Мистификация

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Не может быть! Вы это сами написали. »
— Н. В. Гоголь

По каким-то причинам автор/коллектив авторов решает разыграть коллег и читателей, придумывая несуществующего автора и сочиняя за него произведения. Реже — приписывает собственный опус кому-то существовавшему, но сроду такого не сочинявшему.

Зачем это нужно? Чаще всего просто шутки ради. Иногда — как приём в полемике: например, автор-женщина пишет книгу под мужским псевдонимом, потом долго наслаждается, собирая лулзы от восторгов по поводу «мужественного стиля», особенно со стороны тех, кто утверждает, что женщины «писать не могут», потом саморазоблачается и собирает второй урожай лулзов, видя, как мужские шовинисты роняют кирпичи. Порой на мистификацию шли, чтобы протащить какие-то вещи под радаром цензуры как перевод или «народное творчество». Ну и в наше время нередко — ради коммерческого успеха.

Мистификация отличается от обычной работы под псевдонимом тем, что автор меняет не только имя, но нередко и саму стилистику произведения, чтобы выдать его за чужое/народное творчество. Если над произведением работает коллектив авторов, то стилистика естественным образом меняется сама.

От подлога же мистификация отличается тем, что весь её смысл — в разоблачении.

В наше время мистификация осложняется тем, что через интернет достаточно легко проверить «выходные данные» произведения и узнать, что, например, «перевод» просто не существует на языке оригинала.

Близкий троп — поручик Киже, когда мистификацию творят в вымышленных мирах.

Если же выдуман не автор, а само произведение — это Несуществующее произведение. Если выдумана страна, организация и т. п., и вымысел используется в практических целях — это операция под вымышленным флагом.

Примеры[править]

Литература[править]

Во многих странах[править]

  • «Песни западных славян» («Гузла») — якобы сборник народных югославских стихов, на самом деле написанных Проспером Мериме. Сам Мериме не ожидал такого успеха мистификации — купились даже Пушкин и Мицкевич (кстати, одна баллада реально народная).
    • Это был второй подобный опыт французского писателя. Ранее он уже написал несколько пьес и напечатал их под заглавием «Театр Клары Газуль», заявив в предисловии, что автором пьес является неизвестная испанская актриса странствующего театра. И даже приложил к изданию свой портрет в парике и женской одежде!
    • Сам Пушкин, переводя «Песни западных славян», не удержался и добавил от себя балладу «Яныш-королевич», тоже выдав за перевод народной песни.
    • Любопытно, что в одном из рассказов Мериме главного героя-фольклориста мимоходом мистифицируют, подсовывая ему балладу Мицкевича под видом народной песни.

Отечественные мистификаторы[править]

  • А. С. Пушкин
    • Лишняя баллада в «Песнях западных славян».
    • Псевдоперевод «Из Пиндемонте» («Недорого ценю я громкие права…»). Нет и не было такого поэта — Пиндемонте, это одно из названий итальянской провинции Пьемонт.
    • Пьеса «Скупой рыцарь» изначально была опубликована под видом выполненного анонимом перевода сцены из трагикомедии Уильяма Шенстона. Правда, тот написал поэму «Бережливость».
    • «Повести покойного Ивана Петровича Белкина, изданные А. П.» (1831). В сборнике прозы Пушкина опубликованы только в 1834 году.
    • «Отрывок из неизданных записок дамы (1811 год)», опубликованный в «Современнике» за 1836 г. В собрании сочинений Пушкина известен как «Рославлев». Потому что написан по одноименному роману М. Загоскина с целью реабилитации центральной героини, Полины, и осуждения ура-патриотизма.
  • Самобытный русский писатель Козьма Прутков — шутка, затянувшаяся на 20 лет. И до сих пор куда известнее, чем создатели.
    • Известны три подражания, придуманные в советское время и пережившие оное: «писатель Евгений Сазонов, людовед и душелюб», а также «поэт Евгений Булкин, продолжатель дела Ивана Баркова» (под этого работали поэтесса Нонна Слепакова и литературовед Лев Мочалов) и «поэт Ефим Самоварщиков, член Союза писателей» (эта мистификация — коллективная, как и в случае со славным Козьмой, но основной заводила и автор большинства стихов — Владимир Емельянов).
      • Подробнее о первом из трёх. В 1967 г. к читателям «Клуба 12 стульев» на 16-й странице «Литературной газеты» (юмор и сатира) пришёл писатель Евгений Сазонов, людовед и душелюб, автор романа «Бурный поток». Как сообщает Википедия, «Евгений Сазонов считается советским вариантом Козьмы Пруткова. В этом образе иронически обыгрывались некоторые типичные черты среднестатистического советского писателя — ложный пафос, претензии на эпический характер повествования („романы века“, „романы-эпопеи“, „масштабные полотна“), на знание человеческого характера и т. д.» Среди создателей образа — знаменитый шутник Никита Богословский, писатель и журналист Владимир Владин, детский поэт Владимир Орлов, юмористы Андрей Кнышев и Владимир Волин, театральный деятель Марк Розовский и пр.
      • Что же касается Самоварщикова — это был образ напыщенного, но в целом безобидного графомана, принципиально стоящего вне политики. «Однажды в круг электросварщиков зашёл великий Самоварщиков…».
      • Да и самому Баркову приписывали много стихотворений, написанных много позже его кончины.
  • Максимилиан Волошин и Елизавета Ивановна Дмитриева придумали такую забаву: публиковать её стихи под именем воспитанной в монастыре католички Черубины де Габриак. Когда обман наконец раскрылся, Николай Гумилев стрелялся из-за неё с… Волошиным.
    • Позже, уже в советское время в ссылке в Ташкенте Е. И. Дмитриева создала ещё одну литературную мистификацию — цикл семистиший «Домик под грушевым деревом», написанных от имени «философа Ли Сян Цзы».
  • Сборники поэзии «Русские символисты» (1894—1895) — не полная, но частичная мистификация Валерия Брюсова: мецената и автора предисловий В. Маслова никогда не существовало, а в сборниках, помимо стихов самого Брюсова и горстки малоизвестных поэтов, были стихи нескольких вымышленных символистов, за которых тоже писал Брюсов.
    • Следующая мистификация Брюсова — поэтесса-куртизанка Нелли, писавшая в стиле Северянина. Мистификацию разоблачили быстро.
  • Автор «Повести о Ходже Насреддине» Л. Соловьёв в 1930 г. представил в издательство свои песни о Ленине, которые выдал за переводы узбекских, таджикских и киргизских народных песен и сказаний. Дополнительный комизм этой затее придавали результаты спешно организованной экспедиции Ташкентского Института языка и литературы, которая в 1933 г. подтвердила фольклорный источник песен и даже представила их «оригиналы» на узбекском и таджикском (Вики).
    • Существует мнение, что при аналогичных обстоятельствах, под видом рабочего фольклора, были написаны уральские сказы Павла Бажова. Но на самом деле Бажов никогда не позиционировал себя как «собирателя фольклора», а сказы — только как записи оного. Еще в 1930-е годы он высказывался по поводу литературной самостоятельности своих текстов. В то же время многие персонажи и сюжеты действительно либо бытовали в заводском фольклоре либо имели прототипов ИРЛ.
    • Вообще советский псевдофольклор 1930-40-х годов — отдельная обширная тема.
  • Поэт Владимир Александрович Лифшиц некоторые собственные стихи выдавал за переводы англичанина Джемса Клиффорда, погибшего в 1944 г. в Арденнах. От своего лица писать такое было нельзя, а иностранцу разрешили «высказать правду о войне и о жизни в тоталитарном обществе».
  • «Новейший Плутарх» — биографический словарь вымышленных исторических деятелей. Составлен во Владимирском централе Даниилом Альшицем, Даниилом Андреевым, Василием Париным и Львом Раковым. Впрочем, из любой наугад выбранной статьи очевидно, что словарь пародией.
  • «Злые песни Гийома дю Вентре». Якобы принадлежат современнику и свидетелю Варфоломеевской ночи, которому авторами была сочинена подобающая биография. Реально стихи были написаны Юрием Вейнертом и Яковом Хароном в лагере.
  • «Москва — Петушки» Венедикта Ерофеева начинается с авторского уведомления о сокращении одной из глав, где «нет ни единого цензурного слова, за исключением фразы „И немедленно выпил“». Собственно из этой фразы и состоит глава, из которой автор после многочисленных нареканий якобы убрал весь мат.
  • Ника Турбина: сложный и печальный пример. Её биограф и поклонник её творчества, зарывшись в рукописи и расспросив знакомых семьи, к разочарованию своему обнаружил, что, похоже, добрую половину стихов за девочку написала (или как минимум дописала) её мама. Потому-то и выходили из-под пера едва умевшей писать крохи, как писали критики, «стихи не очень талантливой взрослой женщины» со словами и сердечными переживаниями, которых ребёнку и знать-то неоткуда. Сама Ника стихи писала, но явно в меньшем количестве — а раскрученную легенду надо было поддерживать.
  • Африканский поэт Нгвембе Ронга, как многим известно, жил в конце XIX — первой половине XX в., а поэт Лев «Лин» Лобарёв сделал его переводы на русский. Некоторым также известно, что «переводчик» и есть настоящий автор. Лобарёв не очень-то и скрывал мистификацию: он с самого начала называл Нгвембе Ронга «сводным братом Эль Мокамбо».
    • В своё время Лобарёв также написал роман «Прости, Мария» — сиквел сюжета популярного латиноамериканского телесериала «Просто Мария». Он издал его на бумаге и выдал этот фанфик за «официальную книгу-сиквел».
  • «Кетополис» Грея Ф. Грина. Тот случай, когда мистификация не продержалась даже до выхода книги в печать: слишком многие знают английский и умеют пользоваться гуглом. Кроме того, авторов мистификации подвела наглость: одно дело — просто придумать несуществующего писателя, и совсем другое — объявить его автором культового бестселлера и лауреатом вполне реальных литературных премий.
  • Есть мнение, что некоторые американские романы в жанре фэнтези, переведённые на русский Перумовым, на самом деле — авторства Перумова.
    • А что он переводил? Романы Поля Уинлоу про Конана-варвара? Так теперь официально известно, что Уинлоу и есть Перумов.
      • Широко известно — это ещё не официально, а официально Капитан этот случай принципиально не комментирует, ибо обещал никогда псевдонимы не раскрывать.
  • Арч Стрэнтон, Артур Кварри, Джон Бёркли — весь этот коллектив новеллизаторов из серии 1990-х «Бестселлеры Голливуда» на самом деле состоял из одного человека, москвича Ивана Сербина. Кстати, не у всех американцев получались такие годные новеллизации фильмов, как у него.
  • Антон Орлов — псевдоним писательницы Ирины Кобловой. Появился из-за мистификации, придуманной издательством: начинающим писателям было предложено публиковаться от имени вымышленного американского писателя русского происхождения. Под нажимом авторов издательству пришлось согласиться на разные имена — так появились два «брата-американца» Алекс и Антон Орловы. Книги выдавались за переводы с английского, и в качестве переводчика был указан реальный автор.
  • Вообще многие «переводные зарубежные» авторы фантастики, публиковавшиеся в 1990-е годы — на самом деле не переводные и не зарубежные. Например, Меделайн Симмонс и Дуглас Брайан — Елена Хаецкая, Джордж Локхард — Григорий Эгриселашвили, Атли Гуннарссон — Андрей Мартьянов, Керк Монро — тоже Андрей Мартьянов, Олаф Бьорн Лонкит — опять же Андрей Мартьянов, Гунтер Райхерт — правильно, и это Андрей Мартьянов, Вилли Густав Конн — Вадим Белоусов [1].
    • Сюда же — Генри Лайон Олди (украинские фантасты Дмитрий Громов и Олег Ладыженский).
    • Еще интереснее, что такая же волна псевдопереводной фантастики была в 1920-е. В истории литературы, впрочем, остался разве что роман «Месс-Менд», автором которого якобы был «американский рабочий Джим Доллар» (на самом деле Мариэтта Шагинян).
  • Сергей Борисов написал рассказ «Смерть русского помещика» в стиле произведений про Шерлока Холмса. Розыгрыш удался на 5+. «Рассказ теперь включен в большинство собраний сочинений Конан Дойла. Говорили даже, что какой-то московский театр осуществил инсценировку».
  • Никос Зервас, греческий автор серии книг «Дети против волшебников», в Греции не обнаружен. Европейской книжной выставки «Месогиа-Логотехниа», якобы признавшей его опус «лучшим подростковым боевиком последнего десятилетия», тоже в наличии нет.
  • Известное стихотворение английского поэта Пата Виллоугби «Солдат, учись свой труп носить» (звучит, например, в фильме «Мёртвый сезон»), переведённое Борисом Лапиным, на самом деле Лапиным и написано, а поэта Пата Виллоугби никогда не существовало. Тем более этих стихов не писал Киплинг, которому их тоже порой приписывают.
  • В девяностые были популярны псевдозападные франшизы и якобы переводы западных авторов. В их числе креативы про Черепашек-Ниндзя, Охотников за Привидениями и др. от белорусского издательства «Минск», новеллизации Home Alone и Twin Peaks авторства «Джона Томпсона» (тоже белорусская) и нелицензионные переводы американских книг-игр, выходившие под вымышленным именем «Майкл Фрост».
  • Роман Арбитман. Просто Роман Арбитман. Человек, успешно превративший свои образ и имя в литературную маску типа Козьмы Пруткова или Абрама Терца. В своё время судился с издательством за использование дизайна «Жизни замечательных людей» для обложки книги Льва Гурского «Роман Арбитман — биография второго президента России» и дело выиграл. Известен также в качестве Рустама Каца, автора «Истории советской фантастики» (очень альтернативной). Я думаю, не надо говорить, что и Рустам Кац, и Лев Гурский — псевдонимы?
  • Брайанна Рид — шутка автора правки, а точнее — троллинг любительниц эротической литературы и девушек, до фанатизма мечтающих о романе с рок-музыкантом. Ну, и пародия на традиционные романтические штампы.
  • «Эротические приключения Гулливера» — порнографический фанфик неизвестного русского автора о сексе Гулливера с лилипутками и бробдигнежками. Был бы обыкновенной плохой порнографией, которой полно на фикбуке, если бы не предисловие. Автор утверждает, что получил «неизвестную рукопись Свифта» от отдаленного потомка Ерофея Каржавина, первого русского переводчика. Как ни удивительно, вскоре нашлись люди, воспринявшие клишированную до пародийности историю о найденной рукописи за чистую монету.
  • «Анжелика в России» якобы за авторством А. и С. Голон на самом деле написана группой отечественных авторов, в числе которой был и фантаст Алексей Свиридов.
  • Якобы эстонский поэт Ыыху Ибенпалу — образ, созданный журналистом Михаилом Шахназаровым (иногда его имя коверкается самим автором образа как «Ыы(censored) (censored)енпалу»).

Иноязычные мистификаторы[править]

  • Шота Руставели выдавал свою поэму «Витязь в тигровой шкуре» за переделанное на язык стихов народное предание.
  • Живший в XVIII в. Томас Чаттертон с 12 лет писал поэмы, выдавая их за средневековые записи Томаса Роули, найденные в древней церкви. Не получив признания, он принял мышьяк и скончался в 17 лет.
  • «Песни Оссиана, сына Фингала» Т. Макферсона — весьма годная и на «ура!» прокатившая попытка выдать авторское творчество за гэльский фольклор. Впрочем, поэмы действительно представляют собой стихотворное переложение сюжетов о Фингале (Финне Мак-Кумале).
    • Последний упомянут Стругацкими в романе «Жук в муравейнике». «Все собирают ксенофольклор. Но у голованов нет фольклора! Это же утка! Шутник Лонг Мюллер выпустил книжонку на манер Оссиана, и все посходили с ума…».
    • В романе Вальтера Скотта «Антикварий» заглавный персонаж спорит с племянником из-за авторства песен Оссиана:
« Неужели ты веришь, — взволновался антикварий, — неужели ты, простак, безоговорочно веришь, что эта стряпня Макферсона — действительно древняя поэзия?

— Верю ли я, сэр? Как же я могу не верить, если с детства слышал эти песни? — Но это не был макферсоновский, английский Оссиан! Надеюсь, ты не станешь утверждать такой вздор? — произнес антикварий, гневно хмуря лоб. Однако Гектор стойко выдержал натиск бури. Как многие истые кельты, он полагал, что честь его отечества и родного языка неразрывно связана с подлинностью этих широко распространенных песен.

»
  • Уильям Генри Айрленд в конце XVIII в., будучи совсем юным, сварганил ряд бумаг, якобы написанных Шекспиром, ярым поклонником которого был его отец, и даже сочинил пьесу, поставленную в театре — впрочем, далеко не шедевр. Подавляющее большиснтво специалистов не сомневалось в авторстве великого Барда. В конце концов признался в жульничестве но отец ему так и не поверил.
  • Интересный случай произошёл с Буссенаром. У него вышло четыре «посмертных» романа, три из которых отличались в худшую сторону от пожизненных: «Железная Рука», «Капитан Ртуть», «Новые приключения парижанина» и «Бессребреник среди жёлтых дьяволов». Лингвистический анализ с привлечением математических методов, который провела Елена Трепетова, помог установить, что их на-/дописал Анри Летюрк, а редакция «Журнала путешествий и приключений на суше и на море» издала их под именем более популярного автора.
  • Ярослав Гашек любил это дело. Будучи главным редактором журнала «Мир животных», он то и дело «открывал» новые виды и породы, вроде «сернистого кита», а в отделе объявлений и вовсе хулиганил по-чёрному (как вам сообщение о продаже пары отлично выдрессированных оборотней?), за что и был с позором уволен. Управляя псарней, сочинял своим собакам такие родословные, что вместе с женой попал под суд — причём всё это исключительно по живости характера (ну и потому, что выпивал до 35 стаканов пива в день). Эти элементы его биографии были почти без изменений отражены в образах бравого солдата Швейка и вольноопределяющегося Марека.
  • Хорхе Луис Борхес. Мистификациями являются его рассказы «Пьер Менар, автор „Дон Кихота“» и «Тлён, Укбар, Орбис Терциус». Будучи переводчиком и редактором литературной колонки в журнале, периодически публиковал своё творчество под видом переводов (в частности, некоторые рассказы появились под видом работы Сведенборга и фрагмента «Тысячи и одной ночи»). Кроме того, в некоторые свои антологии наряду с текстами других авторов Борхес включал и свои собственные произведения, в том числе подписанные псевдонимами (к примеру, в его сборник «Книга сновидений» вошёл отрывок из произведения некого Франсиско Асеведо, а в работе «Семь вечеров» ту же историю Борхес рассказывает как случай из собственной жизни). И «Книга вымышленных существ», значительная часть которых вымышлена самим Борхесом.
  • Ромен Гари (кстати, тоже псевдоним, а на самом деле Роман Кац или Кацев) выдумал Эмиля Ажара, под псевдонимом которого опубликовал четыре романа, и уговорил своего двоюродного племянника изображать автора перед журналистами. Благодаря этому был дважды удостоен Гонкуровской премии (по уставу может быть присуждена автору только один раз в жизни). Раскрыл мистификацию в эссе «Жизнь и смерть Эмиля Ажара».
  • Стивен Кинг в свое время изобрел писателя Ричарда Бахмана и придумал ему биографию. Сначала Кинг сплавил Бахману ранний роман «Ярость», а затем решил проверить, насколько хорошо его книги будут продаваться без «раскрученного» имени на обложке. После выхода «Худеющего» Бахман начал пользоваться некоторым успехом, но тут мистификацию раскрыли (Кинг не очень-то и прятался), и несуществующий писатель скоропостижно скончался «от рака псевдонима», а уже готовый следующий роман Бахмана «Мизери» Кинг издал под собственным именем.
  • Касл — выпущены два цикла романов под именем Ричард Касл: о детективе Дереке Шторме и о Никки Жаре.
  • Пенелопа Эш, «Незнакомка приходит нагой», эротический роман, 1969 год, США. Выходу романа предшествовала активная реклама, авторесса охотно давала интервью. Тираж разошёлся моментально, роман вошёл в тройку бестселлеров года. После этого мистификация была раскрыта: роман оказался творением большой команды журналистов и маркетологов. Создатели поставили себе целью доказать, что качество не имеет никакого значения, если книга содержит много постельных сцен и достаточно разрекламирована. Текст был намеренно написан как можно хуже, без единых требований к стилю, с использованием всех возможных языковых и сюжетных штампов, но это никак не повлияло на бешеную популярность романа. В итоге он был даже экранизирован.
  • Трэвис Ти, "Ночи в Атланте" (Atlanta Nights). Роман был написан большим коллективом писателей-фантастов - каждый по главе - без особой заботы о связи между главами, одна из глав вообще сгенерирована компьютером, две главы абсолютно идентичны друг другу, 21 главы вообще нет. Написана с целью вывода на чистую воду издательства PublishAmerica, которое упорно отрицало, что публикует книги за деньги авторов (так называемое vanity publishing), а его представители как-то раз не очень уважительно отозвались о жанре научной фантастики - за что фантасты и отомстили, вдохновившись примером "Нагой незнакомки". PublishAmerica рукопись приняли, правда, не опубликовали - авторы раскрыли себя.

Аудиоспектакли[править]

  • Радиоспектакль «Война Миров» был воспринят за чистую правду, и получилась совсем ненамеренная мистификация. Возникла массовая паника, народ еле успокоили.
    • На деле мистификацией была сама массовая паника. Некоторые американцы (из того небольшого процента, что вообще слушали постановку на местном радио), особенно переключившиеся на нее в середине и услышавшие описание военного вторжения не пойми кого, начали названивать в полицию, полицейские схватились за голову и помчались на радиостанцию, дабы пресечь безобразие, а вслед за ними подтянулась жадная до сенсаций пресса, которая и раздула всю историю в «массовую панику».

Видеоигры[править]

  • Fallen London — едва ли не половина литературных источников, на которые ссылается игра. Например, книга Р.Стамфорда «Алеф в Зеркале».

Музыка[править]

  • «Молитва Франсуа Вийона» за авторством Булата Окуджавы — особый случай. Сам бард своё авторство никогда не скрывал, а изначально песня называлась просто «Молитва». Но в журнале «Юность» отказались печатать текст с таким названием, и автор добавил Вийона. «В редакции восхитились, потому что с их точки зрения молитва превратилась в стих о молитве, да к тому же ещё и со ссылкой на тёмные века. Атеистические добродетели советской литературы как бы остались не задетыми». Когда верить в бога разрешили, и Окуджава восстановил исходное название, нашлись те, кто упорно продолжал верить во французский первоисточник.
  • Эльдар Рязанов иногда писал стихи для песен, которые звучали в его фильмах. Принося стихи своему другу, композитору Андрею Петрову, чтобы тот положил их на музыку, Эльдар Александрович очень стеснялся — и несколько раз выдавал свои стихи за произведение какого-нибудь классика (например, Р. Бёрнса, Р. Киплинга, М. Цветаевой и т. п.). Несколько раз попавшись на такую мистификацию, «уже учёный» Андрей Петров каждый раз начал требовать, чтобы Рязанов предъявил изданный на бумаге оригинал или официальный перевод. В результате, когда Рязанов пожелал, чтобы в «О бедном гусаре замолвите слово» Андрей Миронов спел за кадром положенное на музыку светловское «К застенчивым девушкам, жадным и юным…» — Петров до последнего не хотел верить, что это не сам Рязанов сочинил. Рязанов же сказал: «Эх, Андрей, если бы я только умел писать настолько замечательные стихи — я бы жил совсем иначе!».
    • С этой точки зрения забавно смотрится момент ухаживания в рязановском же «Служебном романе», где Новосельцев читает Калугиной стихи.
  • Песня «Город золотой». Автор музыки Владимир Вавилов приписал собственное произведение итальянскому композитору XVI века Франческо Канове да Милано, да так успешно, что многие до сих пор считают автором именно итальянца.
    • Более того, есть сильное подозрение, что не только эта музыка, а почти все композиции на советской грампластинке «Лютневая музыка XVI—XVII вв.» (за исключением знаменитых «Зелёных рукавов») являются мистификациями Вавилова. Если это так, мистификация зашла даже слишком далеко, потому что «Аве Мария», приписанную Каччини, уже исполняют в консерваториях по всему миру, даже Бочелли снизошёл.
  • Великий композитор, P.D.Q.Bach, единственный забытый сын папы-Баха (всего у папаши Иоганна было 20 отпрысков, некоторые стали композиторами и органистами). Изобретатель музыкальных инструментов: помеси тромбона с басом «трамбун» (tramboon) и «злец-клавира» (short-tempered clavier). Автор классической «Увертюры 1712 года и прочей наступательной музыки». Коллективное творчество группы хулиганов профессоров американских консерваторий под управлением Питера Шикеле.
  • Единственное известное в массовой культуре произведение Томазо Альбинони, «Адажио», на самом деле написано не им, а Ремо Джадзотто в середине 20 века. Сам Джадзотто утверждал, что оно написано на основе настоящего фрагмента из музыки Альбинони, но большинство музыковедов считают это мистификацией.
  • Придуманная австралийским актёром Санто Чилауро электроклэш-группа «ZLAD!» из несуществующей восточноевропейской страны Молвании исключительно ради пранка конкурса Евровидение. Мистификация была сделана весьма масштабная: у Молвании появился сайт и интернет-представительство, были даже отпечатаны путеводители. При этом сатирический характер был крайне прозрачен: так, из путеводителя можно узнать, что изучение молванского языка у иностранцев занимает не менее 16 лет (ещё бы, в нём помимо мужского, женского и среднего рода есть по одному для каждого сорта сыра!), население состоит из венгров, болгар и молван (которых всего 3 %, и встречаются они в основном в тюрьмах), молванский флаг-триколор содержит всего два цвета, серп и молот на нём были оставлены после свержения советской оккупации, но дополнены не то мастерком, не то садовой лопаткой (оба предмета по-английски называются trowel), страной управляет диктатор в тесном сотрудничестве с местной мафией, а группа «ZLAD!» и её бессменный лидер Зладко Владчик (Чилауро) — национальное культурное достояние. Для Евровидения-2004 была записана песня «Электроник-суперсоник» на условно английском языке с явным сексуальным подтекстом и снят видеоклип на неё. И чтобы вы думали? Организаторы Евровидения купились на это и приняли заявку! Неладное они почувствовали только когда стали делать видеоролик с отмеченными на глобусе странами-участницами: Молванию на карте найти не удалось. На следующий год Чилауро снова подал заявку с песней «Anti-pope», но её отклонили сразу.
    • Молванские путеводители оказались весьма успешными, и Санто Чилауро в соавторстве с австралийским режиссёром и писателем Томом Глайзнером выпустил ещё два: по южноазиатской стране Phaic Tăn и латиноамериканской San Sombrèro, полные клюквенных представлений о соответствующих регионах.
  • Борис Горбонос — композитор-инвалид из Люберец, написавший несколько песен тогда ещё молодой певице Алле Пугачёвой. На самом деле за этим именем скрывалась сама Пугачёва — тогда исполнителям не разрешалось писать собственные песни.
  • Зиновий Аркадьевич Биртман — несуществующий советский автор-исполнитель, «тюменский Аркадий Северный», якобы умерший в 1981. «Реконструированные» песни Биртмана стилизованы под советскую эстраду семидесятых (с отсылками как к собственно ресторанному шансону, так и к музыкальным темам из фильмов и даже мультфильмов), при этом в них упоминаются лайки, селфи, Чак Норрис и Нескафе. А автор мистификации Дмитрий Наумов даже основал музыкальную группу «Биртман», исполняющую эти самые песни.
  • В ту же степь, но скорее инверсия — и бард Эдуард Суровый, придуманный Гариком Харламовым. Изначально задумывавшийся как пародийный образ, Эдуард Суровый оброс биографией в фильме «Слёзы Брайтона». Автор правки знаком с человеком, который из-за фильма купился на то, что Эдуард Суровый когда-то существовал как реальный человек.

Наука[править]

  • Фундаментальные труды никогда не существовавшего математика «Никола Бурбаки из королевства Полдавия», на самом деле написанные группой французских математиков.
  • Ринограденции — вымышленный отряд млекопитающих, описанный вымышленным учёным.
  • «Академия весёлых наук» — рубрика в журнале «Знание — сила». С прикрученным фитильком, поскольку публиковавшиеся в ней материалы и не претендовали на истинность; напротив, всякий раз подчёркивалось, что это шутка. Но вера читателей в печатное слово была настолько велика, что этих предупреждений почти никто не замечал, и мистификации обсуждались на полном серьёзе.
  • Ну и нельзя не вспомнить «пилдтаунского человека». На границе с прямым обманом.
  • Научный консультант журнала «Юный Техник», профессор магии, математик и полиглот Кристобаль де Кубик, автор занятных загадок, логических задач и заметок о научных событиях в мире. Увы, в годы, когда по центральным телеканалам транслировались сеансы Кашпировского и Чумака, на страницы прежде строго научно-технического журнала начало проникать откровенное мракобесие вроде практикумов по экстрасенсорике, и главным популяризатором этого стал профессор.

Другое[править]

  • Фильм о Бэтмене, который якобы собирался снимать Орсон Уэллс в 1940-е годы (сам Орсон Уэллс в роли Бэтмена, Бэзил Рэтбоун в роли Джокера). Мистификация, которую придумал Марк Миллар (автор «Пипца», «Гражданской войны» и «Kingsman»). Усилиями Миллара и фанатов история обросла подробностями, концепт-артами и даже попала в некоторые серьёзные источники.
  • Сан-Эскобар, страна где-то в Карибском бассейне, выросшая из оговорки польского дипломата (имелся в виду San Cristobal, он же Сент-Киттс). Пользователи интернета придумали флаг и несколько вариантов карт.
  • Вейшнория, придуманная как условный противник на учениях «Запад-2017» в Белоруссии, довольно скоро обзавелась сайтом посольства и представительствами в соцсетях, а также гербом, гимном, историей и даже (крипто)валютой. Помогло в какой-то мере и то, что границы Вейшнории совершенно случайным образом совпали с границами регионов Белоруссии, которые наиболее активно поддерживали Зенона Позняка в 1994 году.
  • Мифическое чудовище по имени Чубась. Его часто можно встретить на сайтах, посвящённых славянской мифологии, по-своему «любят» чубася патриотические блогеры. Григорий Ключник, кукольник из г. Днепр (Украина), изготовил серию кукол чубасей. Чубаси фигурируют в романе Маргариты Епатко «Сын ведьмы и нежить». Масла в огонь подлил Михаил Задорнов, который в нескольких выступлениях пересказывал якобы вычитанный в одной книжке древнеславянский миф о чубасе. В качестве источника информации часто ссылаются на статью о чубасе в книге «Мифологический словарь» под ред. Д. С. Лихачёва, Б. А. Рыбакова и др., (стр. 999‒1000. М., «Наука», 1996 г.). Однако на самом деле «Мифологического словаря» Рыбакова-Лихачёва не существует в природе, а прочие работы по этнографии и фольклористике не содержат никаких следов чубася.
    • Близкая к действительности история зарождения чубася изложена в одном из эпизодов романа Владимира Титова «Золото колдуна».
      • На Западной Украине в поверьях фигурирует лесной дух Чугайстер.
  • «Металлическая» группа «Вепри суицида», якобы существовавшая в 1980-е годы в Белорусской ССР. Мистификация, сооруженная сетевыми анонами и успешно разошедшаяся по Интернету; название «Вепри суицида» позаимствовано у некрореалиста Евгения Юфита, а в качестве фотографий группы используются фотографии реальной белорусской группы «Удар» (действительно выглядящие крайне нелепо). Единственный альбом действительно существовал, но назывался не «Стальная сука», а не «Не убей» (1989, выходил только на кассетах).
  • Жюстин Франк — сюрреалистка, феминистка, автор порнографического романа «Сладкий пот» (1931), любовница Жоржа Батая… а также первое альтер-эго израильского художника Роее Розена. Её мифическая ретроспектива обставлена точно как настоящая — вступительный текст-биография, этюды и картины с подробными аннотациями, личные фото. Достаточно сказать, что в репортажах имя Роее Розена встречалось в разы реже, нежели его персонажа.
  • В Википедии лет семь-десять назад можно было почитать о бобчербе — блюде таджикской кухни, о котором сами таджики ни сном ни духом.

Внутримировые примеры[править]

Примечания[править]

  1. Которому, кстати, часто приписывают якобы брошенную им в беседе с Борисом Стругацким фразу о том, что «современная фантастика — это та литература, которую пишут мошенники для идиотов». И, если эта фраза и правда принадлежит ему, похоже, что он своими творениями под личиной «Вилли Конна» всячески старался выведенный им же принцип доказать.