Нафиг идеологию!

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Инверсия проблемы Идеология в адаптации — когда произведение с явным моральным посылом или со сложным этическим конфликтом превращается в развесёлые приключения. Герои вместо борьбы за высшую цель или общее благо заботятся только о собственной шкуре/кошельке/семье, а злодеи, имевшие в изначальном произведении какие-никакие цели, превращаются в мелких хулиганов, действующих… опять же ради собственной выгоды или с мотивацией «Что бы такого сделать плохого».

Примеры[править]

Литература и некоторые её адаптации[править]

  • А. Н. Толстой, «Приключения Буратино». Оригинал про Пиноккио — нравоучительная сказка про то, что нужно слушаться старших, не врать и не разговаривать с незнакомыми. В сказке про Буратино после Поля Чудес начинается сплошной экшн с погонями, драками и макгаффином.
  • Ночной Дозор. В первоисточнике все светлые — идейные, они просто физиологически не могут иначе. Идейность, правда, у них бывает весьма людоедской, но вот забить на этику в принципе — это к тёмным. В экранизации Антон Городецкий присоединился к светлым чисто случайно — когда его застукали на обращении к ведьме с целью убить ребёнка и вернуть таким образом забеременевшую жену.
    • Впрочем, в книгах был момент, когда Городецкий спрашивал «…и зачем ты меня нашел?», на что Гесер ответил, что если бы он его не нашёл, его нашли бы тёмные, а у них на него были не меньшие права. Тут ведь всё от настроения в момент первого входа в Сумрак зависит. По крайней мере, именно в той книге зависело.
    • В «Шестом дозоре» тема «нафиг идеологию» поднимается дважды. В точности по тропу, «убрать идеологию в адаптации» — о перелицованных детских советских книжках: мол, были в оригинале «красные» и «белые», в адаптации стали условные «наши» и «враги». Также подсвечивается, что рассказы Николая Носова о Мишке писались в военные годы (отсюда и постоянные упоминания мам при отсутствии отцов), но напрямую в них нигде не сказано, что идёт война. А детям мирных поколений кажется, что отцы на работе/развелись.
  • «Волшебники» Льва Гроссмана — присутствует узнаваемая отсылка к «Нарнии» и полемика с ней (как с идеей волшебной страны, в которой попаданцы становятся героями и королями), но христианские мотивы удалены.
  • «Daddy-Long-Legs» / «Длинноногий дядюшка»: Оригинальный эпистолярный роман 1912 года касался и актуальных политических вопросов, вставая на позицию тогдашних суфражисток и фабианцев. Однако, в этой части он вскоре стал восприниматься не злободневным, а наивным, читатели находили в нем сугубо романтоту. С этой позиции его и экранизировали, в том числе и в аниме 1990 года «Watashi No Ashinaga Ojisan», где, правильно подметив, что текст уже не кажется таким взрослым, героиню сделали заметно младше.

Кино и телесериалы[править]

  • В том или ином смысле, в той или иной степени — кинотрилогия «Властелин Колец» Питера Джексона.
  • «Обитаемый остров». Максим из книги был раздолбаем только по меркам Мира Полудня — по меркам же Саракша он очень умён, очень образован и очень ответственен; вырабатывает чёткий план действий и следует ему. Максим из фильма — раздолбай по любым меркам, включая современные, мелкий воришка и гопник оторванный анимешник (см. журнальчик у него на приборной доске в начале фильма).
  • «Звёздный десант» — зигзаг. В оригинале книга на 75 % состояла из рассуждений автора о долге и морали, о правильном устройстве государства, этичности смертной казни и воспитании подрастающего поколения. Фильм же на 75 % состоит из мочилова жуков, а на остальные 25 % — из отборнейшего фантастического трэша…который при определенном взгляде можно все же принять за идеологический посыл, только вот диаметрально противоположный. Тем не менее — блестящий неканон.
    • Как ни странно, прекрасно сочетается с противотропом «Идеология в адаптации», только идеология поменялась. Как именно — см. описание того же фильма в соответствующем разделе.
  • «Звёздный путь» — герои оригинального сериала были идейными миссионерами, задача которых — «исследовать странные новые миры, искать новые формы жизни и новые цивилизации. Смело идти туда, где не ступала нога человека». Кирк в перезагрузке — раздолбай, пошедший во флот только потому, что ему больше деться было некуда. Его интересует красивая униформа, а не космос. Да и остальные члены экипажа не намного лучше. Герои оригинального сериала побеждали потому, что изучали врага, находили его слабые места и применяли мозг, чтобы использовать эти слабости — отсюда выводилась хотя бы мораль «учите матчасть, в ней много нетривиального». Кирк и компания из первого фильма побеждают исключительно благодаря серии вовремя подвернувшихся роялей. Во втором и третьем фильме это немного исправили, но только немного.
  • Сериал «Легенда об Искателе», основанный на книгах Терри Гудкайнда. Книги — глубоко идеологический философический угар, показывающий всё мировое зло (не только в стиле объективизма Айн Рэнд, как принято считать) в котором магия аллегория обмана, волшебный меч может уничтожать при помощи сил ненависти и прошения, и так далее (хотя качество самого сюжета… не очень). Сериал стал обычным эпично-весёлым фэнтези в котором герой борется со злом, и стал практически кодификатором жанра «обычное среднее фэнтези».

Мультфильмы[править]

  • «Разлучённые», мультфильм по мотивам «Трёх толстяков» Юрия Олеши. Хотя в целом мультфильм намного мрачнее книги, акценты в нём смещены, тема социального неравенства и революции задвинута далеко на задний план.
  • «Незнайка на Луне». В книге общество Луны представляет собой бездушный дикий капитализм. В мультфильме его главная проблема — что заводы Спрутса неэкологичны.
  • «Приключения пчёлки Майи» (Германия, 1912 год) изначально были едва ли не протофашистским произведением, прославляющим коллективизм, субординацию, милитаризм и самопожертвование в борьбе с непримиримыми врагами нации. В адаптациях же просто показывают абстрактные приключения пчелки, которой скучно жить в замуштрованном улье.

Комиксы[править]

  • Знаменитый французский пес Пиф впервые появился в газете французских коммунистов «Юманите» как герой разоблачительных, сатирических и критических заметок. В 1948 г. стали появляться небольшие юмористические комиксы (3-4 кадра) про Пифа, где злободневные темы могли присутствовать завуалированно, либо вообще отсутствовать. Постепенно он стал персонажем произведений для детей.