Неуместный Сталин

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Ну, не обязательно Сталин. Это может быть любая другая известная фигура: Черчилль, Гай Юлий Цезарь или Элвис Пресли. Главное, наш знаменитый персонаж играет в фильме роль эпизодическую, всего на несколько минут, внезапно появляется из ниоткуда — и исчезает бесследно. Ради этих нескольких минут съёмочная группа не скупится на полные декорации, костюм, грим, и может даже пригласить сняться актёра, известного своими полнометражными воплощениями лидера. При этом на сюжете фильма появление персонажа ну никак не отражается — того же эффекта можно было достичь куда более элегантно правильно написанным диалогом основных героев, умелой вставкой кинохроники, или, на худой конец, грозным звонком телефона. «Смольный на пговоде!»

Причин появления неуместного Сталина много:

  • Режиссёры просят сценаристов вставить неуместного Сталина из тщеславия. «Вот и я Сталина снимал!»[1]
  • Творец хочет добавить важности последующим действиям героев, показав как лидер ставит задачу (не всегда прямо), а персонажи потом действуют. Тут как раз случай, когда правильно написанного диалога основных героев или грозного телефонного звонка было бы достаточно.
  • Творец хочет, чтобы у зрителей возникло впечатление, что произведение основано на реальных событиях. Тут лучше всего подошла бы умело вклеенная кинохроника, причём не обязательно с лидером.
  • Иногда эпизод снимают оттого, что под рукой оказались костюмы и декорации от другого телефильма или спектакля.
  • Тяжёлый случай — в кирпиче у знаменитости есть полная арка, а в адаптации так снять невозможно — экранное время ведь не равно книжному. Сценарист во что бы то ни стало хочет следовать тексту, оттого оставляет несколько бесполезных минут. Лучше бы не оставлял.
  • Наконец, терминальное состояние: неуместный Сталин добавляется к пустой киноподелке в виде водного раствора. Такое кино лучше вообще не смотреть.

У зрителей неуместный Сталин вызывает лишь ироническое «Им что, бюджет некуда было девать?» или «Не-а, не похож ни капельки. Зато потренировались».

Под троп подходят исключительно фильмы и телесериалы с живыми актёрами. В мультипликации знаменитости мелькают чаще для комического эффекта. В литературе трудновато описать личную встречу протагониста со Сталиным как проходной эпизод. Получается или талантливо, или Мэри-цзы, но в любом случае лидер уже тянет если не на полноценного персонажа, то на механизм продвижения сюжета. В комиксах — рисуйте элвисов и гитлеров на здоровье, на то он и комикс.

Родственный, но не идентичный троп: Момент губастого аллигатора. В отличие от тов. Губастого, тов. Сталин в фильме исторически обоснован и странным не выглядит, однако, так же как и Губастый, для сюжета совершенно не нужен.

Противотроп — бревно Ильича. Если здесь большой начальник занимается чем надо, то в случае с бревном он играет важную роль в сюжете, да вот беда — занимается всякой фигнёй.

Примеры[править]

Кино[править]

  • С прикрученным фитильком в экранизации «Собачьего сердца». У Булгакова в повести никакого Сталина нету. Есть совпартчиновник Виталий Александрович (без фамилии), не произнёсший вслух ни одной фразы, потому что профессор Преображенский и товарищ Швондер общались с ним по телефону. В фильме зачем-то вставили человека во френче, похожего на генерального прокурора Скуратова неуместного тов. Сталина.
  • «В августе сорок четвёртого» (2000). В романе Владимира Богомолова Сталину отводится примерно пятнадцатая часть текста. Он полноценный персонаж, хотя и несколько обезличенный; основное занятие на страницах книги — Сталин думает! Ага. О секретности предстоящего наступления. В фильме залезть в голову Вождя не сумели и оставили огрызок Сталина на 3 минуты — ни к селу, ни к городу.
  • «Форрест Гамп» (1994) — инверсия тропа на грани пародии. Заглавный герой непрерывно встречается с историческими личностями и влияет на ход истории США, но сам этого не осознаёт.
  • «Утомлённые солнцем-2»: Сталин появлялся, только чтобы персонаж Михалкова макнул его головой в унитаз торт. Во сне. А в «Цитадели» — ради термоматерной боеголовки.
  • «Перл-Харбор» — указанный выше случай с неуместным Рузвельтом. Он нужен лишь для произнесения патриотической речи перед командующими и вставания с кресла аки Доктор Стрейнджлав.
  • «Индиана Джонс и последний крестовый поход»: Гитлер нужен только затем, чтобы дать «Инди» автограф… Хотя стоит признать: момент получился очень смешной.
  • Неуместный и непохожий Сталин на неуместной, но похожей Красной площади лично осматривает новейшие секретные танки в фильме с тем же названием «Танки» (2018). Повторяем: танки — секретные! Им место на полигоне под Москвой, а вовсе не в центре города.
  • «Чёрная роза — эмблема печали, красная роза — эмблема любви». В этом абсурдистском перестроечном фильме — пародия на троп, поскольку в перестроечном кино (за несколько лет перед тем) разные постановщики очень полюбили данный троп и пихали Сталина чуть ли не в каждый фильм, надо это или не надо. И вот в «Чёрной розе…» мы видим вставную сцену со Сталиным, который никак не может покакать и предъявляет по этому поводу претензии своему личному врачу.
    • В «Советском экране» тех лет какой-то критик СПГСил: «Ну бесплоден Сталин 1950-х годов, нет от него проку, какашку породить и то не может!»
  • «Красный воробей»: Гэбэшник похожий на Путина — просто ради пущей клюквы.

Телесериалы[править]

  • Телесериал «Мастер и Маргарита» (того же режиссёра Бортко, что и «Собачье сердце») — гэбист с неуместным закосом под Берию объясняет все козни тёмной компашки «галлюцинациями», «гипнозом», «амнезией», «костюмами» и пр.
  • В российско-белорусском телесериале «Смерть шпионам! Лисья нора» (2007) Сталин мог бы стать кодификатором. Не похож до степени педаль в асфальт и для сюжета не нужен абсолютно; появляется в самом конце последней серии. Чтобы зрители поняли, что перед ними Сталин, а не просто хрен с усами, за три минуты и шесть секунд экранного времени Сталина назвали товарищем Сталиным двенадцать раз!
    • В продолжении «Смерть шпионам! Ударная волна» — столь же неуместный и не похожий на исторические фотографии Л. П. Берия.
  • «Легавый». Уместность появления тут Берии — под большим вопросом. Да и слишком молод актёр, и мало похож. Умеет говорить сурово, веско и с некоторым сарказмом, как играемое историческое лицо — и на том спасибо.
  • «Хроники молодого Индианы Джонса», сериал-приквел к знаменитому циклу фильмов. Иронически-постмодернистская эксплуатация тропа, на грани пародии. Генри Джонс-младший, живя в первой половине XX века, то и дело случайно встречает какую-нибудь видную историческую фигуру. Некоторых — и не по разу. Это происходит до того часто и «настырно» (в каждом эпизоде по нескольку раз!), что подавление недоверия берёт отпуск и уезжает куда-то на Гавайи, и закрадываются мысли о ненадёжном рассказчике. Но эти мысли приходится отогнать — канон ведь! С 1908 по 1920 год (времени действия): Лоуренс Аравийский (дважды), Теодор Рузвельт, Эдгар Дега, Пабло Пикассо (дважды), Зигмунд Фрейд, Карл Юнг, Джакомо Пуччини, Лев Толстой (маленький Генри ненароком попал из рогатки ему в ягодицу), Никос Казандзакис, Джидду Кришнамурти, Томас Алва Эдисон, Панчо Вилья, Уинстон Черчилль, Роберт Грейвс, Шарль де Голль (в бытность свою пехотным офицером Первой мировой), Анри-Филипп Петэн (ещё не генерал и не квислинг), Мата Хари, Альберт Швейцер, Манфред фон Рихтгофен, Герман Геринг (воздушный ас Первой мировой), В. И. Ленин, Франц Кафка, Эрнест Хемингуэй (дважды, ибо куда только его ни носило…), Ататюрк, Энвер-паша, Жорж Клемансо, Дэвид Ллойд-Джордж, Вудро Вильсон, молодой Хо Ши Мин, Арнольд Тойнби, Поль Робсон, Луи Армстронг, Аль Капоне, Элиот Несс, Энрико Карузо, Джордж Гершвин, Уайетт Эрп… и это мы ещё не перечислили и половины камео (сыгранных, разумеется, современными актёрами)!

Мультфильмы[править]

  • «Анастасия» Дона Блута. И нахрена тут Зигмунд Фрейд? Поскальзывающийся на банановой кожуре (иногда банан — это просто банан!). Пародия на троп?

Примечания[править]

  1. В качестве гипотезы: в советские времена появление в кинокартине любого лица из политической верхушки приравнивалось к Знаку Качества для всей команды фильма. Если режиссёр Пупкин и оператор Зарубкин сняли актёра Завалина в роли Сталина, а партбоссы посмотрели и одобрили — ни актёр, ни режиссёр, ни оператор иначе как гениальными быть не могут! Во времена Перестройки появление на экране необоснованного Сталина показывало широту политического кругозора сценариста и смелость режиссёра. К актёру и оператору требований уже не было никаких. Впрочем, необоснованными Черчиллями и Рузвельтами грешит и Голливуд.