Меховой интернат

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Мехмех и Люся.

«Меховой интернат» — сказочная повесть Эдуарда Успенского, впервые опубликованная в 1984 году в журнале «Мурзилка» (под названием «Девочка-учительница»), а в 1989 изданная в расширенном варианте в виде книги. Журнальная версия отличается от книжной тем, что в первой нет некоторых эпизодов — в частности, описаний школьного и домашнего быта девочки-учительницы в промежутках между работой в меховом интернате. В обоих случаях иллюстрациями к сказке занимался художник Виктор Чижиков, так что его иллюстрации можно считать каноническими. Возможно, «Меховой интернат» не самое заметное произведение Успенского в тени таких хитов, как истории про Чебурашку и Простоквашино, однако оно также вполне интересно написано в типичном для автора стиле и вполне неплохо читается даже по сей день. Почитать книгу с иллюстрациями можно, например, тут.

Сюжет[править]

Обычная московская школьница Люся в день отъезда с подмосковной дачи прогуливается по посёлку и обнаруживает работающее возле одного из домов загадочное существо — барсука почти человеческого роста, прямоходящего, разумного, говорящего и пользующегося одеждой, да и вообще ведущего себя, как человек. Разговорившись, девочка узнаёт, что странного барсука зовут Мехмех, а в данном доме находится некий «Меховой интернат», которому как раз требуется учительница «хорошего поведения и письма» её возраста. Заинтересовавшись интернатом, Люся проходит с Мехмехом внутрь и знакомится с учениками, выглядящими как зверьки всевозможных биологических видов, примерно такие же по гуманоидности, как директор.

Девочка нанимается на должность учительницы. Занятия проводятся по воскресеньям, а оплату она получает некими «хендриками» (см. ниже). В дальнейшие пару месяцев Люся ведёт двойную жизнь: всю неделю она обычная ученица, а по воскресеньям ездит в посёлок и ведёт уроки у разношёрстных зверушек. Причём неделю обычной жизни автор обычно излагает сжато (хотя и тут хватает юмора и каких-никаких приключений), а воскресные уроки представлены куда как более ярко. За это время между ней и интернатниками возникают хорошие дружеские отношения, а сама она не устаёт удивляться необычному мышлению говорящих зверей и доступным им необычным технологиям.

К сожалению, надолго эта история не затягивается. Мехмех понимает, что, несмотря на технические средства, контактировать с миром людей звериному обществу пока что рано. Его учреждение постоянно донимают если не бюрократы из какой-то комиссии, то просто охотники, и мудрёная техника только делает хуже. В один из дней, вскоре после того, как браконьер едва не похитил одного из учеников, в очередной визит Люся находит только прощальную записку и пустое здание. Из записки следует, что «Меховой интернат» представлял собой попытку установить контакт с людьми со стороны некой звериной цивилизации, обитающей в Гималаях и весьма высокотехнологичной. Попытка в итоге была признана неудачной, человечество явно до такого не доросло, поэтому зверюшки возвращаются обратно, оставив на прощание Люсе наилучшие пожелания и волшебный подарок.

Персонажи[править]

Чтобы распределить персонажей по значимости в сюжете, давайте начнём с главной героини, перейдём к меховой компании, а потом снова вернёмся к хомо сапиенсам.

Главная героиня — Люся Брюкина, десятилетняя ученица четвёртого класса, вполне хорошая девчонка. Любит подражать своим же учителям, напуская умный важный вид и разговаривать «строгим, взрослым тоном». За время общения с интернатниками даже сильно подтянула знания по школьным предметам, чтобы не ударить лицом в грязь перед учениками.

Обитатели Мехового интерната[править]

Тут работают и учатся различные звери — прямоходящие, говорящие и разумные, называющие свою цивилизацию прилагательным «меховые». Вполне умеют вести себя как люди, носят одежду (некоторые — и очки) и пользуются другими человеческими вещами. Кроме человеческого языка, общаются между собой на каком-то странном скрипучем «меховом» наречии, очевидно, общем для них. Биологический вид у меховых называется «национальностью». Как ни странно, все они питаются растительной пищей, даже хищники. И, естественно, звери обладают отличным обонянием (предложить им поиграть в жмурки было не лучшей идеей — повязка на глаза вообще ничего не решает). А ещё они очень своеобразно мыслят (см. ниже про безумную логику) и совсем не умеют врать.

Люся знакомится с Мохнуркой. Видны интерьер класса и некоторые другие ученики. Также заметен характерный для Чижикова «заваленный горизонт», будто в классе ещё и творится что-то аномальное с топологией, добавляя «чудесатости» к описываемому в тексте.
  • Мехмех, полностью — Меховой Механик. Директор интерната, попутно дворник, учитель математики, буфетчик и врач. Барсук человеческого роста[1], «важный и с повадками дворника из хорошей семьи», немного лысеющий на затылке. Кроме одежды, иногда носит шляпу с украшениями, а ещё, о ужас, прямо в детской книжке курит трубку!
  • Биби-Моки, муравьед. Самая крупная и сильная в классе (имя переводится, как «Большая Биби»). Люся не сразу понимает, что это девочка.
  • Боря Бурундуковый, бурундук.
  • Иглосски, ёжик.
  • Кара-Кусек , тушканчик. Очень прыгучий и немного хулиганистый.
  • Мохнурка, крот. Полностью — «Мохнур Великолепный». «Норный, очень норный», потому боится света, вынужден носить тёмные очки и вместо парты сидит в печке, так что вечно выпачкан в саже. При этом он не слепой (кроты в реальности почти ничего не видят и ориентируются при помощи нюха и осязания) и отлично видит в темноте.
  • Свинцовый Чоки или Плюмбум-Чоки, некий «австралийский ленивец». На иллюстрациях явно изображён ленивец, вот только они живут в Америке, а не в Австралии. А питается он эвкалиптовыми листьями, как австралийская коала. Вместо парты сидит в дыре в потолке, а к доске не ходит, а лазает. При этом ещё и пишет вверх ногами.
  • Сева Бобров, бобр. Как подобает бобру, способен в пару секунд перегрызть полено (или укусить злодея).
  • Снежная Королева, горностай. Кстати, это мальчик (по крайней мере, говорит и пишет о себе в мужском роде).
  • Устин, Летящий в Облаках, волк. Самый быстроногий из интернатников. Кроме одежды, носит ещё и пояс с игрушечным пистолетом.
  • Фью Алый Язычок, ласка. Вообще её имя передаётся, как «Фью-алка» или «Свись-алка» — на меховом языке, чтобы его произнести, надо сначала свистнуть, а потом показать что-нибудь красное, например, язык. Сама она своё имя пишет, как «Фиалка», а Люся про себя называет её «Лаковая Молния». Лучшая ученица и любимица Люси. Способна очень быстро перемещаться на короткие расстояния.
  • Цоки-Цоки, белка. Носит очки, не тёмные, как Мохнурка, а стеклянные (и сидит на первой парте, что означает явные проблемы со зрением). Всеми способами пытается увильнуть от ответа на уроке, указывая Люсе на тех, кто тоже ещё ни разу не отвечал. Люся всё понимает и толсто её троллит, а к доске всё-таки вызывает, но самой последней (и на последнем своём уроке).
  • Кроме того, из зверей фигурируют сотрудница интерната соня Матушка Зюм-Зюм («кормилюндия» — очевидно, заведующая хозяйством и питанием) и Цоки-Цокин папа (вернее, «пап»), белк-водитель.

Люди[править]

  • Люсины одноклассники: «врушка коллекционная» Кира Тарасова, обожающая рассказывать небылицы; глуповатая модница Карина Мариношвили; лоботряс и знаток древних сражений Киселёв; и прочие. Обычно фигурируют во вставках с описанием школьной жизни и творят какие-нибудь типичные школьные безобразия. Киру главгероиня со временем устроила в интернат преподавательницей «обманизма», то бишь наглой лжи, и та в итоге мастерски отшила надоедливую комиссию. А вот у Киселёва с практикой «военрука» не сложилось — к тому моменту интернат уже решено было эвакуировать.
  • Родители и дедушка Люси, родители других школьников, учителя. В основном участвуют во вставках, хотя в финале Люсин папа, не задавая лишних вопросов, помог дочке довезти интернатников в посёлок среди ночи.
  • Дядя Костя Сергеенко, снабженец и рабочий кухни в интернате. Огромный, добродушный и спокойный. Кроме основной работы, ещё и научил Мехмеха играть в карты. Похоже, что при эвакуации меховые стёрли ему воспоминания — в следующую встречу с Люсей он не то что ничего не знал ни про какой интернат, но и её саму не узнал.
  • Антагонист: злой охотник и гнусный алкаш Николай Савельев, которого меховые прозвали «Темнотюр», что означает «небритый». Всё бродил с ружьём в окрестностях интерната, а в кульминации похитил и попытался продать Боброва (то, что бобёр явно носит одежду, пьянчугу не удивило).
  • А ещё есть комиссия каких-то бюрократов с квадратно-гнездовым способом мышления, постоянно донимающая Мехмеха расспросами, почему-зачем, кто разрешил и где справка. Этакое «на тебе!» со стороны автора в сторону тогдашних реалий, в основном бонус для взрослых.

Что интересного есть у Меховых[править]

Примерно так выглядят нюхоскоп, жахтрили и хендрик.

Меховая цивилизация во многих аспектах развита больше, чем человеческая — например, в плане техники и ботаники, да и морали тоже. Некоторые из своих изобретений меховые привезли с собой, и они фигурируют в сюжете. Начнём, пожалуй, с ботанических достижений.

  • Хендрики, которыми Мехмех расплачивается с людьми, выдавая по четыре штуки в месяц. Выглядит хендрик как прозрачный пакет с красным крестом, в который упакованы разноцветные корешки и яркие травки. Известно, что «кто за год выпьет лекарство из одного хендрика, не теряет год жизни», так что это очень редкое и ценное лекарство. Московские аптекари о нём откуда-то знают.
  • Жахтрили, продолговатые фрукты с застёжкой-молнией. Неизвестно, это упаковка или они так и растут. Внутри находится мякоть земляничного цвета, по вкусу напоминающая смесь ананаса и грецкого ореха. В общем, не удивительно, что принесённый Люсей в школу жахтриль одноклассники приняли за «кошелёк с вареньем». Кроме того, у жахтриля есть косточка, жахт. В высушенном виде она взрывается на свету, выпуская нечто, образующее область непроглядной тьмы метров двадцать в диаметре. Поэтому у учеников косточки отбирают во избежание хулиганства и используют в качестве дымовых гранат (Мехмех на всякий случай выдаёт Люсе «жахтрилевую обойму», когда дела принимают нехороший оборот).
  • Описаны два вида волшебных цветов — камертоновые, которые могут звенеть от ветра и играть разные мелодии, и микрофонные, вырастив которые, по словам Мехмеха, Люся сможет общаться с ним и учениками после их возвращения на родину.
  • Добродуши — приборы, используемые для охраны территории интерната. Развешаны по деревьям, излучают некое поле, при нахождении в котором у злого человека проходит раздражённость и агрессия. Увы, всё пошло слишком так: в район интерната начали сползаться всякие мутные личности типа того же Темнотюра, поскольку там чувствовали себя лучше. В основном нюхали цветы и читали книжки в благодушном настроении, но в итоге один из добродушей возьми да сломайся… Кстати, этот прибор существует и в ручном варианте, подробно не описанном. В книге упомянуто, что добродуши были умышленно оставлены на деревьях в ходе эвакуации, чтобы людям по-прежнему было хорошо. (Ага, и начнут эти приборы потом выходить из строя один за другим…)
  • Забыванты — ещё один вид охранных устройств, которые воздействуют на память, чтобы контактёры не особо распространялись о странном зверином сообществе, устроившемся прямо под боком у людей. В обычном режиме просто вызывают забывчивость, а на большой мощности стирают воспоминания за последнее время. В итоге и эти устройства сыграли с интернатом злую шутку: с их помощью удавалось лишь заставить назойливую комиссию забыть о том, что она уже побывала внутри и что она там видела. Но о самом факте существования загадочного интерната — нет, так что комиссия раз за разом приезжала с проверкой.
  • Кстати, эти приборы срабатывают не на всех. На Люсю добродуш не включается, так как она «и без добродуша добрая», память ей тоже не корректируют. Меховая цивилизация явно преуспела в таких настройках на того или иного человека, как бы эта технология ни работала: прощальное письмо для Люси было оставлено в специальной коробочке, которая начинала пищать, только когда приближалась именно Люся.
  • Каретный перемещатель, высокотехнологичный автомобиль, похожий на карету. Может как минимум на небольшое время взлетать и оснащён магнитным оружием для отбирания у охотников ружей.
  • Нюхоскоп, аналог телескопа, но для нюха. Позволяет понюхать что-нибудь на большом расстоянии и вообще усиливает запахи. С его помощью интернатники ухитрились даже достаточно быстро найти Люсю в полной чуждых запахов Москве.
  • И, ещё, по словам Мехмеха, в его родной стране используются даже некие «летающие блюдца». Впрочем, летающие блюдца и в СССР тогда были — маленький круглый летательный аппарат сделать не так уж и сложно.

Что ещё здесь есть[править]

Основное[править]

  • Нечеловеческая психология, временами переходящая в безумную логику. Образ мышления меховых, даже взрослых, — это что-то с чем-то, и Люся не устаёт ему удивляться.
    • Классный журнал устроен навыворот: предусмотрены графы с оценками (три пятерки, три четверки, три тройки и две двойки), и фамилию ученика вписывают к соответствующей оценке. К двойкам лучше не вписывать, но тоже можно. Раньше пробовали наоборот, как у людей, но от этого портилась успеваемость.
    • А ведь есть ещё и Вафельный Отметник — большая вафля, кусочками которой угощают за хорошие ответы, а за плохие дают только понюхать.
    • Вечная загадка: у учеников есть «листалки» (тетрадки) в клетку, в ромбик и в горошек. Первые нужны для обучения письму и математике. Но для чего нужны остальные?
    • В ходе разбора предложения «Грузовик с дровами едет по улице» было установлено много не упомянутых в нём фактов: например, что водитель холостой, грузовик синий, а дрова берёзовые.
    • Если интернатники пишут про что-то большое или маленькое, то отражают это размером букв. «Маленькие звери не хотят (хотят) большой проверки». В «не хотят (хотят)» отражено ещё и их неумение врать даже в том, что им диктуют — в данном случае белочка поясняет, что проверки не то чтоб не хочется: и страшно, и интересно.
    • С пониманием военного дела у миролюбивых зверей ещё хуже. «Раз враги наши, значит и [вражеский] корабль наш»…
  • Сочиняет слова — ещё один нюанс меховых. Классный журнал у них называется «Бумажный Получальник», тетради — «листалки», бензин — «горин» и тому подобное в больших количествах. В итоге Люся тоже начинает выдавать подобное, называя свой школьный дневник в обычной школе «малым домашним получальником». Собственно, это и для самого автора было характерно, так что подобное иногда встречается в тексте и вне речи/мыслей персонажей.
  • Не знает языка. «Людовецкий» язык меховые вполне знают, но с учётом нечеловеческой тролльской психологии и склонности к сочинению слов так его коверкают, что на этом строится львиная доля юмора в повести. Ладно уж они пишут с ошибками, но когда начинают исправлять, получается вывих мозга: в поисках ошибки в написанном на доске имени «Устин летящий в аблаках» предполагалось, что волк летает то «у стен», то «в яблоках» (в смысле вокруг яблони), а также то, что пропущены слова «с трудом» — волки ведь к полётам не приспособлены. А уж склоняют они так, что даже Люся было заразилась и в своей школе склоняла в стиле «Творительный — кем, чем? Полторем бочкем вареньем. Предложный — о ком, о чем? О полтором бочком варенья».
  • Старше, чем выглядит. Важный штрих к портрету меховых. «Мы живём долго и долго вырастаем. Поэтому нам много лет, а мы ещё маленькие», — поясняет Бурундуковый Боря. В «людовецкой» системе ему 8 лет, а в «меховой» — все шестнадцать. Похоже, это значит, что он живёт на свете шестнадцать человеческих лет и находится на уровне развития восьмилетнего ребёнка. В любом случае бурундуки вообще столько не живут.
  • Не в ладах с биологией. Упомянутое выше вегетарианство у хищников, сильное зрение у крота, бурундук-долгожитель и австралийский ленивец. Впрочем, тут есть обоснуй: меховые совсем не простые зверушки, за которых себя выдают. Скорее всего, у них действительно другая биология, и уж если они живут в Гималаях, не удивительно, что спутали (скрестили?) коалу с ленивцем.
    • И ещё кое-что забавное: когда Люся выстраивает подопечных по росту, автор относит горностая к крупным зверям, а бобра — к средним. Конечно, у здешних зверушек с размерами всё странно, но в реальности и даже на каноничных иллюстрациях бобр явно крупнее (см. иллюстрацию выше).
  • Бонус для взрослых, особенно в книжном издании со вставками из обыденной жизни Люси дома и в школе, где хватает юмора не столько для детей, сколько для их родителей. А если тогдашние читатели будут в наши дни читать эту сказку уже своим детям, получится ещё и Бонус для современников. Очень чувствуется Перестройка с её контрастами, и местами проскакивает «на тебе!» в адрес некоторых реалий. Удивлённая фраза представительницы комиссии «но сейчас же нет войны» смотрится и вовсе печально.

Остальное[править]

  • А родители не знают — Люся под носом у родителей успела подружиться с иной цивилизацией и сделать учительскую карьеру, а отец об этом узнал лишь под конец (и не факт, что не попал под действие забывантов).
  • Антиреклама курения. Дачники оставляют после себя много окурков, которые интернатники подбирают и жуют, после чего «живут как в тумане». Именно для выявления таковых «токсикоманов» используется характерное приветствие, которым интернатники встречают учителя: ученики делают стойку на передних лапах и сесть обратно можно после команды «блюм». Если ученик «наокуркился», он либо сразу блюмкается, либо не реагирует на команду, продолжая стоять. Особо пристрастился к окуркам Кара-Кусек.
    • Кроме того, описана ситуация, когда человеческие школьники решили попробовать курить. Сигареты оказались бракованные: табачная машина покрошила попавший в неё эбонитовый шарик. «Тренированные курильщики выдерживали с трудом. Нетренированный Киселёв чуть не пропал».
  • Божественный музыкант. Часть Люсиных подопечных оказалась весьма способна к музыке. Исполненная ими мелодия описана как «непривычная, но очень трогательная», хотя из инструментов тут был лишь белкин барабан, муравьед и волк голосом имитировали саксофон и трубу, ёж использовал иглы в качестве перкуссии, а ленивец издавал звуки в стиле битбоксера. Интересно было бы такое услышать.
  • Вандальные усы. Киселёв, подрисовавший усы на портрете Маяковского, оправдывался тем, что для писателя несолидно быть безусым. «Потому [я его] и не читал, что он без усов. Теперь начну».
  • Вербальный тик. Некоторые интернатники начинают добавлять в человеческую речь характерные звуки, когда волнуются — Фью-алка «цокает», Свинцовый Чоки «скрипит». Возможно, так проявляется акцент их настоящего языка.
  • Взрослые не верят в волшебство, потому-то Мехмех и решил попробовать сначала установить контакт с детьми. А у взрослых с бюрократией головного мозга вообще какой-то извращённый подход. Комиссия, увидев звериную школу, принялась донимать расспросами, от какого министерства это учреждение (пушной промышленности или образования) и требовала кучу справок и выписок. То, что звери разговаривают, удивило бюрократов на уровне «не положено, кто позволил?». Сюда же и Темнотюр, которого даже не насторожило то, что пойманный им бобрёнок носит одежду (как не удивляют людей одетые бурундуки в мультсериале про Спасателей).
  • Вымышленный вид спорта. Многое, во что играют интернатники, выглядит, как необычные, но вполне человеческие игры — например, те же «валилки» (кстати, вызывающие ассоциации с американским футблом, каким его показывают в фильмах и каким он выглядел для советского зрителя). Однако некоторые их виды спорта людям недоступны: так, крот Мохнурка предлагает устроить прыжки в глубину и стометровку под землей, а ёжик Иглосски — соревнования по нюханью (закопать какую-нибудь тухлянку и отыскивать без нюхоскопа).
  • Гурман-гуро. Достаточно-таки с фитильком, поскольку лакомства интернатников не настолько ужасны, но для человека это всё явно невкусно. Помидорный чай и картофельный кофе на Люсин вкус кажутся помоями. Мехмех постоянно норовит угостить её то свежевымытой картошкой, то угощением для самых важных гостей, засахаренной красной свёклой (впрочем, и то, и другое вполне съедобно в сыром виде, но вкусовые качества — на любителя). А ещё он варит загадочное помидорно-капустное варенье (само определение варенья подразумевает варку с сахаром).
  • Держать книгу вверх ногами. «Кверхногамный язык» Свинцового Чоки — ленивец пишет, повиснув вниз головой возле доски, так что прочесть это с непривычки затруднительно. А ещё на одной из иллюстраций подобревшие от воздействия добродуша алкаши так читают Гоголя и Толстого.
  • Забавные животные — все меховые. Интересно, что среди них нет птиц и нет никого с копытами.
    • В фурри-сообществах эту книгу считают первой русской книгой про фурри. Что далеко не так, однако «фурри» переводится именно как «меховые».
  • Изменившаяся мораль. У Люси вполне хорошие родители, интеллигентные, но какие-то совершенно непуганные. Какой вменяемый родитель сейчас отпустил бы десятилетнего ребёнка под вечер в малолюдный посёлок возле леса? Между прочим, как во времена первого, так и второго издания повести в не столь отдалённом Ростове творил свои кровавые дела маньяк-педофил Чикатило. А тут девочка без страха бродит одна и разговаривает в безлюдных местах с незнакомыми взрослыми, в том числе и с каким-то стрёмным алконавтом (ладно, что касается последнего, то она знала к тому моменту, что он под действием излучения добродуша).
  • Кандибобер. Парадная шляпа Мехмеха мало того что старушечья и вычурная, так она ещё и меняет внешний вид: к осени среди цветов появляются ягоды. То ли он её украшает в соответствии с сезоном, то ли «шляпная клумба» даёт урожай (вполне вероятно, если учесть познания меховых в ботанике).
  • Кошка по имени Нэко — фамилии Севы Боброва и Бори Бурундукового.
  • Клыкастая улыбка. Когда Люся пытается научить интернатников улыбаться, зрелище получается жуткое. Столько зубов, один острее другого, и все оскалены!
  • Лишние нолики. Типичное применение в одном из эпизодов Люсиной школьной жизни: «На завуча Эмилию Игнатьевну решили написать всем классом заявление… вернее, половиной класса… просто активной группой… Решили они с Кариной на завуча Эмилию Игнатьевну в милицию написать».
  • Мастер маскировки — горностай Снежная Королева и ласка Фью-алка в этом искусстве круче всех интернатников. Даже Люся обнаружила, что они сопровождали её в темноте, лишь когда они сами дали о себе знать.
  • Навык Чехова. Кира с её любовью к вымыслу врёт нагло и беззастенчиво. Иногда ей даже верят. В итоге этот её навык очень пригодился, чтобы убедить надоедливых бюрократов из комиссии, будто меховой интернат является учреждением Министерства обороны, так что это не их юрисдикция.
    • Ой, повезло Мехмеху, что он вовремя закрыл интернат и не нагрянула проверка из Министерства обороны…
  • Наглая ложь. Кроме Киры, нахально врать умеет Карина: выпрашивая у бабушки туфли на высоком каблуке, она заявляет, что в школе заставляют носить такие, и «если каблук меньше трех сантиметров, его отламывают». Сама Люся в подобном стиле представляет диалог с гипотетическим иностранным шпионом по поводу военного завода: она планирует заявить ему, что там делают корыта, а «пушки стреляют и пулеметы строчат» на территории завода потому, что там «корыта на прочность испытывают».
  • Не знает матчасти. Мозголомное мышление меховых описано выше, но и сама Люся иногда выдаёт забавные ошибки. Впрочем, это можно объяснить пробелами в знаниях ввиду её возраста.
    • Задачи, при помощи которых она помогает Карине и Киселёву изучать арифметику, для четвёртого класса сложноваты: одна решается через квадратный корень, а во второй из-за неполного условия ответ можно выразить только через сам «икс». Это уже алгебра, а не арифметика. Или у них класс с углублённым изучением математики?
    • Кстати, в задаче про оленей эскимосского пастуха зовут Киселёва-бельды. Пожалуй, не всякий московский школьник в таком разбирается, но Бельды — это нанайская фамилия, а эскимосы живут куда севернее.
      • Да и вообще программа напоминает современную программу 6 класса: деление дробей, склонение числительных, история Средних веков, а также английский язык (в СССР времён написания повести, насколько известно автору правки, иностранные языки в начальных классах изучали только в специализированных школах). Ну, а решать уравнения учат ещё в 3 классе.
    • Сочиняя стишок про своих зверушек-музыкантов, она называет получившийся ВИА «квартетом», хотя участников пятеро. (Вообще-то это не её стишок, она переделывает первые строчки басни Крылова «Квартет». Слова «квинтет» Люся, скорее всего, не знает).
    • Ленивца Плюмбум-Чоки она там же называет «медвежонком». Это было бы уместно, если бы он всё-таки был коалой, но в тексте явно описан ленивец, иллюстрации это подтверждают, и на медвежонка это ползучее чудо похоже куда меньше. А когда Люся меняет в аптеке хендрик на эвкалиптовые листья, она называет Чоки «австралийским медведем».
  • Не любит обувь. Отношение к обуви (да и к одежде тоже) у меховых достаточно свободное. Взрослые всегда одеты и обуты, а интернатники ходят кто в обуви, кто без обуви, но в лёгкой одежде, а кто вообще в трусиках (Плюмбум-Чоки, Снежная Королева и Фью-алка, например). У Мохнурки из одежды вообще одни очки.
  • Ненамеренное коверкание имён. Имя «Люся Брюкина» слышится Мехмеху как «Брюквина». По мнению барсука, это «аристократическая» фамилия.
    • А дедушка Киры не расслышал, что понадобившиеся внучке джинсы выпускает некий Вранглер, а не Врангель, и принялся возмущаться, мол мы этого Врангеля в революцию прогнали не для того, чтобы его штаны носить! (про того Врангеля, в честь которого назвали остров, он, видимо, не слышал).
  • Непреднамеренное совпадение. Девочка из нашего мира открывает новый загадочный мир, в котором живут забавные говорящие и антропоморфные животные. Там её ждут и с радостью принимают. Главный над говорящими животными наделяет девочку некоторой властью над ними, но она не в состоянии защитить их от нависшей над ними угрозы, зато существенно и охотно помогает их лидеру. Также она вводит в этот мир ещё одну девочку как равную себе, и в кульминационный момент они действуют вдвоём. И кто эта девочка — Люся или Люси?
    • Стирание памяти регулярно приезжающим комиссиям, которые всё время требуют документы и объяснение учебной программы — это в школе зверей или волшебников?
  • Поверил в собственную ложь. Кира Тарасова, по мнению Люси, сама полностью верит собственному вранью. Но Люся может ошибаться.
    • Откровение у холодильника: а если безудержные фантазии Киры, которые осуждаются самим автором, на самом деле психическая болезнь? Ведь её выдумки легко проверить и разоблачить, просто поговорив с её родителями, но она этого не понимает. И неспроста учительница гладит её по голове и говорит: «Бедная девочка…»
  • Пожар во флигеле, или Подвиг во льдах. Кира объяснила учительнице, что случайно накурившийся эбонита Киселёв шатается и воняет дымом, потому что тушил пожар и спасал пожарных из огня. Учительница даже поверила (или сделала вид, что поверила, а на самом деле поняла, что мальчику явно плохо).
  • Правда Кассандры. Когда Кира пытается рассказать одноклассникам, что Люся работает звериной учительницей, никто ей не верит. Потому что она уже всех так достала своим враньём, что даже сидеть за одной партой с ней никто не хочет.
  • Принять за имя. Плюмбум-Чоки, когда ему сказали, что будут танцы, решил, что приехали какие-то иностранцы, жители Тании, и испугался.
  • Сенсей-тян. Люсе всего десять лет, она учится в четвёртом классе, и многие меховые интернатники старше её. За несколько занятий не успевает толком ничему научить (да и сама в школе далеко не отличница), зато успевает влюбить всех в себя и стать всем настоящим другом. Вероятно, это и была главная цель контакта двух цивилизаций.
    • Ещё один плюс к этому тропу: интернатники чаще называют Люсю «девочка», чем «учительница». Впрочем, русский язык им не родной, они могут думать, что именно так и положено к ней обращаться. Но и Люся не возражает.
  • Тяжёлое детство, деревянные игрушки. Детство у зверят не то чтоб тяжёлое (хотя, если подумать — живут в интернате, под постоянной угрозой со стороны людей…). Но вот игрушки и правда бывают странные. При виде обычного резинового мяча ученики пришли в восторг, объяснив, что таких у них нет, а есть некие «скакуны», «очень тяжёлые, как капуста». Из чего и для чего делают такие «мячики», не объяснялось.
  • Хороший плохой конец. Хотя попытка дружбы с людьми в целом провалилась, и Люсе пришлось расстаться с друзьями, они всё же остались на связи. Как знать, возможно они ещё встретятся: меховые планировали попытаться установить контакт со следующим поколением людей.
  • Чрезмерный пацифист. Отобрав у Темнотюра ружьё при помощи магнита, Цоки-Цокин папа просто переломил ружьё [то есть сложил, чтобы открыть патронник], вынул патроны и положил ружьё на дорогу. Лучше бы переломили в прямом смысле или хотя бы забрали с собой. Новое ружьё алкаш-браконьер вряд ли купит, а вот патронов у него полно, возможно, даже прямо при себе. Но, видимо, моральные устои меховых не позволяют им отбирать или портить чужие вещи.

Примечания[править]

  1. Чуть выше Люси. Судя по иллюстрациям, она такого же роста, как и одноклассники, а рост десятилетней девочки в среднем составляет примерно метр тридцать.