Неуместный Сталин

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Ну, не обязательно Сталин. Это может быть любая другая известная фигура: Черчилль, Гай Юлий Цезарь или Элвис Пресли. Главное, наш знаменитый персонаж играет в фильме роль эпизодическую, всего на несколько минут, внезапно появляется из ниоткуда — и исчезает бесследно. Ради этих нескольких минут съёмочная группа не скупится на полные декорации, костюм, грим, и может даже пригласить сняться актёра, известного своими полнометражными воплощениями лидера. При этом на сюжете фильма появление персонажа ну никак не отражается — того же эффекта можно было достичь куда более элегантно правильно написанным диалогом основных героев, умелой вставкой кинохроники, или, на худой конец, грозным звонком телефона. «Смольный на пговоде!».

Причин появления неуместного Сталина много:

  • Режиссёры просят сценаристов вставить неуместного Сталина из тщеславия. «Вот и я Сталина снимал!»[1]
  • Чисто меркантильные соображения: в советские времена исполнение роли Ленина означало почти автоматическое получение разнообразных преференций актером (режиссеру тоже что-то перепадало). Не всегда срабатывало само по себе (фильм и исполнителя могли и не утвердить), но как дополнительный весомый аргумент для получения чего-нибудь (например, звания заслуженного артиста) вполне годилось.
  • Творец хочет добавить важности последующим действиям героев, показав как лидер ставит задачу (не всегда прямо), а персонажи потом действуют. Тут как раз случай, когда правильно написанного диалога основных героев или грозного телефонного звонка было бы достаточно.
  • Творец хочет, чтобы у зрителей возникло впечатление, что произведение основано на реальных событиях. Тут лучше всего подошла бы умело вклеенная кинохроника, причём не обязательно с лидером.
  • Иногда эпизод снимают оттого, что под рукой оказались костюмы и декорации от другого телефильма или спектакля.
  • Тяжёлый случай — в кирпиче у знаменитости есть полная арка, а в адаптации так снять невозможно — экранное время ведь не равно книжному. Сценарист во что бы то ни стало хочет следовать тексту, оттого оставляет несколько бесполезных минут. Лучше бы не оставлял.
  • Наконец, терминальное состояние: неуместный Сталин добавляется к пустой киноподелке в виде водного раствора. Такое кино лучше вообще не смотреть.

У зрителей неуместный Сталин вызывает лишь ироническое «Им что, бюджет некуда было девать?»[2] или «Не-а, не похож ни капельки. Зато потренировались».

Под троп подходят исключительно фильмы и телесериалы с живыми актёрами. В мультипликации знаменитости мелькают чаще для комического эффекта. В литературе трудновато описать личную встречу протагониста со Сталиным как проходной эпизод. Получается или талантливо, или Мэри-цзы, но в любом случае лидер уже тянет если не на полноценного персонажа, то на механизм продвижения сюжета. В комиксах — рисуйте элвисов и гитлеров на здоровье, на то он и комикс.

Родственный, но не идентичный троп: Момент губастого аллигатора. В отличие от тов. Губастого, тов. Сталин в фильме исторически обоснован и странным не выглядит, однако, так же как и Губастый, для сюжета совершенно не нужен.

Противотроп — бревно Ильича. Если здесь большой начальник занимается чем надо, то в случае с бревном он играет важную роль в сюжете, да вот беда — занимается всякой фигнёй.

Примеры[править]

Театр[править]

  • Мюзикл «Двенадцать стульев» — пародия на троп, а заодно подсветка аллегории, которую заложил в эту сцену автор либретто (= «взаимоотношения художника и государства»). На том самом волжском пароходе Остап и Киса, к своему (и зрителя) удивлению, встречают Алексея Максимовича Горького…

Литература[править]

  • Серия книг Бушкова о ротмистре Бестужеве. Оный Бестужев в каждой книге норовит встретить знаменитость и если в первых двух это было хотя бы оправдано или ограничивалось встречей с человеком, который встречал знаменитость, то потом дошло до встреч с Гитлером. Педаль в пол в дилогии о Д’Артаньне — гасконец встречает персонажей, которые уже успели умереть к описываемым событиям.

Кино[править]

Отечественные фильмы[править]

  • Буквальный отыгрыш прямого смысла заголовка: при Хрущёве из фильмов, снятых при Сталине, вырезали «вождя народов».
  • С фитильком в экранизации «Собачьего сердца». У Булгакова в повести никакого Сталина нету. Есть совпартчиновник Виталий Александрович (без фамилии), не произнёсший вслух ни одной фразы, потому что профессор Преображенский и товарищ Швондер общались с ним по телефону. В фильме зачем-то вставили человека во френче, похожего на генерального прокурора Скуратова неуместного тов. Сталина. Крепкая рука зрелого человека, одетого во френч, берет телефонную трубку… некий кряжистый усач во френче и картузе веско говорит что-то в эту самую трубку… В общем, сойдёт даже за пародию на троп как таковой.
  • «В августе сорок четвёртого» (2000). В романе Владимира Богомолова Сталину отводится примерно пятнадцатая часть текста. Он полноценный персонаж, хотя и несколько обезличенный; основное занятие на страницах книги — Сталин думает! Ага. О секретности предстоящего наступления. В фильме залезть в голову Вождя не сумели и оставили огрызок Сталина на 3 минуты — ни к селу, ни к городу.
  • «Утомлённые солнцем-2»: Сталин появлялся, только чтобы персонаж Михалкова макнул его головой в унитаз торт. Во сне. А в «Цитадели» — ради термоматерной боеголовки.
  • Неуместный и непохожий Сталин на неуместной, но похожей Красной площади лично осматривает новейшие секретные танки[3] в фильме с тем же названием «Танки» (2018). Повторяем: танки — секретные! Им место на полигоне под Москвой, а вовсе не в центре города.
  • «Чёрная роза — эмблема печали, красная роза — эмблема любви». В этом абсурдистском перестроечном фильме — пародия на троп, поскольку в перестроечном кино (за несколько лет перед тем) разные постановщики очень полюбили данный троп и пихали Сталина чуть ли не в каждый фильм, надо это или не надо. И вот в «Чёрной розе…» мы видим вставную сцену со Сталиным, который никак не может покакать и предъявляет по этому поводу претензии своему личному врачу.
    • В периодическом издании тех лет какой-то критик СПГСил: «Ну бесплоден Сталин 1950-х годов, нет от него проку, какашку породить и то не может!»
    • В этом же фильме не пойми зачем появились сцены с участием ещё молодого Брежнева[4][5].
  • «Гарпастум». В довольно недурном фильме о футболистах-любителях царских времён неожиданно дважды появляется поэт Александр Блок. Критики пытались объяснить, но зритель не понял.

Зарубежные фильмы[править]

  • «Форрест Гамп» (1994) — инверсия тропа на грани пародии. Заглавный герой непрерывно встречается с историческими личностями и влияет на ход истории США, но сам этого не осознаёт.
  • «Перл-Харбор» — указанный выше случай с неуместным Рузвельтом. Он нужен лишь для произнесения патриотической речи перед командующими и вставания с кресла аки Доктор Стрейнджлав. Выстебано Ностальгирующим Кртиком.
  • «Индиана Джонс и последний крестовый поход»: Гитлер нужен только затем, чтобы дать «Инди» автограф… Хотя стоит признать: момент получился очень смешной.
  • «Красный воробей» — гэбэшник, похожий на Путина. Просто ради пущей клюквы.

Телесериалы[править]

  • Телесериал «Мастер и Маргарита» (того же режиссёра Бортко, что и «Собачье сердце») — гэбист с неуместным закосом под Берию объясняет все козни тёмной компашки «галлюцинациями», «гипнозом», «амнезией», «костюмами» и пр.
    • Более ранний телесериал «Мастер и Маргарита» 1994 г. Юрия Кары имеет настоящего неуместного Сталина, а также Гитлера, на балу у Сатаны. Маргарита даже удивляется — «Эти же ещё живые!» А они, оказывается, специальные гости.
  • В российско-белорусском телесериале «Смерть шпионам! Лисья нора» (2007) Сталин мог бы стать кодификатором. Не похож до степени педаль в асфальт и для сюжета не нужен абсолютно; появляется в самом конце последней серии. Чтобы зрители поняли, что перед ними Сталин, а не просто хрен с усами, за три минуты и шесть секунд экранного времени Сталина назвали товарищем Сталиным двенадцать раз!
    • В продолжении «Смерть шпионам! Ударная волна» — столь же неуместный и не похожий на исторические фотографии Л. П. Берия.
  • «Легавый». Уместность появления тут Берии — под большим вопросом. Да и слишком молод актёр, и мало похож. Умеет говорить сурово, веско и с некоторым сарказмом, как играемое историческое лицо — и на том спасибо.
  • «Золотой телёнок» Ульяны Шилкиной. Пародия на троп: в здании Одесской Черноморской кинофабрики Остап встречает внутримировых киноактёров (явно вышедших прямо из съёмочного павильона, в перерывах между дублями), очень убедительно одетых и загримированных под Юзефа Пилсудского, Льва Толстого и Максима Горького.
  • «Хроники молодого Индианы Джонса», сериал-приквел к знаменитому циклу фильмов. Иронически-постмодернистская эксплуатация тропа, на грани пародии. Генри Джонс-младший, живя в первой половине XX века, то и дело случайно встречает какую-нибудь видную историческую фигуру. Некоторых — и не по разу. Это происходит до того часто и «настырно» (в каждом эпизоде по нескольку раз!), что подавление недоверия берёт отпуск и уезжает куда-то на Гавайи, и закрадываются мысли о ненадёжном рассказчике. Но эти мысли приходится отогнать — канон ведь! С 1908 по 1920 год (времени действия): Лоуренс Аравийский (дважды), Теодор Рузвельт, Эдгар Дега, Пабло Пикассо (дважды), Зигмунд Фрейд, Карл Юнг, Джакомо Пуччини, Лев Толстой (маленький Генри ненароком попал из рогатки ему в ягодицу), Никос Казандзакис, Джидду Кришнамурти, Томас Алва Эдисон, Панчо Вилья, Уинстон Черчилль, Роберт Грейвс, Шарль де Голль (в бытность свою пехотным офицером Первой мировой), Анри-Филипп Петэн (ещё не генерал и не квислинг), Мата Хари, Альберт Швейцер, Манфред фон Рихтгофен, Герман Геринг (воздушный ас Первой мировой, ещё не ставший нацистским активистом), В. И. Ленин, Франц Кафка, Эрнест Хемингуэй (дважды, ибо куда только его ни носило…), Ататюрк, Энвер-паша, Жорж Клемансо, Дэвид Ллойд-Джордж, Вудро Вильсон, молодой Хо Ши Мин, Арнольд Тойнби, Поль Робсон, Луи Армстронг, Аль Капоне, Элиот Несс, Энрико Карузо, Джордж Гершвин, Уайетт Эрп… и это мы ещё не перечислили и половины камео (сыгранных, разумеется, современными актёрами)!
  • Французские «Новые подвиги Арсена Люпена» — аналогично. Джентльмен-грабитель в разных сериях тусовался с Хэмингуэем, Фрейдом, Сальвадором Дали, Эйнштейном…

Мультфильмы[править]

  • «Анастасия» Дона Блута. И нахрена тут Зигмунд Фрейд? Поскальзывающийся на банановой кожуре (иногда банан — это просто банан!). Пародия на троп?
    • Помимо Фрейда, в том музыкальном эпизоде засветились Морис Шевалье, Чарльз Линдберг, Жозефина Бейкер, Клод Моне, Айседора Дункан (в длинном прозрачном летящем шарфе — отсылка к обстоятельствам её смерти?), Огюст Роден и Гертруда Стайн (в автомобиле, с розой, произносит фразу «Where a rose is a rose» — в русском дубляже по незнанию озвучили как мужчину).

Музыка[править]

  • В похабнейшей французской балладе об удивительном мраккультисте по имени прозвищу Бали-Бало — своего рода пародия на троп. В один далеко не прекрасный день Бали-Бало получил способность открывать порталы («Бали-Бало лакал вино — и всё искал у кружки дно. „А дна-то нету [ну, совсем]! Кажись, открыл портальчик я!“»). Он немедленно начал пользоваться новой абилкой на всю катушку. Сначала он попал в 1812 год и бафосным образом вмешался в события русско-французской войны… а заодно и трахнул Наполеона. Не изнасиловал: император возмущался не самим фактом секса (в котором был в пассивной роли), а только жёсткой и грубой манерой. Затем протагонист-злодей мотанулся в 198… год и затрахал Маргарет Тэтчер чуть не до смерти (и она тоже не возражала, пока он не учинил над ней гуро, в переводе потерянное — вернее, перекочевавшее в другой куплет с другим женским персонажем). И наконец, горе-герой перенёсся в 1953 год и очень сильно «отлюбил» Сталина, отчего тот, оказывается, и умер (всё опять-таки происходило по согласию, причём в оригинальном французском тексте Сталин ещё и проявил себя как любитель BDSM, через раз уступающий роль доминанта своему партнёру — но в переводе это выпало).
  • «Кобыла и трупоглазые жабы искали цезию, нашли поздно утром свистящего Хна» (это название группы) — в текстах песен упоминаний исторических личностей (в основном большевиков) лишь немногим меньше, чем упоминаний палеофауны. Налей-ка мне, пожалуйста, борща, товарищ Джугашвили, и дарвинского хлебушка кусочек мне скорее принеси… Что есть дарвинский хлебушек — тайна за семью печатями.

Примечания[править]

  1. В качестве гипотезы: в советские времена появление в кинокартине любого лица из политической верхушки приравнивалось к Знаку Качества для всей команды фильма. Если режиссёр Пупкин и оператор Зарубкин сняли актёра Завалина в роли Сталина, а партбоссы посмотрели и одобрили — ни актёр, ни режиссёр, ни оператор иначе как гениальными быть не могут! А вот если не одобрили — их дела не плохи, а очень плохи. И да, на весь СССР в кино был один Сталин — Михаил Геловани. И один Ленин — Максим Штраух. И один маршал Жуков — Михаил Ульянов. С последним ничего не смогла поделать аж целая товарищ министр культуры, заметившая, что вот только-только этот же актёр злодея играл. Во времена Перестройки появление на экране необоснованного Сталина показывало широту политического кругозора сценариста и смелость режиссёра. К актёру и оператору требований уже не было никаких. Впрочем, необоснованными Черчиллями и Рузвельтами грешит и Голливуд.
  2. Как один из вариантов. Геловани с Ульяновым две копейки не заплатишь, зато бюджет надо весь украсть израсходовать, иначе в следующий раз ровно на столько, сколько осталось, меньше и получишь.
  3. Два прототипа Т-34 действительно перегоняли в Москву своим ходом. Правда, это было зимой. Правда, демонстрировали не на Красной площади, а на полигоне в Кубинке. Правда, конструктор М. И. Кошкин простудился, заболел тяжёлой пневмонией — и умер. Весь фильм — издевательство над памятью реального человека и полная вампука.
  4. Мало кто это уже помнит, но в 80-е пародии на Брежнева были таким же трендом, как в 90-е на Ельцина, а сейчас на Путина.
  5. Ну это АП непонятно, а куда более, по-видимому, старший (ну или просто памятливый) ВПС с пародии на «Малую Землю» ржал как дикий конь.