Монстровая жизнь монстров

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Ах, какое прекрасное утро! Как приятно квакают лягушки, радуясь проливному дождю! Так, что у нас на завтрак? Чай из болотной тины с соплями мертвеца, крылышки летучей мыши под мусорным соусом, а на десерт — слизни в шоколаде. Ммм, объедение! Что ж, пора на работу — возле пещеры Гарри Тошнотника опять завелись люди, придётся распугивать. А потом заглянуть к парихмахеру — змеи снова начинают лезть в глаза, неудобно.

Собственно, этот троп — о том, что всякие вампиры, гоблины, чужеродные чудовища и прочая нечисть одновременно сравниваются с нами и противопоставляются нашей эстетике. Эй, это же не дикие животные — они тоже могут испытывать все человеческие чувства и потребности, ходить по магазинам, сплетничать, платить налоги, в конце концов! Долой расизм, они не ужасные! Они просто… другие. То, что мы считаем нарочито отвратительным, тревожным, связанным с болезнями, смертью и тому подобным, для них так же естественно и приятно, как для нас — стихи Пушкина или аромат роз. Иногда, но не всегда, бывает и наоборот — что человеку хорошо, то монстру «фу, гадость».

Разумеется, отыгрывается это шутки ради и затрагивает далеко не все аспекты быта — например, человеку и монстру обычно одинаково нравятся новенькие спортивные автомобили, пусть даже в их дизайне могут быть некоторые различия. И ещё специфика данного тропа в том, что он лучше всего работает с выжатой до упора педалью и в комедийном произведении.

В монстровую жизнь обычно входят карательная кулинария, смесь пейзажных гуро и порно, мультирасовое общество со всеми вытекающими, характерные и тому подобные имена, чёрный юмор и многое другое.

Примеры[править]

Театр[править]

  • Генрик Ибсен, «Пер Гюнт» — так живут местные тролли и прочая нечисть. Точнее, так их жизнь выглядит человеческими глазами, сами же тролли видят безобразное прекрасным.

Литература[править]

  • Клайв Степлз Льюис, «Письма Баламута»/«Письма из преисподней». Чтобы до людей дошла мораль, автор воспользовался нашим тропом и описал демоническую жизнь демонов.
  • Р. Л. Стайн неоднократно использовал этот троп. Педаль в пол утапливает цикл «Кошмария».
  • Дмитрий Биленкин, «Адский модерн» — с прикрученным фитильком, но всё же оно самое, ибо, хотя Ад и идёт в ногу со временем, по намёкам ясно, что раньше он всецело был таковым, да и сейчас некоторые элементы сохранились.
  • Нил Гейман — «Недозволенные невесты безликих невольников в безымянном доме ночью ужасного хотения».
    • К слову, его же «Я, Ктулху».
  • Роберт Асприн, цикл про корпорацию М.И.Ф. — возможно, с фитильком, но быт существ из других миров вполне подходит под троп. Чего там только нет… Впрочем, иногда выросшего в средневековье протагониста поражает что-то, для жителя современного мира совершенно обыденное… но бывает и ровно наоборот. И да, иномирцы, разумеется, не монстры, но за пределами своих измерений их называют демонами — сокращённо от «демонстратор измерений».
  • Роберт Шекли, «Бухгалтер».
  • Андрей Столяров «Изгнание беса» — те, кого считают бесами, должны есть весьма неаппетитные блюда и дышать парами серы. Инверсия в том, что как раз отказ от подобных процедур ведет к появлению копыт, фасеточных глаз и прочих демонических атрибутов.
  • Метавселенная Рудазова — в широчайшем ассортименте. Чаще всего в главной роли опять-таки демоны: вот маленького маскима в Лэнге отчитывают, чтобы «не смел кормить мою еду своей едой!», вот адская чертовка сдаёт экзамен на второй ранг, чтобы получить вместо койки в общаге комнату в коммуналке… Не отстаёт Парифат, в особенности Цитадель Бельзедора, и многие из миров, посещённых протагонистами чисто проездом.
  • Валентина Соловьёва, « У привидения день рождения». Жизнь духов описана как нечто довольно обыденное. Монстры ходят на работу, обзаводятся семьями и т. д.

Кино[править]

Семейка Аддамс, естественно.

Фанфики[править]

Мультфильмы[править]

  • Шрек и другие огры. Причём здесь троп сыгран сразу двумя способами — «мы же страшные чудовища, так положено» и «я искренне считаю это приятным».
    • Но вот глазные яблоки Шрек кушает, видимо, монстрячьи, а не человеческие: авторы настаивают, что этот огр никогда в жизни не съел ни одного человека.
  • Hotel Transylvania — сленг, сказочки, блюда… Педаль в асфальт — у них даже многие бытовые предметы являются монстрами!
  • «Корпорация монстров» — может быть, не так ярко, как в предыдущих примерах, но таки оно самое.
  • «Кошмар перед Рождеством», а также «Труп Невесты» и «Битлджус» (пополам с «загробный мир обыкновенен») — в общем, Тим Бертон любит этот троп.
  • Дилогия «Чертёнок № 13» про чертей-учеников.
  • «Смоллфут» - о жизни деревни тибетских йети, где не верят в "смоллфутов" (то есть обычных людей).

Мультсериалы[править]

  • «Настоящие монстры».
  • «Дракулито-вампирёныш».
  • «Настоящие охотники за привидениями» — в одной из серий персонажи попадают в мир привидений, полностью соответствующий тропу. Там даже есть их собственные аналоги — охотники на людей.
  • «Малыши-динозаврики»: в одной серии герои встречают семейку дружелюбных подземных дракончиков. Вот только они любят есть слизней, в результате чего главных героев мутит и подташнивает (а у драконов такой эффект достигается лицезрением того, как герои-динозавры едят доисторический аналог кокосов).
  • Monster High: вся эстетика мира, где живут монстры, начиная от неизменных изображений черепов и паутины в архитектуре и заканчивая торчащими из мороженого щупальцами. Где-то вполне понятная и даже эстетичная, где-то — вызывающая лёгкий т. н. кринж.
  • «Охотники на драконов»: весь эпизод «Эта драконья жизнь» как раз-таки об этом. Выданы исчерпывающие ответы на вопрос, почему дракончик Гектор продолжает жить с людьми.
  • «My Pet Monster» — Монстрик питается мусором, в его родном мире люди считаются страшными чудовищами, ну и всякое такое.
  • «Время приключений» — более светлый пример. Скажем, в Конфетном Королевстве буквально всё, от зданий и техники до самих жителей, сделано из кондитерских изделий.
  • «Вампирина» — тутошние монстры любят жить в домах со скрипучим полом, паутиной и пылью (у них имеется даже пылесос наоборот, который разбрасывает пыль). Хранят на чердаках проклятые вещи и артефакты. А также у них в одной серии был показан лимонад, который делали из маринованных огурцов и ингредиентов, название, которых автор правки не помнит, но явно не подходящих для обычного человеческого лимонада.
  • «Супермонстры» — Питчфорк Пайнс. Город как город, но ночью часть жителей обретает внешность монстров, которыми являются.
  • «Черный Плащ» — будничная жизнь семьи Морганы.

Телевидение[править]

  • Маззи. Биг Маззи-ай-лайк-клокс. Монстрящный инопланетянин из видеоуроков английского языка 80-х годов (в оные времена был тем ещё мемом) ходит по городу, изучает язык аборигенов планеты и попутно поедает предметы, включающие в себя мелкую механику, вроде парковочных автоматов. Особенно любит часы.

Комиксы[править]

  • Yet Another Fantasy Gamer Comic — львиная часть сюжета посвящена жизни D&D'шных монстров в пещерах.
  • Unspeakable Vault (of Doom) — затейливое житие лавкрафтианских богов и пришельцев. Например, Ктулху очень любит своих многочисленных почитателей, но сугубо как вкусняшки или иной полезный ресурс, чьей разумностью можно смело пренебречь.

Аниме и манга[править]

  • «АоОни» — четвёртая серия рассказывает нам про то, как протекают будни того самого Синего демона, который убивает персонажей в оригинальной игре. Ничего необычного: подъём на рассвете, рубка дров голыми руками, завтрак (со свежим глазом Такеши), патрулирование особняка, отладка работы замко́в и загадок (должны же жертвы умереть комфортно, мы же не звери), обед с друзьями (нет, лучше не спрашивайте, из чего)… Обычная рутина.
  • «Хладнокровный Хоодзуки» — повествует о нелёгких трудовых буднях и редких минутах отдыха работников японской адской бюрократии. Со специфическими штрихам, среди которых выращивание рыбок-цветов и конкурс на их лучший вопль — милые хобби.
  • «Ногами Нейро — детектив из Ада»: да, демоны тоже любят поесть. Только едят они загадки, а не пищу. Да, у демонов тоже есть розовый цвет. Только называется он «цвет сырого мяса»… Да и вообще, большая часть того, что рассказано об Аде, подходит под троп; правда, непонятно, что из этого — правда, а что — троллинг Нейро.
  • Monster Musume — манга в жанре гарем так и переводится, как «Повседневная жизнь с девушками-монстрами».
  • «Лазарет Хитоми-сенсей» — инверсия. Это манга о параллельной Японии, где у всех людей либо с рождения, либо с подросткового возраста вылезает какая-нибудь особенность. Главная героиня, школьный врач Хитоми-сенсей — циклоп, её помощница — полурастение с зелёными волосами и фотосинтезом вместо завтрака (и однодомное), среди учеников есть девочка с длинным языком (320,5 см, они померили), вечно разваливающаяся на куски девочка-зомби, две подруги, которые растут в разные стороны (одна уже три метра ростом, вторая меньше одного), девочка с большими крыльями (и не меньшей мизантропией), ужасно застенчивая девочка-невидимка, среди персонала школы — учительница с живыми волосами, учитель с четырьмя руками, учитель, волосатый как йети оказался красавчиком, когда побрился к лету — и это далеко не полный список только из первого тома. Весь этот зоопарк дружный коллектив живёт обычной жизнью, ходит в школу, влюбляется, ревнует, бродит по магазинам (я возмущена, почему у вас так мало циклопьих очков?!) и на удивление неплохо ладит друг с другом.

Видеоигры[править]

  • «Космические рейнджеры» — чего только стоит признание в любви одной пеленгской даме: «Вы пахнете, как нежно-зелёный комочек тины на девственной глади болота в предрассветной мгле».
  • Undertale — тоже частенько используется. Чего стоят только паучья выпечка и паучий сидр. Приготовленные из пауков. Для пауков.
  • Интересно обыграно в игре The Sandman пополам с тропом Правда о слоне: сначала главная героиня путешествует по замку Дрёмы, где может умереть тысячей способов (например, хлебнув жуткого вида отравленного супа). Потом она встречает самого Дрёму… который её игнорирует и бежит сломя голову мимо неё. Но уже потом, после прохождения главной сюжетной линии, нам наконец-то удаётся узнать, что всё это время и Дрёма не такой был страшный, что и у него была куча проблем — не спал чёрт его знает сколько. А то, что для главной героини было смертельно, для Дрёмы и его товарищей — вполне обыденно, да и суп вполне вкусный.

Реальная жизнь[править]

  • Для хищных млекопитающих приятен запах разложения белка (подтухшее мяско… ммм). Так что города гипотетической цивилизации разумных хищников для человека будут просто омерзительно вонять. По крайней мере, в заведениях общественного питания вместо привычного запаха лесного пожара (м-м-м, шашлычок).
    • Чувство вкуса у хищников выражено куда слабее, чем у человека. Вспомните, как сильно пахнет кошачий корм, который, по идее, должен быть привлекательным для кошек, и представьте себе, что вообще все блюда будут такими.