудесное спасение отписал на Папу Римского половину своей империи, а Папа Римский этот дар якобы принял, этим утверждением переврали весь свой собственный канон, начиная с «царство моё не от мира сего».
  • Епископ Нориджа Уильям де Тюрбевилль, сфабриковавший в XII веке историю святого Уильяма Нориджского, а попутно пустивший легенду о том, что евреи добавляют в мацу кровь христианских младенцев, явно не был силён в Писании. Иначе бы знал, что любая еда с любой кровью автоматически становится некошерной.
    • Или же всё знал, но придумал, чтобы нагадить евреям.
    • Израильский историк Юваль выдвинул версию, что авторы кровавого навета распространили действия некоторых околоиудейских сектантов (вроде сатанистов в христианстве) на весь еврейский народ. Сознательно ли они искажали правду или нет — другой вопрос. Впрочем, как ещё в начале XX века заметил Перферкович, подобные сектанты должны были бы в первую очередь оставить огромный след в иудейской литературе: раввины пролили немало чернил, обличая даже такие незначительные и малочисленные отклонения от канона, как самаритяне и кераимы, а уж подобные нарушители канона должны попасть в список для херема всех синагог от Лиссабона до Бердичева.
    • Есть ещё версия, что речь об искаженных рассказах о евреях, которые во время крестовых походов резали собственных детей, чтобы не дать их крестить.
  • Смешав огромную кучу религий, в XX веке придумали систему верований, известную как нью-эйдж. Видишь индуистскую карму в сочетании с дзенскими коанами (а также Каббалой, кельтским огамом, скандинавскими рунами и вообще всем, что автору на душу ляжет) — перед вами он, родимый. Причин много: развившийся с войны духовный кризис, проникновение беженцев в сытую Европу, попытка придумать человеку новое место в новом мире (по какой-то причине психологи, коучи и люди искусства[11] более всех склонны к нью-эйджу), да и просто коммерческая выгода.
  • Утверждение, ходящее среди отдельных штатских лиц, что Николай II с семьёй — мученики (автор слышал где-то, что великомученики). На самом деле — страстотерпцы.
    • Аверсия: в РПЦЗ (которая, несмотря на воссоединение с РПЦ, остаётся церковью sui juris) они были канонизированы гораздо раньше именно как мученики.
    • Туда же — царебожие, распространенная в маргинальных околоцерковных кругах вера в Николая Второго как «царя-искупителя грехов русского народа». К этой секте вроде бы принадлежала Поклонская, устроившая скандал из-за «Матильды» (после развода отказалась от этого безобразия). Искупитель в христианстве только один — Христос, и он искупил грехи всех когда-либо живших людей, дополнительно никакие народы искуплять не нужно. Строго говоря, поклонники последнего царя так усердно хрустели французской булкой, что не заметили, как попали под анафему Оригену — именно он утверждал, что возможно новое искупление грехов, и это послужило одной из причин, почему его объявили еретиком.
    • Другая крайность — «Николай не святой, а только страстотерпец». На самом деле видов святости, как расписано выше, много, и страстотерпец — один из них.
  • Авторы огромного количества православных агиток про вездесущий сатанизм и грядущий приход Антихриста, широко распространившихся в 1990—2000-е. Как вам такая фраза: «Знаете, кто такой Люцифер? Бог демонов и тьмы»? Или попытки вычислить дату прихода антихриста с помощью нумерологии или астрологии? Это, если что, двойной фэйл — во-первых, оккультизм прямо осуждается Библией, во-вторых, дату конца света и второго пришествия Христа не знал, судя по всему, даже сам Христос[12] — а следовательно, нельзя предсказать и воцарение Антихриста, которому, по церковной традии толкования библейских текстов дано будет править три с половиной года. К чести РПЦ и её подразделений в разных странах бывшего СССР, сейчас она хоть как-то следит за качеством распространяемой в храмах литературы, и волна трешняка пошла на спад.
    • А также просто куча подобной литературы на тему того, что человечество должно предотвратить Апокалипсис! Тащемта, после него Царство Небесное наступит, нет?
      • А это вообще симптоматично для христианской церкви во все времена. Ранние христиане, например, и за Римскую империю молились, воспринимая ее, как «удерживающего ныне» из посланий апостола Павла, не дающего прийти антихристу. Хотя казалось бы…
    • В самом сатанизме тоже многие путаются.
  • Некоторые православные, видя написание «Б*ог» или «Б*г» и не зная, что это идет от иудаизма, а в сети вообще может являться шуткой, начинают всерьез убеждать окружающих, что "многие православные забыли, что до революции писали только «Б*г».
    • Большинство называющих себя православными вообще откровенно ни в зуб ногой в богословии, дивно сочетая, например, визиты в церковь с посещениями различных колдуний, экстрасенсов и прочих баб Дунь в кавырнадцатом поколении. А чотакова?
      • К слову, в 1932 году РПЦЗ официально предала экстрасенсов и колдунов анафеме. Это даже смешно.
  • Федеральный закон «О внесении изменения в Федеральный „О противодействии экстремистской деятельности“» от 23 ноября 2015 года постановляет, что «Библия, Коран, Танах и Ганджур, их содержание и цитаты из них не могут быть признаны экстремистскими материалами». Шаг, конечно, разумный, потому что с тех пор, как писались эти тексты, мораль несколько изменилась. Только вот Танах — часть Библии (если быть точным, это все книги Ветхого Завета, которые сохранились на древнееврейском оригинале). А Ганджур целиком на русский так до сих пор и не переведён (и не удивительно: там собраны не только все сутры, но ещё тантрические сочинения, и куча вспомогательных комментариев и словарей).

Примечания[править]

  1. Баянистая не первый век байка про перевод этого стиха с латыни нерадивым школяром как «Спирт хорош, а мясо протухло» — пересечение тропа с принципом Оккамараза. Продолжающие населять переводную литературу Джон Баптист, его подруга Прекрасная Грейс и её дядя Лорд Прейер тоже отсюда родом.
  2. Отсылка к классическому анекдоту: «Сёма, вы ходили в оперу на Паваротти?» — «Лихоманка в бок вашему Паваротти! Это горе, а не певец!» — «Как так — горе, а не певец? Шо вы несёте?» — «Я точно знаю! Мне Рабинович по телефону напел, как Паваротти поёт — это омерзительно!»
  3. За арианскую ересь, которой он, судя по всему, действительно принадлежал, отправили бы объясняться с апостолом Петром без вариантов, а вот реакция королевского суда на атеизм очень зависела от того, насколько человек влиятелен и полезен. Бекеш обладал обоими этими качествами, так что для него прокатило.
  4. Спорными являются вопросы, связанные с так называемыми теологуменами: частными богословскими мнениями, т. е. не подпадающими под Consensus Patrum, Согласие Отцов (святые отцы — великие подвижники и философы, выработавшие догматику церкви, например, Иоанн Златоуст и Василий Великий). В вопросах, которые по-разному рассматривались Отцами, христианину рекомендуется быть осторожным. Популярный ныне пример: спор на тему эволюции, можно ли толковать шесть дней творения аллегорически или только буквально.
  5. По версии же Ивана, «снисходил, посещал он и до этого иных праведников, мучеников и святых отшельников еще на земле, как и записано в их „житиях“».
  6. Не «черносотенный» площадной кликуша, а известный дипломат, к концу жизни принявший монашество, чьи измышления котировал скрепя сердце даже ультралиберальный Н. Бердяев.
  7. Почему в кавычках? А потому, что такого греческого имени/прозвища нет и быть не может. «Геронда» — это даже не «Старик». Это «Старче» — звательный падеж, форма обращения! Это как отец по имени Отче или — прости господи! — бог по имени Боже. То есть годится разве что для неумной и неуклюжей пародии.
  8. Собственно, это нивелирует сам смысл сюжета о покаянии. Смысл в нём, если друг Шрёдингера был и жив, и мёртв, но вылез целёхоньким? Или, может, если он выжил, то совершённое предательство не считается? Можно, правда, подвести обоснуй: Господь позволил кающемуся узнать о том, что его друг жив, в знак прощения.
  9. Обоснуи почему такой тоже есть, но резоны не теологические.
  10. Сравните в реальной жизни: Христос не бог, а первое из творений Бога (ариане); Христос — не бог, а человек, осененный Святым Духом (социниане) — те и другие, с точки зрения традиционных христианских конфессий, именно еретики.
  11. С последними все понятно — многие творческие люди ищут в таких вещах в первую очередь вдохновения, а не достоверных знаний или твердых принципов.
  12. «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» — Евангелие от Матфея 24:36