Нечаевщина

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Eat crayons.pngНа вкус и цвет все фломастеры разные
Эта статья описывает явление так называемой вкусовщины. То есть, наличие или отсутствие этого явления в значительной степени зависит от мнения аудитории. Пожалуйста, помещайте примеры этого явления в статьи о собственно данном явлении.

Термин шуточный, образован от фамилии выдающегося режиссёра Л. Нечаева (1939—2010). Не путать с политическим термином «нечаевщина» (популяризированным в своё время В. И. Лениным) от фамилии экстремиста С. Г. Нечаева (1847—1882), добавившего в свою революционную деятельность элементы тоталитарного сектантства (нерелигиозного).

Нечаевщина — явление в кинематографе СССР и России, которое началось в 1970-х годах, но наибольшее распространение, если верить злым языкам, получило в начале 1980-х, когда в стране по совокупности множества причин стали кончаться деньги, и спонсирование «зрелищного» детского кино в стиле Птушко и Роу стало для государства трудноподъёмным. Необходимо также отметить, что по той же причине в 1980-е наметился катастрофический разрыв между техническими возможностями советского и западного кинематографа. Вдобавок цену билета в кино на детский сеанс административно установили около 10-15 копеек (звметно ниже, чем для взрослых фильмов), что логично привело к падению сборов и ещё большему уменьшению бюджетов.

Начало этому течению положил собственно Леонид Нечаев: на примере его «Приключений Буратино» советские киночиновники убедились, что детское кино без особых вложений может иметь успех за счёт удачно подобранного музыкального сопровождения и харизмы ведущих актёров.

Соответственно, упор стал делаться на музыкальные сказки/фантастические фильмы с минимумом декораций, простейшим гримом и практически полным отсутствием спецэффектов, зато изобиловавшие песнями и танцами в исполнении симпатичных детей и народных артистов Советского Союза. Иногда в картинах такого рода присутствовали и довольно серьёзные философские темы. Собственно, успех картины таким образом всецело зависел от мастерства актёров, режиссёров, композиторов и поэтов-песенников, что, разумеется, чрезвычайно усложняло всем вышеперечисленным творческую задачу. Но так как это были люди советской творческой школы — обычно получалось. Нечаевщина ни в коем случае не означает что-то плохое, хотя в худших своих проявлениях, по понятным причинам, просто ужасна — ибо что может быть хуже дешевого кино с неуклюжей моралью, держащегося на дрянных песенках и плясках в исполнении никудышных артистов и детишек продюсера?

Собственно, тарковщина поощрялась по той же причине, только в данном случае зрелищность заменялась безднами смыслов и долгими статичными кадрами, что здорово экономило бюджет. Правда, только у эпигонов, так как фильмы самого Тарковского, добивавшегося совершенства в каждом кадре путём множества дублей и пересъёмок, стоили ничуть не меньше, чем отечественные «блокбастеры» вроде «Человека-амфибии».

[Не покидай, мне без тебя нельзя] — ЖЖ-сообщество, посвящённое творчеству Нечаева.

Примеры[править]

Хорошие, годные примеры[править]

Современным детям, выросшим на зарубежных фильмах, зачастую всё равно малоинтересны[1]. Зато взрослые подмечают все вышеперечисленные плюсы — игру актёров, музыку и т. д. Наконец, это просто тёплое, ламповое, доброе и умное кино.

  • Нечаев не был изобретателем стиля/приёма! Ещё в 1965 году это пустил в ход румынский киноклассик Ион Попеску-Гопо (в те времена совсем молодой — едва за сорок), за смешные деньги наваяв очень любопытный и стёбный фильм «De-as fi Harap Alb» («Если бы я был Белым Арапом…») — постмодернистское прочтение классической румынской/молдавской сказки «Белый Арап».
  • Собственно творчество Леонида Нечаева (предыдущий пример он смотрел не раз — и нахваливал!). В общем и целом. Характерно, что со временем оно становилось всё серьёзнее и мрачнее — впрочем, это касалось многих советских творцов, заставших эпоху больших перемен. Просто сравните «Не покидай...» или «Безумную Лори» с жизнерадостными «Приключениями Буратино» и «Про Красную Шапочку».
    • Самый жирный минус фильмов Леонида Нечаева — «тёмные» сцены, где на экране темно, почти ничего не видно и не понятно, что там вообще происходит и как это соотносится с каноном. Есть во многих его фильмах.
  • «Приключения Электроника» и «Чародеи» Константина Бромберга.
  • «Весёлое сновидение, или Смех сквозь слёзы» — хотя и уступает в зрелищности «Новым похождениям Кота в сапогах» Роу (предыдущей экранизации той же сказки С. В. Михалкова), но берёт отличными актёрскими работами — да и одно чтение «рассказки» про «Чудовищ вида ужасного, схвативших ребёнка несчастного» запоминается навсегда.
  • «31 июня» и «Мэри Поппинс, до свидания» Леонида Квинихидзе. Правда, сцена превращения Табакова в куклу (подразумевалось, что он уменьшается) чуть не утянула последний телефильм в «неоднозначные».
    • «31 июня» — с крошечным фитильком: декораций минимум, но костюмы и парики по большей части весьма дорогие, чтобы не сказать «шикарные».
  • «Сказки старого волшебника» Натальи Збандут.
  • «Мария, Мирабела» — хотя вопрос о принадлежность к тропу спорный: по советским временам это был довольно дорогой фильм с довольно сложными спецэффектами.
    • Зато сиквел (вернее, косплей) про Транзисторию — однозначно в следующий раздел.
  • Кинодилогия режиссёра Юрия Степчука о приключениях мальчика Акмаля в волшебной стране, состоящая из фильмов «Акмаль, дракон и принцесса» (1981) и «Новые приключения Акмаля» (1983).

Неоднозначные примеры[править]

  • Собственно творчество Леонида Нечаева. Да-да. Не все картины мэтра равноценны.
    • «Проданный смех» по мотивам романа Джеймса Крюса — традиционные для режиссёра музыкальные номера и комические эпизоды появились, зато достаточно сложную философскую сказку значительно упростили и смягчили. Но Павел Кадочников в роли господина Трёча чертовски хорош.
      • Собственно, в 1981 буквально экранизировать книгу, вся третья часть которой происходит в Афганистане и поясняет «как работает капитализм» и «почему партизаны олигархов не расстреливают, а сотрудничают с ними», едва ли было возможно.
      • Замок находится в Месопотамии, а про Афганистан есть, но не очень много.
      • Снято настолько неплохо (но даже не для школьного, а для детсадовского возраста), что вполне тянет на троп «Блестящий неканон».
    • «Питер Пэн» — тут всё ещё хуже. Режиссёр не сумел соблюсти верный баланс между сказкой для самых маленьких и довольно недетской жестокостью книги Джеймса Барри. В итоге пираты у него — типичные забавные бармалеи, которых неожиданно на полном серьёзе режет Питер (что в первоисточнике воспринималось вполне органично, а в данном контексте — совершенно иначе); зато момент с рукой Крюка почему-то смягчён — теперь её отсёк не Питер, а он сам потерял её, пытаясь сжульничать и спрятать пешку в воде, где как раз проплывал крокодил… Добавим к этому вялую режиссуру, спецдефекты — крокодил, русалочки, полёты и т. д. Из светлых сторон — отдельные пронзительные песни композитора Игоря Ефремова на слова Леонида Дербенёва и впечатляющий образ Крюка в исполнении Александра Трофимова.
    • «Сказка о звёздном мальчике» — сценаристка Инна Веткина явно особо не напрягалась. В сказке Уайльда мальчик проходил через тяжелейшие испытания, которые заставляли его переосмыслить свои взгляды на жизнь; в фильме герой тюкнулся головушкой и быстренько подобрел. Да и линия Инфанты является скорее примером Неудачной басни: сперва отец после смерти жены на дочь забил и заперся в башне (мочится, наверно, тоже в ней©), а когда дитятко ожидаемо пустилось вразнос, распорядился высечь — и даже для этого не соизволил вылезти из берлоги!
    • «Дюймовочка» (2007) — последний фильм Леонида Нечаева. Увы, но проблема на удивление часто распространенная — спецдефекты вкупе с плохой игрой главной героини и странными костюмами не перевешивают игру целой плеяды актеров старой закалки.
  • «Пеппи Длинныйчулок» Маргариты Микаэлян — просто отжигающая, хоть и неканоничная Пеппи-Ступак, некоторые хорошие актерские работы (минус совершенно ненужный Боярский в дебильных башмаках). При этом одна и та же декорация для всего фильма (только финал сняли на берегу Финского залива), более всего похожая на слегка приукрашенную законсервированную стройку. Намеренное использование театральной эстетики — и для музыкального спектакля (а не фильма) «Пеппи» выполнена на вполне достойном уровне. Ну а «малость сдвинутая по фазе» психология персонажей, как и вся эстетика повествования — это вообще фирменный стиль Маргариты Исааковны и это идёт фильму только на пользу.
  • «Тайна Снежной Королевы» — замечательная плеяда советских актёров и интересный сюжет «а что было потом», но излишний, по мнению некоторых зрителей, упор на философию (не дотягивающую ни до андерсеновской, ни до шварцевской), спорный образ Снежной Королевы в исполнении Алисы Фрейндлих и… некоторые неоднозначные музыкальные номера. Неужели в сказке по мотивам Андерсена так нужна была пародия на советских стиляг в лице Крапивных Побегов, исполняющих песню «Мы Крапивные Побеги, парни — ВО!» (кстати, на слегка изменённый мотив «Утренней гимнастики» Высоцкого), или навязчивое повторение скверного каламбура «Ты понял правильно меня, ты молодец, о, Кей»? Великолепная пошлость или просто пошлость?
  • «Волшебник Изумрудного города» Павла Арсенова (1994) — танцующие плюшевые Саблезубые Тигры? Мультяшный Ураган, превращающийся в человека? Господа, это несерьёзно. Но… это были бесславные девяностые, наши снимали, как могли. Классический американский «Волшебник Страны Оз» (1939 года) тоже был мюзиклом с антропоморфным Львом, но смотрелся, скажем так, куда лучше. И игра отдельных актеров (Невинный) не спасает совершенно неживые декорации, слепленные едва ли не из подручных материалов, сотворенные по тому же принципу костюмы и грим, совершенно нулевые спецдефекты, кардинально усечённый сценарий.
    • Два последних примера примечательны как сценарная работа Вадима Коростылёва, соавтора «Айболита-66», который и заложил в советском детском кинематографе эстетику «нечаевщины», сам, однако, оставаясь за её рамками как новаторское для своего времени явление, довольно высокобюджетный и по-своему зрелищный фильм. Несмотря на очевидные попытки эксплуатировать его успешные приёмы (постоянно подчёркиваемая условность происходящего, разрушающая четвёртую стену, претензии на философские подтексты) фильмы оказались посредственными не только в режиссёрском, но и сценарном плане.
      • И да, за странноватый и не во всём сбалансированный фильм «Честное волшебное» ответственен тоже Коростылёв.
  • «Академия пана Кляксы» советско-польского производства. Автор правки и в детстве, и сейчас от фильма в восторге, но многие ругают первый фильм за непрофессионализм детей-актёров. И да, для музыкальной сказки дубляж — ужасен.
  • «Руки вверх!» — отдельные хорошие взрослые актеры (Вицин, Муравьева, Пельтцер), обаятельные пацаны — и девочка — в детских ролях, но совершенно серый прибалтийский город в качестве декорации, вызывающие смех «типа бои карате», смехотворная продолжительность и урезанный в ноль сценарий.
  • Васил Апостолов со своими «Мягко говоря» (ориг. Меко казано) и «Ян Бибиян», экранизациями даже не оригинальных болгарских литературных сказок, а аудиоспектаклей по их мотивам. Болгарский подражатель Леонида Нечаева. Местами недурной (Ян у него классные арии выдаёт и даже рэп читает![2]), местами же слабоватый и нудноватый. Неровный он, бай Васил.

О дряни[править]

То бишь о современной нечаевщине. Практически вся. Исключений не найдено. Оно и неудивительно — советских талантов осталось мало, а которые остались — не в лучшей форме. Ну а новые «дарования»… лучше бы и не появлялись. Единственная польза — такие фильмы дают плодотворную почву для стёбных обзоров от Бэдкомедиана и его коллег.

  • «Приключения в Тридесятом Царстве» — невыразимый отстой с чудовищными музыкальными номерами, игрой актёров, которые пытаются изображать персонажей сказок, но получаются только какие-то фрики и бомжи, а также дебильным сценарием, который (почему-то никто этого не заметил) является частичным плагиатом замечательной книжки Джеральда Даррелла «Говорящий свёрток». И да, если раньше злодеев-шестёрок представляли собой Крапивные-Побеги-Стиляги, то теперь — геймеры. Вообще игромания среди детей не даёт покоя многим отечественным режиссёрам. Непонятно только, что не даёт им снимать вменяемое кино?
  • «Сказка. Есть» — в отличие от предыдущего примера, запоминающийся музыкальный шлягер тут есть. Хотя лучше бы не было. Собственно, песня «Не убивай сестру» в данном творении не особенно удивляет, гармонично соседствуя с рэпом в исполнении Гоши Куценко «Волю мне, волю… хотя бы Пашу!»[3] и наркоманскими режиссурой, операторской работой и сценарием. Удивляет, что эти тексты написал замечательный детский поэт Юрий Энтин, в своё время писавший прекрасные стихи ко множеству лучших советских фильмов для детей, включая картины самого Нечаева. Аналогично разделано под орех Евгеном.
  • «Двенадцать месяцев» современные — кривляющиеся взрослые, отвратная игра детей и декорации в стиле компьютерных игр середины 90х.
  • «Страна хороших деточек» — детям о тоталитаризме в картонных декорациях в худшем стиле нечаевщины. Бедный злодей, Киркоров и плохо играющие дети прилагаются. Бэдом просто разодрано на атомы.
  • «Тайна четырех принцесс» — уникален фильм тем, что композитором поставили Геннадия Гладкова (того самого. Да как он вообще на это согласился?). В декорациях и гриме последовали путем СССР, даже снимая в тех же павильонах, в сюжетном же… Король в исполнении Жигунова дзюдоист, ходит в кимоно и является тем еще самодуром, его церемониймейстера в исполнении Гальцева «девушки не интересуют…совсем», ГГ Храбрый портняжка получает задание за три ночи узнать ту самую тайну, после чего… две ночи беспробудно квасит и лишь на третью, кое-как поборов алкоголизм, таки докапывается до истины.

Примечания[править]

  1. Впрочем, отнюдь не обязательно. Автору правки, 1999 года рождения, чьё детство проходило уже в наше время, эти фильмы таки заходили. Особенно сильно ему нравились фильмы «Про Красную Шапочку», «Пеппи Длинныйчулок» и «Приключения Буратино», и он не думает, что другим современным детям такие фильмы могут не нравиться.
  2. И вообще Ян Бибиян в полубожественно-прекрасном исполнении несовершеннолетнего Микаэла Дончева — это лучшее, что есть в экранизации. В остальном, увы, больше напоминает детский утренник (в книге-первоисточнике такой стилистики нет).
  3. Продюсеры Пореченков (тот самый) и Королёв, чтоб вам обоим икалось и на этом и позже на том свете! Почему вы решили, что Павел Воля, в своём стендапе через слово говорящий «…сука!..» — деятель, годный для того, чтобы делать к его персоне отсылку в фильме, позиционировавшемся как «детский»? И зачем мужику нужен Павел Воля?..