Неприязнь создателя к своему творению

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Creator Backlash. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.

(link)

Создатели ReBoot не любят свой же клип «Money for Nothing». Очень не любят!

Бывает так, что создатель начинает без всякого восторга относиться к своему творению. Причины на то могут быть разные:

См. также: Пигмалион против Галатеи и Не хочу об этом вспоминать.

Примеры[править]

Мифология[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Общеизвестна история о том, как Николай Гоголь сжёг второй том «Мёртвых душ», говоря при этом что-то вроде: «Бог знает какая дрянь выходит, и фальшиво, и никак не достойно первого тома, только стыдиться за подобное».
  • Ф. М. Достоевский: «Писал сейчас новую главу о господине Голядкине. Такая мерзость вышла, что душа стонет!».
  • С прикрученным фитильком — Лев Толстой. Когда летом 1909 года один из посетителей Ясной Поляны выразил писателю свой восторг и благодарность за создание «Войны и мира» и «Анны Карениной», Толстой ответил: «Это всё равно, что к Эдисону кто-нибудь пришёл и сказал бы: „Я очень уважаю вас за то, что вы хорошо танцуете мазурку“. Я приписываю значение совсем другим своим книгам, религиозным!».
  • Николай Гумилёв стыдился своего первого поэтического сборника «Путь конквистадоров» и даже не включал в библиографию. (Сборник действительно слабоват по сравнению с более поздним творчеством Гумилёва. Однако некоторые русские писатели-фантасты почему-то любят цитировать стихи именно оттуда.)
  • "Страна багровых туч" Стругацких - это произведение авторы сильно не любили. Причин сошлось много.
    • Это первая их крупная работа, а от того качеством заметно ниже того, что шло после нее.
    • Цензура капитально поиздевалась над текстом, заменив почти всем персонажам имена и ряд характеристик. А опыта войны с цензурой у авторов еще не было. При этом еще цензоры даже прокололись. По задумке авторов, главный герой - бывший военный (танкист). Так вот это заставили убрать, мотивируя тем, что "в космосе не должно быть военных". Кто же знал, что буквально через несколько лет космонавты поголовно будут военными?
    • На момент написания книги о Венере было известно очень мало, а буквально через несколько лет начались первые миссии к ней. В итоге образ Венеры в книге сильно не совпал с реальным. В книге температура, давление и атмосфера не слишком сильно отличается от Земли, и люди в лёгких скафандрах спокойно передвигаются по её поверхности, иногда даже снимая шлемы. В реальности же там огромная температура и давление, и очень агрессивная атмосфера, из-за чего работа на поверхности даже беспилотной техники возможна в лучшем случае несколько часов.
      • Также в книге авторы предположили наличие у Венеры спутника, которое в итоге не подтвердилось.
    • Ещё играет роль то, что книга пропитана восторгами о светлом коммунистическом будущем, а с годами авторы в этой теме сильно разочаровались.

На других языках[править]

  • Классика жанра: Шерлок Холмс настолько надоел Конан Дойлу, что тот даже убил великого сыщика в схватке с профессором Мориарти. Однако возмущение публики было настолько велико, что гениального сыщика пришлось воскресить.
    • И ещё вопрос, стоило ли автору идти на поводу: два последних цикла рассказов о Холмсе не идут ни в какое сравнение с блестящими первыми.
    • Существует небесспорная, но любопытная версия, согласно которой Конан Дойл всё же «расправился» с нелюбимым героем — и куда более тонким способом, чем простое убийство (В. Щепетнёв, «Подлинная история Баскервильского Чудовища»). Великий Холмс, оказывается, сел в лужу…
  • Агата Кристи тоже не жаловала Эркюля Пуаро, но из чувства долга перед читателями продолжала писать об его расследованиях. Однако ещё в начале 1940-х Кристи всё же заготовила жирную точку в книге «Занавес», как и для другой, любимой своей героини мисс Марпл (роман «Спящее убийство»). Опубликованы романы были лишь в 1970-х: первый — незадолго до смерти писательницы (издатели упросили!), второй — уже после неё.
    • Да и то мисс Марпл закончила свои приключения живой. Очень, очень старой, но живой. «Занавес: Последнее Дело Пуаро» всё-таки приводит к смерти опостылевшего ей детектива. Да, ему (если подсчитать), уже без малого сто лет, да — он уходит очень достойно. Но к великому горю уже весьма немолодого Гастингса, он уходит. А мисс Марпл остаётся — старая, измученная артритом, пережив очень многих старых друзей, но живая.
  • Коллоди с его «Пиноккио», пополам с другим приёмом. В оригинале Девочка с голубыми волосами вообще призрак, чья семья умерла, не пойми, от чего!
  • Анджей Сапковский убил Геральта именно потому, что ему надоело писать о приключениях ведьмака (говорят, однажды он выразил своё нежелание чистейшим русским (!) матом).
    • Поэтому, когда уже в 2010-е решил написать ещё что-то про «Ведьмака», то пришлось писать интерквел.
    • А в финале этого интерквела мы видим, как живой Геральт появляется в далёком будущем, т. е. значительно позже своей смерти, и беседует с магичкой Нимуэ. Таким образом, сюжет видеоигровых сиквелов (где ведьмак воскрес) предстаёт чуть ли не каноном. Но писатель непреклонен: «Я не участвовал в создании видеоигр о ведьмаке, я всего лишь читал сценарий, чтобы убедиться, что не выйдет, как с тем …ным телесериалом. Три видеоигры — окончательная точка; историй о Геральте больше не будет, хватит с меня!»
      • Планируется создание сериала по Ведьмаку с участием пана Анджея. Что символизирует.
  • По признанию Стивена Кинга, он страшно сожалеет, что в своё время написал «Ярость» — роман про то, как парнишка принёс в школу пистолет и взял своих одноклассников в заложники. После того, как нечто подобное произошло в реальности, Кинг сам потребовал изъять книгу из продажи.
    • «Мизери» того же автора: внутримировой пример. Писателю до смерти надоела героиня, Мизери Честейн, в последнем из романов цикла он благополучно с ней распрощался и подумывает о более качественном и серьезном творчестве. Увы, у упрямой фанатки есть своё мнение на этот счёт…
      • В «Мизери» это сыграно зигзагом: автор в конце концов осознаёт, что вовсе не ненавидит Мизери. Он ненавидит себя за то, что пишет приключенческие романы, на которые критики смотрят свысока, а не «настоящую, взрослую» литературу, и все время пытается доказать себе и критикам, что может писать серьёзные книги с потоком сознания и прочими штуками, которые положено иметь серьёзным книгам. Похоже, Кинг здесь имеет в виду и себя со своими «ужастиками».
  • Александр Милн был не рад, когда обнаружил, что его «Винни-Пух» затмил всё остальное, им написанное. Как и Кеннет Грэм с его «Ветром в ивах».
  • Зигзаг: у Бориса Априлова были сложные отношения со своим Лиско. Он, с одной стороны, очень любил этого персонажа, среди всего своего творчества особенно выделял произведения о неугомонном лисёнке (и, что характерно, прославился как раз ими). Но, с другой стороны, от Априлова требовали всё новых сиквелов, и каждый раз он пытался увильнуть от их создания («У меня другие творческие планы! Не хочу рассказывать, „что там было дальше“!»). Дети со всей Болгарии присылали автору МЕШКИ писем с мольбами — и это приводило Априлова в отчаяние.
    • Но потом он загорался какой-нибудь идеей — и всё-таки порождал сиквел, неизменно приводящий фанатов в восторг. Между первыми тремя книгами — долгие интервалы: 1957, 1968, 1975.
    • Потом была четвёртая книга — цикл из десяти новелл, создававшийся с огромными паузами (1960—1981). Но в течение шести лет (1981—1987) Ахо не хотел публиковать две последних новеллы о Лиско — «Стена» и «Синяя птица», говоря, что это «артхаус, от которого мутит даже самого автора, да и будут ли интересны детям эти „совсем уже взрослые“ темы?». Гранд-финала так и не получилось — в «Синей птице» скорее открытый финал.
    • В последние годы своей жизни (1988—1995) Априлов не выпустил в свет ни одного нового произведения о Лиско.
  • Уильям Пауэлл, автор «Поваренной книги анархиста», ныне совсем не в восторге от её создания. Причём во многом из-за того, что в книге полно недостоверной, неточной и откровенно лживой информации.
  • Станислав Лем весьма не жаловал «Астронавтов» и «Магелланово Облако» и даже запретил перевод «Облака» на японский язык. Также ему не нравился его ранний «Человек с Марса», т. к. это произведение он считал как минимум вторичным.
    • Конкретно запрет «Облака» он аргументировал так: «Япония не знала коммунистического режима, и если мой роман обратит в коммунизм хотя бы одного-единственного японца, мне суждено гореть в аду».
    • В полном собрании сочинений издательства «Текст» 1994—1995 гг. этих трёх романов нет, но есть вещи, которые ранее не переводились на русский язык вообще.
    • Двадцать шестое путешествие из «Звёздных дневников Ийона Тихого» самим автором было признано апокрифическим и исключено из последующих изданий. Впрочем, возможно, дело не столько в неприязни, сколько во всё более очевидном расхождении с каноном.
  • В цикле «Песни Гипериона» Симмонса есть история о Мартине Силене, писателе, создавшем гениальную книгу «Умирающая Земля» и ставшем заложником своего творения. Издатели хотели от него продолжений «Умирающей Земли» и только их, в результате Мартин Силен был вынужден уныло клепать вымученные продолжения, мечтая о том, как бы избавиться от ставших ненавистными персонажей… (Намёк на Джека Вэнса?)
  • Айзек Азимов не очень-то жаловал свою написанную преимущественно в военные годы трилогию «Основание», так, что редактору пришлось уговаривать его написать продолжение почти 30 (!) лет, а сам Азимов признавался, что большую роль в итоге сыграли обыкновенные деньги. Что интересно, на качестве романов это не сказалось — наоборот, зрелый Азимов сплёл ранний цикл вместе с основной вселенной.
  • С фитильком — нелюбовь Толкина к изобретенному им Чёрному Наречию. Он не открещивался от этого языка, но не разделял восхищение им некоторой части аудитории. Язык груб, уродлив и предназначался для злых персонажей, но часть аудитории решила, что зло — это круто. Один фанат даже подарил ему чашу с надписью на Едином Кольце (которая, на минуточку, повествует о порабощении свободных народов воле Тёмного Властелина), но Толкин использовал её только в качестве пепельницы.

Кино[править]

  • По признанию Сигурни Уивер, она бы с удовольствием окончательно «убила» бы Эллен Рипли.
  • Джек Николсон ненавидит Джокера из фильма «Бэтмен», которого он играл.
  • Выражение лица у Спартака Мишулина после многолетнего театрального спектакля «Малыш и Карлсон» в одноимённом фильме, снятом по театральной постановке, совсем невесёлое.
  • Внутримировой пример: в пародийном фильме «Великолепный» показан писатель, которого принуждают клепать всё новые и новые сиквелы прославившей его франшизы про непобедимого супер-агента — и тогда автор, взбунтовавшись, задумывает пародию на гранд-финал, в которой издевается над своим некогда мартистюшным героем как хочет, от превращения его в Анти-Сью до… канонического слэша под занавес.
  • Star Wars — Алек Гиннесс, исполнивший роль Оби-Вана Кеноби, не любил эту роль, и Джорджу Лукасу всякий раз приходилось уговаривать его сниматься в каждом новом эпизоде.
    • The Star Wars Holiday Special — телевизионный фильм, показанный один-единственный раз вечером 17 ноября 1978 года. Был настолько отвратителен, что сам Лукас сказал, что уничтожил бы все копии, будь у него возможность. (А на некоторые вкусы — ничего так… Просто не то, чего обычно ждут от «Звездных войн»… Но есть такая категория фанатичных поклонников, которая только приколется и умилится с подобного…)
    • Марк Хэмилл во время съемок 8 эпизода открыто заявил, что это «не его Люк Скайуокер».
  • Алексей Балабанов прохладно относился к фильму «Брат» — снял он его в сжатые сроки буквально за копейки исключительно как коммерческий продукт, чтобы поднять бюджет на «Про уродов и людей». В результате последний имел ограниченный успех как очередной русский арт-хаус и сейчас практически забыт. Зато «В чем правда, брат», «Мы, русские, не обманываем друг друга» и многие другие фразы из «братской» дилогии стали крылатыми, а сами фильмы без преувеличения культовыми.
  • Советская актриса Фаина Раневская, будучи преданной театру и системе Станиславского, за свою жизнь очень мало снималась в кино и большинство своих ролей там, за исключением нескольких, просто ненавидела. Об этом говорят и её афоризмы: «Кино — заведение босяцкое» и «Деньги съедены, а позор остался». Но особенно её бесила роль в «Подкидыше» (та самая, которая «Муля, не нервируй меня!»), благодаря которой её и узнала большая часть зрителей.

Телесериалы[править]

  • Внутримировой пример в «Касле»: Ричарду Каслу так надоел его персонаж Деррек Шторм, что он его убил. Теперь он морочит голову детективу Кейт Беккет, чтобы набраться вдохновения и придумать новую героиню — Никки Жару.
  • «Мыслить, как преступник»: Мэнди Патинкин, исполнитель главной роли в первых двух сезонах, разочаровался в сериале и раскритиковал его в своём интервью в пух и прах, после чего был выгнан.
  • Английский «Шерлок Холмс» 1980-х. Джереми Бретт не любил роль Шерлока, боясь стать актёром одной роли. И даже исполнял роль Уотсона в спектакле.
  • «Глухарь». После третьего сезона Максим Аверин решительно заявил: «Всё! Глухарёва больше не играю. Упрашивать бесполезно, я не вернусь».

Мультфильмы[править]

  • Студия PIXAR до смерти ненавидит сиквел «Тачек», превративший изначальный спокон в мешанину из спокона, шпионского боевика и экшн-поноса а-ля Майкл Бэй, ничего хорошего, кроме доходов от продаж мерча, студии не принесший. А Мэтр, воплощение этакого «доброго американца из глубинки», стал создателям до смерти противен. Немудрено, что в триквеле Мэтру отведено совсем мало экранного времени, жанр мультфильма — снова спокон, а главный герой — Молния Маккуин.

Веб-комиксы[править]

  • Автор небезызвестного «Ctrl+Alt+Del» Тим Бакли крайне негативно высказывается об Этане, главном герое своих веб-комиксов. Публика хочет почитать о новых приключениях безумного игромана, но плохо принимает все попытки отойти к спин-оффам, побочным продуктам и новым затеям. За такую обязаловку Тим не один раз убивал Этана, несколько раз — совсем.
  • Это ещё что… вот Эндрю Добсон и его виртуалка КэттиЭн, которая «рисовала» откровенный фетиш-арт (с весьма редким кинком), пожалуй, вдавил педаль в асфальт. Как отлично сказал Гамзатов, «если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки». Собственно, «каминг-аут» старина Добсон совершил довольно быстро, когда на картинке «КэттиЭн за работой» оказался чувак с конским хвостом (весьма похожий, но на 30 килограммов моложе, чем мы его сейчас знаем), а вовсе не девушка с гиперболизированным бюстом. Вероятно, его шалости мало бы повлияли на его дальнейшую карьеру (максимум бы хихикали в сторонку), и где-то даже помогали бы чёрным пиаром (рисует он на редкость тривиально и был бы ни фига не знаменит сейчас, если бы не его проказы с надувными титьками). Идиотский мяч он сам себе кинул в тот момент, когда попытался отыграть этот троп до такой степени, что прикинулся, что это не он, его не было, Кэтти не существовало, и вообще всем вам показалось, короче, радостно расстрелял своё прошлое с двух рук. В общем, как у художника у него сейчас нет будущего: ядра посыпались на голову практически мгновенно. Народ массово поинтересовался, а не за идиотов ли он всех держит, и не обидеться ли народу на такое мнение о себе, на всякий случай. Обиделись так, что его даже упоминать теперь моветон. Вот такой вот огнеопасный троп вышел, всем урок.

Музыка[править]

  • Группе Radiohead на заре карьеры очень не нравилось, что их знают сугубо по одной песне — «Creep» и вообще считают за «группу одного хита». К счастью, потом вышли новые альбомы с новыми хитами.
  • Наутилус Помпилиус — у Бутусова эта неприязнь хроническая. На 15-м году существования очередной группы ему становится настолько тошно, что группа разгоняется насовсем.
  • Юрий Шевчук одно время упорно отказывался исполнять «Что такое осень» — по той же самой причине. Потом стало лучше — ибо публика перестала упорно требовать эту песню.
    • В ту же копилку шёл и заезженный «Дождь» со всё той же многострадальной «Актрисы Весны»: на концерте 1994 года в Минске (ставшего частью альбома «Рождённый в СССР») так и сразу заявляется — «Дождя» не будет.
      • Учитывая, что песня вообще 1982 года, его можно понять!
  • Гарик Сукачёв со своей «Я милого узнаю по походке», группа Чайф со своей «Аргентина — Ямайка 5:0». Стараются беречь эти хиты на крайний случай — если публику не удастся пронять ничем другим.
  • Сергей Калугин, надо полагать, многократно проклял тот день, когда написал шуточный стих про селёдку, равно как и ещё пару подобных хулиганств. Потому что хулиганства народу понравились, требовать их на концертах стало (не)доброй традицией, а в чуть более отдалённых кругах ситуация опасно приближается к «знают именно за это».
  • Дэвид Гилмор ожидаемо прохладно относится к альбому Pink Floyd «The Final Cut»: во-первых, это по сути сольный альбом Роджера Уотерса, а вся остальная группа — не более чем исполнители (что даже отражено в полном названии); во-вторых, по мнению всё того же Уотерса, этот альбом должен был стать гранд-финалом Pink Floyd — с чем Гилмор оказался категорически не согласен.
    • Что интересно, несмотря на все свои разногласия, Уотерс и Гилмор считают альбом Atom Heart Mother откровенно неудачным.
  • Покойный Муслим Магомаев ненавидел свою популярную песню «Свадьба».
  • Клип на песню «Money for Nothing» от Dire Straits своей популярностью настолько «достал» его создателей (позднее они основали анимационную студию Mainframe), что в мультсериале ReBoot они отвели душу вовсю. Группу The Dires (явная пародия на Dire Straits, специально звучит рифф из «Money for Nothing» — чтобы не перепутали) в составе тех самых грузчиков из клипа ждёт ну очень холодный приём (см. видео).
  • Фрэнка Синатру многие знали по «Strangers in the Night» (как Элвиса Пресли по «Tutti Frutti»). Вон и в фильме «Кин-дза-дза» советский студент Гедеван Алексидзе очень любит эту песню Синатры… Но сам Синатра всегда заявлял: «Это из всех моих — наих…вейшая песня, от неё меня блевать тянет!» («This is the worst fucking song of mine, to make me puke!») Не менее хитовую My Way он тоже со временем возненавидел.
  • Блэки Лоулесс не любит вспоминать о песне «Fuck like a beast» (по официальной версии — после возвращения в христианство).
  • Анна-Варни Кантодеа со своим Sopor Aeternus & The Ensemble Of Shadows: "VOYAGER — THE JUGGLERS OF JU-SA… — о боже. Что хорошего я вообще могу сказать об этом отвратительнейшем куске дерьма?! Я искренне надеялась, что больше никогда не услышу ни единой композиции из этого альбома, и то, что мне пришлось снова вернуться к нему при работе над этим релизом, действительно стало ОЧЕНЬ БОЛЕЗНЕННЫМ опытом!!! Вместе с «The Inexperienced Spiral Traveller» этот альбом бесспорно является самым отвратительным и ужасным кошмаром, когда-либо нами записанным.
  • Александра Градского часто называют отцом русского рока. А он русский рок не любит. И даже заявляет: если я, мол, и отец, то маму никто не видел, вот ребёнок и получился бастардом.
  • Вокалист группы Dope Эдсель Доуп не любит самую известную свою песню Die Mother Fucker Die. По его словам, он написал её когда был молод, неопытен и полон ненависти ко всему миру, поэтому эта песня совсем не соответствует его нынешнему творчеству. И, тем не менее, он постоянно исполняет её специально для фанатов.
  • Был период, когда Надежда Грановская после второго ухода из ВИА Гры говорила, что ненавидела себя в группе. С фитильком: в 2009 году всё-таки вернулась, а зря.
  • Валерий Кипелов в последние годы в составе Арии крайне не любил песню «Антихрист» и отказывался её исполнять. Дело не только в его религиозных убеждениях, но и в том, что во время исполнения этой песни на концертах часто происходили крайне неприятные вещи.
    • Хотя скорее проблема в том, что слушатели восприняли эту по замыслу злодейскую песню как «песню про меня», и вот это Кипелову совсем не понравилось. Себя-то он от лирического героя вполне отделяет, но чтоб аудитория с его же подачи болела за Империю… Впрочем, не помогло.
  • Тематика ранних альбомов российской группы Krüger — невинные сатанизм и насилие, вполне типичные для экстремальных жанров метала. Тем не менее, с тех пор, как солист и автор песен Александр Хамер ударился в текстах в другую крайность — православие, монархизм и национализм, старые песни на концертах почти не звучат, а если и звучат, то зачастую страдают от самоцензуры (например, «с нами Крюгер» вместо «с нами дьявол»)
  • Композитор Арам Хачатурян не то чтобы ненавидел «Танец с саблями», но говорил: «Знай я, насколько он затмит все остальные мои работы, я бы его не сочинял».
  • Курту Кобейну очень не нравилось, когда творчество Nirvana связывали с одной только Smells Like Teen Spirit. По его мнению, в репертуаре группы были намного более удачные и наполненные смыслом песни (хотя бы Drain You или Rape Me), кроме того, он вряд ли хотел мировой славы в принципе. Поэтому уже через несколько месяцев после релиза группа начала прямо отказываться её исполнять, а если всё же играли, то очень быстро, лишь чтобы проскочить к следующей.
    • Крист Новоселич из той же группы недолюбливал Big Long Now (хотя Джейсон Эверман и Чад Ченнинг точно относились к ней положительно) и отказывался её играть. Правда, причину не называл. Сам же Курт Кобейн считал, что «If You Must следовало бы уничтожить».
  • По схожей причине Лемми неодобрительно относился к Ace of Spades, тем не менее, исполнял её практически на каждом концерте, чтобы не разочаровать фанатов.
  • Аналогично и Роберт Плант из Led Zeppelin с песней Stairway to Heaven.
  • То же и с Питом Таунсендом из The Who и песней Pinball Wizard.
  • Джефф Ханнеман из Slayer терпеть не мог вступление Behind the Crooked Cross, поэтому живых выступлений группы с ней — раз, два и обчёлся.
  • И Брайан Мэй, и Фредди Меркьюри не любили песню Gimme the Prize. Скорее всего, из-за жёсткого звучания и слишком «злого», в сравнении с остальным творчеством Queen, текста, пусть даже текст и звучит от лица злодея Кургана, не выставляемого симпатичным слушателю.
  • Джеймс Хэтфилд ненавидит Escape со второго альбома Metallica. Дело в том, что написанного материала не хватало для альбома, и за три дня пришлось сочинить песню-филлер, чтобы длины пластинки хватило для печати. Десять лет спустя, правда, группа на концертах несколько раз начинала играть песню без Хэтфилда, чтобы его потроллить, и тут же останавливалась. В конце концов, Хэтфилд исполнил эту песню, но ещё через десять лет, когда игрался альбом целиком.
  • Виктор Цой не слишком благожелательно отзывался о первом своём альбоме «45», называя его «сырым». Что, однако, не помешало песне «Восьмиклассница» войти в число пятидесяти лучших песен русского рока, созданных в ХХ веке, по результатам опроса слушателей.