Мыслепреступление

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Emblem-important.pngНе надо здесь реальной жизни!
Особенность темы этой статьи в том, что её нельзя применить к реальной жизни. В реальной жизни нет, к примеру, объективного добра и зла, а вторжение в личную жизнь реальных людей выходит за рамки приличия. Пожалуйста, помещайте только вымышленные примеры.
« Если не хватает поводов обвинить человека, надо их придумать. Если внушить человеку, что смотреть на весенние цветы — преступление, и он нам поверит, а потом взглянет на них, мы сможем делать с ним что хотим. Он не будет защищаться. »
— Айн Рэнд, «Атлант расправил плечи», про запреты, ставшие реальностью
« …это был известный рыботорговец, ему назначили пять розог без целования за невосторженный образ мыслей… »
А. и Б. Стругацкие, «Трудно быть богом»
…пока мысли ещё не читают

Мыслепреступление — объявление преступным не образа действий, но образа мыслей, один из инструментов тотального контроля. Таким образом, можно наказывать не за попытку свержения власти, а лишь за слова и даже за мысли, что власть заслуживает свержения. Да и вообще за любые мысли, неугодные власти.

Примеры[править]

Литература[править]

  • «1984» Оруэлла — кодификатор тропа. Телепатов нет, но, тем не менее, преступным объявлен именно образ мышления, а не только слова и прочие действия. Граждане обучаются автоматически подавлять «плохие» мысли (это называется crimestop). Плюс к тому, Партия помаленьку переводит страну с обычного английского на новояз, на котором просто нельзя будет выразить мало-мальски осмысленную неблагонадёжную идею; максимум, что позволяет новояз, — это примитивное обзывательство, наподобие «Big Brother is doubleplusungood» («Большой Брат очень нехороший»).
  • Братья Стругацкие, «Трудно быть богом» — см. эпиграф.
  • К. Льюис, «Племянник чародея»: Императрица Джедис (будущая Белая Колдунья) упоминает, что в одном из пиршественных залов прадед её перебил 700 дворян, повинных в мятежных мыслях.
  • «Цивилизация статуса» Роберта Шекли. Согласно земной правовой системе, весьма суровое наказание следует просто за знание о некоторых деталях этой системы. В виде постгипнотического приказа немедленно совершить самоубийство.
  • «Любовь к трём цукербринам» Виктора Пелевина.
  • «Лунная соната для бластера» и особенно «Звёздный огонь» Владимира Серебрякова.
  • «Меганезия» — деконструкция штампа. Абсолютно запрещена любая насильственная морализация человека человеком.
  • Вселенная Кордвайнера Смита (в частности «На планете ураганов») — запрещён (межпланетный) экспорт религий. Если сканирование мыслей перед межпланетным путешествием находит некие религиозные знания — личность автоматически становится «невыездной».
  • С. Лем, «Путешествия Ийона Тихого», путешествие двадцать первое. Разумным древним роботам с Дихтонии запрещено верить — не совершать религиозные обряды, а именно испытывать чувство веры. За этим следят не особо строго, но если попасться — веру уберут перепрограммированием. (Любопытно, что само перепрограммирование эти роботы не считают чем-то чудовищным и не отделяют его от привычного нам переубеждения при помощи аргументов.) В прочем Дихтония от Земли находится порядка 1000 световых лет, а развитие ее примерно на столько же опережает уровень человечество. Причем не только наука и техника, но и мораль.
  • Барри Хьюгарт, «Мост птиц» — среди преступлений, караемых согласно установлениям Прародительницы, есть и такие, как «Похотливые мысли» (5 ударов розгами), «Непристойные сны» (2 удара розгами, и 10, если сны сбываются) и «Запоминание фривольных песен» (10 ударов, притом что за пение фривольных песен причитается всего 5 ударов).

Аниме и манга[править]

  • Psycho-Pass. У всех граждан есть свой преступный коэффициент, измеряемый с помощью киматического анализа. Он может расти или падать в зависимости от того, о чём думает человек. Существует даже такое понятие, как «потенциальный» или «латентный» преступник — никаких законов такой человек ещё не нарушил, но система уже считает, что он может нарушить их в любой момент. Педаль в пол: потенциальными преступниками становятся даже детективы, которые ведут расследование и пытаются распутать ход мыслей настоящего преступника. Корявая, короче говоря, системка.
    • Педаль в асфальт: система определяет как «преступника» даже жертву преступления, находящуюся (по очевидным причинам) в состоянии шока и стресса.
    • И по закону подлости, главзлодей (в первом сезоне, во всяком случае), совершенно поехавшее чудовище, был по меркам этой системы почти святым.
    • Любопытно, что героиня аниме корявости системы в упор не видит, и всеми силами ее защищает. Разница западного и восточного менталитетов, не иначе…

Телесериалы[править]

  • «Звёздный путь: Вояджер». На планете телепатов любая жестокая мысль наказуема. Правда, местные не верят в такое варварское (по их мнению) наказание, как тюрьма. Взамен, они попросту «редактируют» сознание обвиняемого, извлекая оттуда все жестокие мысли. В принципе, на то есть причины, что и было показано, когда из-за жестокой мысли Б’Еланны один местный человек убил другого в необоснованном порыве ненависти. По-сути, жестокие мысли могут вызвать ментальную чуму среди населения, вызывая припадки ярости. Позже оказалось, что существует чёрный рынок жестоких мыслей. Когда один из таких торговцев пытается силой забрать жестокие мысли Тувока, Тувок показывает ему, почему вулканцы прячут свои эмоции.

Комиксы[править]

Вебкомиксы[править]

  • xkcd: пародируется. После того как один из персонажей прочитал в книжном магазине книгу и собрался уходить, на выходе зазвенела сигнализация — потому что, с её точки зрения, он пытается вынести книгу в собственной памяти.
    • Разве это предмет статьи? Скорее тут выпад в адрес нынешних законов о копирайте: персонаж «незаконно скопировал» защищённое авторским правом произведение.

Музыка[править]

  • Юрий Визбор, «Доклад»: «…Но секретная служба доносит в досье: господин генерал, они думают все!»

Видеоигры[править]

  • Tropico — в поздних играх появились дроны, при помощи которых можно повышать довольство местного населения, уничтожая недовольных.

Прочее[править]

  • Когда Генрих Гейне после путешествия по Европе въезжал в Германию, ему на таможне задали вопрос, не везет ли он запрещённых книг. Он ответил: «Везу вот здесь» — и постучал себя по голове.