Нет дорог, только направления

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

Между древним Удоевым, основанным в 794 году, и Черноморском, основанным в 1794 году, лежали тысяча лет и тысяча километров грунтовой и шоссейной дороги. За эту тысячу лет на магистрали Удоев — Чёрное море появлялись различные фигуры. Двигались по ней разъездные приказчики с товарами византийских торговых фирм. Навстречу им из гудящего леса выходил Соловей-разбойник, грубый мужчина в каракулевой шапке. Товары он отбирал, а приказчиков выводил в расход. Брели по этой дороге завоеватели со своими дружинами, проезжали мужики, с песнями тащились странники. Жизнь страны менялась с каждым столетием. Менялась одежда, совершенствовалось оружие, были усмирены картофельные бунты. Люди научились брить бороды. Полетел первый воздушный шар. Были изобретены железные близнецы — пароход и паровоз. Затрубили автомашины. А дорога осталась такой же, какой была при Соловье-разбойнике.

»
— Илья Ильф, Евгений Петров, «Золотой телёнок»
«

— А правду говорят, что в России плохие дороги? — Брешут!.. Нет тут никаких дорог.

»
— В другом варианте тот же ответ даётся на вопрос: «А правда, что в России медведи по дорогам ходят
Что ты там сказал про навигатор?

Итак, перед нашим героем раскинулась новая неизведанная страна. В ней есть города — культурные, научные, промышленные, финансовые и религиозные центры, есть морские и воздушные порты. Есть поля, которые возделывают фермеры или колхозники, и есть сёла, где они живут. Есть шахты и карьеры, где добывают полезные ископаемые, и есть курорты, где после этого отдыхают. И, конечно же, есть дороги и тропы, по которым можно добраться между всеми этими важнейшими пунктами…

А вот фигушки. Нет дорог, только направления. В лучшем случае — остатки дорог, когда-то построенных, но ни разу с той поры не ремонтированных и за годы эксплуатации убитых в зыбучее месиво — ну или предназначенных для ныне несуществующего вида транспорта. Это обычно бывает при постапокалипсисе или в случае завоевания умирающей империи (у которой деньги и средства на обслуживание путей сообщения были) варварами (которые пользоваться дорогой будут, а вот на починку забьют). В худшем — более-менее натоптанные тропы между наиболее важными центрами и примерные указания направления в сторону всего остального. Добирайтесь как хотите, не наши проблемы. Заплатите проводнику из местных или, если есть на чём — летите, и то не факт, что разведанная с высоты дорога не преподнесёт сюрпризов при попытке по ней пройти и тем более проехать. Такая ситуация встречается обычно на фронтире.

Контртроп — хайвей в отличном состоянии.

Примеры[править]

Общее[править]

  • Грабить корованы получается именно потому, что они обычно ходят в местах, представляющих собой троп, таких как Пустыня Смерти. Собственно, маршрут каравана называется именно что тропой — из ориентиров там как максимум вбитые в землю вешки. И то их могут выкопать поджидающие добычу абреки и кунаки — и даже вколотить в новом направлении, чтобы завести караван поближе к логову и там взять обессиленным.
  • В открытом океане, внезапно, троп. Конечно, грамотный штурман даже в отсутствие современных средств навигации худо-бедно сориентируется по небесным светилам, а лоцман из аборигенов — хоть по вкусу воды, но в целом…

Литература[править]

  • У Рудазова троп обычно имеет место в Светлых и особенно Тёмных мирах — там двигаются не по дорогам, а вдоль эфирных линий. Про Лэнг и вовсе буквально сказано, что вместо дорог там направления.
    • Более материалистично троп отыгрывается на Плонете. Который мало того что пережил постапокалипсис, так ещё и транспорт использовал не колёсный, а шагающий (а в последние десятилетия так и вовсе антигравитационный), которому гладкое покрытие не так уж и необходимо — так что его и до войны особо не чинили.
    • Да и в «Преданьях» тоже не замечено на Руси хороших дорог. Видимо, было бы уж слишком фантастично даже для фэнтези.
      • Справедливости ради, герои хоженых дорог особо и не придерживаются, благо прыткость волколака позволяет скакать и напрямик. Но на межсезонную распутицу поправку делать приходится, как и в реальности вплоть до XX века, а в редких местах и поныне.
  • «Песнь Льда и Пламени» демонстрирует троп в Травяном море. Конечно, аборигены-дотракийцы там ориентируются, но их кхаласары меньше чем по десятку тысяч человек не ходят и имеют возможность рассылать разведчиков, которые и указывают дорогу.
  • «Профессор А. Донда» Станислава Лема — в Лумии есть одна автострада в столице, длиной 60 метров, но её используют только для военных парадов. В один момент правительству пришла в голову гениальная мысль, что закупка вертолётов обойдётся дешевле, чем строительство дорог, а население схватилось за голову, прикинув, сколько запчастей и сортов ГСМ использует вертолёт, при том, что даже для добычи велосипедной цепи в Лумии приходится немало потрахаться, в том числе и буквально.
  • Александр Рекмечук, повесть «Всё впереди» — педаль в вечную мерзлоту советского Заполярья. В посёлок нефтяников Джегор была построена дорога, но после дождей всё стало как на картинке в начале статьи. Дорога превратилась в трясину, в которой тонут трактора, для людей же она стала почти непроходимой. По сторонам находится просто болото, и в отличие от дороги, по нему ещё можно пройти. Местные используют в качестве пешеходной трассы трубопровод, но за полкилометра до посёлка всё равно приходится спускаться на дорогу
  • Клиффорд Саймак «Город» — в первой новелле ситуация как в Советском Союзе, а дальше — как в «Назад в будущее», а потом и вовсе человечество покинуло Землю. Экранопланы, а затем вертолёты сделали качественные дороги ненужными.

Кино[править]

  • «Назад в будущее» — «Там, куда мы направляемся, дороги не нужны!». В будущем, где машины летают, наличие дорог не обязательно.

Музыка[править]

(link)

И у чёрта, и у Бога
На одном, видать, счету
Ты, российская дорога —
Семь загибов на версту!

Реальная жизнь[править]

  • Собственно, согласно поговорке, «нет дорог, только направления» именно в России. Особенно справедливо это от каменного пояса до Тихого океана, где, по большому счёту, единственная артерия жизни — Транссиб, а от него — либо по рекам на север, либо, если надо куда-нибудь в Анадырь, самолётом. Автомобильные дороги вдоль БАМа убиты в мясо, и если с грузовиков-дальнобойщиков неровности рельефа сходят, как с гуся вода, то попытка проехать там на легковой машине, пусть даже внедорожнике — гарантированная смерть седалищу. Каково пытаться ехать на север, автор статьи боится даже предполагать.
    • Да-да, М11 — недорога, М4 — недорога, «Таврида» — недорога и т. д. и т. п. На ютубе множество каналов с поездками по стране от пункта «А» до пункта «Б» — все по недорогам, да. Или тут у нас концепция «неРоссии», знаете ли, Москва — неРоссия, Санкт-Петербург — неРоссия, любой активно развивающийся регион- неРоссия, а вот деревня Большие Е@#ня — это Россия. Автор ну ты бы изучил состояние дорожного строительство в стране, хотя бы по урбанистическим форумам или ютубу, прежде чем писать мифологемы в этот раздел.
  • Ещё одна подобная фраза: «Русские называют дорогой место, где собираются проехать». По легенде, впервые произнесена Гудерианом в 1941 году, когда он изучил трофейный атлас автодорог и сравнил его с наличной действительностью.
  • Марафон «Париж-Дакар» проходил по пустыне, где дорог почти нет.