Молодец против овец

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Молодец против овец, а против молодца — сам овца. »
— Русская пословица
« …Я бью женщин и детей, потому что я красавчик,
Потому что я сильней,
И они не могут сдачи дать мне.
Женщин и детей бить неправильно, я знаю,
Но бью женщин и детей
И я самоутверждаюсь, о-о-о!

…А сегодня в ночном клубе огромадный костолом
Обозвал меня прилюдно и под зад мне дал пинком
Ничего не выйдет, парень, ведь я не приемлю кровь
И я быстро убегаю, я за мир и за любовь!

»
— Валентин Стрыкало, «Я бью женщин и детей…»
Каждая овца успела побыть молодцом. А собака — ещё и орудием кармического возмездия.
Наглядно

Этот персонаж — крутой? Ну конечно же! Вы только посмотрите, как при его появлении трепещут все вокруг, как он уверенно раздаёт пинки направо и налево, как все присутствующие стихают, стоит ему открыть рот, как его слушаются!

Но не спешите с выводами и переверните ещё десятка два страниц. И увидите, как наш крутой, только что разогнавший парой выстрелов в воздух хулиганов с битами, засверкал пятками, едва завидев «ствол» у противника. Как он униженно целует сапоги даже не Тёмному Властелину, а так, простому злодейчику, умоляя о пощаде. Как застывает с открытым ртом, не в силах ответить на уверенное и остроумное замечание невзрачного героя ничего, кроме «Заткнись!». Ну или в лучшем случае — как всеми силами избегает встречи даже с равным себе соперником или противником, не говоря уже о более сильном. Поздравляю, это он — молодец против овец. Тот, кто может показать свою «крутизну» только перед более слабым.

Для чего нашему молодцу одерживать победы над «овцами»? Поднимать уровень крутизны — дело небыстрое и нелёгкое, победы над более сильными соперниками даются ценой многих поражений. А проигрывать наш молодец не любит. Его стиль — самоутверждение за счёт более слабых. Впрочем, он может быть и банальным мелким садистом. Зачастую это одна из определяющих черт самоуверенного мерзавчика.

NB 1: Если персонаж горазд гонять мелких гопников, орать на подчинённых, строить учеников, срываться на детях, но при этом не боится вступить в противостояние или соперничать с равным или с тем, кто его сильнее, опытнее, авторитетнее — это не наш случай. Выбирайте из всего спектра козлов или злодеев подходящий типаж.

NB 2: Если персонаж бьётся с равными противниками вполне успешно, но нарывается на тех, кто значительно круче его, с печальным исходом, — это тоже мимо кассы. Если он сливает многократно превосходящим силам противника — также не к нам.

Не путать с тропами Избиение младенцев и Избиение младенцев (метафора)! Женский вариант — Псевдо-бой-баба.

Противотроп — Ну-ка, от винта (когда персонаж кажется слабаком перед мелкими трудностями, но в случае настоящей опасности без проблем прописывает ей все 220 или даже 380).

Примеры (когда троп сыгран прямо)[править]

Архетипы[править]

  • Всевозможные хулиганы из детских сказок, фильмов, мультфильмов — имя им легион.

Мифология[править]

  • Мифы о Геракле — царь Эврисфей, эталонный пример. И ещё парочка царей, которых Геракл за дело ухайдокал.

Театр[править]

  • Ещё из школьной программы известен купец Дикой («Гроза» Островского, если кто забыл). Тот самый, который всех домашних замордовал, а сам готов терпеть от простого прохожего солдата на переправе. Фамильярничает с городничим и может поругаться/подраться с кем угодно, но пасует перед Кудряшом (собственным работником), потому что тот не пасует перед ним. И некая история с обругавшим его солдатом на переправе стала для него кнопкой берсерка — срываться пришлось тоже на домочадцах.

Литература[править]

Русскоязычная[править]

«

Фон-Драппе, офицер немецкий, Примерным был штурмовиком. Он мог ребенка молодецки Пронзить отточенным клинком.

Гвардейцы наши удалые Смирили буйство наглеца И обнаружили впервые, Что он — не Драппе, а овца.

Теряя облик человечий, Полковник задал лататы И вдруг заблеял по-овечьи, Скрываясь в ближние кусты.

»
— Стихи с плаката Кукрыниксов
  • Н. Носов, «Незнайка в Солнечном городе» — этот троп повсеместно демонстрирует Незнайка. Хотя, что стоит заметить, не из гордости, а из-за неумения тщательно оценить проблему.
    • Чтобы устроить бардак, хватило всего трёх хулиганов на город-утопию, сплошь утыканную видеокамерами с обзором в 360 градусов. А милиция там преступникам только нотации читает, потому что милиционеры «подразболтались» за времена хорошей жизни. Раньше-то преступников ловили и в камеры сажали.
      • В третьей части выясняется что лунных полицейских нечего бояться, когда рядом прибор невесомости.
  • А. Волков, «Урфин Джюс и его деревянные солдаты» — Энкин Флед. Про него сам автор пишет: «В действительности он побоялся бы напасть даже на овцу». В битву с Железным Дровосеком все-таки деревянных солдат повел — и позорно слил всю армию, потому что не умел и командовать.
    • Сам Урфин тоже вполне соответствует тропу, а вместе с ним деревянные солдаты и мускулистые прыгучие Марраны. В пятой книге он исправляется, а «молодцом против овец» становится Арахна.
    • Сюда же иногда вставляют Бастинду, но её поражение — скорее следствие злодейской тупости. В отличие от Урфина и Гингемы, она в стратегии не соображала.
  • В. Ян, «Чингиз-хан» — кипчакские ханы храбры с покорным населением, но при появлении монголов разбегаются или сдаются. Впрочем, монголы там тоже подходят под этот троп.
  • «Подземная лодка» Кира Булычёва — отвратительный старый диктатор Гарольд Бордаев (он же Четырёхглазый) когда попался, стал оправдываться и говорить что за все его художества в ответе кто-то другой. Никто ему не поверил.
    • Частенько в такую ситуацию попадал и другой булычёвский злодей — Весельчак У.
  • «Волкодав» Марии Семёновой. Именно такую характеристику Волкодав даёт Жадобе (атаману разбойников): «Жадоба таких резать привык, кому только ножичек покажи, и уже штаны полные. А на зубастого нарвавшись, сам тут же обделается…»
  • «Череп на рукаве» Ника Перумова — один из интербригадовцев, скармливавший людей биоморфам, когда его самого хотели скормить монстрам — обделался.
  • Хроники странного королевства — Советник Блай. Обожает издеваться над пленниками. Когда в роли пленника оказался Шеллар, проиграл психологический поединок, в состоянии истерики полез в драку, за что был бит лицом об стол. Насмерть.
    • Впрочем, Диего был отнюдь не овцой, а Блай смог прочно поселиться в его кошмарах.
  • «Принцип надежности» Игоря Росоховатского — бездарный слесарь Железюк тайком пробрался в город-завод, населённый роботами, изображал в этом городе робота-диктатора по прозвищу «Великий Несущий Бремя», наказывал несогласных роботов, закручивая им гайки до потери сознания (в буквальном смысле). Был разоблачён командой инженеров-робототехников, после чего пытался оправдаться тем, что добивался надёжности в работе роботов.
  • «Экстремальные услуги» Константина Мзареулова — диалог между ГГ и пойманным террористом:
«

– Там погиб мой брат, – окрысившись, цедит Аль-Зумруд – Отважный воин, верный сын партии…

– Да, он был очень храбрым, когда казнил заложников на площади. Но когда его и еще десяток уцелевших крыс поставили на колени, вся эта банда обделалась от страха.

»
  • «Самая крупная победа» Виктора Пушкина — главный злодей хулиган Митька Рыжий горазд чмырить дворовую мелкоту, но когда ГГ прокачивает скилл бокса в секции, сдаётся даже без драки (перед этим он дважды пытается побить ГГ, один раз ему даже удаётся его напугать и оторвать три пуговицы с пальто). И второстепенный персонаж дядя Владя в конце буквально произносит заглавную фразу:
« – И-эх ты, шалопут! — услышал я тотчас за своей спиной голос дяди Влади, который вышел на улицу, как потом признался, на всякий случай. — Я гляжу: ты молодец на овец, а на молодца — сам овца! »
  • «Рай беспощадный» Каменистого — Мишаня, малолетний любовник коллаборациониста и полного чудовища Люцифера. Хитрый мелкий гадёныш, любитель пытать беззащитных девушек, при этом носит нож и умеет пускать его в ход не только для пыток, но, попав в руки героев, слёзно молит о пощаде.
    • Бизон, первый вожак анклава, к которому присоединяется герой. Взрослый дядька, бывший боксёр, горазд почём зря строить своих младших подопечных, и что гаже всего, не стесняется забирать себе лучших девушек безотносительно их желания. Но в час опасности оборону против армии противника наладить не смог, а сам слился в драке вышеупомянутому Люциферу — исключительно из-за того, что не ожидал атаки и был сильно под мухой. В итоге выжил и многое переосмыслил в жизни. Впрочем, как оказывается потом, Бизон не трус и не дурак, и ближе к тропу Сломленный крутой: до недавних пор он был успешным и деятельным вождём, скинувшим своего отмороженного предшественника, и лишь несколько лет назад на почве депрессии обленился, спился и практически забил на свои обязанности.

На других языках[править]

  • «Зеленая миля» (книга и фильм) — Перси Уэтмор. Обожает издеваться над заключенными и не расстается с дубинкой, но когда его через решетку ухватил один из приговоренных, настоящий маньяк — обмочился. А за пару дней до этого побоялся использовать обожаемую дубинку против этого же маньяка, когда тот душил одного из его коллег.
  • «Кровавая купель» — Курт и его Команда. Угрожать огнестрельным оружием беззащитным детям они не боятся. Но когда герой, подняв уровень крутизны, возвращается и выносит все руководство банды в одиночку, Курт умирает с позором, а остатки Команды совершенно теряют лицо, сдаются на милость победителей и безропотно терпят унижения от вчерашних рабов.
  • «Гарри Поттер»: Гилдерой Локхарт (в Росмэновском переводе Златопуст Локонс). С помощью хорошо подвешенного языка, смазливого лица, изрядного писательского таланта и заклинания стирания памяти добился любви и почитания огромной армии фанатов за свои выдуманные подвиги. А на деле не смог обезвредить пикси, с которыми справилась второкурсница Гермиона.
  • «Молчание ягнят» (книга и фильм) — серийный убийца, трап и просто няшка Джейм Гамб любил охотиться в инфракрасных очках на пленниц по темному подвалу, упиваясь их паникой и бессилием. Когда попытался «поиграть» с вооруженной женщиной — результат был закономерен: Кларисса стреляла на звук взведения курка и пробила маньяку легкое.
  • ПЛиО: в серо-серой вселенной такие ходят табунами.
    • Два слова: Джоффри Баратеон.
    • Янос Слинт — просто образец сабжа (а в сериале и ещё усилили).
    • Теон Грейджой, естественно. Пока Робб с армией воевал против южан, Теон захватил Винтерфелл, казнил стариков и детей, а сам попался на уловку Рамси-Вонючки (в сериале — предан соратниками, которые так до конца и считали его сопляком). Правда, «с самим овцой» фитилёк: такое мало кто выдержал бы.
      • Дополнительный фитилёк в том, что сам по себе Грейджой отнюдь не трус и сражаться умеет не только с овцами. Но в конкретной ситуации (которую он сам фактически и создал) — получился как раз указанный троп.
        • В сериале есть сцена: вскоре после глупого захвата Винтерфелла шестёрка-головорез Лоррен, мастер убивать пленных, посмел немножко сдерзить своему прынцу Теону, но не посмел дать сдачи, когда Теон распечатал ему плотненькую пачку люлей (нарочито, показательно, на публику).
    • Книжный Рамси Сноу-Болтон. Травить девушек собаками и пытать связанного пленника — завсегда пожалуйста, но добиться воинской славы это никак не помогало. Подсвечено Болтоном-старшим, презиравшим бастарда за такие забавы. Позже Сноу-Болтон всё-таки совершил успешный захват замка, хоть и подлым способом. Впрочем, Рамси никакой и не боец: его учил драться не мастер над оружием Уолтон, а полоумный мясник Вонючка, поэтому фехтовальщик из него никакой, а меч ему приходится использовать только для разрезания тортов: в остальном он им ничего делать не умеет. Мало-мальски сноровист с коротким копьём, чем любит похваляться.
      • В сериале сглажено. Рамси — довольно крутой лучник и рубака, хорошо бившийся мечом против железнорождённых, а в шестом сезоне лично возглавивший войско против Джона. Тут опять овца вырвалась — застрелил из лука Рикона, но довольно зубастая: когда Джон в мясо искрошил ему лицо, не ныл, а испытывал какой-то мазохистский кайф от поражения и смеялся.
    • Варго Хоут: отрезал руку пленному мастеру меча, пленную же воительницу пытался изнасиловать и затравить медведем. Против вполне свободного Клигана-Горы не прокатило. Впрочем, не по отсутствию крутизны (Хоут был одним из тех, кто в поединке в очередной раз убил тру-рыцаря Берика Дондарриона), а по причине заражения крови, полученного от укуса вышеупомянутой воительницы при попытке изнасилования. Во время взятия Харренхолла Хоут был попросту не в себе и не смог организовать оборону или отступление.
      • Сериальный аналог — Лок, ещё и отправился на север, где запугивал Брана и Ридов. Пришиблен Ходором, которого Бран взял под ментальный контроль.
    • Амори Лорх. Серьёзных военных побед не одерживал, прославился, как каратель. Попав в плен к людям Русе Болтона, ползал у них в ногах и умолял о пощаде.
    • Визерис Таргариен: гнобил сестру, унижал девушек из кхаласара, да и вообще выпендривался через слово, а смерть принял в истерических воплях и мольбах о пощаде.
    • Кразнис мо Наклоз: хвалиться положением, отрезая абсолютно послушным рабам соски и на своём языке называя Дейенерис шлюхой, было очень весело. Только не учёл всей смекалки «юной ничего не понимающей девушки». Вместо волка выступил подросший и поумневший дракон.
      • Да и вся знать Залива Работорговцев. Детей на крестах распинали, а после ответных репрессий жаловались на ущемление прав.
  • «Дюна» — у войск Харконненов получилось только добивать разбитых сардаукарами каладанцев да терроризировать мирных городских жителей, против пустынных фрименов они были неэффективны с самого начала. Там же — именно такое ощущение сложилось у сардаукаров насчёт самих себя после поражения от фрименов, но это следствие их необученности переживать поражения, а не чистая правда.
  • Dresden Files: большинство сверхъестественных рас, в особенности вампиры, Сидхе и демоны, относятся к простым смертным с невероятным презрением и высокомерием, считая их не иначе как скотом или живыми игрушками, над которыми можно издеваться без последствий. По инерции они продолжают так считать, даже когда нарываются на боевого мага, или на Рыцаря Креста со священным мечом, да или просто на крутого с мозгами и правильно подобранным оружием — после чего или убегают, поджав хвост и вереща, или униженно просят пощады, ну или просто лежат и молчат в луже крови неестественного цвета. Протагонист Гарри Дрезден, «овца» зубастая и огнедышащая, вызывает такую реакцию особенно часто. При этом открытой конфронтации с человечеством в целом «супернатуралы» боятся, как ядерной войны (хотя почему «как»?).
    • Никодимус Архлеоне — очень хорошо замаскированный образчик тропа. При первом появлении он подаётся как самый опасный противник Гарри и Рыцарей и эталонный великолепный мерзавец: ему больше двух тысяч лет, он умён, хитёр, прагматичен, всегда прекрасно информирован, культурен, нечеловечески крутой фехтовальщик и вообще неуязвим. И если первый пункт, в общем-то, сохраняется на протяжении серии, то второй при дальнейшем рассмотрении превращается в этот троп. Основные и большую часть времени единственные противники Ника — простые короткоживущие смертные, чья основная задача — не прибить его, а уговорить его раскаяться и вернуться на светлую сторону. Живучесть ему обеспечивают два читерских артефакта: удавка Иуды, которая позволяет мгновенно заживлять любые раны (кроме нанесённых ею самой), и собственно монета с падшим ангелом Андуриилом внутри, который проявляется как невероятно универсальная живая тень, да еще и может подслушивать почти любого человека в почти любом месте — халявная разведка. Майкл полагает (и прямо заявляет Нику в лицо), что Андуриил и есть главный в их тандеме, незаметно играя на невероятной гордыне и жадности Никодимуса. Как фехтовальщик он очень крут — но в человеческих пределах: Сиро мог его побить, Майкл, сражаясь вполсилы из-за упомянутых ограничений — держался с ним наравне, а выложившись на полную — только что пол Ником не вытер (хотя, надо сказать, одноручным мечом от здорового дядьки в доспехах и с полутораметровым двуручем особо не отмашешься). Не особо же стеснённые правилами и рамками антигерой Гарри и антизлодей Марконе одерживали над Ником верх и в битве интеллектов, и, в некотором смысле, в банальной рукопашной. Наконец, как и примеры из предыдущего абзаца, Архлеоне показывает свой характер только смертным (ну, кому может), со сверхъестественными игроками он подчёркнуто вежлив, а когда он попробовал выставить дурой Мэб, та, с помощью Аида и означенных Дрездена и Марконе, быстренько выбила ему табуреточку, уронила в грязь и еще сверху грязью полила.
  • Honorverse — Солнечная Лига, вернее, её флоты — Боевой и Пограничный. Боевой уже лет триста вообще ни в каких войнах не участвовал, оставаясь эдаким пугалом для непокорных, Пограничный же нередко вёл боевые действия… с одиночными планетами, провоцируя и давя численностью и техническим превосходством. Столкнувшись с кораблями Мантикоры, которая уже двадцать лет ведёт войну с Хевеном, постоянно развивая и совершенствуя вооружение и технологии, флоты терпят сокрушительные поражения. Наличествует также осознание собственной крутости и величия пополам с презрением к «неоварварам» — и тем страшнее для проигравших осознание, что эти самые «неоварвары» не уничтожают их только благодаря собственным понятиям о человечности.

Кино[править]

  • «Про Красную Шапочку» — Охотник.
  • «Хижина в лесу» — работники Фирмы, которые преспокойно натравливают монстров на людей и ещё при этом пари держат, с криками разбежались от своих же чудовищ, когда те вышли на свободу. Монстры их догнали и уничтожили.
  • «Криминальное чтиво» — торговец оружием и особенно его психованный БДСМ-миньон. Дополнительные очки, т. к. это деконструкция республиканского идеала «крутого добряка, защищающего собственность от бандюг».
  • «Мистер Няня» — Алекс. В стенах родного особняка представляется злым малолетним гением и крутым шкетом, доводящим взрослых до истерики и не боящегося в открытую издеваться над ветераном рестлинга cилачом Шоном Армстронгом (сыграного Халком Хоганом). Однако стоит Алексу оказаться в школе, как он из молодца превращается в тихую закомплексованную овцу, не способную дать сдачи парочке хулиганов.
  • точно не помню то ли «13 убийц» то ли «одинокий волк с ребёнком» — в городке на горячих ключах, местные якудза, когда прибывает банда всего в десяток ронинов сразу стухают и становятся тише воды и ниже травы
  • «Самолёт президента» — Валерий Коршунов. Как с оружием в руках угрожать заложникам или избивать связанного президента США — так тут он крут до невозможности. Но стоило последнему вырваться и начать преследование — так бежит, поджав хвост, а когда дело всё-таки доходит до драки — то и вовсе выясняется, что он полный ноль во всём, кроме стрельбы.
  • «Большой Лебовский» — Уолтер Собчак. Орёт на всех, обожает размахивать пистолетом, постоянно вспоминает войну во Вьетнаме (согласно Слову Божьему, на самом деле Уолтер не воевал)… и мгновенно сдувается, столкнувшись с человеком, который его не боится.
    • Против нигилистов, впрочем, он выступает отлично, поскольку нигилисты — ещё большие молодцы против овец.
  • "Каникулы Петрова и Васечкина" - Гусь. Весь из себя такой хулиган и постоянно грозит кулаками, а сам позорно сливает драку с заглавными героями, которых он по виду круче раза в три, и шарахается от девочки и от коровы.

Телесериалы[править]

(link)

А ну гони по пять тыщ с рыла! А то всех перебодаем.
  • «Ералаш», сюжет «Крутые парни». Педаль в пол: овцой эта банда оказывается и против собственно овец - точнее, против одного козла Васьки.

Мультфильмы[править]

  • «Тигр и бабочка» (в альманахе «Веселая карусель»). Добрый тигр с очень агрессивным живым полосатым матрасом. Матрас, рыча, яростно гоняет напуганных зверей — но сразу «сдувается», стоит вернуться хозяину.
  • «Бременские музыканты» — охрана Короля сразу разбегается от лжеразбойников.
    • «Новые бременские музыканты» — Сыщик. Чтобы победить престарелых музыкантов, особой крутизны не нужно. (Хотя она у него есть: в кадре видно, что он очень техничный боец. Есть у него и некоторые сверхспособности: вихрь таки наколдовал. Но это не отменяет того факта, что избивая немощных и отчаянно-безнадёжно-отважных старичков, он красуется так, будто невесть каких грозных врагов одолевает. Пародия на супергероев как типаж?)
    • Скорее, общая склонность к понтярству плюс желание расквитаться за позорное закатывание в ковёр много лет назад.
  • «Мегамозг» — новоявленный злодей («злодей, но не супер») с суперсилой Титан, громя в процессе разборки с ГГ город, пытается улизнуть, встретив супергероя Метромена, считавшегося погибшим.
  • «Охотники на драконов» — в буквальном смысле, молодцом против стада брошенных овечек выступает хохочущий дракон-трансформер, издевавшийся над неопытными героями ещё в самом начале их похода. Вернувшиеся унизительные игры в догонялки с ним прервались, когда тихоня Лиан-Чу «коварно» столкнул между собой отделившиеся части драконьего тела.

Мультсериалы[править]

  • «Futurama» — Зепп Браниган.
  • «Самурай Джек» — наглый, задиристый и самоуверенный Сам Му Рай, явная сатира на хип-хоп культуру. Что-то явно знает и умеет, но из-за патологического позерства и неспособности держать себя в руках подчистую сливает неказистому главгерою, который с самого начала отказывается воспринимать его всерьез, а за сражением Джека с ассасин-ботами только бессильно наблюдает со стороны. Педаль в пол: даже его накачанные мускулы не настоящие.
    • Частично сам Аку. В серии «Дуэль» становится ясно, что в рукопашной без своих демонических сил он Джеку не соперник.
      • С фитильком, ибо для НЁХ, нагнувшей множество планет, знать рукопашный бой не обязательно.
    • А в пятой серии пятого сезона — некто Доминатор, похитивший детей у волосатых йети и зомбирующий этих детей, чтобы они могли работать на заводе. Аши урода ОЧЕНЬ сильно избила…

Аниме и манга[править]

  • Fullmetal Alchemist — распальцованные генералы (да и, в общем-то, все войско) центра. Как подавлять мятежи или гражданские войны вести с необученными и не экипированными гражданскими — так они молодцы. А как солдаты востока и севера? А как полковник Мустанг? Не говоря уже про монстров? Ээээйхх…
    • Справедливости ради — солдат в большей степени сковывала некомпетентность командиров. По-крайней мере, когда пара отрядов подверглась нападению «бессмертных солдат», они быстро скооперировались под чёткими командами генерала Армстронг (которую чуть не пристрелили минутой ранее). Да и отряд, штурмовавший позиции Бакканира под командой фюрера, тоже действовал достаточно слаженно (в том числе и не струсил пойти против Линга в облике гомункула).
  • Code Geass — в начале сериала Кловис Ла Британия показан именно таким. Давить малочисленных, плохо вооружённых японских террористов и безоружных гражданских в гетто Синдюзку — это запросто. А вот стоило террористам обзавестись несколькими найтмерами и умелым командиром в лице главного героя, нагибать начали уже британскую армию.
  • Кикутиё в аниме-адаптации «Семи самураев» — с прикрученным фитильком: он бывший крестьянин, а не самурай, но благодаря самоуверенному поведению и брутальному внешнему виду он поначалу кажется Кираре и её спутникам крутым воителем (до того, как на сцене появляются настоящие самураи). Боевых навыков имеет очень немного, но компенсирует это чудовищной физической силой своего кибер-тела (рубит пополам дома и броневики, поднимает корабли и громадные металлоконструкции, врукопашную забивает небольшие боевые мехи), живучестью, отвагой и здоровенным мечом. В результате и охотникам на самураев, и Камбэю, и Кюдзо Кикутиё сливает очень быстро. Почему с прикрученным фитильком? Ну… он все равно крутой, и ближе к концу фильма крутеет еще больше.
  • Berserk — Адон Бокович. С прикрученным фитильком: он все же довольно неплохой боец, хотя и редкостный подлец и трус. Обычных ратников выносит лихо. Но его ждет неудача — поиздевавшись над измученной девушкой-воином, он вначале получает люлей от ее товарища по отряду, а через пару серий эта самая девушка, выздоровев, разносит его в пух и прах, и никакие трюки ему не помогают.
    • Туда же герцог Юлиус — здоровенный мужик изводит малолетнего сына изнуряющими фехтовальными тренировками на острых мечах (!) в полный контакт. Прикрываясь пафосными речами о рыцарской чести и бесстрашии. Потом на сцене появляется Гаттс… хватило одного удара. Субверсия: по крайней мере, он определенно не струсил перед убийцей.
    • Базусо — огромный рыцарь в полной броне раскидывал солдат Мидланда, как кукол, но потом огреб от юного и легковооруженного Гаттса по самые помидоры. Да еще и о пощаде умолял перед смертью.
    • Многие Апостолы, павшие от руки Гаттса.
    • Фарнезе — строит из себя крутую воительницу Церкви. Оказалось, она и фехтовать-то не умеет. Туда же большинство Рыцарей Железных Цепей, кроме Серпико и Азана.
  • One Piece — С прикрученным фитильком: Беллами до таймскипа. Пират с наградой в 55 млн белли. Избить того, кто явно слабее тебя — всегда пожалуйста! Ну а сражаться с равными или более сильными врагами он явно не спешил. Сюда же можно отнести троп — А двести двадцать не хочешь?, так как в конце концов огрёб от ГГ, существенно недооценив его силу. В последствии можно было наблюдать то, как Беллами унижается перед Дофламинго, умоляя дать им ещё один шанс. Почему с прикрученным фитильком: во-первых, ему было поставлено соответствующее условие при вступлении: проиграешь, пнём под зад и ещё люлей навешаем;во-вторых — он всё же пытался допустить, что новая листовка на 100 млн белли — фальшивка, и что этот слабак не может стоить даже тех же 30 млн… Пускай драться он умел и после таймскипа изменился в лучшую сторону, относительно уровня протагонистов он всегда считался… не очень сильным бойцом(в той самой драке был побеждён Луффи с одного удара).

Видеоигры[править]

  • Arcanum — Крака-тур. В своем новом облике полудракона он стал офигенно крутым… но так и остался трусом. Разорять крестьянские поселения — за милые веники. Когда пришлось за это отвечать перед самим Назрудином — ползал в грязи, рыдал и просил пощады. Так же ведет себя и при личной встрече; если пообещать забрать его из Пустоты, начнет предвкушать (вслух) свои будущие «подвиги», но после первого же «найду и пасть порву» от протагониста обещает, что больше не будет (что характерно — слово держит).
  • Beyond the Well — протагонист. Его первые враги — в буквальном смысле овцы. Правда, на них он прокачивает первые уровни и впоследствии успешно побеждает баранов, свиней, кабанов и пузыри слизи.
  • Серия Warcraft — по боевым характеристикам под троп подходят крестьяне и их аналоги у других рас. Такой не способен противостоять один на один серьезному воину, но серьезных воинов можно заклинанием превратить в овец, а овцы не способны к самообороне. В третьей части «молодец» способен справиться за минуту с одной овцой (запас НР у нее — как у превращенного, а через минуту она превращается обратно), во второй части он иногда рубит овец стадами (превращение необратимо, у овцы всего 5 НР, а на карте их бывает ну очень много).
  • Touhou Project — интересный пример с целой цивилизацией — Лунными Жителями. Вплоть до выхода 15-й части они выглядели ну просто неимоверно крутыми: У них и технологии значительно превосходят человеческие, и магия круче, чем у любого ёкая, а командир лунной обороны Ватацуки-но Ёрихиме вообще в одиночку раскидала главных героинь, как детей. Иными словами, мощь у Лунных Жителей, буквально, божественная, и, кажется, их никто в принципе не способен испугать. Однако в 15-й выяснялось, что кое-кто всё же способен — на Лунную Столицу напали божественный бух Дзюнко и Богиня Ада Гекатия Ляпислазули. Что делают богоподобные Лунные Жители? Прячутся в Мире снов, а затем берут Генсокё (На минуточку, целый мир!) в заложники, после чего, фактически, шантажом отваживают от себя вторженцев. А понтов-то сколько было, понтов…
  • Серия Total War — в играх на движке Warscape — конные лучники. Дело в том, что он разрабатывался для Empire, игры про колониальную эпоху, где конные лучники должны символизировать самые что ни на есть дешманские войска отставших от жизни феодалов. В следующих частях, проходивших в Античности, это привело к казусам. Так, в Attila гуннам пришлось добавить самую сильную (в оригинальной игре без DLC) пехоту, иначе компьютер безбожно проигрывал.
    • Medieval II: войска с высоким показателем брони и урона по незащищённому противнику, но низким показателем здоровья. Придуманы специально для того, чтобы охладить пыл любителей забегов начальными копейщиками, хотя и потом они остаются полезны, например, против тех же пикинёров. Хрестоматийный образчик — пешие рыцари, только не благородные, а дефолтные.
    • Empires: особый класс полицейских войск вроде драгунов или стрельцов. В бою почти бесполезны… зато какие эффективные гарнизоны!

Визуальные романы[править]

  • Fate/Stay Night — Мато Синдзи. Его смелость прямо пропорциональна силам и близости Слуги. В одиночку не может ничего, кроме как насиловать приемную сестру.И даже на это решился лишь после того как любящий дедушка своими тренировками изрядно (но не полностью) поломал той волю к сопротивлению. Как итог: погибает в двух рутах из трех. Причем в одном из них от рук той же сестры.
  • Fables — Синяя борода. Без проблем убивает уже безопасного репортёра, но подчиняется с полуслова любому приказу Волка (который подсвечивает его характеристику). Прекрасный Принц убивает Бороду, сперва поддавшись ему на поединке и внушив иллюзию превосходства, иначе тот не стал бы ввязываться в сражение.
    • Борода проходит скорее как домашний тиран. Убить репортёра он предлагает с самого начала. Да и заявиться в камеру за головой Джека не побоялся. Но как «законопослушный злой» готов творить зло только когда ему за это точно ничего не будет. А вот когда явная вероятность наказания исчезла — тут же перебежал на сторону армии Императора.
  • «Бесконечное лето» — с фитильком, но всё же таким страдает Алиса. Ну вот серьёзно: половина лагеря боится ДваЧе, потому что та агрессивно реагирует на любой неосторожный взгляд. Но когда доходит до серьёзных ситуаций, то тут Алиса, как ни странно, самая беззащитная. Она — единственная, кого Семёну приходится спасать от Шурика (остальные скорее Семёна спасают, особенно, внезапно, маленькая Ульянка, которая вообще разоружает взбесившегося пионера). В руте Лены Алиса получает по наглой рыжей физиономии угадайте от кого. На появление Юли в соответствующем руте Алиса реагирует поначалу панически, в отличие от изготовившихся к драке Слави и Лены (Леночка вообще нож выхватывает). Про рут Мику и вовсе умолчим (впечатляющая сцена, надо сказать).

Музыка[править]

  • «Come Out Ye Black And Tans»: «Come tell us how you slew them poor Arabs two by two, / Like the Zulus they had spears and bows and arrows, / How you bravely faced each one with your 16-pounder gun, / And you frightened them poor natives to their marrow».
  • Владимир Высоцкий, «Всё ушли на фронт»:
« У начальника Березкина —

Ох и гонор, ох и понт!
И душа — крест-накрест досками,
Но и он пошел на фронт.

Лучше б было сразу в тыл его,
Только с нами был он смел.
Высшей мерой наградил его
Трибунал за самострел.

»

Реальная жизнь[править]

Во избежании холиваров просьба не добавлять сюда примеры из XXI в.

  • Капитан Очевидность докладывает — баран же! В случае нападения на отару волка или тем более целой волчьей стаи — абсолютно беспомощен и бесполезен. Даже не способен удержать отару на месте, чтобы она в панике не разбежалась. Если верить канадскому писателю-натуралисту Э. Сетон-Томпсону на этот случай канадские и американские фермеры-овцеводы специально запускали в отару пару-тройку самцов-козлов, которые пользовались у овец гораздо большим авторитетом, чем родные бараны. Однако нужно следить чтобы бараны не бодались в поединках с козлами — хорошенько разбежавшись перед боданием, баран способен сломать козлу шейные позвонки; причина в том, что козлы же бодаются совсем по-другому — не разгоняются, а просто, став на задние ноги, падают нанося удар рогами сверху. Козлы не позволяли отаре в случае волчьего нападения разбежаться, что значительно облегчало собакам-волкодавам и пастухам задачу защитить овец и позволяло заметно минимизировать овечьи потери от волчьих зубов.
  • В ходе Второй мировой эту роль выполняли полицаи и истребительные батальоны, но они и не были предназначены для борьбы с серьёзным противником: это были сугубо вспомогательные отряды, созданные для помощи полиции/НКВД в охране тыла своей стороны, кроме того, немцы зачастую гребли в полицаи насильственно и обоснованно не доверяли им нормального оружия и не давали приличной подготовки.
  • Противопартизанские самолёты как есть. Строят их по принципу «дёшево и сердито», зачастую из обычных транспортных самолётов или учебных «кукурузников». Пока у противника нет ПВО, эти летающие аппараты сеют ужас и смерть, но если завести что-то способное стрелять достаточно быстро и/или далеко — ситуация радикально меняется. Например, карьеру АС-47 во Вьетнаме окончили крупнокалиберных пулемёты (против них 7,62-мм «Миниганы» уже не смотрелись), а применение АС-130 закончилось над «тропой Хо Ши Мина» после применения ПЗРК — ибо для них нет более удачной мишени, чем медлительный крупный самолёт, летающий на небольшой высоте.

Вариант тропа (с копами)[править]

« — Он не слушается, что делать?
— Еще более строгим голосом прикажите ему лечь на землю.
»
— Провальная попытка ареста не-бетризированного (Demolition Man)

(link)

попытка ареста

Вариант тропа: если дело происходит в антиутопии с поголовной бетризацией, и полиция просто не способна ничего поделать с не-бетризированным. Или в утопии, где все добровольно живут как божьи одуванчики.

Не путать с «Панургова полиция»: там речь о безрассудстве. Там полицейский не осознаёт своей слабой подготовленности и/или бестолковости.

Примеры «шерстоголовой и блеющей» полиции[править]

  • Л. Кассиль, «Кондуит и Швамбрания». «„Фулиганы“ (так называли здесь хулиганов) были пожилыми, солидными, семейными людьми. От их безобразных выходок в слободе не было никому житья. Полиция боялась тронуть их. Тогда грузчики, лодочники и рабочие костемольного завода, лесопилок и железнодорожных мастерских составили список главарей-хулиганов и в одну ночь перебили их всех».
  • Утопический вариант. Незнайка в Солнечном городе — аналогично, хватило всего трёх хулиганов на город-утопию, сплошь утыканную видеокамерами с обзором в 360 градусов. А милиция там преступникам только нотации читает, потому что милиционеры «подразболтались» за времена хорошей жизни. Раньше-то преступников ловили и в камеры сажали.
  • Почти что аналог — «Атака Титанов» С. Хигути — военная полиция, за столетие отсутствия угрозы превратившаяся в типичных зажравшихся бюрократов. Несмотря на имидж «армейской элиты», неспособны не только сделать что-либо с Титанами, но и легко позволяют замаскированному диверсанту-революционеру свинтить у них ВСЮ взрывчатку, отправленные на уничтожение «осколки доапокалиптической цивилизации» и оружия на два-три полноценных склада. И Эрена в облике Титана боятся, зато, когда он в человеческом обличии, пытать и шантажировать его, пользуясь численным превосходством и убивая на его глазах безоружных друзей — милое дело.
  • «Разрушитель» с Сильвестром Сталлоне — педаль в пол: полиция утопии способна справиться лишь с бетризированными, а против закоренелых преступников практически полностью беспомощна. Та же история, что и с примером выше.
  • The Giver — местная госбезопасность, привыкшая жить в утопии и иметь дело лишь с теми кто принимает местную сому, гоняется на великах (!) за главным героем и не способна ничего поделать с неповиновением.
  • «Стандартный земной кошмар» Роберта Шекли: землянин-исследователь, наглый, ражий и бесстыжий, сталкивается со сверхразвитой и предельно мирной инопланетной цивилизацией. Однако их военная мощь, оставшаяся с прежних времён, делает их в его глазах угрозой для Земли, и землянин упорно ищет подтверждения своим подозрениям. Под конец он даже грудью идёт на бластеры, и местные так и не решаются выстрелить. В итоге инопланетяне предпочли ему (одному, Карл!) сдаться всей планетой и назначить его диктатором — с условием, что он не будет заставлять их делать что-то противное их природе, например, воевать (землянин согласен, потому что — ну какие из них вояки?). И тут становится понятно, что всё это — хитрая субверсия. Став диктатором планеты, землянин немедленно начинает собирать армию наёмников с других планет и готовить превентивное нападение на главную угрозу для своей новой планеты: Землю (чем и осуществляет стандартный земной кошмар). А инопланетяне продолжают жить, как им нравится.
  • Особенно трагический утопический вариант: «Путь меча» Олди. Все жители Кабирского Эмирата владеют одушевлённым оружием (или оно владеет ими, смотря с какой стороны посмотреть), которое через телепатическую связь с носителем делает его сверхъестественным суперфехтовальщиком. Из-за того, что все — мастера клинка, уважающие противника, никто никогда не сражается насмерть: меч останавливается в одном волоске от кожи оппонента и не ранит его, цель поединка — продемонстрировать друг другу высокое искусство, а не ранить, или, тьфу-тьфу, убить. И, когда из-за пустыни приходит толпа грязных кочевников с самым обычным и не особо качественным оружием, мастерами фехтования отнюдь не являющихся, никто ничего не может им противопоставить — ведь все привыкли, что бить человека мечом нельзя, а в поединке надо только обозначить смертельный удар, и противник сам признает поражение. А вот шулмусские варвары этого не понимают и просто рубят насмерть со всей дури, игнорируя то, что по правилам Бесед они уже двадцать раз побеждены.
  • «Космоолухи» — шерианцы. Их общество настолько миролюбиво, что служба безопасности сходу поверила, что связанный пленник с кляпом во рту — это склонный к самоистязанию паломник в передовой модели респиратора.
  • Красная плесень — песня «Утренний дозор» (пародия на хит Уматурман). Вся про это.
  • Equals — местной службе безопасности даже в голову не приходит, что кто-то может решить сбежать из «рая». Им даже в голову не пришло ни гоняться за главными героями, ни искать их; тем более что когда главный герой, передумав бежать, сам пришёл к ним, они… поставив успокоительный укольчик, отпустили его. Затем он, ещё раз передумав, решил всё же бежать. Когда главная героиня сбежала из ихней психлечебницы по пропуску покончившей с собой пациентки, они ничего не заподозрили Впрочем, серьёзного сопротивления им практически никогда никто и не оказывает.
  • «Покемоны» — в играх серии полицейские горазды нападать на невинного ребёнка-протагониста, посчитав его подозрительным. Но что они делают, когда на сцену выходит очередная команда отморозков, открыто совершающая преступления и грозящая реальной опасностью всему миру? Правильно, даже носа не кажут!
    • В аниме полиция в основном представлена бесчисленными офицерами Дженни, которые, хоть и пытаются на полном серьёзе мешать злодеям, но никогда не преуспевают в этом.
      • Ну, правда, Бутча с Кэссиди они таки арестовывают… раза три.