Несовместимая с жизнью гордость

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« — Никогда, — принялся вдруг чревовещать Ипполит Матвеевич, — никогда Воробьянинов не протягивал руки.
— Так протянете ноги, старый дуралей!
»
— И. Ильф и Е. Петров, «Двенадцать стульев»
« — Берегись, гордыня губит и великанов. Поверь мне, я знаю »
— Мата Нуи говорит Туме, попутно ударяя Туму в слабое место. «Бионикл: возрождение легенды»

Как известно, гордыня — смертный грех. Иногда — в буквальном смысле слова. Если в художественном произведении персонаж сделал/отказался сделать нечто по велению гордости и, как следствие, погиб — вуаля, это наш троп.

Троп является амбивалентным — то есть, неважно, хорошо или плохо поступил персонаж, поставив гордость на первое место, а жизнь на второе. Возможно, он подал всем хороший пример, отказавшись встать на колени перед захватчиком или отступить в смертельном бою. Возможно, он свалял выдающегося дурака и пропал ни за грош. Принципиальна только ситуация, в которой нужно было выбирать между гордостью и жизнью — и персонаж выбрал гордость. Если кавалерия прибыла вовремя и героя все-таки спасли, или враг оставил его умирать, а он выпутался, или тело так и не нашли, а потом оно вернулось здоровым — это все равно идет в зачет, ведь герой выбирал путь к смерти всерьез.

Да, мы помним, что выбрал герой первого эпиграфа. Месье, же не манж па сис жур!

Примеры[править]

Литература[править]

  • Древнеанглийская поэма «Битва при Мэлдоне» — эрл Бюрхтнот. Два войска, англов и датчан, стояли разделенные потоком. Сначала викинги предложили, чтобы англы заплатили им дань, тогда они уйдут. Бюрхтнот гордо отказался. После этого послы викингов предложили англам отступить от брода, чтобы они могли переправиться и в честном бою решить, кто победит. В бою победили датчане, а Бюрхтнот героически сражался, но погиб.
  • Лермонтов, «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова»: гордость Калашникова встретилась со столь же несовместимой с жизнью похотью Кирибеевича. В итоге умерли оба — Кирибеевич от удара Калашникова, сам купец на плахе.
  • «Сильмариллион» — Орофер, отец Трандуила, так не любил эльфов-нолдор, что во время войны Последнего Союза наотрез отказался следовать приказам Гил-галада — общего командира. Из-за этого умер в первой же битве у Чёрных Врат.
  • «Властелин Колец». Эарнур, последний король Гондора (до Арагорна). Король-Чародей, глава назгул, прислал ему вызов на поединок. Эарнур отправился в Минас-Моргул, резиденцию Короля-Чародея, хотя его отговаривали от этого опрометчивого шага. Дальнейшая его судьба в точности не известна, говорили, что его схватили и пытали до смерти в подземельях Минас-Моргула.
  • Сенкевич, «Огнем и мечом» — немецкие наемники под командованием Иогана Вервера предпочитают неравный бой предательству нанимателя, когда Кшечовский встает на сторону Хмельницкого и зовет их с собой. «Нет! — флегматично ответил Вернер. — Наша солдатская честь велит нам хранить договор. Служба кончается в июне. Мы служим за деньги, но не изменяем. Иначе никто бы нас не нанимал, да и вы сами не доверяли бы нам; кто бы мог вам поручиться, что мы при первой же битве снова не перейдем к гетманам?». Гибнут все до одного.
  • Алексей Толстой, «Гиперболоид инженера Гарина» — сцена атаки американского флагманского линкора газом «Чёрный крест» с гаринского дирижабля:
« Потом все увидели совсем близко бегущее против ветра — поперёк кильватерной линии — чёрное рваное облако. Это снижался воздушный корабль, окутанный дымовой завесой. На флагмане дали сигнал: «Берегись, газ. Берегись, газ». Рявкнули зенитные орудия. И сейчас же на палубу, на мостики, на бронебойные башни упали, разорвались газовые бомбы.
Первым погиб адмирал, двадцативосьмилетний красавец, из гордости не надевший маски, схватился за горло и опрокинулся со вздутым, посиневшим лицом. В несколько секунд отравлены были все, кто находился на палубе — противогазы оказались малодействительны. Флагманский корабль был атакован неизвестным газом.
»
— Будь у адмирала противогаз, всё сложилось бы иначе. Или нет.
  • Некоторое незнание матчасти. Уже в Первой Мировой командиры кораблей во время боя никогда не находились на открытой палубе. Не из-за угрозы химической атаки (хотя и о ней тоже довольно быстро начали думать), а из-за слишком большой опасности случайного попадания снаряда противника.
  • М. Шолохов, «Судьба человека» — аверсия.
  • М. Горький, «Старуха Изергиль» — вся суть легенды о Ларре. Гордость несовместимая не только с жизнью, но и со смертью.
  • Star Wars, книга «Звезда за звездой». Президент Республики Борск Фей’лия, решив, что за сдачу Корусканта юужань-вонгским захватчикам его будут презирать до конца жизни, решил этой жизнью пожертвовать. Гордый ботан[1] привёл в действие бомбу, убив себя, 25 тысяч юужань-вонгов и разрушив дворец, вместе со всеми государственными секретами.
  • С прикрученным фитильком — Теон Грейджой в ПЛиО. Из гордости и желания доказать, что он — великий полководец и герой Железных Островов (а заодно ничем не хуже Старков, законных владельцев замка Винтерфелл, и тоже достоин им править), он остался с крошечным гарнизоном в окружённом разозлёнными северянами указанном замке, в то время как самым рациональным было разграбить замок и сбежать, прихватив с собой в качестве заложников Старков-младших, о чём ему предельно ясно сообщила Аша. Теон не умер… Но был подвергнут социальной смерти, его имя было опозорено, а его жизнь навсегда сломал захвативший его в плен Болтонский бастард.
    • Там же — совершенно ничем не обоснованная гордость, граничащая с манией величия, у Варго Хоута, который в аналогичной ситуации остался в одиночку удерживать огромный дырявый Харренхолл. Впрочем, придурь Варго отчасти объясняется тем, что он страдал от занесённого в мозг сепсиса, вызванного нагноившимся перекушенным пополам ухом. Но он и до того, будучи презервативом, мнил себя дирижаблем.
    • Визерис Таргариен постоянно требовал от сестры и дотракийцев почтения и колотил перед ними понты. В конце концов дождался короны из расплавленного золота.
  • «Время меча» Ю. Нестеренко — Редрих Урмаранд, сын казненного регента, на протяжении всего романа страдает от уязвленной гордости, на которую наслаивается еще и несчастная любовь. В итоге он пренебрегает разумным советом Артена, которого терпеть не может, считая своим соперником, и остается смотреть на ядерный взрыв вместо того, чтобы спрятаться. Это его не убило, но лишило зрения, после чего он покончил с собой, оставив записку собственной кровью «Я никого не простил».
  • Dawn of War, новеллизация одноимённой игры. Под влиянием демонического артефакта, глава Сил Планетарной Обороны, полковник Бром погиб, в попытке убить капитана Ангелоса. А причиной послужила уязвлённая гордость Брома, который считал что капитан космодесанта третирует его. Естественно, силы Хаоса не могли не воспользоваться этой лазейкой.
  • Ялмар Тесен, «Опасное соседство» — охотник Мачек Первальски знает диких животных целых 60 лет, и тем не менее его раздутое эго не даёт ему здраво оценить способности леопарда-людоеда.
  • Борис Житков, «Мария» и «Мэри» — кораблекрушение произошло потому, что оба капитана пошли на принцип: капитан крупного корабля, хотя и должен был уступить дорогу малому судну, разозлился из-за того, что на таких судах постоянно экономят керосин и зажигают огни в самый последний момент, как пираты, а капитан шхуны запретил рулевому отворачивать, потому что он по правилам это должен бы сделать не он. В результате один отправился на дно, а второй под суд.
  • «Гарри Поттер» — Волдеморт всё Семикнижие упорно убивался об Гарри Поттера и таки убился в конце окончательно. При том, что Гарри имба только против него, а любым хоть сколько-нибудь прокачанным Пожирателем Смерти Гарри валится без проблем, что неоднократно было подсвечено. Но Волдеморт желал непременно убить его своими руками…
    • На грани с несовместимым с жизнью суеверием. Волдеморт, зная часть пророчества, мог полагать, что только он может убить Гарри.
  • «В шкуре льва», С. Моэм. Герой рассказа настолько привык разыгрывать из себя офицера-джентльмена из хорошей семьи (которым на самом деле не является), что, когда разгорается пожар, лезет в горящий дом за запертой там собачкой (ибо именно так поступают джентльмены). И гибнет.
  • Тарас Бульба же! В плен попал и погорел (в прямом смысле) из-за того, что понты не позволили даже трубку оставить ляхам.
  • Морис Дрюон, «Узница Шато-Гайара» — королева Маргарита Наваррская; пополам с отстаиванием интересов своей дочери Жанны. В начале книги Маргарита заточена в вышеуказанный Шато-Гайар за измену, однако в те времена это не было поводом для развода, поэтому её муж Людовик Сварливый не может жениться повторно и предлагает ей выбор: или она дальше сидит в темнице (и, вероятно, сталкивается с другими неблагоприятными последствиями), или признаётся, что их брак никогда не был консумирован, а принцесса Жанна рождена тоже от любовника, и тогда их разведут. Маргарита расшаркиваться перед нелюбимым мужем в извинениях точно не намерена, и уж тем более лишаться статуса королевы и обрекать Жанну на жизнь бастарда (тогда её ещё и вычеркнут из очереди наследования французского престола). Когда Маргарита всё же передумала, её письмо к мужу перехватили, потому что появилась завидная невеста и надо бы поспешить со свадьбой, так что вскоре по душу Марго явился Робер д’Артуа…
    • Не совсем так. Письмо перехватил и сжёг первый министр Ангерран де Мариньи, а целью было сорвать новый бессмысленный с политической точки зрения брак (на котором настаивал дядя короля Карл Валуа) в расчете на то, что родственники невесты не будут ждать развода долго. Кроме того, он же тормозил выборы нового Папы, который и должен был оформить развод.
  • Джон Голт. Один из главных героев романа А. Рэнд «Атлант расправил плечи». Попадает в плен к врагам, которые его пытают с помощью некоего новоизобретенного устройства. Голт — гений-изобретатель, знаток техники, а его противники — невежды, которые все знания подрастеряли (хотя и изобрели эту пыточную машинку). Машинка, создание неумелых рук, через некоторое время использования просто ломается. Палачи в растерянности, починить технику никто не может. Голт настолько презирает своих врагов и гордится своими знаниями, что сам подсказывает им, как эту машинку починить (!), что они и делают, и пытки Голта продолжаются. К счастью, здесь все происходит с прикрученным фитильком, через некоторое время прибывает кавалерия, возлюбленная и друзья Голта, которые его и спасают.
  • Урсула ле Гуин, «Планета Роканнона». Раса Светловолосых, ставящих родовую и личную честь выше жизни, «в языке которых отсутствовала форма „не мочь“ от первого лица». И её представитель Могиен, друг и соратник Роканнона, который в итоге погибает, атакуя на летающем коне (или, скорее, коте) боевой вертолёт пришельцев.
  • Роберт Хайнлайн «Двойник» — не то чтоб буквально гордость, скорее несовместимый с жизнью традиционализм. Марсиане готовы принять в один из своих кланов первого землянина — и ничто не должно помешать ритуалу. Похищение и возможная смерть фигуранта отнюдь не являются уважительными причинами неявки на церемонию. В случае проявленного неуважения неизбежна «война миров» с гарантированным взаимоуничтожением. Впрочем, у актёра, играющего похищенного Большого Босса, всё же случается факап во время церемонии: прямо ему под ноги вылазит марсианский младенец, так что приходится убрать его с дороги, прежде чем продолжать путь. Марсиане сочли такое отступление от традиций аверсией.

Кино[править]

  • «Табор уходит в небо» — кончается именно этим. Лойко и Рада устроили друг другу классическое мазохистское танго, а когда парень всё же пришёл свататься, Рада потребовала, чтобы он при всём таборе встал перед ней на колени и поцеловал ей руку. Лойко не стерпел такого унижения и заколол девушку кинжалом, за что сам немедленно получил нож в спину от её отца.
  • «Цельнометаллическая оболочка» — Хартман. Получил пулю только потому, что вежливо попросить спятившего рядового было явно выше его гордости — привык он приказывать матом и подчинять.
  • «Джанго освобождённый» — доктор Шульц! Да, мистер Кэнди — подонок. Да, он требует пожать себе руку, чтобы тебя унизить. Ну так унизься, пожми руку и убирайся из Кэндиленда вместе с Джанго с Брумхильдой, убивать вас явно не собираются! Судя по выражению лица Шульца после выстрела в сердце мистеру Кэнди, Шульц прекрасно осознаёт, что погубил не только себя, но, вполне вероятно, и Джанго и Брумхильдой заодно. Да он прямо так и говорит, нажав на спуск — «Извините, не смог удержаться».
    • Причем до этого момента доктор Шульц не стесняется унижаться ради дела. Похоже, мистер Кэнди настолько выбесил доктора, что эту мразь он ну никак оставить в живых не мог.
  • «Плутовство» — Стэнли Моттс. А ведь прекрасно понимал товарищ, что имитация войны с Албанией ради спасения оскандалившегося президента должна остаться тайной. Нет, захотелось ему сразу после успешных перевыборов поведать об этой грязной истории миру! В результате — смерть от «сердечного приступа».
  • «Star Trek» 2009 года. Главный злодей, Нерон, на предложение капитана Кирка эвакуировать его и его команду с корабля, разрушаемого сингулярностью, презрительно заявил: «Я лучше переживу гибель Ромулуса тысячу раз и умру в агонии, чем приму помощь у вас!». Экипаж Энтепрайза этот отказ, впрочем, не сильно расстроил (в особенности Спока).
  • «Фанат» — с прикрученным фитильком, если принять во внимание неоднозначный сиквел (да и при совместимости с жизнью герой поимел кучу серьезных проблем из-за гордости). А вот по отношению к наставнику Егора — без всякого фитилька.
  • «Тот самый Мюнхгаузен». В финале фильма барон Мюнхгаузену предлагают вживую, перед свидетелями, повторить свой подвиг, о котором написано в книге: оседлать летящее из пушки ядро. Он может отказаться, тем самым признав себя лжецом; на случай согласия заготовлен подмоченный порох, чтобы осрамить Мюнхгаузена публично. Но он сам заменяет порох на сухой и собирается стрелять, ни капли не заботясь ни о своей, ни о чужих жизнях. Впрочем, имеется фитилёк: после всеобщей паники и финального монолога барон отправляется на Луну безо всякого выстрела, просто по верёвочной лестнице…

Телесериалы[править]

Мультфильмы[править]

Мультсериалы[править]

  • Avatar: The Last Airbender — Джао предпочёл умереть, чем быть спасенным своим заклятым врагом Зуко.
  • «Steven Universe» — аналогичная ситуация произошла и с Яшмой. В итоге предавшая Жёлтого Алмаза Перидот просто пробила ей голову арматурой с помощью металлокинеза.

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • Legend of Galactic Heroes — Оскар фон Ройенталь поднял мятеж против императора Райнхарда, причём с самого начала настроился потерпеть поражение и умереть (в итоге так и случилось). Почему? Потому что не желал доказывать императору, что невиновен в покушении на него. Педаль в пол: Ройенталю не надо было ничего доказывать, план покушения был настолько идиотским, что Райнхард сразу вычеркнул адмирала из подозреваемых.
    • И да, гордый отказ того же Ройенталя от операции, которая вполне могла спасти ему жизнь — ранен он был тяжело, но не смертельно, вон сколько еще продержался — явно туда же.
    • А адмиралитет Старого Рейха болеет несовместимой с жизнью гордостью через одного.
    • Да и сам Райнхард… Болезнь у него, конечно, неизлечимая, но как знать — не рвался бы, пренебрегая плохим самочувствием, командовать и вообще быть при параде, может, и дольше протянул бы.

Видеоигры[править]

  • Saints Row — аверсия с Бенджамином Кингом. Когда его лейтенанты подняли бунт, он пришёл к заклятому другу — Джулиусу Литтлу (предводителю банды «Святые с 3-й улицы») за помощью. Джулиус поставил условие — помощь в обмен на роспуск всей банды «Порочных королей» и передача всего «Святым». Ради мести предателям Кинг наступил на собственную гордость и согласился.
  • Half-Life — если не принять предложение G-man’а, он телепортирует героя в полный зал сильнейших монстров без какой-либо защиты и оружия. Загвоздка в том, что G-man — единственное существо, располагающее достаточными знаниями и возможностями, чтобы, делая ходы героями типа Фримена, в итоге выиграть Землю у захватчиков. Может, не самое лучшее из возможных, но, пока мудрецы Вортигонтов не составили ему конкуренцию — артачиться против его указаний и проявлять характер весьма неразумно. Да и вообще, он не человек, а скорее неприятный в общении всемогущий наблюдатель.
  • Dawn of War 3 — эльдарский аутарх Кайр, причём с подсветкой (хотя там и самоуверенность взыграла). Не барское это дело — слушать Видящую Маху (которая, на минуточку, занимается прозреванием будущего и толкованием пророчеств (!). И это при том, что к Ахерону эльдар привело именно смутное пророчество (!!)), лучше развяжем войну между эльдарами, а потом полезем за Копьём Кхейна в пекло битвы!
  • No One Lives Forever — Мистер Смит, с оговорками. Поворот налево он сделал именно на почве ущемлённого самолюбия, когда был переведён из оперативников в администраторы.
  • Starcraft: Brood War — в своей последней записке жене адмирал Жерар дю Галль объяснил провал миссии ОЗД и гибель Алексея Стукова собственной гордыней. После чего пустил себе пулю в висок.
  • Stellaris — угасшие или пробужденные настолько наглы и высокомерны, что в принципе не считаются с «низшими» империями. Даже если у их границ находится гигантская империя с неисчислимыми могучими флотами, то они по-прежнему будут считать её потенциальным вассалом. Они в принципе игнорируют вашу мощь и оборону и будут атаковать в любом случае, раз за разом теряя планеты и искренне недоумевая, почему это они проигрывают.

Визуальные романы[править]

  • Fate/Stay Night — Гильгамеш, по меткому выражению одного из фанатов, думает не головой, а Королевской Волей. Так, у него есть сильнейшее оружие во всей франшизе, — но использует он его только против тех, кого считает достойными. И если монстра Кастера (который раны от прочего его оружия залечивал сразу после получения) нашлось кому убить и без него, то в случае с Широ нежелание признавать достойным «жалкого подражателя» стало причиной его гибели.

Настольные игры[править]

  • В сеттинге Warhammer 40000 этим отличаются космодесантники из Имперских Кулаков — для них просто не существует такого понятия как «отступление», даже если оно совершенно необходимо (в результате чего орден регулярно несёт совершенно излишние потери). Во время Ереси Хоруса на этой черте успешно сыграл примарх-предатель Пертурабо — в итоге Имперские Кулаки попросту увязли в смертельной ловушке, известной как «Железная Клетка». Если бы не извечный рояль в кустах в лице Ультрамаринов, весь легион Кулаков вместе с примархом Дорном так бы и погиб. Впрочем, хоть Пертурабо и сорвали триумф, он всё равно заслужил демоническое «повышение», а Имперские Кулаки оказались обескровлены на долгие годы.
    • Впрочем, «взять на слабо» там кого угодно можно. Окромя тиранидов.

Музыка[править]

  • Песняры — концептуальный альбом «Гусляр», по белорусской легенде. Вещий гусляр отказался развлекать жестокого князя на балу и вместо этого спел ему всю правду в лицо, за что и был казнён.
    • Этот же сюжет очень смешно обыгран в песенной дилогии Тэм и Йовин «Тиран и менестрель» и «Королевская оправдательная». Здесь история стала несовместимой с жизнью уже для заказчика.
  • Монгол Шуудан «Разведка» — аверсия по примеру Тараса Бульбы. «Бросить саблю именную? Да вы чё, с ума сошли?!» — закончилось благоприятно для лирического героя.

Реальная жизнь[править]

  • При последней осаде Карфагена карфагенский флот вместо того, чтобы напасть на римлян, не ожидавших выхода «запертого» карфагенского флота в море, устроил… военно-морской парад. К следующему выходу карфагенского флота в море римляне тщательно подготовились и смогли его уничтожить.
  • Сократ предпочел выпить цикуту, хотя ученики предлагали ему бежать.
    • Хотя это явно другой троп: Сократ гордецом не был от слова «вообще», он хотел своей смертью привлечь внимание общественности к тому, что с демократией что-то у них не то… Ведь вышло всё трагикомично: философа, постоянно критиковавшего тиранов — эти самые тираны не трогали, но стоило Сократу раскритиковать пришедших на смену тиранам демократов — как они тут же приговорили его к смерти.
  • Аналогично — Джордано Бруно (как и многие менее известные еретики): на суде отказался покаяться и отречься от своих пантеистических убеждений и, по сути, даже рассчитывал своей смертью их прославить. В итоге прославился сам, а вот пантеизм как-то не прижился.
  • Национальные воинские корпорации — от древнегреческих наёмников до немецких ландскнехтов и швейцарцев — регулярно попадали в подобные ситуации. И нередко честь корпорации оказывалась важнее собственных жизней (как описано выше у Сенкевича). Если с кондотьерами случалось всякое (были и исключительно честные, как Федерико да Монтефельтро, и такие, как Джакомо «Болдрино» Панери, который успел предать каждого из своих нанимателей), то немцы со швейцарцами, даже если с дисциплиной у них и бывали проблемы, деньги брали вперёд и чаще всего отрабатывали до гроша. Испанцы отрабатывали за бесплатно, просто за «денег, нет, но вы держитесь, заплатим позже, честное слово».
  • Адмирал Павел Нахимов во время обороны Севастополя, обходя сухопутные позиции, никогда не пригибался при обстрелах, а когда ему советовали, отвечал: «Моряки пулям не кланяются!».
    • И снова, как с Сократом: похоже, но… Павел Степанович всё же не был тупым гордецом ни разу, и солдаты, наблюдавшие за ним — а так же прочее окружение адмирала, и современники, и историки — единодушны в том, что это показное выставление себя под прицел (а он не только не скрывался, а ещё и парадную форму, очень заметную и с ярко блестевшими эполетами, не снимал) было вызвано пониманием скорой сдачи Севастополя и горьким желанием погибнуть в бою, взамен сомнительной чести присутствовать при столь трагичном событии.
  • С прикрученным, Хорст Вессель — нацист и автор гимна Третьего рейха. После нападения со стороны боевиков «Рот Фронта», он отказался от первой помощи со стороны врача-свидетеля из-за еврейской принадлежности последнего.
  • Британский крутой генерал Чарльз Гордон предпочёл погибнуть в бою при взятии Хартума 25 января 1885 года. А ведь даже за несколько дней до штурма предводитель восставших суданцев Махди предлагал Гордону спокойно покинуть город. Но гордость взяла своё.
  • В какой-то мере — и Наполеон Бонапарт, который после поражение при Ватерлоо вместо того, чтобы бежать, сам велел отвезти себя на британский корабль. Непосредственно к смерти это не привело, но условия жизни в заключении на Святой Елене, отличавшейся нездоровым климатом, определенно сократили его жизнь (есть версия, что он и вовсе был отравлен англичанами).
    • Прежде всего, Наполеону в 1813—1814 гг. союзники, еще помнившие предыдущие разгромные кампании, как минимум дважды предлагали отступиться от завоеваний (все равно потерянных) и даже были готовы оставить за ним Францию (в границах 1801 г., потом — в границах 1792 г.), и Наполеон все время отказывался, надеясь в очередной раз сломить всю коалицию в генеральной битве. Увы, после Битвы народов под Лейпцигом с Наполеоном вовсе перестали вести всяческие переговоры, и даже верный маршал Иоахим Мюрат, назначенный королем Неаполитанского королевства, открыто выступил против него.
  • Атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в конце WW2 могло бы и не быть… если бы военное командование Японской империи смирилось бы с тем, что Настоящей Империей, правящей всей Азией, ей уже не бывать, и таки приняло бы требование капитуляции 26 июля 1945.
    • Гитлеровская Германия недалеко ушла. Подпитываемый расизмом и ненавистью к идеологическим оппонентам, Третий Рейх пал от рук миллионов именно тех, кого геббельсовская пропаганда приравнивала к животным.
      • К тому моменту из семидесяти городов Японии с населением больше ста тысяч человек шестьдесят уже было сожжено дотла ковровыми бомбардировками американцев, так что Хиросима и Нагасаки стали, увы, «всего лишь» шестьдесят первым и шестьдесят вторым. А до вступления в войну СССР Япония надеялась нанести американцам при высадке неприемлемые потери и благодаря этому выторговать себе выгодные условия капитуляции. Но после захвата Курил стало ясно, что, во-первых, десант грозит не на следующий год, а вот прямо сейчас, а во-вторых — этих потерями уже не испугаешь, суровые… В результате спешно сдались американцам, чтобы не стать очередной советской республикой. С Германией тоже всё неоднозначно: она после Сталинграда предлагала мирные переговоры, но противостоящую ей коалицию устраивала только безоговорочная капитуляция. Добиваться её союзникам пришлось большой кровью…
  • Междувоенная Польша. Вместо того, чтобы примкнуть к Германии или СССР, польское правительство принципиально ставило палку в колёса соседям. не забыли и не простили
  • Причудливая инверсия, возможная только в Японии. Вице-адмирал Такидзиро Ониси 16 августа 1945 года, совершая сэппуку, отказался от помощи кайсяку и в результате медленно и мучительно умирал целых двенадцать часов.
    • Правда, злые языки утверждали, что имел место другой троп — славный флотоводец, якобы, настолько достал окружающих своим высокомерием и придирками не по делу, что ни один из его коллег просто не согласился стать его кайсяку. Но даже если принять это утверждение как факт, это не отменяет того, что адмирал знал, на что идёт, и покончил с собой красиво и пафосно (в своем понимании).
  • Фукусима — вместо немедленного устранения нарастающей аварии, все занимались попыткой сохранить лицо, надеясь что пронесёт и про аварию никто не узнает
    • Ещё раньше — Чернобыль. Населению сообщили об опасности только тогда, когда дальше скрывать стало просто невозможно (что не помешало в кратчайшие сроки все население эвакуировать).
    • А до этого — американская АЭС Трёхмильный остров. Населению об опасности не сообщили вообще, эвакуировать никого даже не подумали, до сих пор тему исследуют, продираясь через жутчайшие бюрократические препоны.
  • Именно поэтому трагически закончил свою жизнь османский султан Баязид, опрометчиво бросивший вызов самому Тамерлану.
  • Александр Колчак отказался признавать независимость Финляндии в обмен на помощь армии Маннергейма. В результате адмирала предали свои и расстреляли враги (не большевики, там была сборная солянка из эсеров и прочей братии), а финны все равно получили независимость.
    • Туда же Деникин, отказавшийся признать Украинскую республику и заключить с ней союз против большевиков. Хотя тут субверсия, так как для Деникина это не стало несовместимым с жизнью и после Гражданской войны тот прожил ещё 25 лет.
    • В целом многие белые этим страдали, и только под самый конец Врангелю удалось объединить силы, а о зеленых и говорить нечего.
  • Статья-интервью, в которой интервьюируемый психолог в числе прочего рассказал, как однажды его родная тётя, принимая гостей, громко пукнула за общим столом. Она, буквально сгорая от стыда, поспешно выбежала из комнаты, а через несколько минут ошалевшие гости уже вытаскивали её из петли. К счастью всё закончилось благополучно, и гордую женщину спасли.
  • Все участники дуэлей. Конечно, не каждая дуэль кончалась смертью или даже ранением, но угроза подобного была совершенно реальна на протяжении сотен лет, когда существовал подобный культурный обычай. Тем не менее, многие люди были готовы умереть, но не поступиться гордостью.
    • Ещё интереснее, что в большинстве абсолютных монархий дуэли формально были запрещены, вплоть до смертной казни выжившим участникам дуэли. Но разве может джентльмен отказаться от вызова на дуэль только потому, что это, видите ли, незаконно?
      • Дело здесь не только в гордости, но и в общественном мнении. Прослыть на весь высший свет трусом не каждому хочется.
  • Некоторые россияне коммунистических убеждений в бесславные девяностые. Имея высшее образование и лишившись работы по специальности, они принципиально не хотели идти в торговлю, в офисы, или в иные отрасли, где работодателями были «капиталисты» — новое поколение предпринимателей, а не государство (как в госсекторе) и не «красные директора» (как на производстве). Печальные последствия такой принципиальности для них и их родственников-иждивенцев были предсказуемыми…
    • И многие ветераны-коммунисты Гражданской войны, узнавшие о введении НЭП. За что боролись?!!

Родственные тропы[править]

Примечания[править]

  1. Это не уничижительное оскорбление. Так называется раса, к которой относился Борск Фей’лия