Несовместимая с жизнью правильность

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« – Нет! Послушайте, эта штука падала, и как, по-вашему, я должен был поступить? Дернуть ковер и попытаться вытащить его величество вместе с троном?

– Да, да, я все понимаю. Однако существует очень известный прецедент. В тысяча триста сорок пятом году, когда правящий в то время король упал в озеро, никто из свиты даже пальцем не посмел его коснуться. Этого требовал закон, и проведенное в дальнейшем расследование показало, что свита поступила правильно. К королю категорически запрещается прикасаться. В любом случае. Я, конечно, пытался объяснить конклаву, что в Анк-Морпорке не существует подобных традиций, но здесь не Анк-Морпорк.

»
— Пятый элефант

Несовместимая с жизнью правильность часто сочетается с тропами ригидная мораль, законопослушный дурак и храмовник.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Истории о заминированных картинах, которые висели криво. Вражеские перфекционисты пытались повесить картину аккуратно.

Литература[править]

  • Лермонтов, «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» — купец вполне мог отвертеться от казни, достаточно было сказать, что убил опричника случайно. Но нет, он же мстил за жену. «Я убил его вольной волею, а за что, про что — не скажу тебе». И то спасибо, что царь взял заботу о семье после такого-то ответа.
  • Р. Л. Стивенсон, «Остров сокровищ» — мама Джима. «— Я покажу этим разбойникам, что я честная женщина. Я возьму только то, что он мне был должен, и ни фартинга больше. — И она начала отсчитывать деньги. Это было трудное дело, отнявшее много времени. Тут были собраны и перемешаны монеты самых разнообразных чеканок и стран. Гиней было меньше всего, а мать моя умела считать только гинеи». Фитилёк сильно прикручен: к счастью, и мать и сын успели спастись.
  • Братья Стругацкие, «Отель «У погибшего альпиниста»» — правда, с чужой жизнью, а не со своей: главный герой, полицейский, стремясь делать всё как положено по закону, стал причиной трагедии.
  • Гарри Гаррисон, «Специалист по этике», педаль в земное ядро — Михей Саймон. Этот человек способен из соображений правильности испоганить любую (даже самую ужасную!) ситуацию. Результат предсказуем.
  • ПЛиО — Нед Старк, решивший обязательно соблюсти порядок престолонаследия, не поддержав младшего брата короля, который был уже в столице.
    • Он бы всё смог соблюсти, если бы был последователен. Он нарушил правила, по которым этот порядок проходит. Вместо публичной клятвы верности — жалкая бумажка, которую закономерно порвали. Ну, что за идиот!?
    • Для публичной клятвы верности ему нужно было либо самому ехать на Драконий Камень, либо каким-то макаром вытаскивать Станниса в Королевскую Гавань. Нед планировал сделать второе — сначала получить временный статус в виде регента, а затем зазвать Станниса. Ну, не тот выбор сделал.
      • Но оба выбора были, каждый по-своему, чреваты потерей контроля над ситуацией. Поехать на Драконий Камень — значит добровольно покинуть столицу, после чего её, вероятно, придётся брать штурмом. (Станнис, уже после смерти Неда, пытался. Не вышло.) «Сначала укрепиться в статусе регента» — а позволят ли? (Не позволили.)
      • Технически был и ещё вариант — не быть таким фанатом буквы закона; оставлять самому себе возможность нарушить правила, когда это полезно; вообще не зацикливаться на неоднозначном и неуравновешенном Станнисе, будь тот формально законным наследником или не будь он им… Но Нед Старк «на ето пойтить не мог!!!», иначе он не был бы Недом Старком; см. ещё раз заголовок статьи.
  • А. Рудазов, книга «Серая Чума» из из цикла Архимаг. Корона Рокуша. Сыграно с прикрученным фитильком. Прямая цитата из книги: «Прикосновение к этому изделию древних ювелиров кого бы то ни было кроме самого монарха считается страшным преступлением и карается смертной казнью. История даже помнит курьезный случай, связанный с этим законом. Один из королей, совершая прогулку в горах, неожиданно споткнулся и уронил драгоценную корону. Та покатилась по склону и полетела в пропасть. Королевский паж бросился за ней и успел в последний миг подхватить сокровище, не дав ему погибнуть. И король оказался перед ужасным юридическим парадоксом – за спасение короны следовало щедро наградить, но за прикосновение к оной полагалась смерть. В конце концов он выкрутился, приговорив пажа к казни… но милостиво даровав ему отсрочку на один век. Нет нужды говорить, что к моменту приведения приговора в исполнение жертва уже давно окончила свои дни естественным образом.»
  • Бернарден де Сен-Пьер, «Поль и Виржини» — корабль, на котором плывёт Виржини, попадает в шторм и тонет. Целомудренная Виржини отказывается снять платье (которое мешало бы ей держаться на воде) и, так и не прыгнув за борт, тонет вместе с кораблём.

Кино[править]

  • «Залечь на дно в Брюгге» — педаль в пол: злодей со стандартами Гарри Уотерс придерживается принципа «никогда не убивать детей». В итоге, случайно застрелив карлика, принятого им за ребёнка, вышибает себе мозги.
  • «Красный отель» — священнику на исповеди кающаяся грешница, честно признаётся, что намерена вместе с мужем грохнуть всех постояльцев вместе с самим священником, и потому просит священника отпустить ей грехи за всех убитых ранее постояльцев, и за тех кто пришёл в этот отель в этот вечер, и говорит, что после этого раза твёрдо намерена завязать, только вот «в последний разочек…». Священник после этого теперь мучается тем, что из-за тайны исповеди не может никому об этом рассказать.

Видеоигры[править]

  • «Ларри в выходном костюме»: шутки ради — еще и чуть-чуть неудобной басни — если попытаться спустить за собой воду в туалете, Ларри утонет в… воде из унитаза. Еще и подсвечивается то и другое: «Да, Ларри, иногда чистоплотность может быть опасной».

Аниме и манга[править]

  • Легенда о героях Галактики — Ян Вэньли погибает из-за своей же роковой ошибки — отправившись на переговоры с Райнхардом фон Лоэнграммом он не взял с собой ни эскорта, ни нормальной (по численности) охраны. Причина же тому — в его верности демократии и демократическим законам (которая в своё время побудила его восстановить правительство Трюнихта, похоронившее Союз): понимая, что формально ведение таких переговоров (и даже согласие на них) — это компетенция революционного правительства Эль-Фасиля, а никак не командующего космофлотом, он специально взял с собой группу политиков и до минимума уменьшил число военных в делегации. На чём и погорел, когда на корабль высадились терраисты.

Реальная жизнь[править]

  • Придворный этикет. Не поймите неправильно — хорошо сбалансированный этикет помогает отфильтровать многие проблемы… Но если перестараться, получится чистый сабж. Особенно этим отличились испанцы. В мемуарах маршала Бассомпьера рассказан высмеивающий испанский этикет анекдот о том, что якобы Филипп III умер, угорев у камина, так как придворные не смогли вовремя отыскать единственного гранда, который имел право двигать кресло короля.
    • Учитывая, что придворный этикет испанцев был совершенно поехавшим, любой, кто двинул бы это кресло (кроме того самого гранда) мог натурально лишиться головы.
    • Также есть аналогичная история, как на охоте понесла лошадь, на которой ехала королева. Два дворянина остановили животное и тут же смылись. Их отвага заключалась не в том, что они остановили бешеного скакуна, а в том, что осмелились прикоснуться к монаршей особе.
      • Причем королева своей властью запретила страже их арестовывать на месте «преступления», и тут же сама приказала им бежать, заявив: «я не уверена, что сумею уговорить мужа помиловать вас!»
    • Сиамская принцесса Сунандха Кумариратана. Утонула на глазах у толпы народа, ни один человек даже не попытался её спасти, опасаясь смертной казни за прикосновение к монаршей особе. И если история о Филиппе III — это анекдот, то смерть Кумариратаны — исторический факт.
    • Туда же — байка о смерти знаменитого датского астронома Тихо Браге, наблюдения которого легли в основу законов Кеплера. Согласно легенде, придворный этикет не позволял ему отлучиться в туалет из-за королевского стола, и он терпел так долго, что у него лопнул мочевой пузырь. После десяти дней мучений астроном скончался. Впрочем, эксгумация тела таки показала отравление ртутью, что заставляет задаться вопросом: кто вообще придумал эту историю?
  • Адмирал Нагумо в битве при Мидуэе. По уставу корабли полагалось атаковать торпедами, и потому он, обнаружив американский флот, приказал… перевооружить самолёты, на которые уже успели навесить бомбы для атаки суши, торпедами для атаки кораблей. А пилоты японских истребителей, тоже точно следуя уставу, атаковали американские торпедоносцы как наиболее приоритетные цели. И пока истребители гоняли торпедоносцев, а бомбардировщики перевооружались и строились на палубах для взлета, американские пикирующие бомбардировщики спокойно подошли к цели и атаковали три японских авианосца буквально в полигонных условиях.
    • На самом деле ситуация была несколько сложнее:
      • Адмиралу Нагумо хотелось покончить с двумя[1] американскими авианосцами одним ударом, а атака только пикирующими бомбардировщиками этого не гарантировала (и в этом адмирал был прав — последовавшую после потери трех авианосцев контратаку пикировщиков «Йорктаун» благополучно пережил).
      • Японские пилоты-истребители вообще продемонстрировали великолепную инверсию тропа — все находившиеся в воздухе истребители либо рванули бить третью за последний час группу торпедоносцев, либо вступили в бой с наконец-то появившимися в воздухе американскими истребителями[2]. Находившиеся на японских кораблях наблюдатели, которые теоретически должны были следить за воздухом, предпочли следить за воздушным боем и попросту прозевали тихонько подкравшиеся на большой высоте бомбардировщики.

Примечания[править]

  1. Японские оптимисты к тому моменту записали на свой счет два американских авианосца потопленными, а еще один — выведенным из строя. Реально же на дне оказался только «Лексингтон»: авианосец «Саратога» после торпедной атаки с подлодки ушел в ремонт, а поврежденный «Йорктаун» американцы вместо месяца залатали за 3(!) дня, доукомплектовали оставшимися на Гавайях самолетами «Саратоги» и отправили в бой.
  2. Оправдать японцев может только то, что до этого основными их противниками были самолеты морской пехоты с Мидуэя и эскадрилья торпедоносцев «Хорнета», для которых это был вообще первый (и для большинства — последний) боевой вылет. Появление на сцене американских истребителей, довольно быстро сбивших семь «Зеро» ценой потери одного самолета подействовало на японцев как красная тряпка на быка.