Нет антагониста

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья No Antagonist. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.

Сюжет практически любого художественного произведения начинается с конфликта. На конфликте и проистекающих из этого коллизиях и перипетиях и строится собственно сюжет — конфликт выполняет роль фундамента. Легче всего устроить конфликт между персонажами, протагонистом и антагонистом. Этот способ нагнетания драмы и по сей день остаётся самым популярным.

Но бывает и так, что персонаж-антагонист в произведении отсутствует. Вообще. Тогда конфликт достигается другими средствами: между моралью героя и обстоятельствами, между противоборствующими чувствами в душе героя (психологическая драма), между чувствами нескольких героев (мелодрама или романтическая комедия). Иногда роль антагониста берут на себя силы природы или иные форс-мажорные обстоятельства — такое характерно, например, для фильмов-катастроф. Под троп попадают многие произведения про моряков, путешественников, первопроходцев, а также те, где сюжет строится на психологии.

Стоит ли говорить, что только опытный автор может написать хорошее произведение без антагониста? Никакой МТА с такой задачей не справится, ибо она на порядок сложнее простого чёрно-белого конфликта «герой-злодей».

Родственные тропы: Все оттенки серого, Все оттенки белого.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Даниэль Дефо, «Робинзон Крузо»: перипетии случаются из-за форс-мажорных обстоятельств — кораблекрушения.
    • Под конец книги антагонисты в лице мятежных матросов всё же появляются. Как и дикари-людоеды, в плену которых был Пятница. Причём последний сам ел людей, то есть был одним из тех, на кого хотел напасть ГГ.
  • Энди Уир, «Марсианин»: антагонистом можно с натяжкой назвать суровую природу Марса. А без натяжки антагониста и нет.
    • Та же ситуация и в «Стране багровых туч» (1957), дебютном романе АБС. Только там вместо Марса — Венера.
    • Их же повесть «Путь на Амальтею», большинство глав из повести «Полдень. XXII век», ранние фантастические рассказы.
  • Стивен Кинг, «Тот, кто хочет выжить» — классическая история о выживании, герой противостоит лишь пустынному острову и чувству голода.
    • Повесть «Метод дыхания»: все персонажи — положительные, виновны обстоятельства и общество.
    • Рассказ «Конец всей этой мерзости»: опять же, антагонистов нет, герои просто сильно ошиблись в расчётах.
  • Почти все произведения С. Лема, кроме «Кибериады», «Сказок роботов» и некоторых рассказов из различных циклов. Там персонажи зачастую сталкиваются с различными системами, взаимодействуют с ними и изучают их.
  • Интересный пример — рассказ Клайва Баркера «В горах, в городах»: герои попадают в место, где жители двух поселений собирают из собственных тел движущихся великанов и устраивают ими поединки, уносящие десятки жизней. Тут вроде бы есть люди, и весьма недобро настроенные. Но атакуют-то они друг друга (такой обычай, что поделать), а незваные гости попадают в передрягу по собственному любопытству. Да и считать толпу, получившую подобие коллективного разума, субъектом не очень-то получается.
  • В «Повести о настоящем человеке» единственный живой антагонист — медведь. Немецких пилотов в лицо мы не видим, остальные персонажи — положительные.
  • Альбер Камю, «Чума»: если саму эпидемию не считать антагонистом, то оный отсутствует — все обитатели закрытого города стремятся выжить, делая это каждый по-своему.
    • В принципе антагонистом можно считать власти города, которые не проводят необходимых противоэпидемических мероприятий.
  • В. Ф. Панова «Серёжа». Тут много козлов — прабабушка, тётка Женьки, да непосредственно мама Серёжи, но откровенных плохишей и злодеев среди них нет, обычные люди, сломленные войной и послевоенной разрухой.
  • Астрид Линдгрен, «Рони, дочь разбойника»: если не считать эпизодических лесных монстров, злодея как такового нет. Весь конфликт строится на попытках детей преодолеть конфликт родителей, так что «злодеи» книги — не люди, а их упрямство и нетерпимость.
  • Айзек Азимов: во многих его рассказах о роботах нет антагониста, а героям просто надо разобраться, почему робот ведёт себя неправильно. Разве что в рассказе «Как потерялся робот» робот Нестор-10 ведёт себя как сознательный антагонист.
  • «Поющие в терновнике»: коллизии строятся вокруг чувств героев.
  • Виктория Ледерман «Теория невероятностей» : про путешествия в параллельные реальности, во всех бедах виноват в-основном козлизм главгероя, все окружающие главгерои помогают ему, чем могут. Да, там есть отрицательные гопники, но они обезличены и герой видит их буквально пару раз.
  • В некотором смысле С. Фридман «Рождённые в завоеваниях». Противостоят империя Азеа (научно-олигархическая) и республика Бракси (гордая и воинственная). Читатель сам решает, кому следует импонировать. Нередко империалисты кажутся вполне себе приличными людьми. А у кого-то воинский кодекс чести и право сильного вызывает больше уважения.
  • «Дом, в котором» — в моральном смысле представляет собой все оттенки серого. Козлы там есть, злодеев как таковых нет.
  • Геннадий Падаманс, «Первостепь». Главный герой, Режущий Бивень, на протяжении всего романа занят собственными рефлексиями и переживаниями, терзается поистине гамлетовскими вопросами: быть или не быть, и как быть, если не смог уберечь от гибели любимую жену, и жениться ли снова, и на ком, и надо ли ему охотиться на льва, за которым посылает его шаман. При этом в романе не выведено для него настоящего противника. Чёрный Мамонт, кажущийся враг и соперник, внезапно умер, а с того света даже кое-чем помог бывшему врагу; а попытка его брата отомстить Режущему Бивню настолько странна и нелепа, что сознательной и опасной для героя враждой это трудно назвать. Врагам, убившим его жену и похитившим остальных женщин, главный герой тоже отомстить не смог. Это называется «первобытная эпоха», ага.
  • «Возвращение» Ялмара Тесена: в книге рассказывается история тяжело больной женщины по имени Анна.
  • «Мы живые» Айн Рэнд — безликая советская власть потихоньку сдавливает всех, даже советский комиссар Таганов казался антагонистом едва пару глав, а потом тоже стал трагичным персонажем. «Умри ты сегодня, а я завтра» надвигается на всех, хорошие персонажи это те, кого системе не получается согнуть раньше, чем сломать им жизнь, но и смирившиеся с системой не желают им зла.
  • Четвёртая книга из цикла про сенбернара Бетховена. Отрицательных персонажей, в отличие от предыдущих, нет вообще, герои противостоят бытовым неприятностям либо ссорятся друг с другом.
  • «Волкодав» — антагонист цикла в виде Самоцветных Гор персонифицирован очень слабо — то ли это место действительно обладает собственной злой волей, то ли так его воспринимает Волкодав с его мистическим мышлением, а причина творящихся там ужасов исключительно в людской алчности. Прочие антагонисты всё-таки люди, но они играют сугубо второстепенные роли. При этом попытка ввести в тот же мир настоящего главзлодея Мавута получилось откровенно слабой, сразу сделав историю похожей на клишированное фэнтези про борьбу с очередным Тёмным Властелином.

Кино[править]

  • Многие фильмы-катастрофы: «Послезавтра», «Армагеддон», «Столкновение с бездной».
  • Аналогично — фильмы о противостоянии людей опасному животному. Если автор не вложил в него злую волю.
    • Спорный случай, если животные фантастичны (например, гигантские пауки, выведенные в лаборатории). Тогда они являются продолжением воли антагониста, если таковой имеется, а не произошла ошибка. К тому же, такие твари воспринимаются как чу-чу, а не кто-то знакомый, но агрессивный. Мало ли как мутировал/исказился магией мозг такого существа? Потому паук Плети, даже не гуманоидный Неруб, будет восприниматься как мелкий антагонист, а стая псов Рамси Сноу — нет.
    • И если нет намёков на разумность животных. Например, в мультфильме про Маугли Шер-Хан — антагонист, в фильме «Книга джунглей» — нет; эту роль играет британский колонизатор.
  • Аналогично — фильмы о выживании в суровых условиях: «Изгой», «127 часов», «В диких условиях»…
    • «Аполлон 13» Рона Ховарда — фильм о попытке выжить на борту повреждённого космического корабля.
    • Туда же — «Гравитация».
    • «Сталкер» Андрея Тарковского — за исключением обезличенных военных, стреляющих при проникновении в Зону, героям никто не противостоит. Всё действие фильма заключается в движении к Комнате, исполняющей желания, и в философских диалогах между Сталкером, Писателем и Профессором.
  • К этой группе примыкают фильмы, где герой бросает вызов самому себе, чтобы преодолеть внутренние барьеры и, возможно, совершить некое достижение.
    • К примеру, «Прогулка» 2015 года о канатоходце, прошедшем между Башен-Близнецов в Нью-Йорке.
  • «Путешествие Нетти Ганн» — история девочки, путешествующей в 1930-е годы через всю Америку в поисках отца.
  • Байопик «Гонка» Рона Ховарда: в центре фильма два очень разных человека, но оба по-своему хорошие.
  • «Кейт и Леопольд» — романтическая комедия о попавшем в XXI век английском аристократе из XIX века.
  • «Двухсотлетний человек» — сложная и глубокая драма о любви и человечности.
  • «Престиж»: фильм показывает соперничество между двумя фокусниками, при этом никого из них особо не выделяя.
  • «Красная палатка».
  • Бывают и мистические триллеры и даже фильмы ужасов без антагониста, и менее страшными они от этого не становятся:
    • «Глаз», гонконгский фильм 2002 года. Мёртвые — не обязательно злые. Хватит и того, что они мёртвые.
    • Испанский «Приют» (2007).
    • «Человек-мотылёк» (2001).
    • «Шестое чувство».
  • «В центре внимания»: герои раскручивают сексуальный скандал, связанный с домогательством католических священников к детям. При этом им формально никто не противостоит и не мешает.
  • «Усатый нянь» — антагониста нет, есть лишь инфантильный главный герой, которому работа воспитателем помогает повзрослеть.
  • «Патерсон» Джима Джармуша. Педаль в пол: тут даже конфликта нет.
  • «Дюнкерк» Кристофера Нолана. Война тут показана как настоящая стихия, которой персонификация даже и не нужна.
  • «Внедрение» Кристофера Нолана. Антагонистов нет, потому что в фильме серо-серая мораль.
  • «Медведь» (1988): охотники — это просто люди, которые своим промыслом зарабатывают на жизнь. Они даже на злодеев по должности не тянут.
  • «Deepwater Horizon» — фильм о взрыве на одноимённой нефтяной платформе в Мексиканском заливе. Виновные в аварии есть, но они не антагонисты.
  • «Брачная история» — драма о разводе, которая не становится ни на чью сторону, и муж, и жена хороши.

Мультфильмы[править]

  • «Возвращение блудного попугая» — главный герой сам успешно находит проблемы на свою пернатую задницу.
  • «Головоломка» от Pixar.
  • «Лило и Стич 2» — весь сюжет строится на том, что Стич медленно умирает, оттого что Джамба не успел толком зарядить его при создании. А Лило и Нани об этом до последнего момента не догадываются.

Мультсериалы[править]

  • Английский сериал «Тандербёрды» (или «Предвестники бури») 60-х гг. Многие серии представляют собой спасение главными героями людей, попавших в беду.
  • «Смешарики» — почти все серии.
  • «Непоседа Зу» — все серии.
  • «Супер Монстры» — аналогично.
  • «Мои маленькие пони» — не менее половины серий освещают бытовые проблемы, где антагонистами даже не пахнет.
    • Если в сериалах 1986 и 2010 годов (соответственно первый сериал первого поколения MLP и франчиза четвертого) антагонисты присутствуют, то в сериале 1992 года (второй сериал первого поколения MLP ) и во всех мультфильмах третьего поколения MLP серьезные антагонисты отсутствуют.
  • «Майлз из будущего» — в паре серий засветился злобный космический пират, похожий на муху и Весельчака У одновременно, но обычно там проблемы такие, как: катастрофы на других планетах, космические неполадки, что-то куда-то нужно перевезти по-быстрому, и т.д.
  • «Новаторы», первые два сезона. А в третьем появился Морок…

Аниме и манга[править]

  • Хаяо Миядзаки обожает этот троп:
    • Мой сосед Тоторо — единственным «антагонистом» данного фильма является болезнь матери девочек.
    • Ведьмина служба доставки — история взросления и обретения друзей.
    • Ветер крепчает  — аниме-биография авиаконструктора Дзиро Хорикоси. Антагониста нет, если не считать таковым войну.
      • А как же глупость жены ГГ, не пожелавшей лечиться от туберкулёза?! На дворе, на минуточку, середина 20 века! Есть методы и лекарства! Отсталость свою Япония ещё в 18 веке преодолела, так что... глупость. Свежесмороженная.
    • Рыбка Поньо на утёсе — отец Поньо может показаться злодеем, но он лишь пытался спасти мир от настоящей угрозы, пусть и своими методами. Да и не похож он на клишированного злодея, а скорее на антигероя.
  • Твоё имя — надвигающаяся катастрофа есть, но антагониста нет — есть неплохие, но упрямые люди, которых просто надо убедить, что угроза реальна.
  • «Волчьи дети Амэ и Юки» — героине надо в одиночку вырастить и воспитать двух необычных детей, это и без всяких антагонистов непросто.
  • Oyasumi, Punpun (да и практически любая манга Асано, впрочем): антагонист — сама человеческая жизнь.
  • «Yokohama Kaidashi Kikou» — антагониста нет в принципе, как нет и конфликта.

Видеоигры[править]

  • Любая абстрактная игра, будь то Тетрис или Пасьянс. Антагониста, как и впрочем и сюжета, нет и в помине.
  • А также многие головоломки.
  • Многие мобильные игры.
  • Любой выживач. Главным противником игрока является только мир игры: враждебные мобы, голод, неблагоприятные условия и, конечно же, другие игроки, которые любят портить жизнь другим.
  • А также некоторые песочницы вроде Minecraft и Sims.
  • Journey же.
  • Gone Home: проблемы Саманты только из-за того, что такое уж время было.
    • Время, конечно, бывает только таким, каким его делают люди… Но виновников так много, и каждый из них вносит уж настолько малую «лепту», что персонально поставить к позорному столбу и наречь «врагом» решительно некого.
  • Spec Ops: the Line. Конрад всего лишь галлюцинация спятившего Уокера.
  • Deemo — Персонаж, наиболее близкий к антагонисту, это Леди в Маске, но она оказалась сломленной птицей.
  • Scriptwelder любит этот троп. В том числе выворачивать наизнанку.
    • 400 Years. Цель: играя каменным истуканом, предотвратить извержение вулкана. На всё даётся 400 игровых лет. Здесь троп играется напрямую.
    • The Deepest Sleep. В предыдущих двух частях антагонистами были загадочные люди-тени. Здесь же антагониста нет (хаотично-голодные пожиратели не в счёт, так как неразумны и просто жрут всё, что движется), пока не выясняется, что сам протагонист стал такой же тенью после того, как у него похитили тело. Под конец он может сам попытаться напасть на одного из путешественников по миру снов, чтобы забрать уже его тело. Точно таким же образом, как на него напала тень в первой части. В таком случае уже игрок будет антагонистом для путешественника.
    • Серия Don't Escape (особенно первая, третья и четвёртая часть). Здесь практически везде зигзаг. На первый взгляд антагониста нет (в четвёртой части небольшая инверсия: на третий день может попасться шайка бандитов, от которых необходимо защищать дом, но во все остальные дни угрозу больше представляет природа постапокалиптической Земли и падающая на эту Землю Луна), но он на самом деле есть. Иногда им оказывается сам протагонист (sic!). А иногда антагонист (в нашем случае это зловещая корпорация, из-за которой весь сыр-бор и начался) и вовсе лишь упоминается в сюжете, но при этом активных препятствий игроку не чинит.

Визуальные романы[править]

  • Ever 17: The Out of Infinity: в игре есть злобная корпорация, но она маячит где-то на фоне. Игра же про то, как группа выживших пытается спастись от затопления, при этом разгадывая тайны подводного комплекса и разбираясь в собственном запутанном прошлом.
  • Katawa Shoujo — роман о непростых отношениях ОЯШа (ну почти) и девушек с разными проблемами. Номия и отец Сидзунэ хоть и могут частенько козлить (особенно последний), но на антагонистов они не тянут (папаша так вообще особого участия в развитии событий не принимает).
  • Kanon — любая линия, кроме линии Май.
  • Shuffle!: если предыдущие примеры — явно с прикрученным фитильком, то эта игра являет собой один из наиболее чистых примеров тропа в эроге. В отличие от Катавы и этого вашего Бесконечного лета, отсутствуют также и конфликты между девушками — и это совершенно не мешает сюжету считаться одним из самых драматичных и лихо закрученных.