Моральный вертихвост

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Face-Heel Revolving Door. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« — Я, конечно, за него, но я не против вас. »
Там, на неведомых дорожках… (Чумичка при необходимости выбирать между царём и Кощеем)
«

Болтом — гаечкой, волком — заечкой, Кем ты был, кем не был, Пойди разберись. Обернись. Стал овечкою, Встал со свечкою, Нынче бог тебе как фиговый лист, Типа чист.

»
— «Машина времени», «Брошенный Богом мир».
«

И наш девиз предельно ясен скоро станет тебе: Предай их всех, останься верен себе.

»
Канцлер Ги, «Кантри Бреган д'Эрт»

Это — школа Соломона Пляра, курс моральных танцев, вам говорят! Поворот налево, Поворот направо, шаг вперёд и два назад! Моральный вертихвост — это персонаж, совершающий один или более полный цикл поворотов направо и налево кругом за сюжет. То он за хороших, то он за плохих. Не путать с трикстером: вертихвост не шутит и не обманывает, у него на самом деле такие беспокойные тараканы в голове.

Обычно причины могут быть следующими:

  1. Персонаж как Британия, у которой «нет друзей, а есть лишь интересы». Ну, или убеждения. И не совсем его вина, что ситуация меняется слишком быстро, чтобы можно было их поддерживать, всегда находясь на одной стороне, и придерживаться при этом чёткого морального кодекса.
  2. Сверхманёвренность персонажа — явление скорее психического плана, и он слишком быстро меняет мнения и убеждения, чтобы следовать за кем-то одним или придерживаться чёткого кодекса поведения.
  3. По различным недобровольным причинам приходится метаться между всеми, кем только можно и нельзя, ради выживания.

Близкий троп — Хроническое спиннокинжальное расстройство. Сабж отличается от него тем, что не делает гадостей прежним союзникам, а просто перебегает.

Примеры[править]

Фольклор[править]

  • Чёрноюморный анекдот про подобного персонажа, который во время Гражданской войны умудрился по нескольку раз «менять цвета» — он перебегал от белогвардейцев к красноармейцам, от красноармейцев к махновцам, от махновцев снова к белогвардейцам, а оттуда — вновь к «краснопузым». Но на втором круге лафа закончилась: его сразу привели к Будённому, который на путанную и многословную речь мерзавца про «раздвоение личности», якобы заставляющее его постоянно всех предавать, ответил просто: «Мы, большевики, проблему раздвоения личности решаем по-своему: сабелькой!».

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • М. Е. Салтыков-Щедрин очень любил этот троп. Лишь несколько примеров:
    • «За рубежом»: "Я помню еще от лет детства, как наш сельский батюшка говаривал: всегда бывали господа и всегда бывали рабы, и впредь уповательно так же будет. Говорил-говорил батюшка, да вдруг пришел царь-освободитель и снял с рабов узы. И остался батюшка с носом. Но он не обиделся этим и, вынув из-за пазухи предику[1] на тему «любите други своя», воскликнул: «Совершилось дело прелюбезное и для всех сердец равно благопотребное!»
    • «Помпадуры и помпадурши»: «Сегодня, напялив мундир, он отправляется в собор поклониться Богу истинному, а завтра — только прикажите! — в том же мундире выйдет на лобное место и будет кричать: распни! распни его!»
    • «Пестрые письма»: «Когда требовалось мыслить либерально — он мыслил либерально; когда нужно было мыслить консервативно — он мыслил консервативно. Однажды он, по поручению, написал проект: „О расширении, на случай надобности, области компетенций“; а в другой раз, тоже по поручению, написал другой проект: „Или наоборот“. А может быть, и оба проекта разом написал…»
    • «Современная идиллия» — либералы, безымянный повествователь и его лучший друг Глумов, позаимствованный автором у Островского, страдают, т. к. наступила политическая реакция:
« И вот стали мы разбирать свое прошлое — и чуть не захлебнулись от ужаса. Господи, чего только там не было! И восторг по поводу упразднения крепостного права, и признательность сердца по случаю введения земских учреждений, и светлые надежды, возбужденные опубликованием новых судебных уставов, и торжество, вызванное упразднением предварительной цензуры, с оставлением ее лишь для тех, кто, по человеческой немощи, не может бесцензурности вместить[2]. Одним словом, все опасности, все неблагонадежности и неблагонамеренности, все угрозы, все, что подрывает, потрясает, разрушает, — все тут было! И ничего такого, что созидает, укрепляет и утверждает, наполняя трепетною радостью сердца всех истинно любящих свое отечество квартальных надзирателей!

— Да ведь этак мы, хоть тресни, не обелимся! — в отчаянии восклицал я. — Похоже на то! — как эхо, вторил мне Глумов. — Послушай! кто же, однако ж, мог это знать! ведь в то время казалось, что это и есть то самое, что созидает, укрепляет и утверждает! И вдруг — какой, с божьею помощью, переворот! — Мало ли что казалось! надо было в даль смотреть! — Но ведь тогда даже чины за это давали! — И все-таки. И чины получать, и даже о сочувствии заявлять — все можно, да с оговорочкой, любезный друг, с оговорочкой! Умные-то люди как поступают? Сочувствовать, мол, сочувствуем, но при сем присовокупляем, что ежели приказано будет образ мыслей по сему предмету изменить, то мы и от этого не отказываемся! Вот как настоящие умные люди изъясняются, те, которые и за сочувствие, и за несочувствие — всегда получать чины готовы!

»
  • Л. Н. Толстой, «Хаджи-Мурат». Главный герой сражается сначала вместе с Шамилем против русских, потом вместе с русскими против Шамиля, а под конец уже сам по себе против всех.
  • М. Булгаков, «Белая гвардия» — Тальберг же! Первым переходит на сторону любой установившейся в Городе власти, объявляя предыдущую «опереткой».
    • В сценической версии — «Днях Турбиных» — по авторскому замыслу Тальберг в финале, с подходом Красной армии, становился ещё и «пламенным большевиком». Но советскую цензуру такой вариант не прошёл бы (хотя в реале случаи бывали), и Тальберг в итоговой редакции поехал на Дон к деникинским добровольцам.
  • М. Шолохов, «Тихий Дон». Григорий после революции успел повоевать за красных, перейти на сторону белых, вернуться домой после их временного поражения на Дону, дорасти до командира дивизии в белом (формально — не совсем) Вешенском восстании, после разгрома белых, не сумев эвакуироваться из Новороссийска, стал красным командиром, а после демобилизации под угрозой ареста ушёл в банду.
  • В. Камша, «Тёмная звезда» и «Несравненное право» — принцесса Илана. В её оправдание можно сказать, что поворот налево она совершила, когда её личность и воля были полностью подавлены магией адептов бога Ройгу, а поворот направо — когда это воздействие оказалось случайно нейтрализовано, и после этого она внесла немалую лепту в расхлёбывание каши, которую заварила ранее. Однако за это время всё, что было дорого Илане, она закономерно потеряла, от неё отвернулись почти все, а срочно выданное на замену семейное счастье с Шандером Гардани выглядит таким натужным, что смотрится как плохой хороший конец.

На других языках[править]

  • Вальтер Скотт:
    • «Роб Рой» — из примечаний автора: "Уилтонский женский монастырь после его роспуска был пожалован графу Пемброку самовластным распоряжением Генриха VIII или его сына Эдуарда VI. Когда взошла на престол Мария Католичка, граф нашел нужным снова предоставить монастырь аббатисе и ее прелестным затворницам, что он и сделал с усердными изъявлениями своего раскаяния, униженно преклоняя колена перед весталками, приглашая их вернуться в монастырь и пользоваться землями, с которых он их согнал. Когда же на престол вступила Елизавета, граф опять «приспособился», принял снова протестантскую веру и во второй раз выгнал монахинь из их обители. Упреки аббатисы, напомнившей графу его покаянные речи, вызвали у него лишь тот ответ, который приведен в тексте: «Ступай и пряди пряжу, старая ведьма, пряди пряжу».
    • «Кенилворт» — еще одна иллюстрация к тому, как при Генрихе VIII, Марии I Кровавой, Елизавете I некоторые люди перебегали от католичества к протестантизму, потом обратно, потом снова к протестантизму :
« — Ну, после этих страшных историй, — сказал Майкл Лэмборн, — вряд ли стоит спрашивать о Тони Фостере. Раз у вас такое изобилие веревок, самострелов, указов об аресте и тому подобных прелестей, вряд ли Тони сумел от всего этого ускользнуть?

— О каком Тони Фостере ты говоришь? — спросил владелец гостиницы. — Да о том, кого звали Тони Поджигай Хворост, потому что он поднес огоньку, чтобы зажечь костер вокруг Лэтимера и Ридли[3], когда ветер задул факел у Джека Тонга и никто другой не хотел дать палачу огня ни из дружбы, ни за деньги. — Тони Фостер жив-здоров, — ответил хозяин. — Но вот что, родственничек, не советую тебе называть его Тони Поджигай Хворост, если не хочешь, чтобы тебя пырнули кинжалом. — Что? Он стал стыдиться своего прозвища? — воскликнул Лэмборн. — Ну, раньше он, бывало, похвалялся им и говорил, что ему так же приятно видеть жареного еретика, как и жареного быка. — Да, но это, куманек, было во времена королевы Марии, — ответил хозяин, — когда отец Тони управлял здесь имением аббата из Эбингдона. Но потом Тони женился на чистокровной прецизианке, и поверьте, что он сделался заядлым протестантом.

»
— Время действия романа — правление Елизаветы I.
  • Роберт Стивенсон, «Чёрная стрела» — сэр Дэниэл Брэкли, который ложится сторонником Ланкастера, а просыпается сторонником Йорка.
  • Лион Фейхтвангер, трилогия об Иосифе Флавии — главный герой. Местами даже дотягивает до другого тропа.
  • «Властелин Колец» — Боромир (хотя он пробыл на стороне Тьмы совсем недолго). С прикрученным фитильком, так как сказалось влияние Кольца.
  • Терри Пратчетт, Плоский мир — Шнобби Шноббс, педаль в пол. Его напарник пеняет ему, что во время войны он переходил на сторону противника, а на его возражение, что многие солдаты так делают, Шнобби получает резонную ремарку: «Но не семнадцать раз в течение одной битвы
    • Педаль в А’Туина: генералы приставляли шпионов к Шнобби, чтобы знать, на чьей стороне сейчас перевес в бою.
  • «Гарри Поттер»:
    • Малфои активно принимали ту сторону, которая обещала меньше кнутов и больше пряников. Впрочем, ни за одну из них они так толком и не сражались, исключая разве что Люциуса (главу рода) — да и тот делал это, мягко говоря, не всю жизнь.
    • Перси Уизли в пятой книге рвёт отношения с семьёй и занимает сторону Министерства, в шестой — после изменения политики Министерства в отношении Гарри вновь пытается наладить отношения с ним, в седьмой — сохраняет свой пост в новом, марионеточном правительстве, но в итоге всё же принимает участие в обороне Хогвартса.
  • «Песни Льда и Пламени»:
    • Теон Грейджой начинает историю как воспитанник вполне положительных Старков. Вернувшись к своему отцу, поддаётся на его подначки, возмечтав о подвигах великих, и начинает творить глупое зло. Попадает в плен к дому Болтонов и творит уже не глупое зло по приказу своего мучителя Рамси. Наконец, сбегает (помогая сбежать ещё одной несчастной пленнице), попадает в плен к храмовнику Станнису Баратеону и, находясь у него в плену, готовится к смерти и раскаивается во всём содеянном. Будет он жить или нет — автор ещё не сказал последнего слова. А вот шоураннеры сказали.
    • Сир Джорах Мормонт, необычайно верный рыцарь. Был верен и Эйерису, и Роберту, и Визерису, и Дейенерис, а может, и Лунатику.
  • Анджей Сапковский, «Сага о Рейневане» — Хайнц фон Чирне. Сначала воевал за крестоносцев, но потом, почуяв более лёгкую поживу, перешёл на сторону Табора. В финале трилогии Шарлей упоминает, что Хайнц командует обороной одного из захваченных гуситами силезских замков. А уже в послесловие автор говорит, что после Липан Хайнц фон Чирне снова переметнулся, обратно к силезцам.
  • «Князь Пустоты» — Мекеретриг сам характеризует себя тем, что «воевал и за Не-Бога и против». Пикантности ситуации добавляет то, что Не-Бог был пробуждён непосредственно в ходе Первого Апокалипсиса, с подачи самого же Мекеретрига, который в нём участвовал на стороне Консульта, т. е. сменить сторону нелюдь успел, уже срежиссировав Конец Света.
  • Гай Гэвриел Кей, «Гобелены Фьонавара» — оборотень-полубог Галадан. Переходит на сторону местного Тёмного властелина — Ракота Могрима — из-за несчастной любви, становится его правой рукой и записным апокалиптическим маньяком, раскаивается после поражения Ракота в битве на равнине Андарьен.
  • Нил Шустерман, Джеррод Шустерман, «Жажда» — Генри. Вертится, как вошь на гребешке: то он хочет дружить с главными героями, то он хочет перессорить их между собой, то пытается возглавить отряд, то ждет случая сбежать, то почти признается в любви Алиссе и хочет позаботиться о ней и ее брате, то сдает ее каким-то уголовникам.
  • Межавторский цикл «Война Паучьей королевы» — Халисстра Меларн. Предала Ллос в пользу Богини танца, а спустя некоторое время снова пытается вернуться под крыло Паучьей королевы. Ллос её приняла, однако выдала достойную награду.

Кино[править]

  • «Свадьба в Малиновке» — дед Нечипор, у которого под рукой всегда шапка-богатырка, и он её надевает или снимает каждый раз, когда в станице «опять власть меняется!» С прикрученным фитильком, потому что симпатизирует он всё-таки красным, а перед белыми и бандитами притворяется.
    • Тогда и Балясный — который тот же Нечипор в противофазе.
  • «Пираты Карибского моря» — капитан Джек Воробей в каждом фильме.
    • В «На Краю света» все главные персонажи предают друг друга и меняют стороны.
  • «Варкрафт» — Оргрим Молот Рока. Сначала поддерживает Дуротана, потом, не в силах представить союза с людьми, предаёт клан Северных волков, и в конце, узнав, что Гул'дан приказал пустить клан Северных Волков в расход, снова встаёт на сторону друга.
  • «Дивергент» — Питер трижды менял сторону, последовательно предав сначала Бесстрашных в пользу Трисс, потом Трисс — в пользу Джанин и, наконец, Джанин — в пользу, опять-таки, Трисс. Берите выше — в «Эллегенте», 3 фильме, он предаёт Трисс в пользу Директора. В четвёртый, мать его, раз!
  • «Гори, гори, моя звезда» — хозяин кинотеатра в исполнении Евгения Леонова. Простой фильм о несчастном случае озвучивает по-разному в зависимости от того, какая власть в городе: белая или красная.
  • «Человек с бульвара Капуцинов» — Гарри, хозяин салуна, то за синематограф, то против… «Неужели ты думаешь, что за твои жалкие десять долларов Господь будет терпеть твои колебания?!»
  • «Притяжение», «Вторжение» — Артём. В первой части из обаятельного хулигана превращается в одержимого злобой антагониста. Во второй части переосмысляет свои прежние поступки и в финале спасает Юлю ценой своей жизни.

Телесериалы[править]

  • «Десятое королевство» — субверсия. Волк сменил сторону всего один раз, но позже ловко притворялся.
  • «Гримм» — Шон Ренар. Вначале организовал покушение на тётю Ника, затем оказался союзником Ника, врагом королевских семей и членом Сопротивления, затем встал на стороне Адалинды против Ника, затем вместе с Ником похитил ребёнка Адалинды, затем перешёл на сторону Чёрного Когтя, воюющего против Ника и Сопротивления, затем перешёл на строну Ника против Чёрного Когтя. А что поделать: трудное детство, вместо игрушек — игры престолов. Тут не захочешь — станешь матёрым, опытным интриганом, у которого нет друзей, а есть интересы.
  • «Стрела» — Малкольм Мерлин, или же Тёмный Лучник, меняет свою моральную позицию почти в каждом сезоне. Таким образом, он побывал главным злодеем в первом сезоне, ушёл в отставку во втором сезоне, вернулся как антигерой в третьем. После того, как он был наказан за совершённые ранее действия командой Стрелы, стал драконом Главного Гада четвёртого сезона, а затем его кинул и помог главному герою. Ныне перешёл в соседний сериал «Легенды Завтрашнего Дня» и работает на Обратного Флэша. В финале пятого сезона снова вернулся, помог герою и совершил героическое самопожертвование.
  • «Зачарованные» — Коул Тёрнер (Turner — «поворотник»). Начинал как демон, но благородный, которого злые силы заставили творить зло, затем влюбился в одну из героинь, повернул направо кругом и лишился своей силы, затем помог победить главгада… и сам стал главгадом, но пытался отказаться и от этой силы ради возлюбленной — и был остановлен ею же, а позже ею же уничтожен. Затем воскрес ещё более могущественным антизлодеем, сделал ещё несколько па в мазохистском танго и самоуничтожился, но опять не до конца, и дальше мелькал вообще непонятно кем, но вроде не плохим.
  • «Викинги» — епископ-воин Хемунд. Вначале рьяно защищает Англию от викингов, затем сражается на стороне ненавистных ему викингов под командованием Ивана Бескостного против Бьорна, а после почти без раздумий переходит на сторону Лагерты.
    • Брат Рагнара Ролло тоже несколько раз менял сторону.
    • Почему никто не вспоминает Этельстана?
  • «Великолепный век»:
    • Нигяр.
    • Халиме — эталон этого тропа. Постоянно заключала «союзы» то с Сафие, то с Кесем, то с Хандан, оказывая всем сторонам конфликта мелкую помощь. На деле: преследовала личные интересы, пытаясь устранить конкурентов чужими руками, либо, наоборот, не допустить усиления одной из сторон. Впрочем, она и не скрывала того факта, что её союзы крайне кратковременными.
  • «Парни из стали» — Игорь Доценко. Вначале занимался мелким мошенничеством, был спасён протагонистом Рогом, снова сел в тюрьму, там его спас один из бандитских лидеров города — Череп, когда банда Рога «Сталь» начала набирать силу — убил Черепа, а когда Рог стал слабеть, а банда развалилась — переметнулся на сторону генерала Дранникова, за что был убит главгероем. Его девиз: «Я с тем, кто сильнее».
  • «Последнее королевство» — Этельвольд. Сын прошлого короля и племянник правящего короля Альфреда. Он был признан не подходящим для трона и считал себя оскорблённым. Постоянно интриговал, перебегал к датчанам и обратно, надеясь получить трон Уэссекса, который считал своим по праву. После смерти Альфреда убедил одного из олдерменов перейти на сторону датчан. К сожалению Этельвольда, олдермен прибыл на поле битву, но решил сражаться за Уэссекс, а убегающий с поля битвы Этельвольд получил удар в сердце от главного героя.
    • Отличный пример отстойной проработки персонажа. Уже в первом сезоне Этельвольд ясно понял, что с викингами сотрудничать нельзя, и примкнул к Альфреду, отказавшись от его убийства. Дальнейшая его линия — высасывание из пальца.
  • «Сотня» — Мерфи. Просто Мерфи. У него главная цель — выжить, а вот какими способами, уже не имеет значения. Хотя в дальнейшем он поднимает уровень доброты, но всё равно остаётся выживальщиком.

Мультсериалы[править]

  • Дискорд. Сначала был злодеем-троллем, творил хаос и беспредел. Затем под влиянием Флаттершай всё-таки повернул на сторону добра и стал проказничать не с целью всех поставить на колени (хотя были у его шуток и недетские последствия — см. двухсерийник начала 4 сезона). Потом был соблазнён Тиреком на то, чтобы высосать всю магию из эквестрийцев, однако затем Тирек его так же подло кинул и обезмагичил. Благородство Твайлайт, которая дала понять, что всё ещё видит в нём друга, заставило его окончательно раскаяться и вернуться на сторону добра, чтобы внести в разгром Тирека решающий вклад. В дальнейшем бог хаоса уверенно играл за светлую сторону силы, изредка пакостничая в силу характера.
  • RWBY: Илия Амитола, фавн-хамелеон. То тусуется с людьми ради получения образования, то становится убеждённой нацисткой и воюет против них на стороне убийц-террористов, то снова объявляет себя перебежчицей на сторону людей. Тараканы в голове у бедной девочки обнаружились здоровенные…
  • A.T.O.M. — мистер Ли.

Комиксы[править]

  • Вселенная Marvel — в комиксе «Гражданская война» эту роль лихо отыгрывает Питер Паркер. Сначала он решительно выступает против обязательной регистрации супергероев, заявляя, что не желает однажды обнаружить жену в объятиях осьминога. Позже, будучи закадрово переубеждён Тони Старком, первым изо всех героев снимает маску в прямом эфире и открывает всему миру свою настоящую личность. А ещё немного спустя, увидев, какими методами Тони и Щ. И. Т. под руководством Марии Хилл продвигают свою точку зрения, вновь переходит на сторону Капитана Америка.
    • При этом Питер каждый раз был абсолютно искренен в своих словах и поступках. Особенно интересно то, что, в отличие от фильма, в комиксе он не пятнадцатилетний пацан, который меняет точку зрения по три раза на дню, а взрослый женатый мужчина, потерявший дочь и названого брата из-за происков знающего его тайную личность врага.
      • Причём, как чуть позже выяснилось, дочь-то была жива, вот только стремясь исправить всё, что наворотил, Паркер ненароком стёр её из истории.

Аниме и манга[править]

  • «Наруто» — Учиха Саске в начале — сокомандник главного героя, затем на почве мести у него съезжает крыша. Спустя весьма продолжительный период времени он объединяется с Наруто, чтобы одолеть местное древнее зло. А затем снова сражается с ним, потому что решает захватить мир и устроить здесь всем тоталитарный режим. Сразившись со своим другом вничью, он признаёт свои ошибки и снова возвращается к родным пенатам как в моральном, так и физическом плане.
    • Ему ничего не стоит под предлогом мести за семью убить брата, через день поклясться уничтожить уже свою деревню в качестве мести за брата и вступить вместо брата в злодейскую организацию, через неделю начать с ней же бороться. Кое-как уделав злодейскую организацию и полдесятка её кукловодов, на пару с главным героем, объявить себя продолжателем идей брата-пацифиста, путём терроризирования всего мира шиноби — дескать я им такую жизнь устрою, что им не до войнушек между собой будет. Надо ли говорить, что после боя с ГГ он опять пересмотрел свои взгляды?
      • Да и после окончательного утвердившегося мировоззрения характер у него не сильно улучшился: сделал дочь, на 12 лет свалил в закат, при встрече со своим ребёнком не узнал её и чуть не зарубил.
  • One Piece — Нами в течение всей саги Ист-Блю.
    • Робин в принципе не привыкла доверять кому бы то ни было. Поэтому ответ на вопрос «На чьей же я стороне?» она искала ещё дольше Нами.
  • Fairy Tail — Минерва Орландо. Начинала свой путь в гильдии «Саблезуб» — далеко не такой ванильно-добренькой, как «Хвост феи», но без особых завихрений — и вела себя там как законченная стерва-садистка. После Игр переметнулась в тёмную гильдию, а оттуда попала к натуральным демонам «Тартароса» и превратилась в одного из них, чему и сама оказалась не рада. А когда демоническое гнездо зачистили, Минерва вернулась к массово подобревшим «Саблезубам» и по такому случаю тоже «перекрасилась».
  • Uchuu Senkan Yamato 2202: Ai no Senshi-tachi — Клаус Кейман, он же Ранхалт Деслер. Сначала предал экипаж «Ямато» в пользу своего дяди, Абелта Деслера, а затем наоборот, причём всё это в рамках одной серии.
    • Впрочем, это может быть и субверсией, поскольку не до конца понятно, думал ли на самом деле Ранхалт о присоединении к дяде, или всё произошедшее было лишь следованием плану, по итогам которого предполагалось вскрыть лидера сторонников диктатуры Деслера. Хотя сцена с Терезой и последующий разговор с Кодаем показывают, что всё-таки что-то такое у него проскальзывало.
  • Captain Harlock (2013) — Ямма начинает на стороне Гайи как внедрённый к пиратам агент, присоединяется к пиратам, узнав, что они планируют поспособствовать решению глобальной проблемы, потом возвращается на сторону Гайи, узнав, что на самом деле задумал Харлок, потом возвращается к пиратам, поняв, что Гайя-таки ещё хуже. С фитильком, так как ход мыслей персонажа не до конца понятен, возможно, он всё-таки был двойным агентом.

Видеоигры[править]

  • Mortal Kombat X и 11 — Эррон Блэк, который бегает с одной стороны на другую, что сам и признаёт в сюжетном диалоге с Джонни Кейджем.
    • Шанг Цзун же! В угоду выгоды.
  • Langrisser II (а точнее, её ремейки) — педаль в асфальт с Эрвином, который, при самом полном охвате сюжетных линий, проходит через следующую последовательность: начинает игру, помогая сторонникам богини света Луширис, затем кидает их в пользу империи Рэйгард, правитель которой желает захватить весь мир, прекратив, тем самым, все войны, затем проделывает тоже самое уже с имперцами и переходит на сторону бога тьмы Хаоса, а ещё чуть позже решает, что пошли они все нафиг, запиливает свою собственную фракцию и на пинках выносит все три вышеупомянутые стороны. Но при этом последний поворот он делает из благих побуждений: в конечном счёте это позволяет ему создать империю, в которой люди и демоны (ОЧЕНЬ друг друга недолюбливающие) более-менее мирно сосуществуют.
  • Star Wars: Knights of the Old Republic II: The Sith Lords: Эттон Рэнд. Сначала вступил в республиканскую армию, потом перебежал к Ревану, потом дезертировал и ушёл в контрабандисты, а по решению игрока вернётся либо на Светлую, либо на Тёмную сторону.
    • Сам игрок тоже может отыграть такого.
      • Что значит «может»? В первом KOTOR он вообще за того самого Ревана играет. А Реван, между прочим, сначала был светлым, потом тёмным, потом ему стёрли память и он вроде как снова стал светлым, а после, уже в процессе игры, ему предоставляется выбор: быть светлым, тёмным или вообще болтаться по всем цветам спектра туда-сюда как заблагорассудится.
        • Вполне можно с самого стирания памяти последовательно придерживаться Тёмной стороны. И даже Совету просто говорить, что он хочет услышать (реплики, схожие со «светлыми», но помеченные как «ложь»).
  • Цикл Legacy of Kain. Разиэль. Сначала был рыцарем из ордена Сарафан и истреблял вампиров. После смерти стал вампиром на службе у Каина и истреблял людей. После второй смерти начал мстить Каину и бывшим братьям и снова истреблял вампиров. Переместившись во времени и увидев, как убивают вампиров рыцари Сарафан, начал истреблять рыцарей (в том числе и молодую и ещё живую версию себя). Под конец снова пошёл на службу к Каину и стал его клинком (в буквальном смысле).
  • Серия Kingdom Hearts — Рику. Впрочем, всё это он оправдывал высокими целями и желанием защитить Кайри.
  • Witcher 3 — внезапно, таким оказывает Вернон Роше. Это последовательный борец с Нильфгаардской империей теперь готов заключить с ней союз. Ибо, по его мнению, Нильфгаард для Темерии меньшее зло, чем Радовид или Дийкстра.
    • Внезапно, Лютик, в качестве летописца деяний Геральта. Что бы не совершил Геральт во второй или третьей частях, какой бы не сделал выбор — Лютик всегда находит ему полное оправдание. Геральт убил Саскию? Увы, дракон был слишком сильным козырем в руках Шеалы и Филиппы. Геральт пощадил Саскию? Дык кодекс ведьмака запрещает ему убивать разумное существо. Геральт расколдовал Саскию?! Фанфары славному и отважному герою! И так в описании последствий всех квестов, где надо принимать ответственное и тяжёлое моральное решение.
      • Здесь с фитильком — это всё разные ветви развития сюжета, а наш троп — когда всё происходит в одной временной линии.
  • Trails of Cold Steel — Миллиум Орион в финале третьей части. Первоначально предаёт Класс 7 (своих лучших друзей) в пользу Осборна и Железнокровных (фактически, своей приёмной семьи), затем — перебегает обратно в Класс 7. После чего совершает ради них героическое самопожертвование, но при этом исполняя план Осборна (скорее всего — абсолютно осознанно).
  • Shadow the Hedgehog — можно отыграть сабж в чистом виде, благо что нелинейность и идиотский сюжет это позволяет. Убить солдат G.U.N. в глазах у Соника (он тогда закричит «Hey, stop!»), а потом перейти на сторону Блек Дума, чтобы, выполняя его же задание, перерастрелять его же солдат? Запросто! А потом на следующем уровне поиграть за хороших парней, а потом присоединиться к Эггману, потом снова присоединиться к Блек Думу и так далее.
  • Spore — педаль в пол — так как есть полная свобода действий. На одном этапе игрок может быть самым дружелюбным существом, заработав зелёную карточку. На следующем же стать безжалостным тираном, уничтожив в пух и прах все чужие племена и получив красную карточку. На этапах «Цивилизация» и «Космос» можно целиком и полностью влезть в шкуру Морального вертихвоста. Также стоит напомнить, что в «Космосе» есть возможность поменять свою философию.
  • Assassin's Creed Одиссея — можно и такого отыгрывать. Помогаем Спарте против Афин, поддерживаем Афины против Спарты, помогаем Спарте захватить Афины — и это только по сюжету! А так — если методично зачищать все возможные крепости-лагеря-поселения, то выгребать от наших действий будут обе стороны. Педаль в Тартар — это вообще побочный эффект от наших действий, в первую голову мы противостоим Культу Космоса.
  • Final Fantasy IV — Каин Хайвинд. За две части игры успел дважды сбегать на сторону Гольбеза (с прикрученным фитильком, потому что тот его контролировал, впрочем, Каин сам признает, что контроль базировался на его собственных стремлениях) и один раз на сторону Менад (уже с полной свободой воли).

Визуальные романы[править]

  • Valkyrie drive: Bhikkhuni: Манпукумару. Если Мана всех использует и кидает целенаправленно, то эта девушка гораздо проще. Лучший способ заставить ее шевелиться и драться — пообещать еду или большую сумму призовых очков… на которые покупается еда. Если Манпукумару приходит к выводу, что награда окупает сожжённые калории, она запросто идёт на любые сделки с любой валькирией. Порой это забавно, но в других случаях раздражает или откровенно вредит. Многих неприятных сражений можно было бы избежать просто потому, что все бои на острове нужно вести в режиме «двое на двое» (иначе нельзя использовать «импульс валькирии»). И к кому же в очередной раз обращается противница, когда ей для сомнительного дельца срочно нужен либератор или экстер? Правильно — к морально гибкой Манпукумару!

Музыка[править]

  • «Машина времени» — частый объект сатиры в песнях. В частности, можно вспомнить «Бурьян породил бурьян» или «Брошенный богом мир» (см. эпиграф). Макаревичу и самому перепадает такое обвинение.

Реальная жизнь[править]

  • Алкивиад. «Он бежал в Спарту, потом раскаялся и бежал снова в Афины, потом раскаялся в необдуманном раскаянии и снова бежал в Спарту, потом опять в Афины, потом к персам, потом в Афины, потом снова в Спарту, из Спарты в Афины. Он бегал как сумасшедший, развивая невероятную скорость и сокрушая всё на своём пути. Бесхвостая собака еле поспевала за ним и на пятнадцатом перегоне сдохла (412 г. до Р. Х.). Над ней стоит памятник, на котором спартанцы начертали лаконически: „Странник, я сдохла“. Долго ещё носился Алкивиад как бешеный из Спарты в Афины, из Афин к персам. Несчастного пришлось пристрелить из жалости». (Тэффи)
    • Это, конечно, художественное преувеличение, но исторический Алкивиад всё-таки был сабжем статьи. В 415 году до н. э. сбежал из Афин в Спарту (с которой должен был воевать), в 412 — из Спарты к персам (успев повоевать с Афинами на стороне Спарты), в 411 вернулся в Афины и одержал ряд побед над Спартой (в промежутке между которыми поехал в Персию с дружественным визитом, был там брошен в темницу, но бежал), в 406 покинул Афины и поселился в личной крепости с собственной наёмной армией, в 404 (когда спартанцы окончательно победили афинян) бежал в Персию и там был убит по заказу спартанцев.
  • Испанская средневековая эпическая поэма «Песнь о моём Сиде» основана на жизни реально существовавшего Родриго Диаса де Вивара, более известного как Эль Сид Кампеадор. И вот этот, реальный, в полной мере подходит под троп: служил кастильскому королю, что не помешало ему вместе с тогда ещё правившими частью нынешней Испании мусульманами устраивать набеги сначала на других мусульман, а затем и на христиан. После чего был изгнан и перешёл на сторону мусульман, на чьей стороне и воевал какое-то время. Затем снова переметнулся на сторону христиан и разбил вторгшиеся из Северной Африки войска мусульман, захватив огромную добычу. Это не считая более мелких эпизодов морального хвостокрутства. Впрочем, надо отдать ему должное: при всех сомнительных моральных качествах он был, по всей видимости, выдающимся бойцом, полководцем и умелым интриганом, ибо умер в почтенном по тем временам возрасте, будучи правителем Валенсии.
  • Генрих Наваррский, будущий король Генрих IV. Во взглядах, целях и договорах с союзниками был вполне последователен, но вот к выбору христианской конфессии подходил в точном соответствии с тропом («Париж стоит мессы» — его изречение). В течение жизни официально сменил религию пять раз, фактически же был почти атеистом, относившимся к религиозным противоречиям католиков и гугенотов как к досадной глупости.
  • Талейран. Просто Талейран. Достаточно сказать, что «Вовремя предать — это не предать, это предвидеть» из рязановского «Гаража» — на самом деле его фраза.
  • Андрей Кураев, «Церковь в мире людей». «В случае с Ельциным ситуация усугублялась ещё тем, что Ельцин есть величина переменная и зависимая. Ельцин, который общался с Патриархом, — это был один человек. Но Ельцин, который выслушивал советы Чубайса, был совершенно другой человек. Ельцин, при всей силе характера, человек легко управляемый. То есть тот, кто имел доступ к его уху, мог разворачивать его мнение на 180 градусов. Даже мне это удавалось. Поэтому я прекрасно понимаю, что когда Патриарх общался с Ельциным и касался вопросов социальной защиты, заботы о бедных, Борис Николаевич наверняка поддакивал: да, конечно, будем помогать. Потом приходил Чубайс и предлагал секвестрировать бюджет за счёт социальных расходов. И Ельцин опять соглашался…
Где-то за неделю до первых президентских выборов в 1991 году я увидел интервью Ельцина итальянскому ТВ. Журналист спрашивает: „Борис Николаевич, не кажется ли вам, что Православие с его традициями аскетизма, монашества — это то, что мешает России войти в общество рыночных отношений?“ Ельцин отвечает: „Это, конечно, сложность, но мы её преодолеем“. Второй вопрос: „Не кажется ли вам, что Православие с его традицией соборности, т. е. коллективизма, является препятствием на пути к демократическому обществу, где ценится прежде всего индивидуум?“ Ответ в том же стиле: „Трудность есть, но мы и её осилим“. Буквально через полчаса мне звонит Аркадий Мурашов — он тогда работал в команде Ельцина. „У Бориса Николаевича встреча с Патриархом назначена, и он интересуется, о чём ему с ним говорить? Можете что-нибудь предложить?“ Я отвечаю: „Знаете, уже полчаса как могу…“ На следующий день с утра еду в Белый дом, где пытаюсь объяснить Бурбулису, что неприлично, просто немыслимо ни в одной стране мира, чтобы кандидат в президенты обещал преодолеть „тяжкое наследие“ исконной религии большинства своего народа. Это что, демонстрация известного принципа „правительство отказало народу в доверии“? Через три часа прибывает в Белый дом Патриарх, и я уже официально его сопровождаю. Входим к Ельцину, и тот встречает Патриарха такими словами: „Ваше Святейшество! Тут вот некоторые говорят, что Православие и демократия несовместимы, так вот знайте: я с ними решительно не согласен!..“ После этого я за Ельцина больше не голосовал».

Примечания[править]

  1. Преди́ка — проповедь.
  2. Вероятно, отсылка к словам из Библии: «есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами, для царства Небесного. Кто может вместить, да вместит».
  3. Те самые, которых вспоминает Брэдбери в «451 градус по Фаренгейту»: «„Будьте мужественны, Ридли. …Божьей милостью мы зажжём сегодня в Англии такую свечу, которую, я верю, им не погасить никогда“, — промолвил Битти. …Человек по имени Латимер сказал это человеку, которого звали Николас Ридли, когда их сжигали заживо на костре за ересь в Оксфорде шестнадцатого октября тысяча пятьсот пятьдесят пятого года».

См. также[править]