Молодёжная антиутопия

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Какая же шаткая система, если её может разрушить пригоршня ягод! »
Китнисс Эвердин в разговоре с президентом Сноу. Самоирония, однако...
Podrantiutopia.jpg

Что будет, если антиутопию напишет МТА, не разбирающийся в политике, социологии, экономике, истории и военном деле? Получится отчаянно косящее под оную, причём неудачно… поделие, которое прочтут через силу три с половиной критика и выбросят в мусорную корзину, после чего направят нашему молодому и талантливому письмо с просьбой заняться чем-нибудь полезным. А что будет, если МТА решит сделать главным героем данного произведения подростка, борющегося с системой? Получится молодёжная антиутопия, которую прочтут миллионы школьников по всему миру, у неё появится свой фэндом и даже экранизация. Почему так вышло?

После того, как отгремел «Гарри Поттер» и выжимать из франшизы стало нечего, на рынке подростковых литературы и кино образовался вакуум. Однако пример Роулинг доказал, что, удачно попав в жилу читательского/зрительского интереса и верно выбрав ЦА, можно прославиться и нажить целое состояние. Главное — выбрать верную маркетинговую стратегию и не ошибиться с целевой аудиторией. Беда лишь в том, что большинство из тех, кто взялся за это дело, не обладали даже сотой частью таланта Дж. Роулинг, а от профессионализма этих «экономистов» экономисты-первокурсники немедленно падают в гробы и начинают в них вертеться.

В итоге вакуум заполнился легионами произведений о противостоянии героя-одиночки безжалостной системе. Казалось бы, хорошая завязка… Вот только герой-одиночка прост, как кусок картона, а система на поверку оказывается «бумажным тигром», падающим с первого же пинка. Вкупе с общей нехваткой писательского таланта — как результат, получается легион малоосмысленных, однообразных и довольно примитивных произведений.

А зачем авторам усложнять себе жизнь? Всё равно юным падаванам, их основной целевой аудитории, серьёзная антиутопия, вроде «1984» или хотя бы «451 градус по Фаренгейту», неинтересна и не нужна. А почитать про увлекательные приключения себе подобных в мрачных декорациях антиутопии, про близкий подростковому сердцу бунт против системы — это всегда пожалуйста. Народ «проглотит» на ура, и нелогичность сеттинга вкупе с отсутствием обоснований здесь мало кого волнуют.

Пионером окучивания умов молодёжи стали «Голодные игры», в сущности, калька с «Королевской битвы». За ними последовали «Дивергент», вторичный даже по отношению к вторичному жанру молодёжной антиутопии, ну и, наконец, «Бегущий в лабиринте», утопивший педаль в асфальт.

Обычно (но не обязательно, хотя исключений пока не обнаружено) по совместительству являются декоративными антиутопиями.

Основные черты (и недостатки)[править]

  • Главный герой (героиня) — обязательно подросток от шестнадцати до восемнадцати лет, подчёркнуто «не такой как все», хотя ничего особенного в нём/ней, в сущности, и нет. Данный парадокс нужен для того, чтобы, с одной стороны, позволять ЦА ассоциировать себя с ГГ, а, с другой, объяснить, какого чёрта, собственно, все так хотят главного героя прикончить/привлечь на свою сторону/затянуть в постель.
  • Главный герой обязательно противостоит некой системе: государству или корпорации. Если антагонист — государство, то построено оно будет на самой бредовой социально-экономической модели, которую только сумеет вообразить себе человеческий разум. Недоверие подавляется при помощи массы деталей, но получается не всегда. Если антагонист — корпорация, то своих целей она будет добиваться самым дурацким, самым затратным и самым долгим способом.
    • Панем из «Голодных игр» можно назвать апогеем подобного безумия. Двенадцать дистриктов удерживаются в повиновении кучкой разряженных в пух и прах гламурных подонков (нет, за них не воюет армия роботов, ибо в сеттинге действует запрет на трансгуманизм). При этом местная армия набирается, судя по всему, в основном из Второго Дистрикта. Что мешает Второму захватить Капитолий, совершив военный переворот? Ну так ведь тогда Китнисс погеройствовать не сможет! В повиновении дистрикты удерживаются при помощи битвы на выживание, куда отбираются по два случайных ребёнка из каждого дистрикта. И якобы именно это не даёт жителям дистриктов бунтовать. Но когда убивают малолетнюю участницу игр (а зрители с самого начала в курсе, что либо её убьют, либо эта девочка убьёт остальных), начинается бунт. А если два последних участника решат отравиться, чтобы не убивать друг друга, система рухнет. Правила меняют на ходу, но организатора игр за это убивают. Логика? Не, не слышали.
    • Город в «Дивергенте» основан на ещё более странной системе. Общество поделено на Фракции (касты) военных, учёных, чиновников-судей, крестьян и непонятных личностей, которых все кличут «убогими», но они почему-то данным обществом управляют. Для определения, в какую Фракцию попадёт человек, проводят специальный тест, однако потом можно выбрать Фракцию самому. Зачем так сделано? Да кто ж знает.[1] Люди, не подошедшие ни одной Фракции, становятся Изгоями и сбиваются в группировки, создавая своё теневое общество. Только что вы прослушали краткий курс «Как государству создать себе внутреннего врага на ровном месте». Не говоря уже о том, что в нормальном обществе количество занятых в каждой отрасли более-менее отвечает потребностям этой самой отрасли, а не желанию левой пятки каждого из членов общества, и уж тем более не может быть одинаковым для всех отраслей.
    • Корпорация «ПОРОК» из Бегущего в Лабиринте, по всей видимости, страдает переизбытком ресурсов, а потому для того, чтобы выяснить, почему некоторые подростки имунны к зомби-вирусу… строит сеть гигантских механизированных лабиринтов размером с город (!!!), искусственно выводит целый кибернетически-биологический вид Гриверов. И всё для того, чтобы отправить в эти Лабиринты кучку подростков со стёртой памятью, которые должны будут из Лабиринтов выбраться. Каким образом социальный эксперимент может помочь выявить биологические особенности организма — загадка, покрытая мраком.
      • А по крайней мере в фильме героев пугают виртуальной реальностью, благодаря которой те вырабатывают препарат даже еще лучше, чем в лабиринте. СМЫСЛ??? Сдох ваш смысл в мелких судорогах!
    • Справедливости ради, для «классических» антиутопий внятная политико-социально-экономическая модель тоже абсолютно не характерна — ибо все силы государства направлены на то, чтобы показать, какое оно злое и тоталитарное, даже во вред собственному тоталитаризму. Ибо антиутопия — это пускай и «тёмная», но «утопия», то есть всё равно сказка, пускай и страшная. Важным отличием является то, что система «взрослых» антиутопий, при всей возможной бредовости, направлена на то, чтобы иметь полное господство, чтобы на каждое потенциальное «ага» персонажа у нее было наготове или почти наготове своё бесповоротное «увы». А здесь система устроена таким образом, чтобы рушиться просто от того, что главный герой «не такой», без внятного объяснения, что это «не такой» значит и как именно это помогает ему победить систему.
  • Всё повествование, все проблемы мира неизбежно крутятся вокруг Главного Героя. Других конфликтов и проблем в придуманном мире ужасного будущего нет. Единственным занятием злодеев, от шестёрок до президентов, является охота за Главным Героем и всяческое вставляние ему палок в колёса.
  • Обязательный Чудовищный Катаклизм, случившийся до событий книг/фильмов, причины которого не поясняются и, в общем-то, не важны. Главное, что по его итогам человечество почти уничтожено, а в мире остался лишь один клочок земли, на котором можно жить. Легче ведь писать про борьбу с системой в масштабе сельского уезда, чем целого континента. (Обоснование: информацию про другие места могли переписать или тупо скрыть; в конце концов, в той же «1984» жирно намекается, что на деле всё не так, как в пропаганде правительства Океании).
    • В «Дивергенте» аверсия, делающая повествование ещё более тупым: в конце 2-й части выясняется, что Чикаго — не последний город на Земле, а изолированное поселение для эксперимента. Прелестно: после разрушительной войны, оставившей страну в руинах, правительство внезапно тратит кучу денег, чтобы создать утопический Чикаго, стену вокруг Чикаго, наблюдения над Чикаго… И как этот идиотский СОЦИАЛЬНЫЙ эксперимент поможет создать генетически чистую особь? Запомните: волшебное слово «эксперимент» оправдывает любой идиотизм. Эксперимент — это тупое «а давайте сделаем фигню и посмотрим, что будет». Внятные гипотезы, контролируемость условий, наблюдение? Нет, не слышали..
    • «Бегущий в Лабиринте», ко всему прочему, намешал в общий суп ещё и зомби-апокалипсис!
      • Основной катастрофой были вспышки на Солнце. Происхождение вируса показано в приквеле («Ордер на убийство»): правительство решило прогеноцидить часть населения вирусом (кто сказал нахрена?), но он стал быстро мутировать и вышел из-под контроля.
  • Трилогии. Молодёжные антиутопии всегда издаются в форме трилогий, зато при экранизации последнюю книгу делят на два фильма. Композиция тоже типовая. В первой книге — знакомство с миром и завязка конфликта (Китнисс выигрывает Голодные Игры, Трисс сбегает из Города, Томас проходит Лабиринт), вторая книга — бесконечные блуждания по локациям и знакомство с новыми персонажами и фракциями (Трисс посещает Изгоев, Искренность и Дружелюбие, Томас бродит по пустыне), третья — развязка, разумеется, совершенно очевидная ещё с первой книги (тиранию Капитолия свергли, вот ведь неожиданность!)
    • «Бегущий в лабиринте» тоже должен был стать тетралогией, но, посмотрев на падающие сборы и печальную судьбу «Дивергента», заключительную часть которого (по тем же причинам) решено было снимать в виде телевизионного фильма, создатели объединили отснятый материал в один фильм, отчего тот и получился таким длинным.
  • Штатный предатель. В «Дивергенте» педаль ушла в земную кору. Здешний предатель переходил со стороны на сторону 3 (!) раза, причём в конце концов остался с положительными героями. Да и вообще, все предатели в конце исправляются, понимают свои ошибки и помогают победить плохишей. А если им промыли мозги, то достаточно лишь вернуть им самосознание.
  • Полнейшее отсутствие вменяемой экономической основы для общества будущего. Дистрикт, разрабатывающий и производящий электронику и компьютеры, живёт беднее, чем дистрикт рыболовов. Среди Фракций нет ни одной, которая бы занималась индустриальным трудом.
  • Воевать в мире постапокалипсиса не с кем, но, тем не менее, армия есть.
    • А кто будет сдерживать беспорядки среди населения в случае чего?
      • Последовательно: полиция, спецназ полиции, милиция (в смысле народное ополчение) из откуда-нибудь подальше, тщательно начинённая мыслями, что эти тут с жиру бесятся. Это не говоря о том, что в качественной антиутопии лучший способ сдерживать беспорядки — подрезать их в зародыше, своевременно убирая из уравнения тех, кто мог бы повести людей за собой, и предлагая прикормленных лидеров, которые смогут организовать много суеты и полное отсутствие результата.
  • Высокие футуристичные технологии соседствуют с совершенно архаичными машинами и механизмами середины XX-го века — и это в лучшем случае.
    • В «Голодных играх» на Арену тратится столько ресурсов, что на них явно можно было построить по Капитолию для каждого Дистрикта — может, это дало бы населению лучший повод не бунтовать, чем мочилово детей?
  • Вторичность, а то и третичность. «Голодные игры» взяли идею из «Королевской битвы» и «Бегущего человека»[2], «Бегущий в лабиринте» позаимствовал многое из «Повелителя мух». «Дивергент» стыдливо прикрыл спёртое из «1984» Оруэлла (и, вероятно, «Дивного нового мира») фиговым листочком.
  • И хотя все эти книги пишутся в ту эпоху, когда везде в реальной жизни понатыканы видеокамеры, а спецслужбы следят за активностью в интернете, в этих «антиутопиях» тотальная слежка часто отсутствует как класс. Равно как и структуры наподобие госбезопасности.
    • В «Играх» камеры таки есть и упоминаются неоднократно, а вот в «Дивергенте»… ой.
    • В «Посвящённом» же есть и тотальная слежка, и госбезопасность… но беззубая, на великах и без оружия (хотя при поголовной бетризации им большего и не требовалось).
  • Простой народ в тоталитарном государстве состоит из честных, достойных людей, ненавидит тираническое правительство, сочувствует борцам против системы и ужасается, а то и восстаёт в случае их гибели (вместо того, чтобы любить вождей, ненавидеть проклятых бунтовщиков и говорить «так им и надо, казнили — значит, было за что!»). Доносить друг на друга? Вы о чём?!
    • В начале «Голодных игр» упоминаются доносчики, с которыми никто не хочет портить отношения. Но это все равно «внештатные сотрудники», которых все знают. А вот чтобы первая попавшаяся бабка стуканула ментам…

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Голодные игры» — родоначальник жанра, вполне годное чтиво, особенно по сравнению с нижеупомянутыми эпигонами[3].
  • Дивергент — с уклоном в мелодраму. Отличается от прочих тем, что в финале ГГ погибает.
  • «Бегущий в лабиринте» — для любителей не зомби. Оканчивается на фоне других совершенно фееричной концовкой, обесценивающей ВСЕ усилия героев и решающий любовный треугольник самым безыскусным способом — придавив одну из сторон камнем за пять страниц до финала.
  • Лоис Лоури, тетралогия «Дающий» (The Giver). Скорее антиутопия по Хаксли, причём с педалью в пол. Что характерно, любовная линия глубоко второстепенна, никаких треугольников нет, а злое правительство само раскрывает ГГ глаза на ужасы системы — его назначают Принимающим воспоминания, хранителем всех воспоминаний человечества о жизни до и вне системы.
  • Кори Доктороу, «Младший брат». Сравнительно реалистичный пример. Сан-Франциско, наше время. АНБ просто подловило малолетних хакеров, игравших во что-то, сбежав с уроков, и стало их кошмарить. Почему, по их мнению, именно они устроили взрыв на мосту — Макаронный Монстр его знает.
  • Maximum Ride — с биопанком, сумасшедшими учёными, таинственной корпорацией и мутантами. Действие происходит через недельку нашей эры. Главные герои — птицелюди, причём отлично летающие. Враг — организация генетиков под названием «Школа», а его основная боевая сила — искусственные оборотни-ирейзеры, которых в промышленных масштабах клепают из похищенных детей.
  • Маргарет Этвуд, цикл «Орикс и Коростель» — хотя и не совсем следует стереотипам, описанным выше, подпадает под определение. Довольно грустный постапокалиптический мир, уставленный роялями. Без роялей вроде банок консервов на кухне разграбленного мародёрами дома герой вряд ли дотянул бы до третьей главы. Непрерывные флэшбэки, из которых выясняется, что во всём виновата мегакорпорация. Не в ладах с физикой. Не в ладах с биологией. Не в ладах с арифметикой. Для широкого круга (по)читателей в возрасте 13—19 лет.
  • Скотт Вестерфельд, тетралогия «Мятежная». В палату мер и весов. Заботливое государство оплачивает всем гражданам, достигшим 16-летнего возраста, Операцию Красоты, которая превращает нескладных прыщавых подростков в красавцев и красоток. После этого новоиспечённые красавчики целый год тусят в местном аналоге Лас-Вегаса, развлекаясь на всю катушку. Тоже за госсчёт, да-да. Для тех немногих несчастных, у которых к Операции есть противопоказания, доступ в приличное общество закрыт. Но при этом людей, решивших отказаться от Операции добровольно, к ней всячески склоняют принудительно! Вплоть до того, что отлавливают таких мятежников по лесам и силой волокут на операционный стол! Разумеется, выясняется, что в процессе Операции пациентам тщательно промывают мозги, превращая их в послушных марионеток. Но если для законопослушных граждан красота ещё может быть приятным бонусом, то зачем тратить на мятежников силы и время пластических хирургов? Просто промыть им мозги и отпустить на все четыре стороны не судьба? Похоже, заботливому государству совсем некуда девать деньги. Ах, да, вишенка на торте: всё это разворачивается в типичных декорациях постапокалипсиса! Серьёзно, за пределами крупных городов сплошь пустоши, леса и заброшенные железные дороги. Откуда и как поставляются медикаменты и оборудование для операций? Кто производит хотя бы алкоголь, который подростки после Операции на радостях хлещут литрами? Где и как обучают армию хирургов и прочего медперсонала? Ой, да идите вы к чёрту с вашей экономикой, кому она вообще интересна!
  • «5-я волна» — тут борьба не с тоталитаризмом и корпорацией, а захватчиками-инопланетянами. А в остальном всё то же. Как автор смог реализовать молодёжную антиутопию в таком сеттинге? А вот так: инопланетянам зачем-то нужно собирать вместе кучу детей и подростков и муштровать в качестве солдат (параллельно промывая им мозги). Вот тут-то и почва для классических штампов жанра: любовные многоугольники, борьба против системы и против лжи, на которой она основана.
  • «Молодой мир», Уоллис Дэйв — по непонятной причине все люди старше 20 совершают суицид. Молодёжь выживает и строит свое общество с бандами, королевствами и рабством. Итог оказался закономерен — междоусобные войны, голод и эпидемии уничтожили всех, кроме небольших сельских общин и группок кочевников, живущих натуральным хозяйством.
  • Трилогия «Увядание» Лорен Де Стефано. По понятной причине (смертельный вирус) все люди старше 20-25 умирают в муках. А молодые остаются и — см. предыдущий пункт. POV — девушка, что накладывает определенный отпечаток в виде любовного треугольника.
  • Джин Дюпро, трилогия уже тетралогия про Эмбер (Ember, а не Amber). На фоне соседних примеров выглядит скорее детской антиутопией — злодеев и насилия там нет совсем.
    • После атомной войны люди живут в подземном убежище, но срок эксплуатации убежища подходит к закономерному концу. Храбрые тинэйджеры приходят к выводу, что так жить нельзя.
    • Подростки вывели на поверхность взрослых. На поверхности они набредают на весьма дружелюбную общину, живущую фермерством и собирательством хлама в руинах городов. Только беженцы не умеют и не желают заниматься фермерством, а фермеры не понимают, с чего бы им постоянно отдавать половину пищи людям, которые никакого материального вклада общине не дают. Неминуемая война
    • Запредельно унылый приквел о девице с религиозными инсайтами, которая уговорила военных строить убежище так, как её научили видения. Атомная война на пороге, но чудом оказалась отсрочена на несколько десятков лет.
    • Продолжение второй книги, где герои возвращаются в Эмбер. Заканчивается оптимистично — совершенно точно уже при их жизни на Земле возникнут новые города и цивилизация возродится вновь.
  • На ту же примерно тему — Хью Хауи, серия «Бункер» — антиутопия про большой стальной бункер, в котором живут якобы все остатки человечества, про его социальное устройство (как водится, основанное на лжи).
  • Филип Рив, «Хроники хищных городов» — в третьем тысячелетии после уничтожившей всё за 60 минут войны человечество поставило города на паровые колеса и разъезжает, буквальным образом сжирая деревни и без всякого производительного труда внутри. Сословия поделены на этажи, вся власть в руках коварного злодея, которого хотят свергнуть влюблённые подростки-бунтари… Вы всё ещё считаете «Дивергент» неправдоподобным?
    • Есть у них производительный труд, есть. Городское «Брюхо» для того и предназначено, чтобы перерабатывать на вторсырьё, а из него на потребительские продукты те части съеденных поселений, что не пошли ни Историкам, ни Инженерам, ни в топку. А мелкие деревушки занимаются и добычей сырья, которое сбывают тем, кому не пролазят в глотку, пока не попадутся тому, кому пролезут. Это во-первых.
    • Во-вторых, подсвечено, что муниципальный дарвинизм сработал-таки в полном соответствии с природным: эти самые деревушки уже на момент повествования выели почти подчистую, а за теми, что остались, мегаполисам гоняться уже нерентабельно — на этом они банально сожгут больше топлива, чем получат. Так что крупные хищники начинают облизываться друг на дружку и вот-вот грянет энергетический кризис (как его удавалось так долго оттягивать — вопрос второй). С этой-то радости коварного злодея и понесло штурмовать земли антитракционистов, в которых всей этой хрени не было, а вместо этого кое-как налаживалась нормальная жизнь под защитой неприступной Батмункх-Гомпы, и первый, кто до них дорвётся, станет натуральным монополистом на все тамошние ресурсы — особенно с МЕДУЗОЙ.
    • В-третьих, как раз на злодея-то — то есть на лорд-мэра Магнуса Кроума, возглавляющего этот гадючник с колёсиками — героям было по большей части наплевать. Главным врагом они считали Таддеуса Валентайна (это личное), а систему рушить не собирались — им хватало в ней просто не соучаствовать. Вот только в экранизации главгадом стал как раз Валентайн — и тут-то сюжет окончательно превратился в сабж.
  • Нил Шустерман, вполне годная серия «Разобранные» — мир победившей трансплантологии, в котором трудных подростков разбирают на органы, а главные герои немножко против. Любовный треугольник прилагается.[4] Справедливости ради, в последних книгах серии дан внятный обоснуй, почему правительство всерьёз боится подростковых банд и как вообще родилась такая клевая идея «ретроспективного аборта».
    • У того же Шустермана — жутковатая трилогия (третья книга переводится) «Серп». Ни злого правительства, ни любовных треугольников, и мир вроде бы хорош — даже болезней нет, можно периодически омолаживаться и жить вечно, а погибнешь случайно — тебя воскресят… Если только тебя не выберет Серп — тот, кто имеет право убивать. Смерть от руки Серпа — окончательная, убитых Серпами не воскрешают. И некоторых такая власть над жизнью и смертью натурально сводит с ума.
  • Лорен Оливер, «Делириум» — источником всех бед в мире признана любовь, а злое правительство такое злое, что по достижении восемнадцати лет посредством некой Процедуры лишает подростков возможности любить (потому что до восемнадцати дети не влюбляются), а затем просто подбирает подходящую для брака пару. Но семнадцатилетняя главная героиня успевает влюбиться заранее и сбегает от злого правительства на протяжении трёх книг.
  • Конди Элли, «Обручённые» — примерно то же, что «Делириум», только без Процедуры. Главной героине объявляют, что её пара — её друг детства. Но потом оказывается, что сначала её парой должен был стать другой парень, но не стал, потому что ему запрещено размножаться по политическим причинам. Всю первую книгу героиня мечется между двух парней, в конце сбегает из дома, чтобы свергнуть злое правительство, дальше… Ну, если интересно, читайте сами, мы не осилили.
  • Джен Александер, «Пустошь» — ГГ живёт в постапокалиптических развалинах, сражается с людоедами, ищет еду, потом внезапно осознает, что её поведением управляет другой человек, учится брать тело под свой контроль, сбегает и выясняет, что её пустошь — просто игра. У людей в этом мире был выявлен ген агрессии (вернее, даже несколько генов разных типов), и теперь все агрессивные психопаты получают лечение: их отправляют либо бегать по «Пустоши» (и другим полигонам) в виде персонажей со стёртой памятью, или они становятся игроками, которые управляют поведением персонажей. Чтобы пройти лечение, игрок должен набрать какое-то количество очков, убивая других людей (да, в этом мире считают, что если психопату дать вволю поубивать людей, которые не понимают, что происходит, и поиздеваться над собственным персонажем, он вылечится и станет неопасен). С персонажами ещё веселее — их «реабилитация» заканчивается смертью. Посмотреть бы на родителей, которые на это купились.
  • Мэтт Хейг, «Эхобой» — ради разнообразия главная героиня, Одри, борется не со злым правительством, а с собственным дядей — главой компании, производящей андроидов. Дядя, глава мегакорпорации, поставляющей андроидов военным, гражданским, внеземным колониям, решает убить своего старшего брата, который написал книгу о том, что производить андроидов — плохо. Почему главе огромной компании не плевать на очередного городского сумасшедшего, почему он просто не надавил на издательство, чтобы книгу не выпускали, почему затеял сложную схему с перепрограммированным экспериментальным андроидом, который с большей долей вероятности облажается, чем человек-киллер, почему просто не подстроил несчастный случай, наконец, зачем он спас Одри, когда она чуть не погибла, если потом опять пытается её убить?.. Ну… потому что он злой!
  • Кира Касс, «Отбор» — после какого-то катаклизма, оставшегося за кадром, прошло много лет, на месте США — государство Иллеа с жёсткой кастовой системой, и главная проблема в этом государстве — женить принца. Для этого из народа выбирают несколько девушек, в том числе бедную, но гордую главную героиню по имени Америка, которая, естественно, любит другого, но принц оказывается тоже хорошим парнем. Еще там есть какая-то социальная несправедливость, с которой Америка вроде как борется, но на самом деле просто примеряет платья, пока её соперницы разделываются друг с другом на протяжении трех книг.
  • Джоуи Грасеффа, «Дети Эдема» — весь мир сгинул во время природного катаклизма, остался лишь один город — Эдем, где люди живут (довольно неплохо) уже 200 лет. Но, чтобы жизнь и дальше была неплохой, введено жесткое правило «одна семья — один ребенок». А главная героиня Рауэн — вторая в семье, после своего брата-близнеца, так что родители все 17 лет скрывали ее существование, но она так и не поняла, что если сбегать из дома, светить лицом перед полицией и рассказывать случайным знакомым, что она второй ребенок, то это плохо кончится и для неё, и для её семьи. Но виновато всё равно будет злое правительство. От прочих МА отличается оригинальным любовным треугольником: героиня выбирает не между двумя парнями, а между парнем и девушкой.
  • Сергей Лукьяненко, «Тринадцатый город» — написано в 1986 году, до того, как это стало мэйнстримом, и сейчас уже представляет собой деконструкцию сюжета. Землянин попадает на планету, где люди живут в двенадцати городах-башнях, все показательно равны, дружба и любовь объявлены атавизмами, дети растут, не зная своих родителей, а по достижении 60 лет людей убивают. Вся власть принадлежит Дежурным, олицетворяющим злую диктатуру, которые и промывают мозги населению, следят за тем, чтобы никто никого не любил и никто не выделялся, убивают 60-летних, а живут они в Тринадцатом городе — роскошном месте, где, в отличие от городов-башен, есть все удобства. Землянин с разбегу врубается в борьбу со злым правительством, но оказывается, что в мире после ядерной войны мест, пригодных для жизни, не осталось, и из-за многочисленных генетических мутаций дети рождаются в основном нежизнеспособные и мало похожие на людей. В городах-башнях живут несколько миллионов человек, и такой образ жизни — без дружбы, любви и секса, с ограниченным сроком жизни — вынужденный и единственно возможный, помогает избежать конфликтов, рождения детей с мутациями и нехватки ресурсов. В Дежурные же выбирают тех, у кого выше интеллект и чище гены, их дети не имеют преимуществ и растут вместе с остальными в двенадцати городах, и в том, что касается срока жизни, для них не делается исключения.
  • Вик Джеймс, «Тёмные дары» — теперь с манапанком и магократией! Власть в обществе принадлежит редким обладателям магического Дара. Каждый простой смертный по закону обязан отработать на магическую корпорацию или семью десять лет в качестве раба, чтобы получить некие привилегии. В чём именно эти привилегии заключаются — тайна великая есть. Родители главных героев, например, благополучно дожили до среднего возраста как свободные граждане, сделали неплохую карьеру и почти пристроили старшую дочь в престижный университет, прежде чем их загнали в услужение к волшебникам. Зачем волшебникам, которые могут одним движением брови возводить небоскрёбы, толпы вечно бунтующих рабов — тоже совершенно непонятно. Естественно, основная драма разворачивается вокруг юных революционеров. Ради разнообразия упор делается не на романтику, а на взаимоотношения братьев и сестёр, но все прочие штампы в наличии.
  • Тери Терри, «Стёртая» — трудным подросткам стирают память и отправляют в приемные семьи, а еще все боятся террористов. Шестнадцатилетняя главная героиня с амнезией — как раз террористка (но не рядовая, а особенная), которая чуть не с рождения воспитывалась в лагере для детей-террористов, и, помимо стертой личности, у нее в запасе есть еще одна.
  • Книги Джанет Эдвардс. На фоне прочих МА выделяются хорошо прописанным миром, интересными сюжетными поворотами, деятельными героями и отсутствием осточертевших любовных треугольников.
    • «Девушка с планеты Земля» и все сиквелы, приквелы и вбоквелы. После начала космической экспансии на Земле остались только инвалиды — люди, чья иммунная система не выдерживает пребывания на других планетах. «Нормалы» из внеземных колоний относятся к инвалидам как к недочеловекам, называют их неандертальцами и обезьянами и считают вполне приемлемым лишить их права голоса, издеваться над ними и ставить эксперименты. Главная героиня Джарра — инвалид, занимается археологией, разыскивая в руинах мегаполисов утраченные технологии. И, когда из-за сильнейшей солнечной бури на Земле терпит крушение космический корабль, в стороне не остается, и дальше события раскручиваются на протяжении трех книг. С фитильком, т. к. «особенное» отношение всех вокруг к главной героине объясняется желанием руководства военной базы вычислить ксенофобов, и Джарру используют как приманку. С любовным треугольником тоже субверсия. Под некоторые спорные моменты подведен обоснуй (например, то, что ГГ лучше специалистов разбирается в земной истории — ведь специалисты считали зазорным для себя появляться на Земле, а героине деваться с Земли было некуда). Но в остальном всё подходит.
    • «Альянс Мусорщиков» — серия, рассказывающая о том, что происходило в мире из предыдущего пункта несколько веков назад, после Исхода, но до обрушения информационной сети. Люди в большинстве своем покинули Землю, которая превратилась в мир-помойку, остались лишь преступники, которых на нормальные планеты не пускают, и Сопротивление Земли, которые не хотят улетать по идейным соображениям. Главная героиня — дочь основателя Сопротивления, которая при этом в самом Сопротивлении занимает положение где-то в самом низу иерархии, т. к. ее брат всех предал. Тем не менее, кроме нее достойных лидеров, способных хладнокровно решать проблемы и вести за собой, не находится.
    • «Жнец» — все люди старше 18 ложатся в криосон, а сознание их пребывает в Игре — виртуальной реальности со множеством миров. Постоянно на Земле живут лишь дети, которым в игру нельзя, да беременные женщины, мечтающие поскорей родить, получить за это игровые бонусы и больше никогда Игру не покидать. Всю работу выполняют либо подростки, либо дроиды, которыми управляют люди непосредственно из Игры. Без взрослых дети, разумеется, дичают, так что, когда в реальном мире случается теракт, все вешают на подростков — в том числе на главную героиню, Джекс, и найти настоящего преступника для нее становится вопросом жизни и смерти. Вся книга — подробный рассказ о полном бессилии местной полиции по сравнению с аналитическими способностями семнадцатилетней девушки (за все время полиция сделала примерно ничего).
    • «Улей» — в далеком будущем все люди живут в подземных городах-ульях, наружу не выходят, а чтобы поддерживать порядок в густо населенных ульях, существуют телепаты. Но их слишком мало, а преступников много. Главная героиня Эмбер — телепат, только-только проявившая свои способности к чтению мыслей, очень старается быть полезной городу и берется даже за безнадежные расследования, параллельно решая собственные проблемы.
  • Стефани Майер, «Гостья» — на Землю прилетели беспредельно добрые Души и устроили коммунизм с миром-дружбой-жвачкой. Правда, для этого им пришлось захватить тела всех людей, присосавшись к их мозгам и лишив собственного сознания. Героиня из Сопротивления оказывается первой, кто умудрился не потерять себя после подселения и сбежать к своим — возникает любовный четырехугольник. Заканчивается все хорошо — Душа находит себе другое тело, уже избавленное от сознания, Сопротивление постепенно начинает отвоевывать Землю.
  • М. и С. Дяченко, «Лана. Дикая энергия» — главная героиня, Лана, живет в умирающем, разрушающемся мире, где самый дефицитный ресурс — энергия (электрическая и жизненная), которая является и валютой, и средством контроля, и условием выживания. Люди живут от инъекции до инъекции и мечтают попасть на Завод, где энергии — залейся. Но потом подругу героини, узнавшую что-то о Заводе, убивают, и все заверте…
  • Кэт Фоллз, «Нелюдь». Развлекательная корпорация разработала вирус (не спрашивайте), который выкосил половину населения страны, а потом в качестве извинений построила стену, которая отделяет зараженные территории от незараженных. Выход за стену запрещен, но главная героиня, Лэйн, узнает, что ее отец регулярно бывал на диких землях. Более того — от вируса люди теперь не умирают, а мутируют, постепенно превращаясь в животных (в разных, от белки до слона, в зависимости от того, кто человека укусил и чью ДНК несет вирус). Теперь у Лэйн задача — дойти ногами до Чикаго и принести главе службы безопасности фото ее погибшей дочери, и тогда папу отпустят. По дороге она встречает очень красивого, но скромного охранника и очень красивого, но нагловатого жителя диких земель, которые и сопровождают ее в путешествии, попутно соревнуясь за ее внимание. Несмотря на то, что папа Лэйн с детства таскал ее по всем курсам выживания, которые мог найти, она ведет себя так, что, если б не ее эскорт, она бы вряд ли прошла и сто метров.
  • Брендон Сандерсон, «Устремленная в небо». Когда-то человечество путешествовало между звездами, а теперь горстка людей, запертая на планете Россыпь, ведет безнадежную войну с креллами. Люди выживают в пещерах, там же строят корабли, не поднимающиеся выше стратосферы, а главная героиня очень хочет стать пилотом, но вот незадача — ее отец оказался трусом, сбежав с поля боя, и в летную школу ей путь закрыт. Весь комплект — заговор взрослых, личная драма, спецспособности, удача на максимум. Поскольку писал не МТА, то получилось вполне годное чтиво.
  • Эмили Сувада, «Эта смертельная спираль» — генная инженерия и айти настолько слились, что у каждого человека в теле встроена панель, на которую он может скачать и запустить любой код, меняющий внешность или тело. А потом на мир обрушилась пандемия, вакцины (т. е. программного кода, излечивающего заболевание) еще нет, а злая корпорация готова принять к себе в бункеры людей только на условиях удаления у человека всех нелегальных генетических алгоритмов (некоторым людям без них не выжить, но ведь корпорация-то — злая!), и главная героиня в компании двух симпатичных парней ищет вакцину, попутно пытаясь нагнуть злое правительство.
  • Александра Брекен, «Темные отражения» — неизвестная болезнь убивает 98 % детей, оставшиеся обретают сверхспособности и отправляются в биореактор концлагеря, где над ними всячески измываются и ставят эксперименты взрослые. При том, что детей в лагерях примерно в десять раз больше, чем охранников, и среди них есть телекинетики, пирокинетики и телепаты, способные делать внушение, а условия в лагерях реально чудовищные и периодически партии детей отправляют в газовые камеры, за все годы удачным был всего один (!) побег, причем в основном потому, что остальные и не пытались. По книге в 2018 был снят фильм с рейтингом 5,7 на IMDB.
  • Патрик Несс, «Поступь хаоса» — на другой планете, колонизированной людьми, но давно оторванной от общей цивилизации, живет молодой парень — герой. Он знает о мире только то, что надежды воссоединиться с человечеством нет, женщины на планете вымерли, а все выжившие мужчины находятся в одном поселении — Прентисстауне, по естественным причинам, они обречены на вымирание. При этом, выжившие мужчины заражены вирусом Шума, который позволяет слышать мысли друг друга, потому соврать невозможно. На планете водились местные дикари, но люди их давно победили. Как водится, всё не совсем так, как он думает и знает. Причем мировоззрение его по ходу повествования повернется несколько раз. Все по канонам жанра — и герой, совсем особенный, и мироустройство основано на лжи и несправедливости, его надо менять, и любовный треугольник прилагается. Неровное произведение, за счет отдельных моментов может быть даже достойное прочтения. Конечно же, трилогия. В 2017 году была снята экранизация, болтавшаяся в проруби в постпродакшне три года и вышедшая только в 2021, но ей это не помогло: на IMDB имеет рейтинг 5,7.
  • Бет Рэвис, «Через Вселенную». Смесь с жанром «ромфант», сеттинг — «корабль поколений», немного добавлено от детектива. Героиня — единственная пробужденная из многих спящих в анабиозе, остальные люди на корабле живут там давно, много поколений, и выстроили странную систему управления, в которой пытается разобраться героиня. Что-то творится, совершаются убийства, ведется самодеятельное расследование, раскрываются тайны. Как водится, завязываются романтические отношения, но с кем — с преемником действующего лидера, будущим Старшим (это название должности, по традиции он рождается первым в текущем поколении, и среди них он старший, а в данный момент на корабле он как раз самый молодой — новое поколение еще не родилось). Стоит почитать ради интересной смеси жанров, по отдельности ни романтическая линия, ни антиутопическо-фантастические элементы, ни детективная составляющая не сильны.
  • Милена Оливсон, «Резистент». Эпидемия вируса и войны унесли миллионы жизней и вынудили человечество жить в окружённых стенами городах. Героиня — резистент, т. е. имеет иммунитет к вирусу, тренируется на следопыта, чтобы делать вылазки за пределы города, но потом выясняет, что абсолютных резистентов (а героиня именно таковая) используют сначала как подопытных кроликов, а потом и как доноров органов — со смертельным для доноров исходом. Как следствие — планы, заговоры, попытки бегства, пленение, трагические гибели друзей… В общем, всё как принято. Разве что вместо любовного многоугольника — вражда со сводной сестрой, которая героиню сотоварищами считает опасными террористами.
  • Владимир Орешкин, «Нино, одинокий бегун» — повесть 1991 года, которая неожиданно является предметом статьи. В мире произведения все подростки проходят некий тест, по результатам которого компьютер присваивает им индекс. Чем выше индекс — тем круче работа, лучше условия жизни, больше благ, к которым есть доступ, и выше статус, а на тех, чей индекс ниже, чем твой собственный, принято смотреть сверху вниз. Главный герой, умный парнишка, рассчитывал получить высокий индекс, но по результатам теста не получил никакого вообще. После этого от него все отворачиваются, его девушка делает вид, что его не существует, сам он не имеет права не то что работать, а хотя бы просить милостыню, и когда за ним приходят вежливые люди — решает от греха подальше сбежать из дома.

Кинематограф[править]

  • Фильм «Бегство Логана» (США, 1976) по книге Уильяма Нолана — предвосхититель жанра. Молодые люди бегут из тоталитарного общества подземного города-убежища. Сюжет и сеттинг относительно добротен, некоторая наивность и смешной робот-убийца объясняются временем появления.
  • Экранизации «Голодных игр», «Дивергента» и «Бегущего в лабиринте» (последние части сильно изменились по сравнению с оригиналом), этакая «большая тройка» жанра, а также «Хроники хищных городов» (загнувшаяся на первой части) и «Пятой волны» (должна была выйти трилогия, но первый же блин фильм вышел таким комом, что план сразу отменили).
    • Экранизация «Дающего». На фоне соседних беспредельно, неимоверно наивен — просто весь фильм герой слушает истории от единственного держателя груза прошлого в счастливом замкнутом обществе, основанном на фармакологии, а потом спокойно сбегает от охраны на велосипедах, пересекает невидимую черту… и опа, все воспоминания о греховном прошлом возвращаются всем жителям коммуны!
    • «Хроники хищных городов», к тому же, ещё и адов плагиат на Star Wars. Звезда смерти и «Люк, я твой отец» прилагаются.
  • «Танцы насмерть». Постапокалисис в Москве, диктатура, выживание зависит от энергии, которую отдают участники жестокого танцевального турнира. Дешевый плагиат всей «классической трилогии» жанра и вероятная пародия.
    • Тема получения энергии из танца на арене с большой долей вероятности позаимствована из ранней повести М. и С. Дяченко «Лана. Дикая энергия» (и да, это тоже подростковая антиутопия), хотя автор правки и не исключает возможность случайного совпадения.
  • «Эбигейл». Теперь с фэнтези — стимпанком! Таинственная девочка из фэнтезийного зимнего города, окруженного стеной, бежит наперекор властям, чтобы найти отца, на дирижабле и поезде. Дешево, предсказуемо, глупо и бездарно. От создателей «Танцев насмерть»!
    • И да, это наверняка тоже плагиат — обвинения выдвинули Ник Перумов с книгой «Приключения Молли Блэкуотер» и Виолетта Стим с книгой «Часовой механизм».
  • «Первому игроку приготовиться» же! Впрочем, сам фильм и не подразумевался как серьёзный.
  • «Тайна 7 сестёр» (2017). 7 сестёр-близнецов живут в перенаселённом мире, где действует закон «одна семья — один ребёнок»: «лишних» детей изымают и отправляют в криосон до тех пор, пока учёные не решат проблему перенаселения на самом деле убивают, о чём нетрудно догадаться, просто взглянув на капсулу для «криосна» и прикинув в какую копеечку влетит обеспечить ими сотни миллионов детей и сколько места они должны занимать, а за нарушителями охотится полиция. Чтобы не спалиться, их отец дал каждой имя в честь дня недели и каждая выходит из дому только в «свой» день недели. Фильм собрал все штампы и ляпы «классических трилогий» жанра, кроме, разве что, избранности и любовных многоугольников. Сюжетные дыры, идиотское поведение героев (в особенности спецслужб и охраны), нелады с экономикой и математикой присутствуют
  • «Равные» — будущее, в котором всем людям где-то в промежутке от зачатия до рождения генетически отключают эмоции, но у некоторых — например, у главных героев — происходит сбой, и эмоции включаются обратно, после чего за ними приходят. В общем, «Эквилибриум» для бедных, без Кристиана Бейла, Тетраграмматона и революции.
  • «Новые мутанты» — отчасти. Теперь мутантов-подростков собрали в закрытый интернат и начали психологически «лечить». На самом деле, конечно, их изучают и готовят из них убийц, так что к финалу они вырываются. Вопрос, правда, почему раньше нельзя было попробовать — да и вообще, натяжек и глупостей там много.

Аниме и манга[править]

  • Koi to Uso — очень-очень мягкая антиутопия, где каждому японцу(-ке) в день 16-летия приходит SMS с именем суженого(-ой), брак с которым наиболее вероятно будет счастливым согласно математической модели, и обязывают проходить курсы подготовки молодых пар. Герой мечется между подругой детства, в которую был влюблен, и назначенной ему суженой, которая и сама любит его, и с подругой детства хочет свести, а в это время терзается запретной любовью к нему его друг детства. Намеки на сопротивление так и остаются намеками, силком в брак никто не тащит (в принципе отказаться можно без явных последствий), но герой все равно никак не может определиться. На данный момент ни в манге, ни в аниме выбор герой так и не сделал.

Видеоигры[править]

  • DmC: Devil May Cry — перезапуск отвязной серии экшн-игр, вышедший как раз на пике популярности данного жанра, содержит чуть ли не все вышеперечисленные элементы сюжета. Тут тебе главный гад в лице злого демона-бизнесмена, который, сидя в своём Зловещем Чёрном Пентхаусе, угрожает самому президенту и из тени правит миром, промывая людям мозги с помощью телевидения и отравляя их с помощью газировки-дурмана. Человечество представлено либо в виде безвольного скота, радостно поглощающего всё, что им суют демоны, либо же в виде продавших душу ради выгоды предателей, а та мелкая кучка, именующая себя «Сопротивлением», ничего против них толком не может сделать. И в центре всего этого — подросток Донте Данте, подчёркнуто не такой как все нефилим, дитя ангела и демона, которого главгад мечтает прикончить лично. Данте, как и любой уважающий себя протагонист молодёжной антиутопии, имеет тяжёлое детство, видит «всю изнанку общества», до поры до времени страдает частичной амнезией, на него не действуют колдунства демонов и он может им физически навалять, и при этом он скрывает за ширмой панка-бунтаря своё израненное золотое сердце. А стоило Данте хорошенько-так замотивироваться на месть за убитую мать и искалеченное детство и войти в Сопротивление, так всё это демоническое зло, что держало человечество в цепях как минимум десятилетиями, показывает свою беззубую пасть во всей красе — даже не раскрывший весь свой боевой потенциал Данте в одиночку оказывается способен разрушить изнутри критически важные для демонического господства инфраструктурные объекты, беззаботно перемещаясь между мирами, а главгад, у которого как минимум заявлены глаза и уши по всему городу, оказывается неспособен найти так ненавистного ему нефилима, пока тот сам не засветится (шутка ли — он до самого конца даже не догадывался о факте существования второго сына Спарды!).

Примечания[править]

  1. Обоснуй: чтобы помочь сомневающимся определиться (с точки зрения жителей города) и чтобы выявлять тех, кто в систему не вписывается (с точки зрения основателей города и фракции ученых). Так что наличие теста куда более логично, чем сама система фракций.
  2. Но и кое-что свое появилось. А вторая и третья части вообще уходят в другую сторону
  3. Даром что всё-таки написана не начписом. Сьюзен Коллинз — вполне талантливая писательница, сравнимая с мамой Ро… но только в области детских сказок. Вот и история получилась немного по-детски наивной, — однако в целом вполне читабельной.
  4. Однако штамп «Вершина „A“ разрывается между двумя красавчиками» здесь отсутствует — любовь вершины «C» стопроцентно безответна с самого начала, и нужна в первую очередь для раскрытия его персонажа, а не для метаний героини (которых и нет; и вообще, она не главная героиня, а один из равноценных ПОВов).