Нафиг идеологию!

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Я стал в лицах пересказывать ей сюжет романа, стараясь как можно более смягчить неприятный момент противостояния трёх мушкетёров и д’Артаньяна кардиналу Ришельё. В общем, получилось что-то вроде современной версии советских книжек про гражданскую войну, которые адаптируют для детей, начисто убирая революционную патетику и идеологию. Так, воюют какие-то условные белые и условные красные, одних будем считать хорошими, потому что именно их приключения описывает автор, а других плохими, потому что они норовят хороших выпороть плетью, а то и расстрелять. »
— Сергей Лукьяненко, «Чистовик»

Инверсия проблемы Идеология в адаптации — когда произведение с явным моральным посылом или со сложным этическим конфликтом превращается в развесёлые приключения. Герои вместо борьбы за высшую цель или общее благо заботятся только о собственной шкуре/кошельке/семье, а злодеи, имевшие в изначальном произведении какие-никакие цели, превращаются в мелких хулиганов, действующих… опять же ради собственной выгоды или с мотивацией «Что бы такого сделать плохого».

А бывает и зигзаг: идеологию исходного произведения убирают, а другую добавляют. В зависимости от их соотношений — может получиться как предмет статьи, так идеология в адаптации, либо спорный случай.

Примеры[править]

Литература[править]

  • Герберт Уэллс, «Война миров» — во всех адаптациях. Философия автора? Рассуждения об эволюции и развитии цивилизации? Прямым текстом поданный мессидж «Вот полюбуйтесь, что будет, если более высокоразвитая цивилизация будет обращаться с нами в том же духе, в каком мы сами обращаемся с менее развитыми»? Нафиг, давайте нам треножники и мёртвый Лондон, зарастающий красной марсианской травой! А с другой стороны — книгу-то до сих пор читают отнюдь не ради философских отступлений, а ради тех самых треножников и мёртвого Лондона.
  • Джин Уэбстер, «Длинноногий дядюшка» (Daddy-Long-Legs). Оригинальный эпистолярный роман 1912 г. касался актуальных политических вопросов, вставая на позицию тогдашних суфражисток и фабианцев. Однако в этой части он вскоре стал восприниматься не злободневным, а наивным, читатели находили в нем сугубо романтоту. С этой позиции его и экранизировали, в том числе и в аниме 1990 г. «Watashi No Ashinaga Ojisan», где, правильно подметив, что текст уже не кажется таким взрослым, героиню сделали заметно младше.
  • А. Н. Толстой, «Золотой ключик, или Приключения Буратино» — пополам с противотропом. В исходной книге Карло Коллоди «Приключения Пиноккио» цель заглавного героя — стать настоящим мальчиком из плоти и крови, а для этого он должен быть послушным, правдивым и ходить в школу. Толстой скипнул приторную назидательность оригинала и написал с той же завязкой совершенно новый приключенческий сюжет о поисках таинственного макгаффина, оказавшийся спрятанной в подвале за дверью, отпираемой золотым ключиком, заводной игрушкой — кукольным театром. Однако Буратино, по сути, революционер, который поднял кукол из кукольного театра на борьбу против злобного эксплуататора Карабаса и с помощью Золотого ключика показал папе Карло и друзьям-куклам дорогу в светлое будущее, где папа Карло не живёт в нищете, а куклы работают на себя, а не на Карабаса.
  • Сергей Лукьяненко:
    • «Чистовик» — внутримировой пример (см. эпиграф). Протагонист попадает в параллельную теократическую Землю, где развлекает местную девушку пересказом романа «Три мушкетёра». Вот только он присутствует здесь в качестве гостя его высокопреосвященства, а симпатичная спутница — крутая монахиня из службы охраны Ватикана, так что рассказчику приходится изменить кардиналу Ришельё должность и вообще перевести все конфликты произведения (в том числе католиков и протестантов) в сугубо мирское русло. Попутно сам автор рассуждает о том, как данный троп проявляется в современности.
    • «Ночной Дозор».
      • В первоисточнике все светлые — идейные, они просто физиологически не могут иначе. Идейность, правда, у них может оказаться весьма людоедской, но вот забить на этику в принципе — это к тёмным. В экранизации Антон Городецкий присоединился к светлым чисто случайно — когда его застукали на обращении к ведьме с целью убить ребёнка и вернуть таким образом забеременевшую жену.
      • Впрочем, в книгах был момент, когда Городецкий спрашивал «…и зачем ты меня нашел?», на что Гесер ответил, что если бы он его не нашёл, его нашли бы тёмные, а у них на него были не меньшие права. Тут ведь всё от настроения в момент первого входа в Сумрак зависит. По крайней мере, именно в той книге зависело.
      • В «Шестом дозоре» тема «нафиг идеологию» поднимается дважды. В точности по тропу, «убрать идеологию в адаптации» — о перелицованных детских советских книжках: мол, были в оригинале «красные» и «белые», в адаптации стали условные «наши» и «враги». Также подсвечивается, что рассказы Николая Носова о Мишке писались в военные годы (отсюда и постоянные упоминания мам при отсутствии отцов), но напрямую в них нигде не сказано, что идёт война. А детям мирных поколений кажется, что отцы на работе/развелись.
  • Лев Гроссман, «Волшебники» — присутствует узнаваемая отсылка к «Нарнии» и полемика с ней (как с идеей волшебной страны, в которой попаданцы становятся героями и королями), но христианские мотивы удалены.
  • Советский букварь (авторы Горецкий, Кирюшкин, Шанько) переиздавался и в 1990-е с «удалением идеологии». Некоторые страницы с Лениным, пионерами и октябрятами были заменены на что-то без идеологической нагрузки. На форзаце на букву Ф советский флаг заменили российским триколором. Можно считать конъюнктурным пересмотром.

Кино[править]

  • Троп Кино и немцы почти весь об этом. Особенно эпично отожгла «Зоя», попытавшаяся усидеть вообще на всех стульях сразу: тут тебе и добрые немцы, и добрый Сталин, и героическое самопожертвование за булочку и трамвайчик, и библейский символизм в оптовых количествах.
  • В том или ином смысле, в той или иной степени — кинотрилогия «Властелин Колец» Питера Джексона.
  • «Обитаемый остров». Максим из книги был раздолбаем только по меркам Мира Полудня — по меркам же Саракша он очень умён, очень образован и очень ответственен: вырабатывает чёткий план действий и следует ему. Максим из фильма — раздолбай по любым меркам, включая современные, мелкий воришка и гопник анимешник (см. журнальчик у него на приборной доске в начале фильма).
  • «Звёздный десант» — зигзаг. В оригинале книга на 75 % состояла из рассуждений автора о долге и морали, о правильном устройстве государства, этичности смертной казни и воспитании подрастающего поколения. Фильм же на 75 % состоит из мочилова жуков, а на остальные 25 % — из отборнейшего фантастического трэша… который при определенном взгляде можно все же принять за идеологический посыл, только вот диаметрально противоположный. Тем не менее — блестящий неканон.
    • Как ни странно, прекрасно сочетается с противотропом «Идеология в адаптации», только идеология поменялась. Как именно — см. описание того же фильма в соответствующем разделе.
  • «Звёздный путь» — герои оригинального сериала были идейными миссионерами, задача которых — «исследовать странные новые миры, искать новые формы жизни и новые цивилизации. Смело идти туда, где не ступала нога человека». Кирк в перезагрузке — раздолбай, пошедший во флот только потому, что ему больше деться было некуда. Его интересует красивая униформа, а не космос. Да и остальные члены экипажа не намного лучше. Герои оригинального сериала побеждали потому, что изучали врага, находили его слабые места и применяли мозг, чтобы использовать эти слабости — отсюда выводилась хотя бы мораль «учите матчасть, в ней много нетривиального». Кирк и компания из первого фильма побеждают исключительно благодаря серии вовремя подвернувшихся роялей. Во втором и третьем фильме это немного исправили, но только немного.
  • «Машина времени» 1960 года — как раз тот случай, когда одну идеологию заменили на другую. О последствиях классового неравенства речи не идёт, зато фильм пропитан антивоенной тематикой. Элои произошли от тех, кто после Третьей мировой вышел из противоядерных бункеров, морлоки — от тех, кто решил продолжить там жить. А прежде чем попасть к ним, главный герой попадает в 1917, 1940 и 1966, успевая посмотреть на последствия первых двух мировых войн и начало третьей.
  • «Майор Гром» — в окончательном варианте фильма идеологической (или как минимум основанной на конкретных реальных событиях) подоплёки из комиксов и даже первого трейлера с самолётиками не осталось от слова «совсем». Персонажи переработаны в сторону уменьшения картонности, мотивация Чумного Доктора теперь абсолютно другая и гораздо интересней, противостоящие ему силовые структуры — отнюдь не сплошь рыцари в белых плащах, а конфликт свёлся к извечному неразрешимому вопросу — «сколькими людьми можно пожертвовать во имя общего блага?» В итоге — фильму это пошло только на пользу.

Телесериалы[править]

  • «Слуга народа» — авторы отвесили пинков буквально каждой идеологии, но и хорошего насобирали откуда смогли. Президент Голобородько противостоит настолько прогнившей системе, что она плоха с любой точки зрения. А вот горячие на момент съёмок Крым и Донбасс замяли просто во избежание, хотя если упорно смотреть, то таймлайн можно сложить.
    • Хотя можно сказать и наоборот, что у сериала легкая версия «вавилонской этики» — хорошее правительство действует во благо каждого отдельного человека, не заботясь о сверхидеях.
  • «Легенда об Искателе», основанный на книгах Терри Гудкайнда. Книги — глубоко идеологический философический угар, показывающий всё мировое зло (не только в стиле объективизма Айн Рэнд, как принято считать) в котором магия аллегория обмана, волшебный меч может уничтожать при помощи сил ненависти и прошения, и так далее (хотя качество самого сюжета… не очень). Сериал стал обычным эпично-весёлым фэнтези в котором герой борется со злом, и стал практически кодификатором жанра «обычное среднее фэнтези».

Мультфильмы[править]

  • «Путешествия Гулливера» (США, 1939 г.) — никакого уходящего корнями в прошлое спора тупоконечников и остроконечников (являющегося аллюзией на тогдашнюю вражду католиков и протестантов) в мультфильме нет. Конфликт между Лилипутией и Блефуску завязывается из-за того, что короли, обсуждая свадьбу своих детей, не могут прийти к согласию, какая песня должна на ней играть.
  • «Пиноккио» — пополам с противотропом. В исходной книге Карло Коллоди «Приключения Пиноккио» мораль Страны Развлечений была: «Если в детстве ты будешь развлекаться вместо того, чтобы учиться грамоте или овладевать ремеслом, то когда вырастешь, будешь пригоден лишь для примитивного и тяжёлого физического труда, как осёл». В мультфильме мораль Острова Удовольствий стала: «Если ты будешь пить алкоголь, курить, драться и играть в азартные игры, то станешь глупым, как осёл».
  • «Разлучённые» — хотя в целом мультфильм намного мрачнее книги, акценты в нём смещены, тема социального неравенства и революции задвинута далеко на задний план.
  • «Незнайка на Луне». В книге общество Луны представляет собой бездушный дикий капитализм. В мультфильме его главная проблема — что заводы Спрутса неэкологичны.
    • Впрочем, спустя 20 лет после выхода мультфильма многие социалисты (по крайней мере, на Западе) стали бороться в том числе и за экологическое равновесие, считая капитализм главной причиной изменения климата. Так что добавление этой темы в экранизацию можно считать мета-пророчеством.
  • «Приключения пчёлки Майи» (Германия, 1912 год) изначально были едва ли не протофашистским произведением, прославляющим коллективизм, субординацию, милитаризм и самопожертвование в борьбе с непримиримыми врагами нации. В адаптациях же просто показывают абстрактные приключения пчёлки, которой скучно жить в замуштрованном улье.

Комиксы[править]

  • Знаменитый французский пес Пиф впервые появился в газете французских коммунистов «Юманите» как герой разоблачительных, сатирических и критических заметок. В 1948 г. стали появляться небольшие юмористические комиксы (3-4 кадра) про Пифа, где злободневные темы могли присутствовать завуалированно, либо вообще отсутствовать. Постепенно он стал персонажем произведений для детей.
  • I Rode With The Devil — искренняя тирада Кровавого Билла Андерсона, почему он воюет с янки. Янки от этого не легче, идейного противника в их случае можно убедить…

Настольные игры[править]

  • Колода карт «Атласные». До 1917 года у червового валета на щите был двуглавый орел, на бубновом тузе пеликан, он же эмблема благотворительной организации императорского дома Романовых (надпись «В пользу императорского воспитательного дома»). Во времена СССР этих элементов на картах не было. Туза перерисовывали заново.
    • Знаменитые «Русский стиль» фигуры срисовывались с представителей царской семьи, посетивших костюмированный бал 1903 г. в образах персонажей русских народных сказок. В СССР были популярны, хотя мелкие детали были изменены. Но много ли народу в СССР знало, с кого были срисованы фигуры и что колода была приурочена к 300-летию дома Романовых?

Музыка[править]

  • Пополам с конъюнктурный пересмотр. Песня «Как родная мать меня провожала» на слова Д. Бедного, варианты исполнения, начиная с 1990-х. Т. н. «идеология» сокращается до упоминание Красной армии, большевиков и желания протагониста служить. Про «старый лад», попов и барина обычно убирают. Как конкретные примеры «Чё те надо?» в бытность «Балаганом» http://chotenado.ru/index.php?com=discography&id=15&action=text, в исполнении более позднего «Балагана лимитед», аналогично, но с другими «Яблочками». В версии «Рок-островов», аналогично, но без «Яблочка». В варианте Марины Девятовой, плюс небольшой упор на любовную тему https://www.youtube.com/watch?v=JnrN-VHKA7k
  • «Полюшко»: «Ехали по полю герои, Красной армии герои»? А вот у Ориги это «прошлого времени герои»!
    • Да и не только у Ориги. Еще в прошлом веке эмигрантские исполнители, по понятным причинам, пели «прошлого времени герои» или «Русской армии герои». Была даже легенда, что Лев Книппер, во время Гражданской успевший повоевать за белых, изначально именно так песню и написал, а уж потом переделал под красных. Ну а после распада СССР вариант исполнения с «Русской армией» или «прошлыми героями» стал, как минимум, распространён не менее изначального.
  • Похожий случай с «Белой армией, чёрным бароном…». Современные исполнители третий куплет, побуждающий сравнять с землёй церкви/банки и тюрьмы, часто или опускают, или используют консервативно-миротворческий вариант: «Мы не допустим пожар мировой, Пусть будет счастлив весь шар земной!»
    • Это вы ещё не дошли до версии от «Любэ», которые странно что армию вообще красной оставили.