Несовместимая с жизнью правильность

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!

(link)

Ты упадёшь — а он не добивает
« — Нет! Послушайте, эта штука падала, и как, по-вашему, я должен был поступить? Дернуть ковер и попытаться вытащить его величество вместе с троном?

— Да, да, я все понимаю. Однако существует очень известный прецедент. В тысяча триста сорок пятом году, когда правящий в то время король упал в озеро, никто из свиты даже пальцем не посмел его коснуться. Этого требовал закон, и проведенное в дальнейшем расследование показало, что свита поступила правильно. К королю категорически запрещается прикасаться. В любом случае. Я, конечно, пытался объяснить конклаву, что в Анк-Морпорке не существует подобных традиций, но здесь не Анк-Морпорк.

»
— «Пятый элефант»

Правила — это, конечно, хорошо. Нарушать их обычно не рекомендуется… но не в нашем случае, когда нарушение могло бы спасти жизнь герою. Несовместимая с жизнью правильность часто сочетается с тропами ригидная мораль, законопослушный дурак и храмовник.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Истории о заминированных картинах, которые висели криво. Вражеские перфекционисты пытались повесить картину аккуратно.
  • С прикрученным фитильком:
«

Маленькая девочка играет в куличики. К ней подходит местный хулиган. — Девочка, дай мне формочку. — Не дам! Мама сказала никому формочки не давать! — Девочка, дай, а то я тебе глазик выткну. — Не дам!!! Хулиган достает вилку и втыкает девочке в глазик. Девочка как ни в чем не бывало продолжает играть в куличики. Хулиган: — Девочка, дай мне формочку… — Не дам! Мама сказала никому формочки не давать! — Девочка, дай формочку, а то я тебе выткну второй глазик… — Не дам!!! Он достает вилку и втыкает девочке во второй глаз. Девочка молча встаёт, на ощупь собирает формочки, лопатку и направляется к дому. Хулиган: — Девочка, ты куда? — Мама сказала, когда стемнеет, идти домой!

»
— Анекдот

Литература[править]

  • Отелло же! В финале пьесы произведено подробное расследование, взяты вещдоки, Яго полностью изобличён. Отелло снят с должности и пойдёт под суд, что, конечно, грустно, но не смертельно. Однако наш мавр произносит «К чему мне меч, когда я обесчещен?!», выдаёт еще несколько пафосных монологов и совершает самоубийство, не в силах жить с тем, что совершил.
  • М. Ю. Лермонтов, «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» — купец вполне мог отвертеться от казни, достаточно было сказать, что убил опричника случайно. Но нет, он же мстил за жену. «Я убил его вольной волею, а за что, про что — не скажу тебе». И то спасибо, что царь взял заботу о семье после такого-то ответа.
  • Р. Л. Стивенсон, «Остров сокровищ» — мама Джима. «— Я покажу этим разбойникам, что я честная женщина. Я возьму только то, что он мне был должен, и ни фартинга больше. — И она начала отсчитывать деньги. Это было трудное дело, отнявшее много времени. Тут были собраны и перемешаны монеты самых разнообразных чеканок и стран. Гиней было меньше всего, а мать моя умела считать только гинеи». Фитилёк сильно прикручен: к счастью, и мать и сын успели спастись.
  • В. Гюго, «Девяносто третий год»: Симурдэн, оказавшись в составе тройки, судившей Говэна, попал в этический капкан: он не мог ни оправдать бывшего воспитанника, ни пережить его казнь.
  • Братья Стругацкие, «Отель «У погибшего альпиниста»» — правда, с чужой жизнью, а не со своей: главный герой, полицейский, стремясь делать всё как положено по закону, стал причиной трагедии.
    • Правда, если бы он отдал прибор пришельцам, трагедия всё равно бы случилась. С ним и с постояльцами отеля, которых стали бы допрашивать бандиты Чемпиона. А если бы Глебски вообще не приехал в отель, трагедию устроил бы вооруженный и очень опасный Хинкус.
  • Гарри Гаррисон, «Специалист по этике», педаль в земное ядро — Михей Саймон. Этот человек способен из соображений правильности испоганить любую (даже самую ужасную!) ситуацию. Результат предсказуем.
  • ПЛиО — Нед Старк, решивший обязательно соблюсти порядок престолонаследия, не поддержав младшего брата короля, который был уже в столице.
    • Он бы всё смог соблюсти, если бы был последователен. Он нарушил правила, по которым этот порядок проходит. Вместо публичной клятвы верности — жалкая бумажка (да еще и подделанная Недом, написавшим там совсем не то, что Роберт ему диктовал), которую закономерно порвали. Ну, что за идиот!?
      • А разгадка проста: Нед — законопослушный добрый (другими словами, Нед шлёт нафиг те пункты законов и правил, соблюдение которых, на его взгляд, будет злом), а не законопослушный нейтральный. К тому же для публичной клятвы верности ему пришлось бы либо самому ехать на Драконий Камень, либо каким-то макаром вытаскивать Станниса в Королевскую Гавань. Нед планировал сделать второе — сначала получить временный статус в виде регента, а затем зазвать Станниса. Ну, не тот выбор сделал…
      • Но! Оба выбора были, каждый по-своему, чреваты потерей контроля над ситуацией. Поехать на Драконий Камень — значит добровольно покинуть столицу, после чего её, вероятно, придётся брать штурмом. (Станнис, уже после смерти Неда, пытался. Не вышло.) «Сначала укрепиться в статусе регента» — а позволят ли? (Не позволили.)
      • Технически был и ещё вариант — вообще не зацикливаться на неоднозначном и упёртом Станнисе, будь тот формально законным наследником или не будь он им; а поддержать более популярного и более подходящего для этой роли Ренли, но Нед Старк «на это пойти не мог!», иначе он не был бы Недом Старком; см. ещё раз заголовок статьи.
      • Ну и самый очевидный вариант: объявить вопрос о престолонаследии спорным и передать его на рассмотрение Великого Совета — общего собрания лордов страны, как уже не раз делалось. Всё-таки не деснице и даже не протектору решать, который наследник законнее других.
  • Метавселенная Рудазова, «Серая Чума». Корона Рокуша. Сыграно с прикрученным фитильком. Прямая цитата из книги:
« «Прикосновение к этому изделию древних ювелиров кого бы то ни было, кроме самого монарха, считается страшным преступлением и карается смертной казнью. История даже помнит курьёзный случай, связанный с этим законом. Один из королей, совершая прогулку в горах, неожиданно споткнулся и уронил драгоценную корону. Та покатилась по склону и полетела в пропасть. Королевский паж бросился за ней и успел в последний миг подхватить сокровище, не дав ему погибнуть. И король оказался перед ужасным юридическим парадоксом – за спасение короны следовало щедро наградить, но за прикосновение к оной полагалась смерть. В конце концов он выкрутился, приговорив пажа к казни… но милостиво даровав ему отсрочку на один век. Нет нужды говорить, что к моменту приведения приговора в исполнение жертва уже давно окончила свои дни естественным образом.» »
— Автор неизвестен
  • Бернарден де Сен-Пьер, «Поль и Виржини» — корабль, на котором плывёт Виржини, попадает в шторм и тонет. Целомудренная Виржини отказывается снять платье (которое мешало бы ей держаться на воде) и, так и не прыгнув за борт, тонет вместе с кораблём.
  • Борис Акунин, «Ничего святого» — террорист-финн Петри, участвующий в покушении на российского императора, отстреливаясь от жандармов, продумывает для себя план отхода. Однако он медлит с исполнением плана, ожидая сигнала от Зеппа фон Теофельса, руководящего операцией. Сам Теофельс к тому времени уже выведен из строя и сигнал дать не может, но Петри об этом не знает, так что не пытается уйти, пока его не убивает скрытно подобравшийся жандарм.
  • Сергей Снегов, «Диктатор» — Гамов и в особенности его верный министр Террора Аркадий Гонсалес. Гонсалес сознательно с самого начала решил, что пойдет на любые жертвы ради мира на земле, а потом приговорит себя к смертной казни, ибо казнь даже преступников — все равно грех, что искупить можно только смертью. Гамов же возводит это в масштаб: все совершенное им благо не может перечеркнуть пролитой ради этого крови и слез, все погибшие в войне на самом деле погибли по его вине, ибо враги не могли добраться до него и били по мирным людям, а потому он же и достоин смерти. К счастью, в кульминационный момент вынесения самим себе смертного приговора их арестовывают их же соратники.
  • «Занавес» Агаты Кристи. Пуаро убивает провокатора, доказательств для осуждения которого он заведомо не наберёт. И приговаривает себя к смерти за убийство. Также зигзагом — в «Десяти негритятах».

Кино[править]

  • «Залечь на дно в Брюгге» — злодей со стандартами Гарри Уотерс придерживается принципа «никогда не убивать детей». Случайно застрелив карлика, принятого им за ребёнка, вышибает себе мозги. Принципы оказались дороже собственной жизни — особенно перед лицом человека, которого Гарри пытался убить за нарушение этих же принципов.
  • «Красный отель» — священнику на исповеди кающаяся грешница, честно признаётся, что намерена вместе с мужем грохнуть всех постояльцев вместе с самим священником, и потому просит священника отпустить ей грехи за всех убитых ранее постояльцев, и за тех кто пришёл в этот отель в этот вечер, и говорит, что после этого раза твёрдо намерена завязать, только вот «в последний разочек…». Священник после этого теперь мучается тем, что из-за тайны исповеди не может никому об этом рассказать.
  • «Проклятие Аннабель: Зарождение зла» — Аннабель Маллинс. Бросилась поднимать деталь, отлетевшую от машины, которую чинил отец девочки. Вот только по дороге несся автомобиль, который Аннабель не могла не слышать. Результат — девочка в могиле, а к убитым горем родителям является демон, который притворяется их дочерью и просит разрешения вселиться в куклу…
  • «Наша Russia: Яйца судьбы», так же, как и комедийное шоу: инспектор ГИБДД Николай Лаптев не берет взяток, из-за чего его семья голодает и не имеет необходимых вещей. Жена его упрашивает взять хоть раз, но он отказывается, считая это аморальным. С прикрученным фитильком, так как все же правильность несовместима не с жизнью, а с возможностью обеспечить семью.

Телесериалы[править]

  • Отечественный сериал «Государственная граница», серия про июнь 1941 года. Один из бойцов на погранзаставе говорит что-то вроде следующего: «Товарищ майор, мы окружены, надо пробиваться к своим» и получает в ответ: «Ты что, лейтенант? Приказа отходить не было!»
  • ПЛиО — лорд Рендилл Тарли и его старший сын. Отцу после отказа перейти на светлую сторону к Дейнерис предлагали надеть чёрное, а к сыну вообще не было претензий. Но увы, честь знаменосца Тиреллов (недавно перешедшего на сторону убийцы дома Тиреллов) оказалась сильнее.

Видеоигры[править]

  • «Ларри в выходном костюме»: шутки ради — еще и чуть-чуть неудобной басни — если попытаться спустить за собой воду в туалете, Ларри утонет в… воде из унитаза. Еще и подсвечивается то и другое: «Да, Ларри, иногда чистоплотность может быть опасной».

Аниме и манга[править]

  • Легенда о героях Галактики — Ян Вэньли погибает из-за своей же роковой ошибки — отправившись на переговоры с Райнхардом фон Лоэнграммом он не взял с собой ни эскорта, ни нормальной (по численности) охраны. Причина же тому — в его верности демократии и демократическим законам (которая в своё время побудила его восстановить правительство Трюнихта, похоронившее Союз): понимая, что формально ведение таких переговоров (и даже согласие на них) — это компетенция революционного правительства Эль-Фасиля, а никак не командующего космофлотом, он специально взял с собой группу политиков и до минимума уменьшил число военных в делегации. На чём и погорел, когда на корабль высадились террористы.

Реальная жизнь[править]

  • Поведение Сократа на суде (с изрядной добавкой гордости, а то и позёрства). По закону суд должен был выбирать между наказанием, предложенным обвинителями, и предложенным самим подсудимым. Обвинители требовали смерти, но судьи определённо симпатизировали философу; предложи он денежный штраф — наверняка этим бы и обошлось. Но Сократ встал в позу: с какой-де стати мне предлагать для себя наказание, не считая себя виновным? Если я чего и достоин, так это трапезы за счёт города (т. е. одной из высших почестей)! Судьи охотно согласились и угостили философа из бюджетных средств цикутой.
    • А после приговора Сократ отказался от подготовленного друзьями побега, поскольку нарушение закона — зло, и он не желал подавать дурной пример соотечественникам.
    • Автор правки не философ и не историк, но из того, что ей рассказывали на философии в институте, у нее сложилось впечатление, что Сократ был как минимум антиимморталистом (если вообще не мортидо).
    • Автор правки не историк, но философ может подтвердить, что здесь, скорее, не данный троп, а мортидо напополам с несовместимое с жизнью остроумие, поскольку суд и даже присяжных он троллил только так. Просто почитайте «Апологию Сократа» с примечаниями и поразитесь его саркастичности и наглости.
  • Придворный этикет. Не поймите неправильно — хорошо сбалансированный этикет помогает отфильтровать многие проблемы… Но если перестараться, получится чистый сабж. Особенно этим отличились испанцы. В мемуарах маршала Бассомпьера рассказан высмеивающий испанский этикет анекдот о том, что якобы Филипп III умер, угорев у камина, так как придворные не смогли вовремя отыскать единственного гранда, который имел право двигать кресло короля.
    • Учитывая, что придворный этикет испанцев был совершенно поехавшим, любой, кто двинул бы это кресло (кроме того самого гранда), мог натурально лишиться головы.
    • Также есть аналогичная история, как на охоте понесла лошадь, на которой ехала королева. Два дворянина остановили животное и тут же смылись. Их отвага заключалась не в том, что они остановили бешеного скакуна, а в том, что осмелились прикоснуться к монаршей особе. Причём королева своей властью запретила страже их арестовывать на месте «преступления», и тут же сама приказала им бежать, заявив: «Я не уверена, что сумею уговорить мужа помиловать вас!»
    • Сиамская принцесса Сунандха Кумариратана утонула на глазах у толпы народа, и ни один человек даже не попытался её спасти, опасаясь смертной казни за прикосновение к монаршей особе. И если история о Филиппе III — это анекдот, то смерть Кумариратаны — исторический факт.
      • Ну а ещё, у тайцев, есть дикое суеверие: спасать утопающего, значит вмешиваться в жизнь духов воды (вода у тайцев священная стихия). А духи могут НАЧАТЬ И НЕ ЗАХОТЕТЬ ЗАКАНЧИВАТЬ (в смысле мщения за нарушение покоя). Поэтому, как говорится, лучше не будить лихо, пока оно тихо.
    • Туда же — байка о смерти знаменитого датского астронома Тихо Браге, наблюдения которого легли в основу законов Кеплера. Согласно легенде, придворный этикет не позволял ему отлучиться в туалет из-за королевского стола, и он терпел так долго, что у него лопнул мочевой пузырь. После десяти дней мучений астроном скончался. Впрочем, эксгумация тела таки показала отравление ртутью[1][2], что заставляет задаться вопросом: кто вообще придумал эту историю?
  • Битва при Белогорье — по причине затянувшихся бюрократических процедур Прага не успела оказать помощь… защищавшей Прагу армии. А всего-то нужно было выдать лопаты для рытья укреплений на Белой Горе, а затем дать пушки с боеприпасами из городского арсенала для усиления этих укреплений.
    • Тут несколько другая ситуация: Прага была не уверена в боеспособности этой армии, а бюрократия была лишь поводом для вежливого отказа.
  • Адмирал Нагумо в битве при Мидуэе. По уставу корабли полагалось атаковать торпедами, и потому он, обнаружив американский флот, приказал… перевооружить самолёты, на которые уже успели навесить бомбы для атаки суши, торпедами для атаки кораблей. А пилоты японских истребителей, тоже точно следуя уставу, атаковали американские торпедоносцы как наиболее приоритетные цели. И пока истребители гоняли торпедоносцев, а бомбардировщики перевооружались и строились на палубах для взлета, американские пикирующие бомбардировщики спокойно подошли к цели и атаковали три японских авианосца буквально в полигонных условиях.
    • На самом деле ситуация была несколько сложнее:
      • Адмиралу Нагумо хотелось покончить с двумя[3] американскими авианосцами одним ударом, а атака только пикирующими бомбардировщиками этого не гарантировала (и в этом адмирал был прав — последовавшую после потери трех авианосцев контратаку пикировщиков «Йорктаун» благополучно пережил).
      • Японские пилоты-истребители вообще продемонстрировали великолепную инверсию тропа — все находившиеся в воздухе истребители либо рванули бить третью за последний час группу торпедоносцев, либо вступили в бой с наконец-то появившимися в воздухе американскими истребителями[4][5]. Находившиеся на японских кораблях наблюдатели, которые теоретически должны были следить за воздухом, предпочли следить за воздушным боем и попросту прозевали тихонько подкравшиеся на большой высоте бомбардировщики.
    • И даже ещё сложнее. Смотрим и примеряем на себя. А для тех, кому лень или язык не позволяет:
      • Приказав перевооружить торпедоносцы на бомбы для второго удара по Мидуэю, Нагумо нарушил приказ Ямамото, строго предписывавший держать половину авиакрыла в резерве в противокорабельном снаряжении. Отправив в бой самолёты с неправильным вооружением, он лишал себя даже такого оправдания, как «победителей не судят».
      • Данные разведки были крайне расплывчатыми. Самолёт-разведчик явно ошибся с координатами, не смог определить корабельный состав обнаруженной группы, да и посчитал их очень приблизительно, так что было неясно, это основные силы флота противника или вспомогательное соединение. В битве в Коралловом море адмирал Такаги уже «напоролся», отправив всё авиакрыло атаковать «основные ударные силы противника», на поверку оказавшиеся одним танкером и одним эсминцем охранения, повторять его ошибку Нагумо не рвался.
      • Половина сил Нагумо — авиагруппа Томонаги — как раз возвращалась после удара по Мидуэю, а атаковать основные силы противника половиной самолётов — не самая здравая идея.
      • Наконец, после запуска ударного соединения нужно было ещё успеть принять авиагруппу Томонаги, у которой кончалось топливо. Нагумо мог бы успеть сделать и то и другое, но тут налетела последняя волна американских торпедоносцев берегового базирования. Пока её отбивали, пока уворачивались от торпед, пока принимали, перевооружали и снова выпускали в небо самолёты охранения, времени запустить ударные самолёты не осталось.
  • Но первого приза в данной номинации, безусловно, заслуживают ацтеки, ухитрившиеся продемонстрировать несовместимую с жизнью религиозность и следование кодексу чести всей цивилизацией в полном составе! Судите сами:
    • Жертвоприношения. Религия ацтеков требовала регулярно приносить в жертву людей, причём не абы каких, а отвечающих особым критериям (наиболее распространённый вариант — взятые в бою пленные, но не только). Причём сами ацтеки в такой судьбе ничего плохого не видели, ведь жертва оказывалась в загробном мире в гораздо лучшем положении, чем те, кто умер естественной смертью. Отсюда следовала, во-первых, необходимость регулярно добывать откуда-то пленных (для чего устраивались те самые «войны цветов»), а во-вторых, полнейший пофигизм ацтекских воинов в отношении собственной жизни. В результате к моменту прихода испанцев ацтеков ненавидело и считало полными отморозками без малого всё остальное население Южной Америки.
    • Армия ацтеков была устроена настолько восхитительно, что впору схватиться за лоб:
      • Из-за необходимости захватывать пленников, воины крайне редко пользовались острым оружием, предпочитая дубинки. Даже знаменитыми макуавитлями чаще били плашмя, чем обсидиановым «лезвием».
      • Воинам считалось зазорным помогать друг другу в бою. Ведь взятый пленник повышал социальный статус ацтека, а если пленник взят группой, кому его засчитывать? Из этого правила было несколько исключений, но мало.
      • Сильнейшие воины носили богато украшенные костюмы и становились в первых рядах войска. Против каких-нибудь чичемеков это работало, устрашая врагов и позволяя сломить их первым натиском. Для испанских арбалетчиков и аркебузиров элитные воины превращались в большие, хорошо раскрашенные мишени.
      • Как уже было сказано, для ацтекского воина считалось позором отступать с поля боя и избегать смерти. Известны случаи, когда взятый в плен воин предпочитал смерть (правильно оформленную, естественно) освобождению. Что ж, кто ищет, тот всегда найдёт.
    • Ну и пророчество о возвращении Кецалькоатля. Монтесума настолько уверовал в божественность прибывших испанцев, что до определённого момента безропотно принимал всё, что творили с его народом конкистадоры. А его поданные настолько чтили своего правителя, что ни о каком перевороте поначалу не могло идти и речи. Когда ацтеки разобрались в своих сложных религиозных чувствах, для империи было уже поздно.
    • Стоит, впрочем, добавить, что ацтеки не вымерли. Их ныне более полутора миллионов в Центральной Америке. Так что троп в чистом виде продемонстрировала только верхушка Ацтекской империи.
  • Нержавеющие скрепки в документах иностранных шпионов!
    • По другим источникам, всё-таки байка: на тех должностях, что подходили для внедрения, документы все-же делали добросовестно. Реально, вроде бы, были случаи с намеренным добавлением в документы мелких опечаток, о которых противник, как правило, не знал. Но это скорее вопрос качества подготовки, чем тропа.
  • Хождение на работу, если сам заболел чем-то серьезным. Т. е. идет на работу с температурой, распространяет инфекцию, «осчастливливая» коллег. Обычно с прикрученным фитильком — часто все остаются живы, но не всегда здоровы. Поболеть на больничном и себе, и коллегам, и организации вроде бы будет лучше. Обычно бывает пополам с чем-то еще «несовместимым с жизнью» — каждый случай обычно по-своему индивидуален. Особенно при пандемии. Даже если в коллективе никто не заболел. Наиболее характерные причины: работа сдельная, работа очень ответственная (такая, что день пропустил, все пошло прахом — два месяца исправлять в лучшем случае) и начальник-изверг (наиболее частая, хотя не всегда изверг, но может быть на грани такового).
    • В случае конкретно с пандемией может быть и инверсия тропа. Нужно, конечно, при любом недомогании делать тест или две недели сидеть дома, но это довольно обременительно, особенно если человек часто простужается или страдает хроническими заболеваниями.
  • Взяв в плен в битве при Хаттине магистров рыцарских орденов, Саладин использовал их для быстрого взятия крепостей: просто магистры велели формально подчиненным им гарнизонам сложить оружие и сдать крепость. Впрочем, он был не кровожаден и обычно позволял сложившим оружие уйти…или дать большой выкуп за себя.

Примечания[править]

  1. Да и вообще человек физически не может сознательно удерживать мочу так долго, что мочевой пузырь разорвется: при критическом переполнении мочеиспускание произойдет в обход сознания — крайне постыдно, но для жизни и здоровья в большинстве случаев не опасно. Даже в случае пытки с тугим перевязыванием члена мочевой пузырь не разорвётся — просто моча пойдёт обратно в почки, вывернув клапаны мочеточников (что и причиняет дикую боль)
  2. Автор строк читал в книге про хирургию мочеполовой случай с подобным разрывом у пьяницы (вероятно, с какой-то сопустствующей патологией)
  3. Японские оптимисты к тому моменту записали на свой счет два американских авианосца потопленными, а еще один — выведенным из строя. Реально же на дне оказался только «Лексингтон»: авианосец «Саратога» после торпедной атаки с подлодки ушел в ремонт, а поврежденный «Йорктаун» американцы вместо месяца залатали за 3(!) дня, доукомплектовали оставшимися на Гавайях самолетами «Саратоги» и отправили в бой.
  4. Оправдать японцев может только то, что до этого основными их противниками были самолеты морской пехоты с Мидуэя и эскадрилья торпедоносцев «Хорнета», для которых это был вообще первый (и для большинства — последний) боевой вылет. Появление на сцене американских истребителей, довольно быстро сбивших семь «Зеро» ценой потери одного самолета подействовало на японцев как красная тряпка на быка.
  5. Скажем больше, семи палубным истребителям американского флота удалось связать боем почти два десятка «Зеро» из патруля малой высоты (сработала недавно разработанная командиром истребителей и ещё не разобранная японцами тактика перекрёстной защиты пар), позволив торпедоносцам прорваться к японским кораблям. Защищая свои авианосцы, высотный патруль был вынужден снизиться, что и позволило пикировщикам работать с пустого неба.