Морозко

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«Морозко» — одна из самых известных картин советского режиссёра-сказочника Александра Роу. Она снята по мотивам славянского фольклора, который подвергся глубокой переработке, и результат заставил позабыть исходную сказку. Ещё до Роу сказку с таким названием в 1924 г. снял Юрий Желябужский, но нас она не интересует.

К сценарию фильма Роу приложил руку Михаил Вольпин (1902—88) — мастак придавать персонажам совершенно шедевральную рифмованную речь, одновременно и пародийную, и убедительную. (Помните мультяшного муравьишку-хвастунишку с его неподражаемым «Я инвалид, ножка болит, солнышко скроется, муравейник закроется, сделайте одолжение, войдите в положение, а то укушу!..»?)

Морозко
Morozzko.jpg
Общая информация
Жанр
  • Сказка
Страна производстваСССР
Киностудиякиностудия им. Горького
РежиссёрАлександр Роу
Автор сценарияНиколай Эрдман, Михаил Вольпин
Когда вышел1964 г.
Продолжительность84 мин.
В главных ролях:
Александр ХвыляМорозко
Наталья СедыхНастенька
Эдуард ИзотовИван
Павел Павленкоотец Настеньки
Вера Алтайскаязлая мачеха
Инна ЧуриковаМарфуша
Георгий МиллярБаба-Яга
Зинаида Воркульмать Ивана, вдова
Галина Борисова, озвучка — Михаил ЯншинСтаричок-Боровичок
Андрей Стапранпопрошайка
Варвара Поповаслепая старушка
Татьяна Пельтцермать горе-жениха
Анастасия Зуевасказительница

Сюжет[править]

В деревушке недалеко от леса жила-была девушка Настенька. Всем она была хороша — и работящая, и добрая, и красивая. Одна беда — слишком уж робкая, покорная и безответная. И её старик отец тоже был добрый и робкий. Он во всём подчинялся своей новой жене, мачехе Насти. Если и доведётся что-нибудь сказать супротив неё, так стоит ей прикрикнуть или строго взглянуть — и сразу: «Молчу, молчу…» А она была настоящая стерва. «Ну, как я без Настьки?! Её, бывало, за косу схватишь, на себя попятишь — и сердце разом отойдёт! А тебя, старого, за что таскать? Бородёнка паршивая, головёнка плешивая… Тьфу!»

А у мачехи была родная дочка, Марфушечка-душечка. Мамаша с неё разве что пылинки не сдувала, хотя она была полной противоположностью падчерице — ленивая, некрасивая и тупо-равнодушная ко всему. (Правда, если не на ком было сорвать злобу, маменька могла и любимице пощёчину влепить — а потом пожалеть-всплакнуть). Настенька целый день работала, а Марфуша валялась на кровати да ела вкусняшки. Неудивительно, что её сон был некрепким, и чтобы стук спиц вязавшей Настеньки не мешал, мачеха выставила её на крыльцо, в ночной холод, да велела связать до восхода Солнца чулок. Настенька взмолилось Солнцу — и оно погодило подниматься.

А неподалёку в другой деревне жил Иван, вдовий сын, первый парень на деревне. И красив он был, особенно когда приоденется. Девицы деревенские за ним чуть ли не табунами бегали. От такого внимания ли, от любви ли материнской, а только был Иван ещё и хвастлив и («За сохой — неплохой, и в бою — не сбою, и плясун, и работник, и рыбак, и охотник!», как сказал он при встрече Насте) горд собой непомерно. Ни одна из сельских красавиц была ему не по душе, и решил он побродить по белу свету, поискать свою суженую.

Идёт по лесу, и напали на него разбойники, которые до того гадали на ромашке: «Ограбим — не ограбим… Пожрём — не пожрём… Мы побьём — нас побьют…» Но Иван по доброте своей дал им хлеба вместо люлей (мы тоже в стихи умеем), а сам, пока они лопали, запустил их дубинки высоко в небо и сказал: «А вы, разбойнички, не беспокойтесь — глядишь, к зиме и упадут». Идёт дальше и встречает Старичка-Боровичка: то ли гриболюд, то ли леший в странном облике, то ли просто волшебник. Подарило ему шкажошное шушество лук и стрелы за якобы выигранное состязание в скорости, а потом говорит: «Иван, воротись! Ты забыл старому человеку „спасибо“ сказать и земной поклон отдать». И отказался Иван пренебрежительно — а ведь наказывала ему мама перед дорогой стариков уважать!

Наконец, вышел он на поляну — и встретил босоногую красавицу Настеньку. Пуще прежнего старуха-мачеха обозлилась, велела бедняжке поливать засохший пень, «пока на нём цветы не вырастут». Поливает она, а мимо Иванушка идёт. Удивился Иван и спросил, что она делает, а когда узнал — удивился: «Ох и злющая у тебя мачеха!» А Настенька кротко отвечает: «Обыкновенная…»

Понравилась Настя Ване, и решил он показать, какой крутой — застрелить медведицу с медвежатами. Не по душе это оказалось Настеньке, и она надела незадачливому охотнику на голову ведро. А когда он ведро снял, оказалось, что у него… медвежья голова. Обвинил Иван в этом Настеньку, а зря — это Боровичок сделал. И оставил на камне надпись: «Не был бы ты невежей — не ходил бы с мордой медвежьей».

Как же из человека-медведя снова стать человеком? Вроде бы всё просто:

«

— А тут и понимать нечего! Пойду доброе дело сделаю — и через свою доброту прежний вид обрету! — Иван! Иван!.. Ничего-то ты не понял, Иван…

»

И пошёл Иван делать добрые дела — да неудачно. Увидел деревенских девушек, побежал за ними, крича «Какое вам доброе дело сделать?!» — а они в смертельном ужасе удирают от монстра.

Встретил он нищего, который просил «Подайте, касатики, сестрички и братики, папаши-мамаши, благодетели наши! Обратите внимание на мои страдания, подайте подаяние на пропитание, сиротинке безродному, холодному и голодному, сущему-неимущему, слепому, хромому и глухонемому!..»

«

Иван: Сколько у тебя в кружке? Нищий: Да ни одной полушки… А-ах!.. Иван: — Ах, так?! Получай пятак!

»
— Посмотрел в зеркало – по-прежнему медведолюд. Увидел его «слепой» нищий и закричал: «Оборотень

Встретил он дряхлую старушку с клюкой, которая тащила хворост, и подвёз её на себе до дома. Она ему и сказала: «Спасибо, красавец!». Решил Иван, что наконец-то снял проклятие, посмотрелся в зеркало — по-прежнему медведолюд. И разбил зеркало. А старушка-то была слепаяПо-настоящему. Решил Иван, что Боровичок его обманул, и никогда ему не избавиться от страшного облика, сколько ни делай добрых дел. «Эх, бабка-бабка, лучше бы и мне ослепнуть». Но когда он, уже не надеясь на обратное превращение, увидел: «Клюка-то бабкина!.. Как же она без неё ходить будет?.. Надо отнесть…» — заклятие и снялось. И клюку относить не пришлось — достаточно оказалось одного бескорыстного благого намерения.

А мачеха тем временем хочет удачно выдать доченьку замуж. В ожидании сватов Марфушу нарядили во всё лучшее, лицо нарисовали, на голову прицепили косу, купленную на ярмарке. «Прынцесса! Нет! Королевна!»). Да ведь Настенька — не иголка, в стог сена не спрячешь. Вымазали ей лицо сажей, косу настоящую, длинную да толстую («У-уй, обрежь ей косу по самый корень! — Да за что ж я её таскать стану, ежели она без косы останется? Мы ейную косу под тряпку спрячем!»), под старушечий платок засунули.

И вот приходит свататься жених, а точнее — своего сыночка приводит ехидная богатая старушка. Расхвалила мачеха Марфушу, а бабулька и говорит: «Мой сыночек гусячьи потрошка очень обожает. Пусть ваша красавица сама управится! Таков обычай. А мы с сыночком посмотрим, какая она у вас хозяйка». Да с самого начала — чтоб гуся на птичьем дворе своими руками поймала. Хоть и не умела Марфуша гоняться за птицами, да делать нечего — пришлось попробовать. Да только убежал от неё гусь — и в пруд. Кинулась Марфуша за ним — а плавать-то и не умеет! Хоть и не за что Настеньке любить Марфушу, а всё же кинулась она спасать тонущую. Платок размотался, вода смыла грязь — и увидели гости, что она не дурнушка, а красавица. И жениху понравилась. Да вот не хотела злая старуха счастья для Насти.

Пролетели недели, налетели метели. © Надоело мачехе, что из-за хорошей падчерицы она не может устроить будущее родной кровиночки, и решила она сжить её со свету. Велела мужу увезти Настеньку в лес и там оставить, чтоб замёрзла. Не хотел старик губить дочку, да жена задавила авторитетом. Только на полпути понял он, что больше любит Настю, чем боится жены, и развернулся. Да не помогло — девушка сама соскочила с саней и осталась в лесу, чтобы избавить отца от брани и побоев.

Сидит Настя, и тут подходит к ней хозяин зимнего леса, тот самый Морозко:

«

Тепло ли тебе, девица? — Тепло, батюшка Морозушко[1]. — Хорошая ты девица, не перечливая. На вот шубу мою, лапушка. — А ты, батюшка, не замёрзнешь?

»
— Ещё и альтруистка

Пожалел суровый дед Настеньку, привёз в свой терем на самоходных санях да сказал: «Кто до посоха моего коснётся, никогда не проснётся».

А Иван меж тем ходил по лесу в летней одежде, всё искал ту красавицу, которую летом видел. Красавицу не нашёл, зато увидел избушку на курьих ножках, где жила Баба-Яга. Бабы-яги как известно, часто помогают героям, но вот эта была злая. Она оживила деревья и велела им схватить Ивана, а потом решила его испечь в печке. Тут наш герой, как в народной сказке «Ивашечка и ведьма», сослался на то, что не умеет на лопату садиться, и попросил показать, как надо. Села Баба-Яга (в той сказке села её дочь Алёнушка) а Иванушка её в печь и засунул — и выпустил, лишь когда она дала ему волшебные санки в виде свиньи, которые его привезут к Насте.

Только вот не к суженой привезли его санки, а в чащу и так измотали, что он чуть не помер и попал в яму. А затем Яга послала погубить Настеньку волшебного чёрного кота. Зачем погубить? А чисто из злодейской вредности. Кот задание честно выполнил — пришёл в терем Морозко, и когда попыталась Настя кису погладить, коснулась она посоха и застыла. Эти же санки и кота обратно отвезли. Наградила их Яга — коту сметаны дала, а саночки обратно в живую свинью превратила: «И ты молодец, вот тебе холодец».

А между тем пёс Тяпа, верный спутник Насти, почуял, что с ней что-то творится, убежал в лес, нашёл Ивана и помог выбраться из ямы. Вместе они до терема дошли. Увидел Иван мёртвую Настю, попросил у неё прощения — и ожила она от искренних чувств. Прознала про то Яга и обругала котика, хотя он не виноват. Натравила на сладкую парочку Яга тех же разбойников, да неудачно — сперва Иван раздал запоздалых люлей, а потом на бандитов упали те самые дубинки. Попыталась сама расправиться — да Иван и ей дал пинка.

Тут Морозко вернулся и наградил Настеньку щедро — дал ей сани с тройкой великолепных коней да сундучок с драгоценными камнями. Приехала Настенька в отчий дом. Увидела старуха Морозковы дары — и захотела такого же своей душеньке. Встретил Марфушу Морозко и подкатил с тем же вопросом:

«

Тепло ли тебе, девица? — Да ты что, старый, очумел, что ли?! Не видишь, у меня руки и ноги замёрзли! — Тепло ли тебе, девица, тепло ли тебе, красная? — Подавай быстрее жениха! Да приданого! Да побольше!

»
— Ну и дура же!

Что ж, дед и её наградил по заслугам. Дал ей сани с тройкой свиней да сундучок с воро́нами, которые разлетелись («и с гостинцем, и без подарочка», как в сказке про дочь-семилетку), стоило его открыть. Увидела эту дурацкую упряжку вся деревня. Односельчане смеются, а Марфуша горько рыдает. Прямо жалко её становится — она же не виновата, что её такой маман воспитала!

«

— Приданое где? Дура! — Молчу, молчу!

»
— Диалог отца и мачехи

А Настенька вышла замуж за любимого человека, который пережил оздоровительную порку и стал хорошим парнем, хоть и не за принца, как Золушка, а за крестьянина. И покинула дом, где жила стерва-мачеха и хамка-сеструха. Тут и сказочке конец, а кто слушал сказительницу — молодец.

Наши герои[править]

Тропы и штампы[править]

  • Анахронизм: действие вроде происходит в XIX веке (а то и раньше), при этом Морозко поёт песню «В лесу родилась ёлочка», сочинённую в начале XX.
    • Или анакосмизм? Это сказочный мир русского фольклора с богатырями и чудищами, а песня взята из нашего индустриального мира, где даже крестьяне уже давно ходят на охоту не луком и стрелами, а с ружьём?
    • Ещё один: Баба-Яга жалуется на радикулит. Откуда она слово-то такое знает?
  • Какое бы мне доброе дело сделать? — тропнеймер, кодификатор и пример из палаты мер и весов.
  • Настенька: бисёдзё, босоногий ангел, босоногая поневоле (в «летних» сценах), инженю в режиме педаль в пол и мягкий шатен (практически эталон в отечественной культуре).
  • Героизм в адаптации — в оригинале старик завёз дочь в лес и оставил её там («тяжело было на сердце, да делать нечего»), в фильме он решил не губить дочь, но она осталась в лесу добровольно.
  • Нагадили посреди берлоги — если Марфушенька с матушкой были опозорены перед всей деревней, а разбойнички отхватили от Ивана люлей (было больно, зато хватило всем!©), то Баба-Яга разве что получила ступу на голову от Ивана. Учитывая её магические способности, снять транспортное средство ей не составит большого труда.
    • Бабу-Ягу (и играющего её Георгия Милляра) ждут в других сказках.
  • Связали и заткнули — в кульминации Настеньку привязывают к дереву.
  • Синдром Настеньки: тропнеймер, но стоит ли считать кодификатором — большой вопрос (см. обсуждение в соответствующей статье). Эта «забитая и безвольная» девушка может, если надо, и ведро на голову надеть. Почему она не решилась сделать то же самое мачехе (второй жене отца) — такой вопрос порождает изменившаяся мораль, так как в наше время уже почти нигде нет прежнего патриархального уклада с требованием глубокого почтения к отцу и матери, даже если кто-то из них не родной по крови или крут нравом.
  • Сирано — в этой роли выступает сам Морозко, когда показывает Ивану замороженную Настеньку, а после её оттаивания поспешно отступает за кадр задом наперёд.
    • Настенька подсвечивает: «Сосватал меня с Иваном, наградил богатым приданым».
  • Чудо одной сцены и стоп-кадровый бонус — белая белка.
  • Шутка-бумеранг:
    • Когда отец Настеньки робко пытается возразить супруге и та его грозно затыкает, он отвечает: «Молчу, молчу…» В конце фильма жена оказалась в дураках и уже сама ответила на обвинения мужа этой фразой.
    • Иван забросил дубинки разбойников в небо и сказал: «А вы, разбойнички, не беспокойтесь — глядишь, к зиме и упадут». И упали, как раз когда те же разбойники вновь пытались напасть на Ивана. «Мальчики, это же наши дубинки!» Да так ловко свалились — каждому из бандитов по башке.
    • При первой встрече с Боровичком Иван ему дерзко сказал: «Каждому кланяться — голова отвалится. Пусть тебе медведь в ножки кланяется!» Тот согласился: «Медведь мне будет кланяться, а согнётся твоя спина». Так и случилось — в наказание Боровичок наколдовал Ивану медвежью голову.
    • А аккурат перед этим Настя надела ему на голову ведро, чтобы он не убил медведицу. В конце фильма Иван таким же манером избавился от Бабы-Яги, надев ей на голову собственную же ступу.

Тропы вокруг фильма[править]

  • Аллюзия:
  • За себя и за того парня — Милляр сыграл не только Бабу-Ягу, но и дьяка-расстригу из банды лесных разбойников.
  • Камео — Оля и Таня Юкины отлично сыграли Олю и Яло в «Королевстве кривых зеркал» и тут же попали «по блату» в «Морозко» на маленькие роли деревенских девочек-близняшек, собирающих грибы. По уровню ангельской милоты
  • Проблема противоположных оценок:
    • Помимо бывшей СССР, фильм хорошо известен в Чехии и Словакии, где является одним из традиционных новогодних фильмов. А ещё раньше он получил Гран-при (!) XVII Венецианского кинофестиваля.
      • Тут ещё тропы От неприязни до любви и Корейцы любят StarCraft — в Чехословакии показывали фильм в рамках культурного обмена социалистических стран, и сначала их развеселило «надо же, русские сами себя показали такими дураками», они с удовольствием смотрели фильм на Новый год, а потом привыкли и полюбили его.
    • Американцы заклеймили «Морозко» худшим фильмом всех времён. Причин тому несколько — и незнание и непонимание русской культуры, и то, что фильм попал к американцам в весьма посредственном переводе, а заодно и угодил в культовую передачу Mystery Science Theater 3000, специализировавшуюся на смешных комментариях и раздувании ляпов дешёвого кино. В итоге такого знакомства, отзывы американских зрителей колеблются в диапазоне от «сценаристы наелись наркотиков» до «этот фильм — преступление против человечества!» и «сплошной ужас» в отношении всех сказочных существ в нём, включая не только Бабу-Ягу и её котика, но и Боровичка. Рейтинг «Морозко» на IMDB намного ниже, чем на Кинопоиске (6,5 против 8,0), причем поклонники фильма, не дающие западному рейтингу свалиться еще ниже, живут в основном в Европе. При этом людям, тесно связанным с миром кино, фильм как раз понравился — тот же Стивен Спилберг называет его предтечей многих киношедевров Голливуда.

Пара слов о первоисточнике[править]

Восточнославянская сказка «Морозко», лёгшая в основу фильма, была гораздо короче и с простым сюжетом. Там не было ни Бабы-Яги, ни Ивана, ни Старичка-Боровичка, ни разбойников. Соответственно, и больше половины событий фильма в сказке отсутствовали. Да и сам Морозко в фильме стал добрее. В первоисточнике этот Дед Мороз из славянской мифологии представлял собой недружественную силу, дух зимней стужи; в первоначальной версии ему приносили человеческие жертвы, и Снегурочка — это одна из тех девушек. Да, за хорошее поведение он мог наградить, но карал безжалостно. В сказке дочка (дочки) мачехи за грубость была заморожена насмерть. Сидящая под столом собачка выдала: «— Тяф, тяф! Старикову дочь в жёны возьмут, а старухиной дочери в мешке косточки везут!». И верно — в санях, которые прислал Морозко, вместо подарков мачеха нашла мёртвое тело. «Заплакала, заголосила, да поздно!». Так что в фильме Марфуша ещё отделалась лёгким испугом, да и три свиньи с хорошим пустым сундучком в хозяйстве очень даже пригодятся.

На этот мотив есть ещё несколько сказок:

  • Братья Гримм, «Госпожа Метелица» (нем. Frau Holle) — в немецких сказках зимним духом была женщина (как и Снежная королева датчанина Андерсена).
  • Владимир Одоевский, сказка «Мороз Иванович» — здесь заглавный герой тоже добрый и награждает ленивицу сосулькой.
    • Ужас у холодильника: сосулек было две, и одна — из замороженной ртути.
      • Возможно, дело в том, что во времена Одоевского (первая половина XIX века) о токсичности ртути ещё не знали? Каломель (хлорид ртути) тогда и вовсе была лекарством...
  • Николай Некрасов, поэма «Мороз Красный нос» — здесь заглавный герой тоже жесток, но, по сути, это лишь безразличие природы, которому поэт-лирик придал личностные черты.
  • Самуил Маршак, пьеса-сказка «Двенадцать месяцев» и её мультэкранизация (а также аналогичная переработка западнославянской сказки, сделанная Боженой Немцовой)
  • Александр Рудазов, составляя по славянской мифологии кроссовер «Преданья», вместо сказки «Морозко» выдал кошмар.
  • В мультипликационном телешоу «Мульт личности» была серия о постановке спектакля «Морозко». Злую мачеху играл Киркоров.

Игрофикация[править]

В 2000 чешская студия Bohemia Interactive Studio создала игровую адаптацию фильма в жанре «Русский квест» под названием Pohádka o Mrazíkovi, Ivanovi a Nastěnce. Она выходила в русской локализации, правильно цитировавшей фильм, и многие до сих пор уверены, что это был именно русский квест.

Понятное дело, сюжет фильма в игре раздули — больше всего заметно, что из истории с неудачным сватовством Марфуши сделали аж целую главу, причём самую длинную. Причём заметно выделяющуюся на общем фоне обилием разнообразных персонажей, включая художника-француза и цыганскую гадалку, повышенным градусом мистики (в сказке, да) и отсутствием стихов. И был один ляп — показанная в игре церковь имеет типично католическое убранство, даже органист есть. Очевидно, что разработчики рисовали привычный им костёл, не подумав.

Примечания[править]

  1. Получилась реальность — замерзающий человек на каком-то этапе перестаёт чувствовать холод.