Мор (2019)

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Pathologic 2 logo.png
« Кто ты? »
посол Кош Марк Бессмертник

Мор (англ. Pathologic 2) — авторское переосмысление игры 2005 года. По сути осталась той же челночной беготнёй от здания к зданию с уворотами от облачков чумы и менеджментом линеек состояний, но теперь с более симпатичной графикой и разнообразившимися механиками. В текущем состоянии доступен только сценарий за мэс заслым эмч Артемия Бураха, Данковский и Клара обещаны авторами в грядущих дополнениях. В октябре 2019 вышло DLC «У мраморного гнезда», которое позволяет немного поиграть за Бакалавра в отдельной истории.

Что нового[править]

Карта Города
  • Ввели слайдер сложности с тонкой настройкой. Теперь можно как выкрутить себе как режим «игрожур из Полигона» и полностью насыщаться парой сухарей, так и адовую мучильню «помогите, помираю с одного тычка ножом». Разработчики, правда, рекомендуют не пользоваться им при первом прохождении, а попробовать пройти игру так, как задумано.
  • Город-на-Горхоне изменился довольно серьёзно. Несмотря на то, что общая логика (Многогранник — Горны и Собор — Театр, Управа, Сгусток, железная дорога со складами — Земля, Стержень, Термитник, Бойни, Завод) сохранилась, география улиц и районов основательно перепахана. Степь пополнилась замечательным дальним покинутым стойбищем.
  • В домах появились отдельные квартиры, двери которых можно ковырять мини-игрой в отмычки. Шкафчики и прочие барахлохранилища теперь нужно вручную открывать и вскрывать иголками.
  • Жилища Приближенных стали ещё более экстравагантными и заимели архиполезные в условиях отсутствия возможности в любой момент сохраниться точки записи в виде напольных часов.
  • Жители города теперь выглядят примерно на 1910-е годы XX века. Бартер теперь ещё более разветвлённый и хитрый.
  • В Берлоге Бураха теперь есть хитрые верстаки для расширения инвентаря и починки оружия и одежды. Механика приготовления тинктур и настоев стала, на самом деле, проще — больше не нужно вычислять методом подбора наиболее эффективные сочетания. Тинктур осталось всего шесть (три — усиленные версии базовых), мёртвые каши варятся всё так же из больных органов, а обезболивающие — из здоровых. Для изъятия оных теперь требуются скальпель/ланцет/ритуальный нож (чем выше качество инструмента, тем выше вероятность вынуть ливер неповреждённым). Инвентарь теперь нагляднее и заметно удобнее.
  • Ножевой и кулачный бой стал более зрелищным и ещё более сложным из-за введённой полоски жажды/выносливости.
  • Капитально переработана Песчаная Язва. Теперь с каждой полночью Чума «бросает монетку». Если приближенный, бывший в чумном районе попадает в определённый сектор дуги — заражается. Имуннопрепараты не дают гарантированную защиту - просто повышают шанс остаться здоровым. После заражения бросание повторяется на следующую ночь, но уже с учётом производимого нами лечения. Не повезло второй раз — смерть. Насовсем.
  • Лечение тоже изменено. Если в оригинале для разговора с больным нужен был сильный антибиотик, то здесь к каждому заболевшему нужен особый подход. Говорить можно когда угодно, а вот для того, чтобы заболевший пережил ещё день, нужно подействовать на него одним из трёх настоев для того, чтобы понять, в каком слое тела засела зараза и, после выяснения, применить соответствующий антибиотик.
  • Разумеется, сильно изменён сюжет. Общая канва та же — Бурах взваливает на себя бремя менху, разбирается с Укладом и своём месте в оном, и пытается понять, что же случилось с отцом. Только на этот скелет нанизано гораздо больше сюжетного мяса, разобраться в котором помогает любопытно реализованная сеть мыслей героя.
  • Смерть. Смерть теперь налагает перманентный дебафф к линейкам состояний персонажа. C перезаписью предыдущих сейвов. Берегите себя. И если некий подозрительный персонаж предложит вам соблазнительную сделку — трижды подумайте.
  • И много-много бурятского, которого би ойлгоно угыб, хатангэр. Артемий теперь не выглядит так, как будто до поездки в Столицу не жил среди степняков.

Тропы (сценарий Гаруспика)[править]

  • А двести двадцать не хочешь? — Начало сценария Гаруспика. Как и в оригинале, бандиты явно не поняли, с кем связались.
  • Ай, молодца! — Самозванка после разрушения Многогранника. «Ты же мог увидеть Их и понять, как всё устроено на самом деле…»
  • Антропоморфная персонификация — Попутчик. В конце становится ясно, что владелец лавки мёртвых вещей — Смерть собственной персоной.
  • А мальчик и не знает — Лара Равель в детстве явно была влюблена в Артемия, да и сейчас, судя по всему, сохранила интерес. Герой же этого в упор не замечает.
  • Билингвальный бонус — бурятские слова в речи Уклада и латынь Бакалавра. Причём, Артемий пару раз проезжается по выпендрёжу Даниила, мол, никогда этой белиберды не понимал, а то и демонстративно отвечает ему на степняцком.
  • Вечная загадка — «Второй» Артемия. Кого же увидел восхищённый Ноткин в дневной концовке?
    • Ну Чудо-Бык же, кто же ещё?
  • Все преступления одинаковы — «Кара за предательство — смерть»
  • Герой-клептоман — ни одна урна, ни один мусорный бак не будет пропущен! Потому что в перспективе сломанные ножницы — это рыба, грецкие орехи — порошочки, а катушка ниток и напёрсток — возможность утащить на себе ещё больше всего! Педаль в пол — использованные бинты, гнилая еда и битые ампулы тоже имеют свою цену, причём немалую!
  • Говорить словесной окрошкой пополам с пасхальным яйцом — дети на вершине Многогранника в ночной концовке. Вырванные из контекста фразы то ли разработчиков, то ли комментаторов из интернета выглядят жутко.
  • Говорящее животное — купи быка, нухэр! Зоболон ядарал предскажет, тиимэл даа! Подсказка, 11-й день. Не пропустите.
  • Добро — это приятно — работа в госпитале приносит ощутимые плюшки за счёт Фонда. Бескорыстная помощь больным на улицах заражённых кварталов увеличивает размер этих плюшек. За поклон девочке во второй день и возвращение степнякам денег за вход в Термитник дадут по достижению. Неравный бартер в сторону горожан поднимает репутацию.
  • Достойный противник — Гаруспик для Клары. В конце концов, чудотворица даже хвалит Артемия, если тот рискнул своей жизнью ради спасения Мишки и принял на себя удар чумы.
  • Друзья детства — Артемий Бурах, Лара Равель, Григорий Филин и Станислав Рубин.
  • Жертвоприношение — придётся поучаствовать, даже дважды.
  • Дыра в сюжете — каким образом Аглая попала в город, не пешком же по степи? Артемий задаёт ей этот вопрос напрямую, но ответа не получает.
    • Автор правки задавала тот же вопрос разработчикам за год до релиза. Ответа тоже не было.
    • Вполне ясно сказано, что приехала по рельсам. Даже если не брать в расчет условность всего происходящего — мол, вышла с другой стороны кулис и начала играть, времени добраться от Столицы ей хватало — Исидор и Симон могли известить Инквизицию об эпидемии задолго до её реального начала, свой план они продумали в мельчайших деталях.
  • Жуткие детишки — В отличие от оригинала, в котором Мишка скорее пугала (живёт совсем на отшибе, замечает лезущую набивку), здесь этот насупленный чумазик скорее забавен. А вот пару раз появляющиеся Грибок и Ячмень вполне попадают под троп. Вы же поднимались на Многогранник в оригинале после письма Властей?
  • Из двух зол ни одно выбирать не стоит — либо Гаруспик убивает раскольников в Термитнике (что само по себе опасно — одонхе очень больно дерутся), либо остатки Уклада так и останутся в заражённом коробе? А что если оставить их на несколько дней и увидеть сердце Города?
  • Кармическая концовка — если согласиться на крайне заманчивое предложение Попутчика в театре. У вас попросту отберут 12-й день, а раздосадованный Марк укажет на выход, где, кроме титров мы ничего не увидим. С другой стороны, так можно получить пресловутое достижение «Имаго» меньшей кровью.
  • Колокол звонит по тебе — внезапный набат в третий день.
  • Круто и практично — кухонный нож Лары (легко чинить, хорошо режет чумазых гопников) и тинктура Мэдрэл+ (варится из легко добываемого савьюра, снижает усталость).
  • Ложный финал — самое начало игры. Двенадцатый день, всё пропало, расстрелы, сожжения, бутылки с зажигательной смесью, чума, мрак и ливень. Хотите попробовать ещё раз? Ах, вы у нас впервые…
  • Магия уходит — дневная концовка. После разрушения Многогранника хтоническая Мать Бодхо уходит в земные глубины настолько, что обескровливает Степь. Твирь, чудеса, авроксы и шабнаки насовсем покидают мир, уступая место людям и НТП. Угасает даже Саба Успинэ, намекнув нам при встрече, что являлась эмиссаром Земли, призванным направлять действия Гаруспика. Клара жалуется на то, что чувствует себя ополовиненной. Противоположного же результата можно добиться, уничтожив расчёты Аглаи. В таком случае Степь затапливает Город, все люди, не принадлежащие Укладу, тупыми беспамятными болванчиками уходят в никуда, из глубин Степи появляются исполинский Бос Турох и прочие чудеса, а Жизнь торжествует победу. Да, даже Песчаная язва.
  • Маленький гадёныш — Лиза. Отравил собак Двоедушников, потому что «а чо они!».
  • Мудр не по годам — многие местные дети. Особенно отличаются в этом плане Каспар Каин и Капелла. Первый настолько чувствует ответственность перед детьми в Башне, что готов не возвращаться в неё после единственного посещения Города, в котором уже проявилась Песчанка. Капелла же готова отдать жизнь за детей из списка Исидора, ибо чувствует, что пробуждающаяся сила Белой Хозяйки позволит ей всегда присматривать за ними.
  • Непроходимая забагованность — отсутствует, несмотря на подспудное ожидание. Была пара мелочей, вроде пропадающего Ноткина или бага с кладбищем, но их оперативно поправили патчами.
  • Не любит обувь — твириновые невесты. Они и одежду-то… не очень.
  • Обоснование — если почитать игровую прессу (долгих лет ей жизни), можно заметить повторяющуюся претензию насчёт нереалистичности физиологии персонажа. Мол, такой здоровенный бык двадцати с гаком лет, а падает от усталости после пары часов прогулок и мрёт от голода, сожрав здоровенный кусок мяса. Однако, если читать игровые диалоги, а не прокликивать их, можно в первый же день узнать причины оного от Исполнителей на Станции и Лары в «Приюте». Артемий приезжает в Город в сентябре. В это время Степь обильно разрождается твирью, савьюром и прочей гербалистикой. Воздух тяжелеет, сгущается. Метаболизм бешено разгоняется, чтобы хоть как-то скомпенсировать действие неблагоприятной среды обитания. Сердечники и просто ослабленные люди лежмя лежат по домам и стараются не отсвечивать. А наш персонаж, мало того, что подзабыл за пять лет учёбы в Столице, каково это — быть придавленным твириновым маревом, так ещё и получил весьма неприятное ранение в стычке с мужиками при сходе с поезда.
  • Отец солдатам — как и в оригинале, Александр Блок. Искренне негодует по поводу недооснащённости личного состава. В одной из ночных пантомим вообще разражается пространным монологом на тему ответственности.
  • Отупеть в адаптации — с фитильком, здесь речь не об умственном развитии, а об упрямстве. Стах настолько взбешён происходящим, что вусмерть ссорится с Артемием и сознательно работает на износ, пытаясь доказать, что он — настоящий ученик Исидора.
    • Так же с фитильком — Ева Ян. В оригинале она была просто мечтательной романтичной барышней, в ремейке к этому добавилась настолько странная манера говорить и вести себя, что невольно думаешь — нет ли тут диагноза? (вряд ли, ведь Ева — персонаж близкий к Данковскому и, следовательно, будет полнее показана в его сценарии)
  • Перекличка — «Так значит, ты сторонница хитрости. Откуда ты такая взялась?»
  • Полное чудовище — Анна Ангел. Мало того, что она бывшая циркачка из печально известного «Бубнового Туза», так ещё и крадёт младенцев из чумных домов, чтобы в неизвестном месте, а скорее всего, в аптеке у Вара, потрошить их на органы.
  • Промывание мозгов — работа правительственных Инквизиторов. Пришедший к Аглае по доброй воле Гриша Филин после пары часов беседы прозрел — резко передумал заседать на собственной складской вотчине и глубоко задумался о том, кто он, и принадлежит ли ему собственная судьба.
  • Разрушение четвёртой стены — начинается практически с самого начала игры, так что спойлером, как в оригинале, это уже не кажется. Бессменный руководитель театральной труппы Марк Бессмертник то и дело будет напоминать играющему, что Гаруспик — только роль, а мы — всего лишь один из многих актёров, играющих его. Также стену изрядно шатают смерти персонажа и то, что происходит после них. На 11-й день в кабаке Стаматина и вовсе появляется некто Исидор Газар, который спорит с нами на тему того, кто же на самом деле Гаруспик. Ну и наконец, в конце можно сделать определяющий выбор — выйти в гримёрку, или в Город.
  • Садистский выбор — игра вся только из них и состоит, причём «садизм» нередко осознается лишь постфактум. Вы решили обязательно успеть на встречу однокашников с участием незабвенной Форельки? Гениальный архитектор Стаматин умер от «песчанки», потому что, в итоге, вы не успели навестить его с пачкой таблеток. Осознай. Проникнись..
  • Слезогонка — Чума в виде мортуса периодически является нам в Берлоге и всячески стращает. То детей из списка повесит на шибеницу, то злорадно похихикает над нашими попытками сварить из заражённых мозгов лекарство. Но вот тот момент, когда она одним щелчком заражает всех наших подопечных, а они, замотанные в тряпьё, искренне прощаются с нами, пробирает не на шутку. Благо, при грамотной игре, к тому моменту у нас уже есть штук шесть панацей и несколько порошочков.
  • Так было надо — Чуму в Город принёс Исидор. Сознательно. Как опытный и мудрый менху он понимал, что сложившаяся система взаимодействия Уклада и Города душит их обоих. Итогом его «вакцинирования» становится либо полное переустройство Города (Каины уходят на другой берег Горхона и планируют там грандиозную стройку, а Младший Влад, если он жив, вводит прогрессивный трудовой кодекс и восьмичасовой рабочий день), либо господство Уклада и возвращение в мир чудес.
  • Ужас у холодильника — дневная концовка, Катерина и Ева. Обе находятся неподалёку от Собора и сетуют на то, что Фархаду не удалось оживить его. Причём, Катерина сама жаждет вдохнуть в строение жизнь, а Ева мягко интересуется, кого бы можно было спросить, как это работает. Игравшие в оригинал замирают в этом месте, помня сценарий Бакалавра (Ева Ян бросилась со стропил Собора, чем и «оживила» здание).
  • Умереть может каждый — в основном, из-за наших просчётов. Не успели протестировать разные варианты «мёртвых каш» на заражённых? Стах не проснётся. Прошли мимо дома, из которого слышны крики? Прощайте, Катерина. Послали к Суок Клару у Ворон-камня? Бедная маленькая Мишка. Разве что одного из Ольгимских и Инквизитора спасти не получится никак — Влад идёт на растерзание в Термитник, а Аглая попадает под пулю при попытке бежать из Города.
    • Таки насчет Ольгимских — спасти можно обоих, просто это не совсем очевидно. А ещё, умереть почти каждый может и без провала квестов, а просто потому что в районе, где персонаж живёт, разгулялась чума.
  • Уровень-утроба — открывается после посещения Боен. Под Городом действительно есть кровеносная система с живым сердцем, над которым опасно нависает остриё чудо-башни.
  • Фальшивая сложность — тоже присутствует.
    • Катастрофическая нехватка всего — жратвы, воды, медикаментов, денег, и, особенно — времени на то, чтобы всё это добыть, хочешь ходить сытым и здоровым — не хватит времени на выполнение заданий. И — именно так это и задумывалось (как и то, что не пожрав, не попив, не отдохнув вовремя вы помираете через пару игровых часов, что абсолютно нереалистично с точки зрения биологии, жить на одной воде в реальности неделю можно, хоть и не очень приятно).
    • Для того, чтобы заточить скальпель или заштопать кальсоны, вам необходимо иметь в инвентаре, для начала, три различных предмета (при том, что режущие предметы в Городе под религиозным запретом — специалисты по, хе-хе, заточке лезвий в каждом квартале стену подпирают) и все три — одноразовые, что сложно соотнести с наперстком или точильным камнем, например. Можно предположить, что исполнители заказа «ритуально» забирают их вместо платы за работу, коль скоро денег они теперь не берут, однако такой же одноразовый набор потребуется нам для заточки ножа в собственной хате на собственном верстаке, дела.
      • Судя по тому, что эти предметы периодически попадаются в мусорках, можно предположить, что ритуал обязывает тебя обязательно избавиться от этих предметов после использования, например, выкинув или обменяв. Или они потому в мусорках и лежат, что некачественные и уже сломались — и они поэтому регулярно разлетаются в дребезги, а если даже не разлетаются — на втором разы вы ими инструмент скорее испортите, да и могут уже на этом разе сломаться, ещё руку осколками порежут…
    • При всём богатстве лечебной химии, в игре вообще нет готовых веществ, прямо восстанавливающих здоровье. Еда тоже восполняет голод, но не жизнь, для лечения же приходится ложиться спать, обдолбавшись морфином, либо обматываться жгутами и бинтами, каковыми в Городе успешно лечат даже невралгию и катар желудка, образовавшиеся от многочасовых недосыпа и голодухи (а страдающие от похмелья алкаши, коим не царское дело доползти до бесплатной водокачки, меняющие лечебные жгуты на общедоступную воду, в ремейке — больша-ая редкость).
    • Вкупе с Бесполезный огнестрел — огнестрельное оружие и дорогое и быстро изнашивается, а ремонт требует множества деталей, которые надо искать, тратя на это драгоценное время. Реализмом в этом и не пахнет, изношенный револьвер, конечно, может легко заклинить, но едва ли он потеряет в убойной силе. Тем более — настолько, что от выстрела из него в упор местный гопник даже не пошатнется.
  • Фансервис — твириновые невесты, о, какие там твириновые невесты! Особенно та, что встречает игрока у дома Лары.
    • Ева Ян тоже старается не отставать, хотя с её манерой говорить и вести себя получается скорее странно, чем фансервисно.
  • Чужое небо — на 10-й день можно взобраться на Многогранник и узреть оттуда исчерченный белыми полосами скайбокс.