Морализация облика

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Вариант карательного превращения с кармическим уклоном: некая магия «выворачивает» персонажей наизнанку, изменяя облик физический под стать духовному. Впрочем, только в редких случаях троп играется на стороне справедливости: обычно за морализацию тел отвечает некая безликая (возможно, злая) сила, которая скорее черпает вдохновение в поступках жертвы, чем реально стоит на стороне справедливости. Стоит также отметить, что «облик, сообразный душевным качествам» — вовсе не обязательно неприятен для носителя и безопасен для жертв. Может и наоборот получиться: был маньяк щуплым мужичком, а поплутав в каком нехорошем месте вышел двухметровой массой из ножей, щипцов и пил. И удачи вам теперь убивать это! Поэтому троп любят в хоррорах: тут и разнообразные концептуальные монстры, и боди-хоррор при превращении, и ужас героя перед собственной судьбой.

Близкие тропы — Зло уродует (но тут вовсе не обязательно быть именно злым, чтоб оказаться изуродованным, да и зло может быть весьма относительно) и Кармическая трансформация (там жестокого охотника могут превратить в оленя, тут — в гончую). Следует отметить, что превратить героя во что-то конкретное за нарущение очевидных и не очень табу — любимая тактика множества духов, а после и волшебников; однако тропом это не является. Троп получается там, где герой превращается в что-то сообразно своему «внутреннему миру», а не просто в наказание.

Примеры[править]

Общее[править]

  • Дракон, который некогда был человеком. В большинстве случаев называют причину его превращения. Например, жадность, или гнев, или гордыню.
  • Так же можно говорить и про оборотней, чьи обличия похожи по поведению или внутренному миру человека на тотемное животное этого человека.

Мифология и фольклор[править]

  • «Видение Страшного суда Христова, бывшее Григорию, ученику преподобного Василия Нового» — у праведников лица сияли подобно солнцу, или луне, или звездам, или блистающему снегу, или раскалённому металлу. Лица грешников были мерзко-чёрными, гнойными, землистыми, червивыми.
    • Там были ещё и «простые люди» — на Страшном суде они оказались наполовину чёрными, наполовину белыми, и Христос приговорил их поселиться на севере от Нового Иерусалима, места вечной радости праведников, и огненного озера, места вечных мук грешников. Одна из причин, почему это предание долго не признавалось и не везде признаётся сейчас православной церковью (нет в православном вероучении места для «не осуждённых и не помилованных», после смерти возможно причисление только к одной из этих двух категорий).
  • Похожее видение, явившееся во сне Иоанну Кронштадтскому, явленное ему Серафимом Саровским, описано в посвященном Серафиму Саровскому сборнике — советские безбожники, обреченные скитаться по безводной пустыне или быть мучимыми бесами, все как один отмечены выжженной на лбу красной звездой.
  • В разных мифах есть и такие превращения:
    • Например, древнегреческий миф об Арахне, превзошедшей в прядильном искусстве саму Афину. Вот только на конкурсном полотне дерзкая гречанка выткала любовные похождения Зевса, за что взбесившаяся от такого неуважения богиня разорвала ткань — чудо искусства, а саму ткачиху избила челноком. Не выдержав такого позора, Арахна повесилась, но Афина решила, что смерти для такой бохульницы будет мало, и превратила её в паучиху, чтобы непокорная девица ткала без остановки всю жизнь.

Театр[править]

  • С. Я. Маршак, «Двенадцать месяцев» — мачеха и ее родная дочка, всю пьесу то собачившиеся со всеми подряд, то по-собачьи заискивавшие с сильными мира сего, получив от Января шубы на собачьем меху, надев их, превратились в собак.
  • Карло Гоцци, «Зеленая птичка» — философ Кальмон, презиравший человечество, окаменел, когда изжил последние остатки чувств, считая их признаком порочного себялюбия. Надменная девушка Помпея стала сама себе кумиром, с тем же результатом.

Литература[править]

  • "Прогулки с палачом" Эдварда Радзинского - главный герой отмечает, что у фанатичных дам, посещавших казни врагов Революции, от постоянных злобных выкриков постепенно "стали лица фурий".
  • «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда — не сам герой, но его портрет карикатурно искажается в соответствии с моральным обликом юноши. А вот после уничтожения портрета все изменения переносятся на настоящее тело.
  • «Испод» Дмитрия Костюкевича — некий космический объект преобразует всех членов экипажа в разнообразных тварей сообразно их поступкам.
  • «Мастер и Маргарита» — намекается, что крем Азазелло работает примерно таким образом. Маргарита и её домработница Наташа, которые обе в глубине души отличались ведьминским характером, превратились в настоящих ведьм с магическими способностями, а скучный и нудный Николай Иванович с поросячьими чертами лица — в борова.
  • «Сотворившие себя» Владимира Чубукова — метафизический вирус работает именно так, преобразуя заражённых в монстров сообразно их моральным установкам. На эту тему даже комментарий автора есть.
  • «Грехи наши тяжкие» Евгения Лукина — тут начиная с некоторого момента облик стал соответствовать внутреннему.
  • «Тварь изнутри» Макса Далина — тут людей искажает лес. Хотя за основу берётся не столько телесная сущность, сколько отношение других людей: если с изменённым заговорить, как с человеком, он человеком и станет.
  • «Карнавал страха» Джорджа Кинга — тут за превращения отвечает именно суд, причём неправый.
  • «Место» Нестеренко — собственно, всё Место вокруг этого тропа и крутится, изменяя незадачливых пассажиров пропавших трамваев сообразно их личностям. Большинство становятся агрессивными монстрами, часть — монстрами неагрессивными, а просто тупыми и безвольными.
  • «Бумажный тигр» Соловьёва — клуб «Альбион». Трансформация его членов была настолько, скажем так, убедительна, что теперь само его название служит чуть ли не главной причиной для «гостей» Нового Бангора не объединять свои силы с целью познания последнего и/или не усердствовать в попытках сбежать с него.
  • У Александра Рудазова по этому принципу работают метаморфизм (первичная форма, т. н. фельги, отвечает твоим душевным качествам) и осатанение — разрежённая Тьма охотно вытаскивает наружу всю внутреннюю мерзость. Хотя влияют и другие факторы — в частности, если знать, что из колдунов получаются эг-мумии, то, если ты колдун, то одемоничишься именно в эг-мумию.
  • «Мефодий Буслаев» — с фитильком, когда Мошкин под воздействием чар начал видеть у своих товарищей иллюзорные хвосты зверей, вполне отвечающие их характерам: Мефодий — тигр, Дафна — лошадь, Ната — лисица, а Петруччо — обезьяна.
  • «Хроники странного королевства» — заклинание мэтра Алехандро работает примерно так.
  • «Нарния» — Юстэс заснул на драконьем золоте с драконьими мыслями и проснулся драконом. Причем сначала ему понравилось.
    • Возможно не он первый(это если умерший от старости дракон, к которому Юстэс влез в пещеру был заколдованным лордом)
  • Дункан Мак-Грегор, «Город плененных душ» — в этом городе каждый выглядит соответственно своей внутренней сущности, может даже поменяться пол. Город населен исключительно красавцами, так как плохие люди превращаются в чудовищ еще на подступах к нему.
  • «Та сторона» Владимира Чубукова — в зазеркалье всяк выглядит так, как он есть. Из-за этого местные обитатели похожи на разнообразных демонов. Впрочем, намеренно скрывать облик они тоже могут.
  • Р. Маккаммон, «Песнь Свон» — Маска Иова, сходя с человека, открывает его истинный облик. Добрые люди обретают ангельски прекрасные лица, а вот злые превращаются в порождения ночного кошмара. А вот с Шейлой Фонтана, почти по собственной воле примкнувшей к полковнику Маклину, пример без мистики — наркозависимость и тяжелая депрессия, развившаяся у нее после того, как на ее глазах убили грудного ребенка, вызвали у нее облысение и тяжелую болезнь кожи на нервной почве. Но стоило ей раскаяться в том зле, которое произошло, косвенно, по ее вине и довериться Свон, как постепенно к ней вернулась былая красота.
  • А. К. Клауз, «Кровь и шоколад» — Вивьен, когда впала в ГЭС, поняв, что именно из-за ее романа с простым смертным, оказавшимся охотником на оборотней под прикрытием, погибла вся стая, на некоторое время застряла в промежуточной форме между волчьей и человеческой.

Кино[править]

  • «Морозко» — «Не был бы ты невежей, не ходил бы с башкой медвежьей».
  • Star Wars — в самих фильмах в меньшей степени, а вот в сопутствующем творчестве неоднократно подчеркивалось, что злоупотребление использованием Силы может вызвать изменения на физическом уровне. В KotOR 2 этот эффект проявляется прямо. В оригинальных фильмах в полной мере можно полюбоваться на примере ставшего похожим на вареный коровий анус Палпатина/Дарта Сидиуса.
  • «Приключения Арслана» — охотник Шер, получивший от главзлодея заклятье жестокости, постепенно превратился в свирепого пса. В то же время жертвы других заклятий: лжи, хитрости, лени и т.д., внешне не менялись.

Мультфильмы[править]

  • «Барби: Сказочная страна Мермедия» — ягоды, проявляющие внутреннее «я». Одну подсунули главзлодейке.
  • «Барток Великолепный» — таким же образом действует зелье, сваренное Бабой-Ягой.
  • Красавица и чудовище же!
  • «Дракон» — победитель дракона становится драконом, если им руководили жажда славы, наживы или охотничий азарт. Главный герой, желавший только освободить свой народ, в финале, поддавшись было алчности, вовремя сообразил, что к чему, хотя процесс морализации облика уже был запущен.
  • "Князь Владимир" - с фитильком на примере Кривжи: он и раньше выглядел довольно хищно и отталкивающе, но окончательный переход морального горизонта мало того, что в одночасье состарил его лет на тридцать, так ещё и даровал ему весьма пугающую внешность.

Комиксы[править]

  • Charby the Vampirate — проклятие, которым Кавонн наградил Ла Бэлль, приводит её внешний вид к соответствию с моральным обликом. К его удивлению, проклятая вэльфийка сначала в чудовищном виде достойно сражается, а потом показывает неожиданно героические черты характера, благодаря чему и просыпается красавицей.
  • «Черепашки-нинздя» — во многих версиях мутаген пробуждает в человеке именно его внутреннюю сущность. Потому-то Бибоп и Рокстеди и превратились в кабана и носорога соответственно.
  • Красный Череп, возродившись в клонированном теле Стива Роджерса, провернул хитрую многоходовую комбинацию по дискредитации и уничтожению Капитана Америки, завершающим штрихом которой должна была стать порция Пыли Смерти в лицо Роджерсу, но использованный им в качестве марионетки коллега Капитана в последний момент сообразил, что творил все это время, и толкнул злодея в выпущенное им с сигаретным дымом облако отравы. Иоганн Шмидт, как ни странно, не умер, но кожа на его голове облезла, превратив ее в красный череп.
    • Много лет спустя после неудачной попытке возродиться в возвращенном из временной петли теле Капитана Красный Череп был уничтожен в теле робота, взрыв которого опалил до состояния красного черепа голову его начисто отмороженной дочери, Синтии.
  • Grimm Fairy Tales:
    • 15-й выпуск — трое молодых уголовников-неонацистов (перенеслись в сказку «Три поросёнка») и превратились в человекоподобных свиней. Не говоря уже о том, что это пацаны с раёна, свиные морды сделали их выглядящими мерзко и жутковато.
    • Еще в одном из выпусков Шейла дала школьной альфа-суке, отвергшей влюбившегося в нее ботаника за родимое пятно на видном месте, почитать сказку про Короля-Лягушонка. В сказке принцесса отвергла уродливого по ее мнению лягушонка, фактически убив его броском об стенку колодца, и он вернулся за ней в виде прекрасного принца, но по дороге в его замок она неосмотрительно выпила воды из того самого колодца, на что он и рассчитывал, и превратилась в гигантскую уродливую лягушку, после чего принц и Железный Генрих запечатали ее в колодце. Альфа-сука же никаких выводов из сказки не сделала и, попив воды из школьного фонтанчика для питья, вся покрылась бородавками.

Аниме, манга, ранобэ[править]

  • Speed Grapher — местное «исполнение сокровенного желания» работает крайне близко к тропу, давая пользователю возможность превращаться в антропоморфную (или не очень) тварь со сверхспособностями, причём и облик, и способность связаны с тем самым «желанием».
  • Berserk — внешность Апостолов часто отражает их желания. Особенно прямо это демонстрирует Зародыш идеального мира, ставший живым яйцом (точнее бехелитом) с конечностями. Его желанием и было стать «яйцом» нового, совершенного мира. Через него Гриффит возрождается в материальном мире.

Видеоигры[править]

  • Resident Evil 6 — троп упоминается, когда головорез Карлы Радамес подстреливает Симмонса дротиком с усиленным штаммом К-вируса, отчего тот начинает мутировать в биологического трансформера. Вскоре после этого Карла звонит Симмонсу по мобильнику и издевательски сообщает, что всего лишь «сделала его таким же монстром снаружи, каким он был внутри». Впрочем, Симмонс отплатил ей той же монетой, послав за ней киллера, и умирающая Карла использовала последний дротик на самой себе, тоже приведя свою внешность в соответствие со «внутренностью» (конкретно, судя по результату — с кашей в голове).
    • В «Chronicles» Вескер теоретизирует в одной из записок, что мутации от вируса неслучайны и зависят от личности носителя. Так Сергей Владимир (Настоящий Полковник, выкинутый на мороз по случаю развала СССР) буквально разодран изнутри шипами и, по мнению Альберта, представляет собой «картину страданий».
  • Fable — характер героя накладывает отпечаток на его внешность, вплоть до того, что при максимально добром прохождении появляется нимб, а при максимально злом — рога.
  • Mass Effect 2 — если вы будете корчить из себя отступника, то шрамы будут расти и приобретать красное свечение, а при выборе героических — затягиваться и исчезать.

Настольные игры[править]

  • На плане Звериные Земли в сеттинге «Planescape» с людьми происходит нечто подобное. Например, гордый и благородный воин может обнаружить, что у него появился орлиный клюв, а ловкий и пронырливый вор — что у него растёт крысиный хвост или кожа покрывается змеиным узором.
  • «Равенлофт» — со многими Тёмными Владыками произошло именно это.
    • Сёстры Майндфиск из домена Тепест после перехода морального горизонта из красивых девушек превратились в старых, уродливых ведьм.
    • Альфред Тимоти, родившийся вервольфом (то есть человеком, способным превращаться в волка) ненавидящий людей и предпочитающий облик получеловека-полуволка, при сильных эмоциях возвращается к своему исконному человеческому облику.
    • Жаклин Ренье из домена Ришмюло, эффектная женщина, следящая за своей красотой, превращается в человеко-крысу перед тем, к кому испытывает любовь.
    • Иванка Борици из Борки, роковая красавица и подлая отравительница, во сне меняет облик, её кожа становится серой, с сеткой чёрных вен, а язык удлиняется и чернеет.
    • Франтишек Марков, садист и мучитель животных был проклят возможностью принимать любой облик кроме человеческого (однако проклятие не распространяется на его голову, которая таки остаётся человеческой всегда). Поэтому обычно Франтишек предпочитает тело гориллы, позволяющее ему ходить на двух ногах и носить человеческую одежду, скрывая свой истинный облик.
    • Диамабель, тёмный владыка Фаразии и религиозный фанатик, мечтавший стать богом, действительно после смерти превратился в могущественное ангелоподобное существо… до заката, когда превратился уже в отвратительного демона. С тех пор, каждую ночь Диамабель проводит в демоническом облике.
    • Владычица Озера когда-то была прекрасной сиреной, но, перейдя моральный горизонт, стала выглядеть, как отвратительная утопленница.
    • Небожительница Изольда, нарушившая приказ своего повелителя и проникшая в Равенлофт в погоне за могущественным инкубом, превратилась в обычную (но весьма крутую) человеческую женщину.
  • Vampire: The Masquerade — проклятье клана Гангрел: впадая в Ярость, вампир накапливает звериные черты — от волосатых кистей рук и светящихся глаз, как у Беккета, до копыт и моржовых бивней.
    • Четвёртая точка их клановой Дисциплины, Превращения, позволяет превращаться в зверя. Обычно они ограничены обликом волка и летучей мыши, но не обязательно — вместо волка может быть шакал или даже огромная крыса, это зависит от места обитания вампира. Гангрелы таких ограничений не имеют — их звериный облик зависит от личности самого гангрела.