Не бедный раб

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« — Вообще, рабы обеспечиваются трёхразовым питанием, один раз — обязательно мясом. Один выходной день в неделю. Разрешенные две недели побега каждый год. Я не чищу плиты, не поднимаю тяжести и подвергаюсь насмешкам только по согласованию.
— Да, но ты не свободен! — воскликнул совершенно сбитый с толку Брута.
— А в чём разница?
— Э-э… ну, когда ты свободен, у тебя вообще нет, как это, выходных. — Брута почесал в затылке. — И кормят тебя реже.
— Правда? Тогда я лучше откажусь от свободы, спасибо большое.
»
— Терри Пратчетт. «Мелкие боги»

Рабство в этом сеттинге такое, что раб может быть не беднее свободного, а то и вовсе стать могучим вельможей. Пересекается с тропом Шея мёрзнет без ошейника... который и тот кажется ему шёлковым чокером.

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • И. С. Тургенев, «Хорь и Калиныч». «Я уж ему не раз говорил: „Откупись, Хорь, эй, откупись!..“ А он, бестия, меня уверяет, что нечем; денег, дескать, нету…». Логика железная: договориться с одним барином проще и быстрее, чем с бюрократической машиной государства. И в личные дела Хоря он не лезет.
  • «Черновик» Лукьяненко. В мире Антик сохранилось рабство. Но хозяева не могут отбирать у рабов имущество. А также у рабов есть право на восстание.
  • «Мир-ловушка» Антона Орлова. Рабы находятся в собственности государства и весьма неплохо социально защищены: настолько, что приходится следить, чтобы небогатые свободные граждане не выдавали себя за рабов.
  • А. Прозоров, «Дикое поле» — пленница Даша не хочет возвращаться на Русь: все родные погибли, нынешний господин, татарин Алги-мурза, обращается с ней хорошо. А там, глядишь, и женой сделает
  • В. Ян, «К последнему морю» — Самуил бен Абрам. Попав в рабство к торговке Биби-Гюльнуз из Сарая, этот бывший купец и меняла стал фактически её личным «советником по экономике». Без его консультаций Биби-Гюльнуз не совершает ни одной сделки.

На других языках[править]

  • Роман Роберта Хайнлайна «Свободное владение Фарнхэма»: всё белое население Америки далёкого будущего состоит из рабов, среди которых есть и те, кто считает себя хозяевами жизни. Расстраивает лишь то, что всех рабов-мужчин, за исключением племенных жеребцов, кастрируют. Право на размножение имеют только низкорослые рабы — таким образом производится искусственный отбор, призванный не допустить появления новых Спартаков, потенциальных лидеров сопротивления. Ну, а ещё некоторых рабов их чернокожие хозяева едят.
  • С. Лем, «Воспоминания Ийона Тихого» рассказ «Стиральная трагедия». На этот раз в качествен рабов выступают роботы и прочая разумная техника. Владелец робота может зарегистрировать бизнес, а все дела будет вести робот. В результате хозяин, ничего не делая, получает свой процент прибыли (но в случае чего его могут и посадить). Если бизнес успешен, то робот может нанимать в качестве слуг свободных людей. Забавно выглядит, когда стиральная машина с ИИ, разбогатев, нанимает несколько живых прачек, которые, надо полагать, стирают вручную. Аналогично и роботы с писательским, композиторским, художественным и иным талантом.
  • ПЛиО: среди угнетённого класса в Заливе Работорговцев были и такие (как правило, личные рабы могущественных местных аристократов). По этой причине не все рабы Залива приветствовали радикальные реформы, устроенные Дейенерис: бывшие небедные хотели назад в рабство, и Дени пришлось даже разрешить им заново продаваться в рабство по собственному желанию.
  • «Мелкие Боги» Терри Пратчетта. Сыграно шутки ради. В СФК Древней Греции, Эфебе рабы имеют право на отпуск, на хорошее питание и выходные дни.
  • «Сага о Гисли, сыне Кислого» — у раба Коля есть меч Серый Клинок. Хозяин вынужден просить этот меч у раба, чтобы выйти на поединок с берсерком Бьёрном Бледным.
  • Н. Уайзмен, «Фабиола» — черная рабыня Афра. Берет деньги у искателей руки своей госпожи, обещая замолвить словечко. Благодаря знакомствам среди земляков может спасти нужного госпоже человека: земляки-то служат в императорской страже. Когда получает вольную и выходит замуж, оказывается, что она променяла одно рабство на другое, и неизвестно, которое хуже.

Сетевая[править]

  • Сергей Арсеньев, «Архимаг в матроске» — в третьей части главгероиню Леону продают с аукциона VIP-рабынь. Все девушки там — добровольцы, многие из них активно готовились и считают что это — лучшее, что с ними могло произойти, особенно если к султану в гарем. Леона попадает в гарем, султану делает её женой. Инверсия. Леона гаремы в гробу видела. Она вообще лесбиянка. Всё это спецоперация по попаданию в тот самый гарем и вытаскиванию оттуда человека. Если бы она просто пришла и потребовала… ей бы отдали, противостоять магу при полном отсутствии своих магов невозможно, только отдали бы труп, который только что с лестницы упал. Вот только не все пошло по плану.

Театр[править]

  • Б. Шоу, «Цезарь и Клеопатра». «Британ: Только будучи рабом Цезаря, обрел я истинную свободу. Цезарь: А я, неблагодарный, хотел даровать тебе свободу. Но теперь я не расстанусь с тобой и за миллион талантов».

Комиксы[править]

  • «Валериан и Лорелин», выпуск «Беззвездная страна» — Лореллин в рабстве у императора Алзафрара. Любят проводить аналогии (искать заимствования/отсылки) с принцессой Леей в плену у Джаббы, в том числе и сходство костюма (последнее, кстати, неблагодарное дело, поскольку каждый третий космооперный/фэнтезийный царек так и норовил нарядить своих наложниц/фавориток/служанок во что-либо максимально откровенное). Но Лорелин (в отличии от Леи) пошла на этот шаг сознательно для внедрения к приближенным императора. К тому же желающих стать императорской рабыней было много (целый конкурс проводился), поскольку в данном случае это означает фаворитка-наложница (и отличные перспективы для женщины в подобном сексистско-шовинистическом государстве). И даже отличилась на поле брани, спасая императора.

Реальная жизнь[править]

Золотой змеиный браслет из римского города Помпеи
  • Спарта — зигзаг с прикрученным фитильком: по спартанским законам гражданам запрещалось копить богатства, а рабам — разрешалось. На деле рабов грабили и убивали, устраивая резню во время ежегодных криптий, и накопить что-либо было мало реально. Но тем не менее время от времени (об этом специально объявлялось) находились тысячи рабов, которым удалось купить свободу у государства.
  • В Афинах бывало нередко и совершенно легально. Хозяин вполне мог отпустить раба на оброк — платишь регулярный взнос, а в остальном свободен. Сколько сверх оброка накопишь, всё твоё.
  • В Римской империи такое тоже случалось — хотя бы потому, что способов разориться для богача всегда намного больше. В частности, приближённые рабы могли брать взятки за «доступ» к хозяину.
    • Браслет на изображении — наглядное доказательство богатства его владелицы. Надпись внутри dominus ancillae suae означает «от хозяина служанке» (ancilla — не точный синоним слова serva «рабыня», а скорее «горничная»). Даже если он рассчитан на тонкую женскую руку, то потянет как минимум на шесть десятков граммов золота. Цена этой штуки в те времена была сопоставима со стоимостью всего имущества бедной римской семьи и как минимум не уступала стоимости самой горничной. Такой браслетик незазорно носить самой императрице.
    • Те из гладиаторов, кто сумел выиграть достаточное количество боев, играли в обществе ту же роль, что и нынешние «звезды».
  • В Османской империи это было вообще нормой жизни. Чиновники вплоть до высших должностей формально оставались государственными рабами.
    • Например, Ибрагим-паша, будучи могущественнейшим пашой и главным визирем Османской империи, юридически продолжал оставаться рабом.
    • Сюда же можно относить и наложниц, которые выбивались в главные жены, а то и вовсе в Валиде Султан, но оставались в статусе рабынь. За редким исключением. Крайне редким.
  • Мамлюки, воины-рабы, в ходе своей службы могли дослужиться до эмира, а в египетском и делийском султанатах были даже султаны, являющиеся мамлюками.
    • Их рабский статус в общем-то был сомнителен. Де-факто это были выкупленные из рабства воины тюркского, черкесского и иранского происхождения. Которые обязаны были отрабатывать своё освобождение воинской службой, формально могли покинуть хозяина после, но мало кому приходило это в голову — за службу им полагались деньги и часть военной добычи, они могли после определенного срока вступать в брак и нередко скапливали к зрелому возрасту немалое состояние и обзаводились домом и семьёй. Огромная часть формально свободных подданых с удовольствием готова была бы идти в такие «рабы».
  • Киевская Русь и допетровское Русское государство — тиуны, ключники и иные «большие холопы». Формально — холопы, то есть фактически рабы. Реально — казначеи и управляющие, в отсутствие хозяина пользующиеся всей полнотой власти от его имени. В некоторых случаях могли иметь дома, лавки, богатство — и даже собственных холопов. Единственный минус: хозяин мог всё это отобрать в любой момент.
    • Особый шик всему этому придавало то, что раб, будучи юридически собственностью своего хозяина, оказывался юридически неприкосновенным: за все его поступки и решения ответ нёс хозяин, который уже мог затем при желании раба наказать. С другой стороны, и отдавать распоряжения именем хозяина доверенный раб вполне мог, и подчиняться ему в таком случае было гораздо менее зазорно, чем нанятому посреднику. В результате и в войске на командных должностях нередко оказывались упомянутые ниже холопы князей, которым, в отличие от назначенных командиров из свободных, подчинялись, как самому князю, и с той же мерой наказания за неподчинение.
    • Кроме Древней Руси и ее окрестностей, рабы на руководящих и материально-ответственных должностях были широко распространены в синхронной по времени Скандинавии (откуда славяне, по всей видимости, и заимствовали эту практику) и донорманнской Англии. По одной из версий, английский титул lady восходит к англосаксонскому термину hlǣfdige (дословно «живая рабыня»), обозначавшему ключницу или экономку («живую» в юридическом смысле, т. к. она имела право быть стороной в суде, защищая имущественные интересы хозяина).
    • Надо сказать, что русские дворяне, как и нынешние люди очень не любили служить в армии и отдавать долги, поэтому часто добровольно шли «в кабалу» к другому землевладельцу. Алексей Михайлович баг пофиксил — запретил дворянам самовольно закрепощаться.
    • «Боевые холопы», сопровождавшие хозяина в войнах и походах. В этот разряд могли записываться и обнищавшие боярские дети, не способные вооружиться за свой счёт и поступить тем самым прямо на службу великому князю или позже царю. В этом случае они получали коня и оружие от хозяина, взамен обязуясь служить в его личном войске.
      • Нередко в боевые холопы писались и обычные дворяне, так как дворянская служба была очень обременительна, пожизненна и начиналась в 17 лет (а при Иване Грозном с 15). В XVII в. было несколько царских указов о запрете таких переходов.
  • Российская империя: крепостной вполне мог оказаться богаче барина и успешно это от него скрыть. А мог и не скрывать, если барин попался умный.
    • Впрочем, гораздо чаще очень богатые крепостные были у еще более богатых и главное — высокопоставленных хозяев, которые могли успешно «крышевать» их от наглого вымогательства чиновников, от которого не были защищены лично свободные бизнесмены (классический пример — в гоголевском «Ревизоре», явление IX: "А попробуй прекословить, наведет к тебе в дом целый полк на постой. А если что, велит запереть двери. «Я тебя, говорит, не буду, говорит, подвергать телесному наказанию или пыткой пытать — это, говорит, запрещено законом, а вот ты у меня, любезный, поешь селедки!»)
    • Ярчайший пример: Савва Васильевич Морозов. Будучи крепостным, держал мастерскую, производящую товара на 1200 рублей в год (по ценам 1811 года!). На волю выкупился за огромную по тем временам сумму в 17 тысяч рублей.