Неуставные взаимоотношения

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

— Скажи-ка, дядя, ведь не даром Москва, спаленная пожаром, Французу отдана? Ведь были ж схватки боевые, Да, говорят, еще какие! Недаром помнит вся Россия Про день Бородина!

»
— М. Ю. Лермонтов
Скажи-ка, дядя…

— Здравия желаю, товарищ командир страницы! Старший лейтенант медслужбы Пупкин! В связи с назначением на должность начальника медчасти вверенной вам страницы «Посмотрели»! Представляюсь!

— Вольно, лейтенант! Откуда «авианосец»?

— Обмундирование получено согласно вещевому аттестату, товарищ полковник!

— Согласно аттестату? Не заливай, лейтенант. Москва, станция метро «Стадион Динамо», угадал?

— Так точно, угадали, товарищ полковник!

— Знакомые там?

— Ну да.

— Звони! Пусть и мне такую фуражку закатают. Размер 58.

— По-о-онял!

В армии всё должно быть регламентировано уставами. В теории. А в реальной жизни всё до последнего вздоха не зарегламентируешь. И в боевой обстановке, и в мирное время люди ведут себя… как люди. В гипотетическом представлении[1] по уставу лишь первые три слова, всё остальное — разновидности неуставных взаимоотношений. Автор правки думает, что их там восемь. Возможно, вы отыщете ещё.

Во времена Гласности и Перестройки многие не служившие в армии (да и многие служившие тоже) стали называть «неуставными взаимоотношениями» дедовщину и уголовщину. На самом деле неуставщина в войсках старше, чем грязь, и совсем не обязательно негативное явление. Однако разберём по порядку.

Внеуставные взаимоотношения существовали и существуют во всех армиях мира. Вероятно, они будут существовать и в космофлоте далёкого будущего. В армиях многих стран внеуставщину умудряются направить на пользу. Тот же хэш, к примеру — фактически комбинация спортивного ориентирования с марш-броском на пару десятков километров по джунглям, причём весь личный состав, включая командиров, понятия не имеет о точке финиша, как часто и бывает в реальных войсковых операциях. Иногда пробежали пару миль, а там стоит метка: развернуться и бежать на исходную. Но поскольку бегут в спортивной форме и без оружия, а в конце пути (а иногда — в качестве сюрприза — и на маршруте следования) ожидается пиво, то бегают все и с удовольствием. В других странах (не будем тыкать пальцем) НВ на пользу не идут.

Составные части НВ[править]

  • Традиции! Море их, все разные, и некоторые очень чудные. «Обмывать звание», например, уставами никак не регламентируется. Однако приказ строевой части — сам по себе, а Звание (с заглавной буквы) — само по себе. Можешь нацепить майорские погоны, а весь полк, до рядовых включительно, по-прежнему обращается к тебе «товарищ капитан»! Пока не поймал звёздочки из стакана водки зубами, какой же ты майор?
  • Армейские развлечения! Из британской армии цивилизация получила крикет, поло и хэш. Когда по ночам салабоны раскачивают «дембельскую» койку, а «мамонты» изображают паровозный гудок — это тоже развлечение, причём вполне безобидное. Для всех, кроме тех, кто хочет спать[2].
  • Обмундирование! Только салабоны носят пилотки и погоны, как написано в наставлении. Настоящий солдат найдёт способ разнообразить униформу. Кто-то специально носит старые нашивки. Автор этой правки знает офицера, четыре раза отсидевшего на «губе» за отказ снять десантные «петлички» и надеть «бомбочки» химзащиты. Самое интересное, что через два года летёха ушёл-таки обратно в десант — и с повышением!
  • Порядок в казарме. В каком конкретно уставе написано, как «отбивать кантик» на койке при помощи тапка и табуретки?
  • Прозвища! Должны быть как минимум у вашего непосредственного начальника и вашего старшины. Если вы полагаете, что у вас лично прозвища никакого нет и быть не может — заблуждаетесь. В некоторых родах войск прозвище становится радиопозывным.
  • Армейский филк! В уставах нигде не написано, сколько мата следует добавить в походную песню вашего батальона.
  • Армейский лексикон и тесно связанный с ним армейский же юмор. Большинством гражданских не понимается и воспринимается исключительно как проявление глупости. Но всё намного, намного сложнее! В армии умение отыгрывать дурака — чуть ли не первейшее профессиональное качество. Только так можно:
    • Избегать личной ответственности за проявления инициативы.
    • Говорить то, что по субординации говорить не положено. «Кто еще раз назовет начальника штаба свиньёй, тот будет прикреплен к его личному сортиру — убирать за ним навоз!» — да выговаривающий сам солидарен с подчинёнными в оценке личности начштаба, но отчитать их обязан!
    • Намекать на нежелательные последствия в ситуациях, когда делать это уставом не положено и чревато. «Если вам не нравится наше мероприятие, можем вам устроить более другое». И нет, «более другое» — это не просто «другое», а «вам же будет хуже».
    • Просто разбавлять серость армейских будней бафосным каламбуром!
  • Землячества! Ты откуда, салабон? Из Красноярска? Классно, я тоже! Зёмой будешь!
  • Дембельский аккорд! Перед уходом в запас сделай что-то полезное для части. Оформи стенд или доску почёта, ну или комнату отдыха в роте. Или выведи в казарме тараканов, умудрившись не вывести личный состав. Ты — химик или почему? Ты на складе или зачем?
  • Наконец, она самая: «дедовщина», то есть деление на ранги и категории по срокам службы. В разных родах войск и в разных дислокациях категории назывались по-разному. Типичные имена во время двухгодичной срочной службы: «дух» или «салабон» — первые полгода; «слоны» (солдат, любящий огромные нагрузки) или «мамонты»(по аналогии со слонами) — вторые полгода; «черпаки» — третье полугодие, это уже квалифицированный состав, который тащит всю службу; «деды» — четвёртое полугодие, службу уже не тащат, а отдыхают и ждут приказа министра Обороны. После приказа — «дембеля». Эти делают аккорд (см. выше). В «горячих точках» (в том же Афганистане) деды и черпаки старались, чтобы духи не получили пулю при первом же боевом задании. И частенько гибли или оказывались в госпитале именно за «сто дней до приказа».
    • В связи с укорочением срочной службы до одного года в сухопутных войсках деление стало не по полугодиям, а по «сотням дней».

Уголовщина, которую командование может называть НВ[править]

  • Рукоприкладство начальника к подчинённому, даже если зуботычина не привела к серьёзным последствиям. Кто-то позабыл, что у нас отменены телесные наказания? Реально за подобное начальника положено сажать на гауптвахту. Если нанесение телесных повреждений — трибунал и увольнение из армии.
    • Устоявшееся мнение, что при попытке жаловаться на «губу» отправится сам пострадавший, в корне неверно. Заявляющие такое наверняка сами никого на «губу» не отправляли. Требуется рапорт командира о вынесении взыскания и приказ по строевой части, а это — готовые письменные свидетельства против приложившего руки офицера или прапорщика. Гауптвахта — отдельное подразделение, а там начальнику уже достало, он спит и видит себя на месте вашего комбата. Есть ситуации, когда жаловаться бесполезно, но совершенно точно пострадавший никогда не отправляется на «губу» за попытку жаловаться. Получить второй раз по зубам, конечно, может.
  • Рукоприкладство «черпака» к «духу» ничуть не «лучше» и не «хуже» рукоприкладства начальника, просто статья другая — унижение чести и достоинства. Тоже гауптвахта минимум, если нет серьёзных последствий. Кстати, если на сослуживца поднял руку «дух» — надо дать парню увольнительную вне очереди и усиленный паёк! Ага, и ещё медаль. Тоже на «губу», закон для всех один!
    • В реальности любая драка военнослужащих — ЧП. Другое дело, что ситуацию, когда рядовой Иванов дал в грудак ефрейтору Петрову, а тот ответил прямым в челюсть — и разошлись, естественно, никто и никогда официально разбирать не будет, как, впрочем, и на гражданке. В правильно организованном взводе либо сержант сделает внушение, либо «деды» драчунов растащат (либо один «дед» остановит другого зарвавшегося «деда»), причём не из каких-то там гуманных побуждений, а просто потому, что геморрой никому не нужен. Даже если дело закончилось подбитым глазом или распухшей губой, начинается полная карусель. Командир взвода должен найти сто один повод отправить пострадавшего с глаз долой, потому что на утреннем построении начальство увидит. А куда отправить? В наряд или караул нельзя, потому что есть развод, да и начальник караула и нач. столовой тебе не подчиняются. В командировку — тоже нельзя, нужен приказ строевой части, а там есть свой начальник. Приходится выдумывать «срочные работы в техпарке», или «покраску крыши», или «спасение имущества от крыс», или ещё какую-то откровенную лабуду[3]. Пока взаимно побитые прячутся по боксам в техпарке, кому-то за дураков службу нести, а личного состава и так в обрез. Если же вследствие драки пострадавший оказался в почти умелых и очень цепких верхних конечностях военных медиков — вообще кошмар. Никакой «отмазки» не будет. Побои «снимут» (сейчас этому даже в медакадемиях учат), в часть приедет дознаватель, и кто-то железобетонно сядет. Бывало, что сажали не всех и/или не тех, но это уже издержки производства. Вам до дембеля три недели — очень хочется не попасть вообще на этот дембель?
    • Автор этой правки подтверждает — в армии порой гораздо сложнее доказать, что тебя НЕ били. Однажды автору довелось ударится глазом об кроватный шарик и потом всю неделю писать объяснительные о «естественном происхождении» фингала. Причем автору так и не поверили. Когда автор спалил себе спину на утренней зарядке, также пришлось строчить объяснительную. Добавьте к этому ежевечерний осмотр тела в присутствии медиков. Впрочем, части разные бывают, да и старинные методы избиения вроде «бить по голове сквозь книгу» никто не отменял (но диагноз сотрясение мозга любой квалифицированный военврач поставит махом, так что особо усердных ловят скорее рано, чем поздно).
    • Хуже всего в подразделениях маленьких и удалённых, где контроля вышестоящего командования нет, а медики далеко. Как правило там и происходят тяжёлые происшествия, о которых потом пишут газеты. Тут, прокол, конечно, на командире конкретного взвода или роты.
  • Незаконное использование служебного положения, например, когда полковник тащит в койку девушку-лейтенанта. Выделенное слово: незаконное, а вовсе не неуставное. Результатом действий полковника должен быть как минимум Суд офицерской чести.
  • Нач. ГСМ ворует спирт, комбат «накрывает поляну» и дарит золочёный письменный прибор проверяющему, а нач. штаба выводит роту на постройку собственной дачи — это тоже не «неуставные взаимоотношения», что бы там Википедия ни писала! Вся эта гнусь описана не в уставах, а в Уголовном Кодексе, и меры к ворам, подрывающим боеготовность армии, должны приниматься соответствующие. Добро пожаловать на зону, господа бывшие офицеры!
    • В капиталистической России с этим стало проще. Военная прокуратура засылает в часть пару дознавателей, чаще в погонах сержантов-сверхсрочников или прапорщиков. Через три-четыре месяца несколько старших офицеров, во главе с командиром части, «неожиданно» досрочно отправляются на пенсию. Репутация части не страдает, а полковников сейчас в избытке, найти замену нетрудно. Рокировка надолго отбивает у оставшихся в части офицеров и прапорщиков желание воровать. Беда только в том, что иногда всё командование вверх по цепочке бывает в доле.
  • «Солдатское землячество» внезапно захватывает власть в роте, и выходцы из «региона Х» начинают не только издеваться над рядовыми другой национальности, но и посылать на три буквы командира роты вместе со старшиной. Присягу давали, товарищи военнослужащие из региона Х? Следствие — военный трибунал — дисбат. Кстати, военная прокуратура обожает раскручивать такие дела[4], это просто комбат дрожит за свою карьеру и не хочет доложить по инстанции.
  • Тот факт, что «дедушки» службы не несут, а ждут приказа — тоже, в общем, подрыв боеготовности. Обычно виноваты командиры взводов.
    • Вообще, основная привилегия дедов это не рукоприкладство, а умение свалить всю работу в наряде на салаг. Салагу учить надо, а мы и так всё умеем. Хотя ещё можно припрячь салаг как денщиков, и если первое в каком-то смысле разумно, то второе уже не есть хорошо.
  • Наконец великолепное «в армии нет слова украли, есть слово потерял» (замените на удобную для вас лексику) — не НВ, а уголовщина чистой воды. Ситуация, когда одно подразделение вынуждено воровать у другого казарменные тапки — позор для командира части. А когда одна рота ворует в боксах другой аккумуляторы к машинам (оттого, что свои кто-то на спирт поменял) — не повод для шуток, а «дело» для военного дознавателя. Кстати, о наказании за хищения нет ни в одном уставе. А в уголовном кодексе — есть!

Отчего НВ плавно перерастают в уголовщину? Рыба, как ни странно, с головы гниёт! Если ворует министр обороны, отчего прапорщику нельзя?

Мифы о дедовщине[править]

  • Дедовщина какое-то уникальное и странное явление.
    • Неправда. Дедовщина неизбежна в любом замкнутом коллективе. Особенно мужском. Особенно военном (где послушание тренируется ещё в медкомиссии). В любом мужском коллективе заслуженные члены будут испытывать и разыгрывать новичков, сваливать на них сложную и неинтересную работу, пользоваться привилегиями и т. п. Такова человеческая натура.
  • Если собрать коллектив из одного призыва, дедовщины не будет.
    • Будет, просто критерием станет не время службы, а решительность в драке и способность заставить лоха работать вместо себя.
  • Дедовщина возникает от раздолбайства сержантов/лейтенантов/каких-то ещё более вышестоящих офицеров.
    • Разумеется, когда ты 24 часа в сутки находишься под заботливой опеопёкойкой сержанта Хартмана, дедовщины не будет, будет куда более напряжная уставщина. Но обычно у младших офицеров тупо нет выбора. Вместе с очередным призывом уходят опытные солдаты, а им на смену приходит пополнение из непонятных штатских лентяев, которые не знают порядка и не желают приступать к несению службы. А уволить этих горе-работников нельзя, и угрожать гаупвахтой за отказ чистить нужник не получится (больше, чем на 3 дня, сажать не имеешь права, а нужник-то всё равно останется не вычищенным и ротный спросит, почему сержант не справляется и куда он дел вверенных ему солдат). Приходится воспитывать салаг силами личного состава, который уже усвоил: в армии приказы выполнять надо.
    • Остается непонятным, почему солдаты обязаны чистить нужники или выполнять иные хозяйственные работы, особенно если это идет в ущерб военной подготовке. И нужно ли каждый год набирать в армию «непонятных штатских лентяев», которых приходится принуждать к службе (вернее, к выполнению бессмысленных приказов) незаконными методами, от которых те периодически гибнут, дезертируют и убивают сослуживцев? Ради справедливости: в современной армии РФ всё большая часть хозработ выполняется вольнонаемным персоналом, а вооруженные силы, пусть и очень медленно, движутся в сторону профессионализации (если ты водитель или повар, ты с одной стороны, будешь не рядовой Иванов, а уважаемый человек на своём месте, а с другой, ты не сможешь свалить работу на салаг: салаги заняты на других работах). Плюс к тому, сильный удар по дедовщине нанесло сокращение срока службы: для многих проще отслужить год, чем скрываться почти 10 лет, поэтому в армии появилось много более взрослых солдат с высшим образованием (которые раньше уклонялись от призыва), что значительно смягчило нравы; к тому же у условных «дедушек» почти не остается времени на злоупотребление своим привилегированным положением.
  • Дедовщины в Красной Армии не было, всё началось в 1960-х (или 1980-х, по выбору рассказчика).
    • Неправда. Дедовщина в Российской, потом Красной, потом Советской, потом снова Российской армии была как минимум с реформ Петра Великого, а вероятно и раньше. Конечно, формы НВ менялись со временем.
  • Дедовщину привнесли в армию из детских колоний.
    • Неправда. Дедовщина зародилась, когда никаких детских колоний и в помине не было.
  • Дедовщину привнесли в армию «блатные», когда стали призывать судимых. Дедовщина похожа на жизнь «по понятиям».
    • Авторы подобных заявлений серьёзно не в ладах с криминологией. Начать с того, что живущий «по понятиям» вор, по тому же воровскому закону, служить вообще не может! Дедовщина похожа на понятия только тем, чем она такая же неписанная и устанавливает иерархию между формально равными людьми.
  • В 1980-х (вероятно и раньше) бытовало убеждение, что можно «прервать пищевую цепочку дедовщины».
    • Автор этой правки проходил трёхдневный курс обучения под руководством мудрого психолога в подполковничьих погонах[5], а в соседнем мотострелковом полку пытались формировать роты из военнослужащих одного призыва[6], чтобы «изжить неуставные традиции». На деле оказалось, что сферическая рота существует не в вакууме, а в дивизии, а дивизия тоже не в вакууме, а в стране! Единственное, чего удавалось добиться — замены одних дурацких казарменных развлечений другими, столь же глупыми. Раньше «дýхи» раскачивали койку, а «слоны» изображали паровоз, теперь «салабоны» крутят ремнями, а «мамонты» гудят как самолётный двигатель. Технический прогресс, конечно, налицо.
  • Дедовщина включает мужеложество.
    • Не надо путать НВ и сексуальные преступления. Случаи мужеложества и склонения к однополому сексу в Советской армии, безусловно, регистрировали и расследовали. Многие оказывались, как и следовало ожидать, взаимоотношениями гомосексуальных партнёров. Что до «удовлетворения желаний», гетеросексуальный военнослужащий скорее побежит в самоволку по бабам[7] или затеет роман с Дуней Кулаковой, чем сменит сексуальную ориентацию.
  • В боевых частях дедовщины нет. Там ведь у солдат стрелковое оружие, «деды» боятся пули.
    • Ничего подобного. Дедовщина была и в Афганистане, и в Чечне, и во время Великой Отечественной. Слово «годички» вам что-то говорит? Американцы описывают дедовщину и во Вьетнаме, и во время Первой мировой, и даже во время Гражданской. Другое дело, что в боевых частях нет бесполезных издевательств над «молодыми», а есть полезная передача боевого опыта от старослужащих к новобранцам. И да! «Упал, отжался!» и «Отделение, газы!» в боевых частях тоже есть, но за разумную физподготовку никого пока не застрелили.

Произведения, где неуставщина представлена правдиво, можно пересчитать по пальцам. Даже если автор служил, то мог служить не в том роде войск или не в том военном округе, где служат его герои. Если не служил — ещё хуже! Дело часто скатывается в откровенную чернуху.

В строю стоят советские танкисты австрийские кавалеристы

Пятиминутка добрых советов призывнику[править]

Нижесказанное относится к ВС РФ, но с большой долей вероятности применимо и в других странах с призывным комплектованием армии.

Итак, мой юный друг, ты боишься того, что в армии будешь красить траву, стирать портянки носки дедам и получать от них зуботычины, а поэтому решил всеми средствами косить? Поздравляю, ты сделал первый шаг к тому, чтобы так оно и вышло. Видишь ли, армия заинтересована в бестолковых, бесполезных и слабо мотивированных призывниках ещё меньше, чем они в ней. В случае неудачного откоса попасть такому в «престижное» место службы не светит от слова «совсем», поэтому если уж косишь — то делай это наверняка или не делай вовсе.

Худшее, что можно придумать — откос «по дурке»: даже в случае успеха тебя ждёт пожизненное поражение в правах. Хотя если у тебя и правда слабая психика, то скрывать это не надо: лучше пусть признают дураком в военкомате, чем обнаружат этот прискорбный факт по месту лишения несения службы.

А куда же отправляются неудачники? В богом забытые воинские части в жопе мира, которые, по секрету, и нужны только для того, чтобы год помариновать отбросы из числа призывников да послужить кладбищем карьеры для не оправдавших ожидания офицеров — на боеспособность армии такие части не влияют абсолютно никак. Там-то и процветает лютая неуставщина в самых наихудших своих проявлениях, а боевые задачи сводятся к строительству офицерских дач (и это в лучшем случае — ибо задача понятная, имеющая смысл, конечная и выполнимая!), а то и подметанию плаца ломом. Если ты маменькин сынок, попадание туда тебе категорически противопоказано: если в других местах тебя сделают человеком, то тут с большей вероятностью могут доломать. Ты спросишь: а не проще ли такие части вообще распустить, а балбесов разогнать по домам? Так подумай на один шаг вперёд: умному человеку куда проще выдать себя за балбеса, чем наоборот. Если принять решение не набирать в армию всякий сброд — только он в неё и попадёт.

Хочешь вспоминать армию не как потерянный год, а как время, проведённое с пользой? Заниматься боевой подготовкой и сталкиваться главным образом с позитивными проявлениями НВ? Молодец! Во-первых, заимей какие-нибудь полезные навыки и знания, а то и квалификацию — куда их применить найдётся всегда (не забудь рассказать о них военкому). И/или приведи себя в хорошую физическую форму. Постарайся впечатлить комиссию на допризывном анкетировании: отбор гениев производят именно по анкетам. Вообще, в военкомате старайся казаться умнее, чем ты есть (строить дурака будешь потом) — тем больше у тебя шансов быть востребованным «купцом» из престижной части (за некоторых призывников идёт натуральная грызня). Если всё сделаешь правильно, то можешь даже оказаться перед выбором, куда отправиться служить. Если качал мышцы — просись в десант или погранцы, если мозги — в технические или наукоёмкие рода войск (при большой удаче — РВСН, ВКС или РХБЗ, в танкисты или артиллеристы обычно тоже неплохо).

Примеры, когда НВ показаны реалистично[править]

  • Армейские анекдоты же. «Товарищи физики! Сегодня будем изучать пространство-время. Копать траншею на полный профиль от забора до обеда!»
  • В «Бородино» (см. эпиграф) — совсем не разговор дяди и племянника, как полагают многие. Во времена Лермонтова «дядей» назывался старослужащий солдат. Вопрос «Скажи-ка, дядя…» — задаёт рекрут.
    • Кто-то полагает, что вопрос мог задавать маленький помещик — барчук своему «дядьке», бывшему артиллеристу. Мог, конечно — в стихах про это не сказано. Только вот на всех канонических иллюстрациях «Бородина» отчего-то сидит старый солдат, а рядом стоят/сидят несколько молодых. Может, раньше художники лучше нас разбирались, где «дядя», а где «дядька»?
  • К. М. Станюкович правдиво описывал порядки российского флота.
  • Куприн, «Юнкера». Рекомендовано к чтению для ностальгирующих по России, которую мы потеряли.
  • П. Н. Краснов, «От двуглавого орла к красному знамени», «Единая-неделимая», «Воспоминания о Русской императорской армии» — неуставщина в кадетско-офицерской среде конца XIX — начала ХХ века.
  • А. С. Новиков-Прибой, «Цусима» и «Подводники». На подлодках по уставу жить… слишком тесно.
  • В. Богомолов, «Момент истины (В августе сорок четвёртого)». В СМЕРШ полно неуставных взаимоотношений, но это хороший, годный и правдивый вариант. Начать с того, что у всех героев есть прозвища. Гвардии лейтенант Блинов — «Малыш», старший лейтенант Таманцев — «Скорохват», подполковник Поляков — «Эн Фэ». Последний по уставу жить откровенно не любит и ведёт себя почти как гражданский. Даже столовается не там, где положено, а там, где освещение лучше[8]. Насколько «привержен уставу» Таманцев — оцените сами.
  • Юрий Поляков, повесть «Сто дней до приказа». Автор служил срочную в ГСВГ и теневые стороны НВ изложил правдиво.
  • А. Ломачинский, «Академия родная» и понемножку во всех других книгах. В отличие от многих, автор не только служил, но и работает судмедэкспертом, оттого понимает разницу между «неуставщиной», «дедовщиной» и «уголовщиной».
  • Вадим Чекунов, «Кирза» — реалистичный сборник армейских баек, описывающих армию времен развала СССР. В отличие от упомянутой ниже книги Примоста, есть изрядная доля юмора и сатиры, а также разнообразие характеров персонажей. Протагонист осуждает себя за многие вещи, присутствует в книге какой-никакой моральный посыл. Дедовщина не поощряется, но объясняется как «неизбежное зло».
  • Виталий Чечило, «Солдаты последней империи. Записки недисциплинированного офицера». Служившие в РВСН подтверждают, что рассказанное близко к правде. Опять-таки, автор чётко проводит линию, где мелкое нарушение устава, а где уже криминал.
  • «Караул» Александра Рогожкина — тяжёлая чернуха, но, как ни печально, всё основано на реальных событиях. Режиссёр будто бы утверждал (подтверждения нет), что за основу фильма были взяты события 1978-79 годов и что явление было для Советской армии рядовым и достаточно регулярным. На самом деле фильм явно построен на делe Сакалаускаса, в 1987 году расстрелявшем караул вагонзака. По рассекреченным материалам военной прокуратуры, подобный массовый расстрел в вагонзаке — единственное и уникальное событие в истории внутренних войск. Однако, говоря о регулярности стрельбы в караулах, Рогожкин не столь уж неправ — случаи одиночных убийств в караулах или побегов караульных с боевым оружием, безусловно, были[9]. Практически всегда происшествия были связаны с унижением чести и достоинства солдат, которые начальство «вежливо» называло неуставными взаимоотношениями и добродушно скрывало.
  • «Грозовые ворота» — пожалуй, единственный из относительно современных отечественных сериалов, не являющийся откровенной чернухой или наоборот — приторной комедией. Реалистично показана субординация, неуставные взаимоотношения, а также просто общечеловеческие особенности любого коллектива.
  • Олег Дивов, «Оружие возмездия» — армия времен распада СССР. Описание службы в «самом неуставном дивизионе самой неуставной части».

Примеры, когда показано неверно[править]

  • Откровенно чернушный сборник повестей В. Примоста «730 дней в сапогах». Дедовщина, землячества, избиения, мужеложество, вымогательства, унижения — армия показана куда хуже нацистского концлагеря. Протагонист первой части садится в тюрьму, за то что не дал себя просто убить, протагонист второй части совершает суицид, протагонист третьей части становится полным чудовищем и, вероятно, погибает от мести новобранцев, над которыми сам же издевался. Причем всё показано не просто натуралистично, а иногда тошнотворно — герой ест кал желтушного больного, чтобы его не повезли обратно в роту, в подробностях показан процесс изнасилования, рассказывается, как убивают беременную девушку, и т. д.
  • Внезапно фильм «Сто дней до приказа» (1990) по повести Полякова, опять-таки чернушный. Снимал его молодой талантливый режиссёр Хусейн Эркенов. Получилось так, что сам Поляков от фильма открещивался.
  • «Зелёный слоник» (1999) — прикольно, но к реальным НВ отношения не имеет.
  • «Делай раз!» — перестроечная чернуха с молодым Владимиром Машковым и совсем юным Евгением Мироновым. Сержант (Машков) всеми силами мстит главному герою (Миронов), который задел его на призывном пункте и не захотел извиняться, а также не хочет мириться с основными положениями неуставных взаимоотношений. Сержант устраивает провокацию, доведя другого молодого солдата до попытки самоубийства. В финале главный герой крадёт пулемёт и под угрозой его применения заставляет всех «дедов» отжиматься.
  • «Кислородное голодание» — примерно то же, что и предыдущий пример, но с национальным колоритом. Герой, будучи украинцем, отказывается говорить по-русски[10].

Где-то посередине[править]

  • ДМБ (2000) — имеется в виду фильм Качанова и Охлобыстина, а не ужасный русский квест. В целом, атмосфера легкого идиотизма, сюрреалистичности происходящего. Дедовщина показана, но скорее там это смешно, да и армия, состоящая из таких идиотов, как в этом фильме, вряд ли будет боеспособной.
  • «Солдаты» — сборник добреньких армейских баек, практически агитка для ребят, которые не очень-то хотят служить, дедовщина показана позитивно, как «нужная вещь» и «армейская взаимовыручка», и даже злодеи чаще бывают смешными, чем опасными (единственное исключение — 14 сезон и сержант Кобрин, но и того за устроенный им беспредел почти сразу покарали мудрые офицеры). К сожалению, в наличии также полное незнание армейской матчасти и устава, что на корню губит реализм.
    • Если судить с точки зрения художественной ценности, то еще и страдает опуханием сиквелов. Плюс, в последних сезонах появляются даже не моменты, а целые арки губастого аллигатора (полу-криминальное турне Шматко по Украине? Деревня со зловещим секретом и расследование этого секрета персонажами прошлых сезонов? Вы серьезно?)
  • «Записки освободителя» В. Суворова. С одной стороны, правдоподобное описание жизни суворовского училища, с другой — откровенные выдумки и даже плагиат. Диалог во время уборки фекалий списан с аналогичного спора из «Архипелага ГУЛАГ» Солженицына. История про офицера-русалку с селёдочным хвостом в заднице нагло украдена аж у Ярослава Гашека (четвёртая часть похождений солдата Швейка). Случаи использования армейских баек (презервативы для вывоза валюты, приписки к списанному мотоциклу и т. д.) исчислению не поддаются. Рассказ про хлорку на гауптвахте не имеет под собой оснований. Отравление хлором — это не шутки, от него надо лечить в госпитале. За вывод из строя пусть даже одного курсанта начальнику гауптвахты светит выговор, а тут систематическое применение хлорной извести против личного состава! Трибуналом пахнет, а не хлором[11].
  • Олег Дивов, «Выбраковка»  — дедовщина в Агентстве Социальной Безопасности. Стрелять по своим из парализатора — немного перебор, но отношения «стариков» и «молодых» в конторе, где на задании можно реально погибнуть, показано психологически верно. Дедовщиной называют это сами герои, и ничуть не стесняются.
    • «Ведомый» протагониста упоминает также дедовщину в вооружённых силах, где он недавно отслужил срочную.

Прототипы в реальной жизни[править]

  • В мемуарах Н. С. Мартынова описаны порядки, царившие в кадетском корпусе, где Лермонтов и Мартынов вместе обучались. В XIX веке воспитание молодых бойцов сотоварищами и приобщение их к казарменной жизни именовалось словом «цук», обозначающим резкий рывок поводьями[12]. Каждый поступивший в первый день учёбы должен был выбрать, как он намеревается жить в казарме — «по уставу» или «по славным традициям». Если курсант выбирал «по уставу», то никто не имел права применять к нему какие-либо издевательские действия. Таких юнкеров называли «красными», с ними никто не общался, их нещадно презирали и всячески подставляли перед начальством. После окончания училища, в полках, красные юнкера подвергались опале со стороны однополчан. Большинство юнкеров хотело сделать карьеру, оттого выбирало «традиции». Бытует легенда, что Лермонтов был автором «приказа по курилке», который корнеты зачитывали первокурсникам при их поступлении. В шутливом виде в приказе излагались правила и традиции казарменной жизни. Мартынов, поступивший в корпус на год позже Лермонтова, вероятно, отомстил на дуэли за «цук».
    • Впрочем, дуэль была в 1841, то есть через 5 лет после окончания Мартыновым корпуса.
    • Впрочем, «месть это блюдо, которое нужно подавать холодным».
    • Хотя более правдоподобна версия, что Мартынов обиделся из-за насмешек Лермонтова уже в войсках. Секунданты и друзья Мартынова и Лермонтова намеренно запутывали полковое следствие, рассказывая откровенные небылицы и противореча друг другу.
  • Во Франции «Флот открытого океана» (в Атлантике) был захвачен «землячеством» бретонцев. Все офицеры поголовно происходили из дворянских семей Бретани и говорили на бретонском диалекте. Французы других провинций, если и попадали на флот, и «до мичмана дослужиться могли с превеликим трудом, а до лейтенанта им было как до Южного полюса». После июльской революции 1830 года морскую академию Ecole Navale пришлось насильно переводить из Бреста в Париж, чтобы хоть как-то выровнять офицерский состав.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Само «представление» назначенного офицера командиру части — это как раз по уставу.
  2. Кто в пионерском лагере не мазал товарищей зубной пастой, пусть первый бросит в меня камень! Правда, в пионерских лагерях можно выспаться после подъёма и не требуется выполнять боевые задачи. Да и пребывание в них всё-таки сугубо добровольное. Натурально, если развлечения превращаются в издевательства одних военнослужащих над другими (неважно, кто они по должности и званию), — это уже не развлечения, а статья об унижении чести и достоинства.
  3. Нашумевшие истории о гибели военнослужащих от побоев «дедами» при внимательном рассмотрении почти все оказываются с задержкой обращения за медицинской помощью. Апокрифические рассказы, как кто-то где-то кому-то засветил табуретом, отчего пострадавший скончался на месте, — не в счёт.
  4. Ибо расследовать элементарно, а «запаравозить» можно много, оттого показательный процесс получается скорым, брутальным и поучительным.
  5. Говоря по чести, мало что из курса осталось в голове, ибо три дня занятий = две ночи преферанса.
  6. Строевым офицерам было очевидно, что подобная рота будет небоеспособна минимум полгода и провалит следующую проверку с треском, но приказ он такой приказ.
  7. Были подразделения, где диагноз gonorrhoea был на почётном втором месте после «потёртостей». Чаще дело сводилось, как и следовало ожидать, к одной-единственной особе женского пола, проживающей недалеко от расположения.
  8. «В продпункте, получив по талону две мокрые алюминиевые миски с лапшой и кашей, сдобренной тушёнкой — это называлось „гуляш“, — он уселся за длинным пустым столом в зале для рядового и сержантского состава — там было светлее».
  9. Автор правки сам однажды провёл пару дней в лесу, принимая участие в войсковой операции по отлову очередного «убеганца». Этот, правда, никого не стрелял, а просто ушёл с поста с АКМ и 60 патронами. Ловили беглеца совместно армия и милиция — сводная команда человек примерно за тысячу. Один из ловцов сломал голень, ещё парочка покалечилась по мелочи. Кровавые мозоли «набегал» каждый пятый.
  10. Явный вымысел. В Советской армии полно было подразделений, где говорили на национальных языках, потому что не знали русского — например тот же стройбат. «Азербайджанские роты», «бурятские роты», «таджикские роты»… Офицеры учили сто слов на соответствующем языке, сержантов подбирали со знанием национального языка и русского — и подразделение с салабонами из аулов и кишлаков становилось вполне боеспособным. Не космические войска, конечно — кто бы без русского туда взял, — но были и танкисты, и артиллеристы. А уж если парень говорил только по-украински, проблем вообще нигде не было. «Западенцев», кстати, в Советской армии считали «службистами» — они часто заканчивали срочную сержантами, дослужившись за два года из рядовых, а к концу второго года службы у них часто даже и акцент пропадал без следа.
  11. Aвтор примечания в годы срочной службы в армии вспомнил занятия по РХБЗ: газенваген, тряпка с хлорпикрином и команда «шлем-маска порвана». По окончании испытания примерно две трети личного состава вылезло ощупью и кашляя; автор вылез следом, выплюнул фильтр и услышал как РХБЗшник и взводный вполголоса ругаются. Один шипит на клинических дебилов, которые, несмотря на объяснения, решили «погеройствовать», мол им лишняя минута в газенвагене — просто кайф. Второй поясняет: дневальные в туалете хлорку сыплют так, что туда без противогаза зайти невозможно, а хлорпикрин-то не так сильно воняет. Зато после данного упражнения весь личный состав быстро освоил скилл моментального натягивания противогаза, а также с интересом и уже серьёзно, отнесся к занятию по химразведке. Надо пояснить однако, что если в хлорпикриновой палатке и даже в ротном сортире речь идёт о минутах воздействия ОВ, то у Суворова курсантов на гарнизонной гауптвахте заставляли дышать хлором часами, заперев в «хлорной камере» на ночь. Хлор вызывает не только поражение лёгких, но и ожоги слизистой глаз. Вообразим реакцию командира училища (допустим, генерал-майора). «Вы полагаете, Вооружённым Силам нужны полуслепые инвалиды на должность командиров танковых взводов, та-щ подполковник, или почему? Не слышу ответа! Вы контуженый, или где? Погоны крепко пришил, дубина?»
  12. Принято считать, что термин «цук» зародился в стенах школы гвардейских прапорщиков, основанной в 1823 г. Лермонтов поступил в кадетский корпус в 1832 и явно не «создатель дедовщины», как думают некоторые.