Нестандартный хэппи-энд

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Esoteric Happy Ending. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!
« Крёз спросил Солона: «Кого из людей ты считаешь счастливейшим?» Он надеялся, что тот назовет его, а Солон сказал: «Я считаю счастливейшим афинянина Телла». Представьте, что должен был после этого думать властитель Лидии? Кто же это такой, афинян Телл? Какие подвиги он совершил, чем прославился? Солон продолжил: «Это был человек, который жил в родном городе во время расцвета этого города, питался плодами рук своих, был счастлив в семье, и умер, сражаясь за родину».

«Ну а после него?» — еще раз спросил царь. «После него, — сказал Солон, — сыновья жрицы Геры в городе Аргосе». «А эти что? Тоже сражались за родину?» — «Нет, — говорит, — тут другая история». И неторопливо рассказал, как в день торжественного жертвоприношения быки, которые должны были везти колесницу с дарами, не пришли с пастбища. Чтобы спасти от гнева богини Геры свой город и свою мать-жрицу, два ее сына вместо быков впряглись в тяжелейшую колесницу. Они дотащили колесницу до храма, и Гера получила свои дары. Граждане ликовали и носили двух атлетов на руках, а мать упала на колени перед алтарем богини и и попросила: «Богиня, награди моих сыновей». Капризная и строгая богиня Гера их наградила: на следующее утро дети жрицы не проснулись. Они умерли во сне, в счастливейший миг своей жизни.

»
— Диалог Солона и царя Креза
« — Вы называете смерть счастливым концом? — Хатауэй пожал плечами. — Что ж, дело вкуса… »
— Л. М. Буджолд, «Ученик воина»

Нечто, что задумывалось автором как хэппи-энд, а для аудитории выглядит как откровенно несчастливый конец (или по крайней мере плохой хороший конец).

Как правило, связано с разными ценностями эпох: например, в прежние времена гибель главного героя за честь и высокие идеалы воспринималась как хороший плохой конец, причём с уклоном в сторону «хорошего», в то время как для среднестатистического современного читателя ключевым словом здесь будет «гибель», а не «идеалы». Другой вариант — необычная ценностная система самого автора: например, для верующего воссоединение в смерти — действительно хэппи-энд (тела-то всё равно когда-нибудь бы умерли, а души вечно будут вместе), но читателя-атеиста это вряд ли утешит.

Инверсия: произведение писалось автором как трагическое, но не воспринимается как таковое («трагедия» может заключаться в потере героем чести, девушкой — невинности или отказе от того самого высокого идеала, оказавшегося недостижимым). Ибо если все живы и здоровы, то чего печалиться?

Примеры[править]

Мифология[править]

  • Викинги признавали только один финал карьеры воина — гибель на поле брани: только в этом случае они могли попасть к Одину в Вальгаллу. Прожить долгую жизнь и мирно умереть в своей постели было недостойно и даже унизительно для мужчины.
  • Датская баллада о том, как русалка нагадала королеве (скорее всего, Беренгарии Португальской), что та родит трёх сыновей и умрёт при родах третьего. И поспешила утешить: ведь ей, королеве, открыт путь на небо, тогда как морской нечисти он закрыт.

Театр[править]

  • «Турандот» Джакомо Пуччини: финал задумывался как классический хэппи-энд, где герой женится на принцессе, но этот хэппи-энд очень сильно подпорчен теми обстоятельствами, что принцесса — нераскаявшаяся массовая убийца и садистка, которая довела до смерти самого хорошего и доброго персонажа во всей опере — девушку Лю. Предполагается, что Турандот должна раскаяться в своих злодеяниях, но в имеющемся финале это обозначено весьма невнятно. Двусмысленность финала в данном случае обусловлена тем, что композитор умер, не успев довести оперу «до ума», и финал дописывал его куда менее талантливый ученик Франко Альфано. Некоторые композиторы даже пытались написать собственный финал оперы, более логичный и драматургически выверенный.
  • «Венецианские близнецы» Карло Гольдони: ваш жених погиб ужасной смертью, а вы сами узнали, что ваш папа вам не папа, и обрели проблемного братца. Что делать? Срочно выходить замуж за первого встречного типа, который до этого сталкерил вашу новоявленную невестку и был отвергнут ею за агрессивную чудаковатость! И все довольны…
  • А. Н. Островский, «Снегурочка» — невинная Снегурочка растаяла, её жених от горя покончил с собой, и это всё «тревожить нас не может», наоборот, считается, что это хорошо? Да что за фигня, мэтр Островский?! Нет, конечно, понятно, что всё это языческий символизм, тра-ля-ля, закамуфлированное ритуальное жертвоприношение и всё такое, но от понимания Снегурочку не становится менее жалко.
  • «Ромео и Джульетта».

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • «Мальчик у Христа на ёлке» Достоевского.
  • Железников «Жизнь и приключения чудака» — обе части заканчиваются нестандартно.
    • «Тетрадь с фотографиями» — а вот ни с кем Настя, из-за которой весь сыр-бор разгорелся, не останется, поскольку улетела с отцом в другой город навсегда.
    • «Женитьба дяди Шуры» — нелюбимую Наташей мачеху Надежду Васильевну Борис сумел побудить уйти из семьи, но ни дяде Шуре, ни самой Наташе не стало лучше, да ещё и собака никак не найдется. В итоге Борис вместо того, чтобы отвести Наташу за щенком той же породы, ведёт ее к мачехе, где обе примиряются. Да, собаки не найти, но зато Наташа поняла, что никакая Надежда Васильевна не злая мачеха, а добрая и проницательная.
  • «Сверхприключения сверхкосмонавта» — Юрий Иванов отказался от своей сверхпрограммы сверхподготовок ради простого ченеземпрского счастья. Так первый в истории чедоземпр, псип и сверкс стал обыкновеннейшим человеческим школьником, занял наконец место винтика в системе общества и обрел потенциальную даму сердца. Считать это успехом социальной адаптации и избавления от синдрома восьмиклассника, если не синдрома Аспергера, либо трагедией неизбежного понимания и принятия гением (способности героя никем не отрицаются) своей ограниченности в эмоциональной сфере, или же трагедией сломавшегося на пути к мечте стать космонавтом и прогнувшегося под общество подростка, — остается на усмотрение читателя.

На других языках[править]

  • Э. Т. А. Гофман, «Выбор невесты» — волшебник разрушил все препятствия к браку главных героев, им осталось только подождать год. Но в самом конце сообщается, что, кажется, и он, и она через год успели передумать. Судя по всему, волшебник это предвидел (и вообще старался не столько соединить героев, сколько избавить героиню от других, навязанных ей, женихов), но для читателя такой счастливый конец выглядит неожиданным, так как Эдмунд и Альбертина казались не менее удачной парой, чем любые другие влюбленные в произведениях Гофмана.
  • Ганс Христиан Андерсен, особенно «Девочка со спичками» и «Русалочка». Этот троп — пожалуй, главное, чем Андерсен известен современному читателю.
  • Джордж Эллиот, «Мельница на Флоссе»: Мэгги и Том погибли, но перед смертью успели примириться, и на их общей могиле начертано: «Не разлучились они и в смерти своей».
  • «Хроники Нарнии», «Последняя битва»: в финале выясняется, что главные герои погибли в железнодорожной катастрофе и могут остаться в Нарнии навсегда. Правда, Нарния в финале сама погибает, остается ее «истинный» аналог в стране Аслана, и там же есть «истинный» аналог Англии. При этом погибают не все! Бедная Сьюзен теряет обоих братьев и младшую сестру… а сама остаётся жить. Её в Нарнию пока не берут.
  • Харлан Эллисон утверждает, что конец его рассказа «У меня нет рта, но я должен кричать» (герой из милосердия убивает всех своих товарищей, порабощённых безумным суперкомпьютером A. M., спасая их от продолжения мучений, но самого героя A. M. превращает в инертную белковую массу без рук и ног, чтобы не мог причинить себе вред, и будет его мучить дальше) следует классифицировать как хороший — победу человеческого духа над злобным враждебным разумом.
    • А вот в игре, написанной также при участии Харлана Эллисона, самая лучшая концовка — уже несомненно оптимистическая.
  • Роальд Даль, «Ведьмы»: мальчик, которого ведьма превратила в мышь, в конце книги… так и остался мышью! Более того, оказалось, что мыши живут недолго, но мальчику долго и не надо, потому что он предпочтёт умереть вместе с любимой бабушкой — единственным оставшимся у него близким человеком. Оставшееся им время они намерены посвятить борьбе с ведьмами, чтобы защитить других людей. Друг главного героя, Бруно Дженкинс, тоже остался мышью (реакцию его родителей описывать излишне). По понятным причинам в киноадаптации 1990 года финал изменили, и мальчиков расколдовали (хотя Даль был, мягко говоря, против).
  • «Море внутри»: хэппи-энд этой книги расстроенному читателю нужно трактовать как «герой получил то, что он хотел».
  • Орсон Скотт Кард — известный любитель этого тропа.
    • «Дети разума»: Джейн смогла выжить, заняв тело Вэл, Питер получил айю Эндера, Эндер упокоился в мире, как того и хотел… а что с самой Вэл? А ничего, нет её больше. Тут даже нельзя сказать, что она счастлива в посмертии, как другие герои сабжа — потому что у Вэл собственной айю никогда не было, то есть она просто перестала существовать.
    • «Тысяча смертей»: злодеи, подвергшие главного героя изощрённым пыткам, не несут никакого наказания, сам герой не получает ни свободы, ни счастья — его всего лишь выкидывают на мороз, потому что больше ничего с ним поделать не могут.
      • Как и у Харлана Эллисона — это рассказ о победе человеческого духа над системой, которой не удалось его сломать. Вполне себе оптимистично.
      • И ещё пример такого же конца — рассказ Дональда Уэстлейка «Победитель». Герою не удалось бежать, его вернули обратно в тюрьму, да ещё закатали туда же вместе с ним человека, который ему помог. Но герой не сдался и продолжит попытки побега, и его товарищ по несчастью даже собрался в следующий раз пойти с ним. Тюремщики морально сломлены.
      • В ту же степь Роберт Силверберг «Увидеть невидимку» — в финале протагониста снова приговорили к невидимости, да не на год, а на пять лет. В этот раз он горд своим клеймом. (Вопрос, правда, надолго ли ему хватит этой гордости, так как в начале годичного срока протагонист тоже скорее радовался приговору.)
      • «Слово освобождения» Урсулы ле Гуин — плененный маг так и не смог выбраться из магической темницы и предпочел не биться и дальше десятилетиями в тщетных попытках побега, а добровольно умер и в стране мертвых сумел призвать своего пленителя Волла, оказавшегося сбежавшим духом мертвеца. Теперь ему до скончания веков сторожить своего врага в стране теней, где пьют пыль, пока он окончательно не забудет звуки, запахи и цвета, но зато мир живых избавился от неодолимой никакими мечом и магией угрозы.
  • Роберт Блох «Поезд в ад» — протагонист так и не решается использовать своё остановись мгновенье, ты прекрасно за всю жизнь. Зато по пути в ад решает: вот сейчас — самое время. Судя по финалу рассказа, он не первый и не последний пример первого и второго.
  • Джоджо Мойес, «До встречи с тобой». Уиллу удалось сделать эвтаназию. Зато теперь он больше не будет страдать, а любившая его сиделка Лу получила от него в наследство хорошие деньги и смогла поехать учиться во Францию.
  • Баошу, «Возрождение времени» — Юнь Тяньмину удалось пережить гибель Вселенной и сделать так, что в новой, точно такой же Трисоляриса не существовало, Е Вэньцзе успешно эмигрировала и военного конфликта США и Китая не было. Вот только борьба за Вселенную двух божественных существ все равно продолжается, грозя снова помножить её на ноль измерений, так что по велению Томоко Юнь Тяньмин пишет напоминание человечеству о грядущей катастрофе, которой можно избежать — «Память о прошлом Земли». Да, эта новая Вселенная и есть наш с вами мир, а Юнь Тяньмин в ней известен как физик-фантаст Лю Цысинь.

Кино[править]

  • «Вой» 2015г. — главный герой, проводник междугороднего поезда, по жизни конченый неудачник. Казалось бы, нападение оборотней на поезд поможет ему проявить себя с лучшей стороны. Но он толком не может ни организовать пассажиров, ни противостоять оборотням. Однако в конце именно он становится новым вожаком стаи, заняв место убитого пассажирами. Стая, за исключением вожака, состоит исключительно из самок, так что парень не только существенно окрутел, но еще и обзавелся целым гаремом.

Телесериалы[править]

  • «Дневники вампира»- конец сериала поклонники оценили именно так.

Аниме и манга[править]

  • Neon Genesis Evangelion — собственно, Конец Евангелиона. Комплементация сама по себе, крайне неоднозначна, и одна из фишек сериала в том, что непонятно — нужно ли к ней стремиться или предотвратить, хорошо это или плохо. В конце люди ещё и получают выбор в стиле Матрицы — кто хочет, может остаться частью сверхразума, в полном счастье вместе с остальными, а те, кто достаточно сильно стремится сохранить свою индивидуальность — сможет восстановиться из ЛСЛ. Казалось бы, идеальный третий вариант. Но если задуматься, этих самых вернувшихся будут единицы, в полностью разрушенном мире. Без еды и даже кислорода (ведь судя по всему, растения тоже были уничтожены).
  • Kono Kanojo wa Fiction desu — увы, идеальная девушка Мичиру, вносившая немало сверхъестественного хаоса в жизнь героев, но при этом искренне любившая и любимая, исчезла, а герой окончательно выбрал реальность и реальную любовь, отказавшись от выстраиваемой годами мечты. Но в память о тех суматошных днях он со своей девушкой и друзьями и создает эту мангу.
  • Союз серокрылых — Рэки в конце, ну, наверное, умирает, во всяком случае из живущих никто её больше в городе не увидит, однако конец действительно счастливый.
  • Дитя погоды — бесконечные дожди затапливающие Токио прекращаются, но протагонист узнаёт, что это за счёт жертвы его любимой девушки. Силой любви он попадает на небо и забирает её оттуда. Будь это Дисней, тут и сказочке конец, но нет: герой спасает любимую, а Токио — окончательно тонет.
  • Так сказала моя одноклассница Камимура Юка (Classmate, Kamimura Yuuka wa Kou Itta) - метаноиды-одноклассники Камимуры смогли освободиться от контроля супервайзеров, одолеть оригинальную Юку Камимуру и вернуть Ширасаки его память. В итоге метаноиды смогли вырваться из кокона и приступить к исследованию планеты и самих себя, а Камимура и Ширасаки могут быть вместе...но человечеству в общем-то кирдык, ибо от него одна Камимура и осталась. Задолго до NieR, что интересно.
  • Violet Evergarden Movie - Вайолет и Гильберт сумели найти и в итоге, преодолев ПТСР, принять любовь друг друга. Но в Лейденшафтлих он так и не вернулся, отказавшись от прошлого и даже имени и оставшись работать учителем и мастером на маленьком острове, а Вайолет отказалась от работы самопишущей куклы и стала заведовать почтой на том же острове. Впрочем, его жители даже спустя годы и десятилетия после ее ухода чтут память о ней.

Визуальные романы[править]

  • Романы Nitro+ по сценарию Гэна Уробути.
    • Kikokugai: The Cyber Slayer — главный герой спасён от смерти путём загрузки сознания в мозг кибернетической копии своей сестры, которая до этого позволила себя изнасиловать, убить и разделить на пять киборгов с элементами её личности по той причине, что она любила брата, но не могла быть с ним вместе, а невзаимность чувств была настолько невыносима. Брат через несколько лет вернулся, чтобы мстить её убийцам, и в процессе буквально собрал её по частям. В итоге влюблённые навечно заточены в виртуальном саду с цветущими сливами в её голове и счастливы — Уробутчер в своём духе.
    • Saya no Uta — однозначного хэппи-энда тут нет, но как выглядит плохой хороший конец, где любовь героев торжествует, а Фуминори не в дурке и не умер? А так, что любимое чу-чу Фуминори выпускает споры, которые обратят всё человечество в её склизких и тентаклистых сородичей, и главный герой вновь увидит мир прекрасным (ранее после тяжёлой ЧМТ всё для него было сплошным гуро-кошмаром, зато Сая казалась красивой девочкой). Умрёт ли Сая в процессе — не очень понятно, Фуминори во время её «цветения» плачет и умоляет не оставлять его, однако все остальные люди на планете испытывает ещё более, гм, неоднозначные эмоции, как видно из POV доктора Тамбо. Но не всё ли равно, если главное — это счастье Фуминори?

Видеоигры[править]

  • Deus Ex, обе первые части. Создатели явно подразумевают, что счастливый конец первой — уничтожение Зоны 51 и отправка всего человечества в средневековые говны (сколько народу погибнет, не уточняется), а второй — объединение всех людей в единый разум (и можно ли это считать человечеством?!). Дело вкуса, конечно, но кое-кто предпочитает перепроходить обе части за Иллюминатов.
  • Hatred: протагонист-злодей благополучно взорвался вместе с атомной электростанцией, забрав с собой сотни тысяч тех, кого так ненавидел.
  • Shadowrun: Dragonfall — две из 3 концовок, где герой либо позволяет Файершвинг улететь свободной, либо заселяет в нее ИИ APEX, убивший его возлюбленную Монику и воспринявший ее образ. В первом случае власть драконов лишь укрепится, во втором же ИИ станет контролировать мировую сеть и никто не сможет чувствовать себя в безопасности. Таков и выбор в эпилоге, сотрудничать ли с Великим драконом Лофвиром или нет — с одной стороны, поговорка «never make a deal with dragon» выстрадана кровью и слезами тысяч декеров, с другой, уже очень скоро независимый Берлин раскатают под корень.
  • Shadworun: Hong Kong (дополнительная кампания) — все три концовки (одновременно доступны две из них) могут считаться хэппи-эндом, все зависит от отношения игрока к вынужденно приобретенной профессии «бегущего в тенях». В итоге решений герой может или разорвать связи с триадой Желтого Лотоса и вернуться домой в Сиэтл (один или с приемным отцом, если тот остался жив по итогам основной кампании), или окончательно влиться в преступный мир и возглавить вторжение триады в Пустоши Редмонда (трущобы Сиэтла).
  • Undertale — истинная концовка. Вроде бы, всё хорошо, монстры выбрались на поверхность и стали жить счастливой жизнью, каждый получив желаемое, а Фриск — и вовсе обрёл любящую мать в лице Ториэль. И всё бы ничего, но половина фэндома UT не считает этот хеппи-энд таковым. Причина? Азриэль.
    • Если дело в Азриэле, хеппи-энд скорее уж горько-сладкий, а не нестандартный

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40000 — орочий босс Клыкан Демонобой заработал это прозвище после битвы с демоном, проникшим на его космический корабль. Эта битва настолько понравилась Клыкану, что он набрал чудил и устроил собственный ВААГХ! прямо в Око Ужаса, пройдя зелёной волной разрушения по куче хаоситских планет. Закончил свой поход на одном из миров Кхорна, Кровавого Бога — где его орду в итоге полностью вырезали демоны. Но Кхорн был так восхищён устроенной резнёй, что воскресил Клыкана и сотоварищей, устроив им день сурка с вечной битвой. Человек, эльдар, тау… да кто угодно другой в галактике давно бы свихнулся от такого, но для орка это — величайшее счастье из возможных!