Малахитовая шкатулка

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«Малахитовая шкатулка» — сборник сказов[1] Павла Петровича Бажова, написанных на основе уральских легенд. Большая часть сказов повествует о тяжкой жизни простых людей (в основном старателей, то есть шахтёров) в условиях крепостного права и их взаимоотношениях с волшебными существами — хранителями драгоценных природных ископаемых. Написана книга с 1935 по 1945 год.

Вообще «Уральские сказы» Бажова состоят из двух томов, из которых «Шкатулка» — первый. Во втором томе фантастических существ уже намного меньше, а речь идёт в основном о талантливых мастерах. Есть и третий том — он представляет собой очерки автора о жизни уральских рабочих до и после революции, истории горного дела в этих местах и некоторых подробностях здешнего фольклора. В данной статье речь будет идти в основном о «Малахитовой шкатулке», как наиболее известном сборнике, но на остальное творчество мы будем тоже оглядываться.

Немного истории[править]

«Медной горой» называли Гумешевский рудник, который в старину был крупнейшим на Урале медным месторождением и славился на весь мир своими залежами малахита. На данный момент рудник уже исчерпан. Интересно, что «Медная гора» на самом-то деле никакая и не гора: это был пологий холм (что и означает само слово «гуменцы»), да и тот со временем срыли. Разочарованному Бажову отец объяснял, что «Всегда руду из горы берут. Только иная гора наружу выходит, а иная в земле». Медь в этих краях добывали очень и очень давно, сам же рудник был основан в 1709 году и в 1757 продан купцу по фамилии Турчанинов (он и его потомки упомянуты в нескольких сказах «Шкатулки», а в очерках автор рассказывает об этом более подробно).

Бажов в 1930-е занимался сбором уральского рабоче-крестьянского фольклора. Собранные материалы и стали основой для его сказов. По словам автора, все эти истории он услышал от некоего старика по прозвищу Слышко, хотя Бажов многое переосмыслил для литературного изложения вплоть до того, что его в те времена даже обвиняли в «фальсификации фольклора». При том, что в ходе сбора фольклора неудобные моменты было велено попросту отбрасывать как «тёмные суеверия».

Ещё стоит заметить, что Бажов, будучи убеждённым коммунистом (кстати, его дочь Ариадна вышла за Тимура Аркадьевича Гайдара) и атеистом, не скупится на «на тебе!» в адрес богачей всех разновидностей, священнослужителей, показанных бесполезными прихвостнями богачей, а также иностранцев. В последнем случае от души досталось немцам (не удивительно, если учесть, что многие сказы были сочинены в годы Великой Отечественной). Неприязнь проявляется не столько в том, что богачи показаны плохими (вряд ли старатели и на самом деле питали к ним тёплые чувства), сколько в том, насколько светлее и мягче выведены характеры волшебных существ. Подробно показано, что Хозяйку считали заступницей, но момент с её пугающими трикстерскими чертами старательно обойдён. К этому мы ещё вернёмся ниже.

Так или иначе, сейчас будет довольно сложно установить, что из описанного в сказах было додумано автором: произведения очень быстро попали на Урал в переработанном варианте и были приняты тамошней молодёжью, как настоящие легенды. Можно с полной уверенностью сказать, что легенды о Хозяйке Медной горы, Девке-Азовке и Золотом Полозе существовали задолго до Бажова (это заметно и по их архетипичности), а насчёт менее значительных персонажей — загадка. Одни старожилы уже в 1950-е годы знать не знали ни о какой Огневушке-Поскакушке, другие что-то «кажись, слыхали», многие удивлялись тому, что дети называют какой-то родник «Синюшкиным колодцем», хотя до выхода книги его никто так не называл. Автор много рассказывает о первоисточниках легенд в очерках, но как знать, не додумал ли он и для очерков чего-то от себя. В любом случае, книга получилась увлекательной и оставила значимый след в советской и постсоветской культуре.

Потусторонние создания[править]

Медной горы Хозяйка[править]

Из мифических персонажей больше всего внимания уделено Хозяйке Медной горы, — местному горному духу, повелевающему рудами данного месторождения. Хозяйка обычно присутствует незримо, но, если считает нужным предстать перед смертными, принимает облик молодой женщины, зеленоглазой и черноволосой, причём коса её выглядит несколько неестественно: «не болтается, а ровно прилипла к спине». Носит красивое платье, которое обычно напоминает малахит цветом и узорами, но способно менять цвет, становясь похожим на другие медные руды. Головные уборы в тексте не упомянуты, хотя иллюстраторы и адаптаторы часто изображают Хозяйку в кокошнике, а то и в кике. Это несколько неправильно: такие уборы носили только замужние женщины[2], а персонажи каждый раз идентифицируют Хозяйку, как «девку», то есть незамужнюю женщину, иначе сказали бы «баба» (да и коса у неё одна, а не две, как у замужней). Кроме человеческого облика и бестелесного голоса, Хозяйка также является в облике ящерицы (в адаптациях её любят изображать в короне, каким-то чудом держащейся на голове). Иногда превращается в ящерицу прямо на глазах у очевидца, а в одном случае превратилась в настоящую химеру в виде ящерицы с человеческой головой.

Будучи духом-хранителем подземных богатств, Хозяйка обладает необходимой для подобных существ способностью к геокинезу. Она умеет заставить расступиться землю или породу, может подарить руду тем, кто ей по душе или спрятать от неугодных и, а то и обратить в камень особо зарвавшегося злодея. В подчинении Хозяйки находится целая армия фамильяров-ящериц, тоже с явными способностями к волшебству. Под землёй у неё обустроены целые хоромы, где всё из камня, а также каменный лес, где растут настолько прекрасные цветы, что смертным их лучше вообще не видеть.

Казалось бы, от каменной девы можно было бы ожидать характера Снежной Королевы, но она совершенно не такова. Хозяйка изображена очень подвижной, неусидчивой, очень смешливой и даже болтливой — пару раз показана её привычка оживлённо беседовать на непонятном языке с кем-то незримым (может быть, со своими ящерицами).

На злую силу, даже на условную, по должности или со стандартами, Хозяйка не тянет (по крайней мере такая, какой она показана у Бажова). Она с неприязнью относится к чванливым аристократам, садистам-приказчикам и всяческим стукачам, время от времени пинает особо отличившихся: может просто подшутить, а может и покалечить, проклясть или свести с ума. Но убила она за всё время только совсем уж озверевшего приказчика да самых лютых из его прихвостней, — да и то, после многократных предупреждений и помиловав тех, кто были не совсем извергами.

Самых трудолюбивых же из рабочих же может вознаградить (например, незримо помочь в работе, подбросить хороший камень и тому подобное), хотя в целом относится к старателям явно нейтрально. Иногда Хозяйка сурово испытывает даже тех, кто ей по нраву, хотя Бажов не очень заостряет на этом внимание. Некоторые удостоились чести побывать в гостях у Хозяйки, а наиболее талантливые могут угодить к ней в «горные мастера». Последние, увидев красоты её подземелий, жить среди людей уже не способны. Тем не менее, силой она никого к себе не затаскивала, честно предупреждая о том, что будет, и даже отговаривая, напоминая о семье, которую придётся оставить. Когда же возлюбленная Данилы-мастера явилась за ним к Хозяйке, та отпустила его восвояси, великодушно стерев из памяти воспоминания о каменных цветах, чтобы он не сошёл с ума. В целом получается, что эта сущность законопослушно-нейтральная и старается действовать по справедливости, хотя общение с ней опасно для смертных ввиду одной только её природы — как не полезна для рабочих добыча или шлифовка камней.

Насчёт того, что Хозяйка является какой-то нечистью, у Бажова существует только намёк: говорят, мол, что медь в шахте пропала (временно) после того, как добытые в ней малахитовые колонны поставили в церкви[3], — возможно, Хозяйка обиделась. Но, может быть, этому были и какие-то другие причины. Молитвы против Хозяйки не помогли — впрочем, в тех случаях к их помощи пытались прибегнуть такие неприятные личности, что искренность их веры вызывает сильные сомнения: один был полным чудовищем и садистом, другой читал молитвы вперемешку с ведьмиными заговорами.

Другие волшебные существа[править]

Хозяйка — не единственный хранитель здешних богатств, но остальным уделено гораздо меньше внимания. Характером они в основном примерно такие же: любят справедливость, хороших людей вознаграждают, а плохих — могут и покарать.

  • Великий Полоз. Хранитель всего местного золота, способный перемещаться как по земле, так и под землёй. В человеческом обличье выглядит, как мужчина, не особо высокий и не толстый, но заметно, что он очень тяжёл. Одет в жёлто-красных тонах, волосы бороды выглядят очень жёсткими, глаза зелёные и «светятся, как у кошки», но взгляд добрый. В змеином же облике Полоз колоссален. Сколько это чудо в длину, так и не сказано, но гораздо длиннее, чем «выше леса», а в сказе «Золотой Волос» он трижды опоясал собой некое озеро. Кроме своих размеров, этот змей обладает другими примечательными особенностями: например, голова у него человеческая, только большая, а от тела исходит какое-то неземное сияние и холод — переползая через реку, Полоз заморозил её. Но главное, конечно, это упомянутая выше власть над золотом. Полоз по своему желанию может притягивать к себе золото из земли, что используется как для того, чтобы дать его людям, так и для того, чтобы отвести его от них. Полоз не любит, когда вокруг его золота возникает обман или насилие, поэтому в таких случаях золото забирает.
    • У Полоза имеются многочисленные дочери, называемые Змеёвками или Медяницами[4], которые помогают Полозу перемещать золото. Выглядят они, как змеи-медяницы[5], но умеют и обращаться в человека: в сказе «Змеиный след» фигурирует некая плясунья-хохотунья с рыжими волосами и чёрными глазами, в которые и смотреть страшно, — подразумевается, что это и есть дочь Золотого Полоза. Медяницы умеют проходить сквозь камни, оставляя за собой золотой след, а если они таким образом «прострелят» человека, тот умирает, хотя ран на теле и не остаётся. Именно от этого приёма погиб главгад сказа «Змеиный след», хотя это не описано в тексте самого сказа и упомянуто лишь в очерках. Следует заметить, что бажовские Полоз и Медяницы показаны куда добрее, чем о них говорят народные легенды, и убивают разве что злодеев, а не незадачливых кладоискателей, не знавших заветного слова, которое надо произнести при встрече.
    • В сказе «Золотой Волос» приведена башкирская легенда о дочери Полоза. Заглавная героиня выглядит, как красивая девушка с золотой косой, по ходу повествования выросшей от десяти до тридцати сажен (то есть, примерно от 21 до 63 м). Волосы у неё золотые, причём и в прямом смысле тоже. Золотой Волос и её жених богатырь Айлып пытаются сбежать от Полоза, не желающего отпускать дочь. В бегстве им помогают старушка-нянька, умеющая превращаться в лису и некий Дедко Филин. Последний — личность загадочная: по словам автора, в легендах Филин всегда показан, как противник Полоза, строящий ему козни, но причин такого поведения никто из рассказчиков не знал.
    • Ещё следует отметить, что Бажову встречались упоминания, будто Хозяйка Медной горы находится в подчинении у Полоза, но о подробностях их отношений или родственных связях он тоже ничего толком не узнал.
  • Другой золотой змей, хотя и гораздо мельче размером — Дайко. Он перемещается под землёй, как рыба в воде, а по весне выползает «послушать журавлей», принарядившись в золотой венец и опояски с каменьями. Легенда гласит, что его можно подкараулить, вырыв яму (через яму ему просто выползать ближе), а потом очень тихим шёпотом попросить его отдать золотишко. Любопытный змей начинает прислушиваться к странному звуку, и в этот момент требуется сорвать с его головы «венец». Лишившись его, Дайко обращается в камень, но горе тому, кто промедлит! — тот, на кого змей поглядит, сам окаменеет. В самом повествовании Дайко собственной персоной не появляется, он упомянут как легенда, героиня видит его только во сне, где, кстати, он показан далеко не в единственном экземпляре.
  • Голубая Змейка. Ещё одна рептилия, заведующая драгоценностями. Это существо может являться людям в облике, собственно, змеи голубого цвета, причём перемещающейся необычным образом: она не ползает, а сворачивается кольцом и катится, при этом в одну сторону от неё сыплется золотая пыль, а в другую — чёрная. Другой облик — женщина в голубом платье, которая ходит, не оставляя следов от ног и рассыпая пыль из рукавов. На месте, где посыпано чёрной пылью, лучше не копаться, а вот там, где была золотая, можно действительно найти золото. Этого золота нельзя брать больше, чем можешь унести, поскольку если часть бросить, то и остальное превратится в обычные камни. Если Змейка встретится более чем одному человеку, это очень плохо: очевидцы перессорятся между собой, бывали случаи смертоубийства. Впрочем, герои соответствующего рассказа, хоть и подрались между собой, но только потому, что старались друг друга защитить: каждый полагал, что золото находится с другой стороны, а товарищ пытается выкопать «чёрную беду». Змейка учла такую мотивацию и ребят в итоге вознаградила.
  • Огневушка-Поскакушка. Очередной связанный с золотом дух, на этот раз без змеиных черт. В полном соответствии со своим именем, это та ещё девчушка-попрыгушка. Является людям, выгодя из горячих огней или несильного огня, поначалу как «девчоночка махонькая» размером с детскую ладошку, и начинает плясать, по ходу танца увеличиваясь до размера обычного ребёнка, и где она остановится – там лежит немножко золота (хотя похоже, что вообще-то это трикстер ещё тот: кому золото подарит, а кого просто подразнит). Своей внешностью персонифицирует пламя: рыжие волосы, голубой сарафан и такой же голубой платочек в руке. Не злобная, но ввиду её огненной природы стоит внимательно следить, где она плясала, во избежание пожара. Ещё умеет устраивать локальное лето среди зимы в лучших традициях братьев-месяцев. Кстати, с Поскакушкой тоже связан какой-то филин, каждый раз «хохочущий» перед тем, как она исчезает, но неизвестно заодно ли они работают, или же это какой-то противник раздачи золота людям.
  • Серебряное Копытце. Это уральский вариант Золотой Антилопы, существо в облике «козла», а вернее — самца косули (судя по тому, что в норме такие «козлы» должны иметь «три веточки на рожках»), только с необычными рогами — с пятью «веточками» и не сбрасываемыми на зиму. Правое переднее копыто у него, как можно понять по прозвищу, выглядит серебряным, и где он начнёт бить этим копытом, там появятся драгоценные камни в количестве, равном числу ударов. В сказе упомянуты как минимум хризолиты, которыми олень в доброте душевной щедро одарил главных героев.
  • Бабка Синюшка из сказа «Синюшкин колодец». Обитает в омуте на болоте и, судя по имени, является персонификацией болотного газа (в тех краях его разговорно называли «синюшкой»). Изо всего бажовского «пандемониума» это существо действительно злое, хотя «со стандартами»: главного героя она сначала пыталась утащить к себе в болото, а когда он чудом спасся, тогда уж начала общаться и в итоге преподнесла ему подарок. А вот жадного воришку — утопила без зазрений совести. Выглядит Синюшка, как старуха «ростом не больше трёх четвертей» (три четверти — это примерно полметра), очень худая, ещё и какая-то синюшная. Дополняют жуткий облик Синюшкины руки, которые могут непропорционально растягиваться (в рассказе герой, стремительно теряющий силы под её колдовством, кое-как отполз на четыре метра в сторону, и она всё равно едва до него не дотянулась). При всём этом глаза у неё большие, синие и «молодые», да и зубы вовсе не выглядят старушечьими. Одета, как не трудно догадаться, в синие сарафан и платок. Достойному человеку, каким оказался и главный герой рассказа, она может явиться в облике прекрасной молодой девушки (впрочем, как оказалось, этот облик был «срисован» с действительно существующей жительницы соседнего посёлка, вполне смертной). Что касается сокровищ, то рекомендуется брать только то, что даст в руки лично Синюшка в образе красной девицы. Герой рассказа, зная об этом, отказался от драгоценностей, которые преподнесли ему Синюшкины нарядные девушки-великанши, и принял лично от неё… решето с ягодами, которые уже дома превратились в драгоценности.
  • Девка-Азовка из завершающего сборник сказа «Дорогое имячко». Само это прозвище в сказе, кстати, и не названо, но в нём приведён один из вариантов легенды об Азовке, выводящий её происхождение от «старых людей», некого племени, обитавшего на Урале древние времена. Это племя жило среди золота и драгоценностей, не подозревая об их цене. Однажды в этих местах появились казаки из войска Ермака, занимавшиеся грабежом и насилием («Баб хватают, девчонок, вовсе подлетковбаловство развели — хуже некуда.») Единственный нормальный человек в этом сборище попытался образумить товарищей и в итоге ушёл от них весь израненный к «старым людям». Те попытались вылечить героя, между ним и одной из местных девушек вспыхнула крепкая взаимная любовь. Страдая от последствий ранений и кое-как преодолевая языковой барьер, он объяснил туземцам, что вот эти блестящие камушки, валящиеся у них под ногами, нужно спрятать подальше, потому что они приманивают злых людей. Ещё он успел научить своих спасителей пользоваться огнестрельным оружием, но вскоре всё-таки умер, видимо от осложнений из-за ран. Умирающего отнесли в пещеру в Азов-горе, туда же спрятали и бесчисленные сокровища подальше от глаз злых людей. Следом за ним ушла в гору и его возлюбленная, не захотев с ним расставаться, и гора затворилась за ними. Легенда гласит, что девушка стала бессмертной, и из горы поныне можно услышать её грустные песни. Также сказано, что, согласно предсмертному пророчеству героя, наступят лучшие времена, и чистый душой человек, который придёт и произнесёт имя его возлюбленной, станет её новым мужем и владельцем всех скрытых в горе сокровищ, которые никаким иным способом добыть невозможно. Что это за имя из неведомого языка, никто так и не знает. В довершение следует заметить, что некоторые легенды, хотя далеко не все, предполагают, что Хозяйка Медной горы и Девка-Азовка — это одна и та же сущность (таким образом получается, что Хозяйке «всего-то» четыреста с гаком лет). Впрочем, в очерке «У старого рудника» Бажов приводит и другой вариант легенды об Азовке, где девица как раз наоборот, сама привела захватчиков к золоту и была обречена вечно жить внутри горы в наказание.
  • Веселуха из рассказа «Веселухин ложок» (это второй том). Самый трикстерский трикстер в здешних местах. Людям является, как красивая девица или «молодуха» в цветастом сарафане, в одной руке несёт стакан, в другой — бутылку, и предлагает очевидцам выпить. Как правило, это угощение приводит к пьяной драке или к ещё каким-то неприятностям, обычно случающихся с пьяными. А может быть, пьяницы во многих случаях сами виноваты и оправдываются, мол, это всё Веселуха нас попутала. В то же время может и подсказать понравившемуся человеку правильный узор для изделия или ещё какую-нибудь «высокую красоту». Кроме всего прочего, запугала неугодных ей «немцев», сначала натравив на них комаров, а потом — ещё и волков, хотя дело обошлось без жертв.
  • Земляная кошка из рассказа «Кошачьи уши». Гигантская подземная кошка, охраняющая клады.

Что ещё здесь есть[править]

  • А 220 не хочешь? Грабитель, который наведался с топором в дом Степана, знал, что там есть сокровища, и что дома сейчас только маленькая девочка. Но не подозревал, что эта девочка находится под защитой местного духа горы. Незадачливому ворюге очень повезло, что Хозяйка такая незлобная: при попытке ворваться в дом он всего лишь ослеп, да и то временно.
  • Взрослые не верят в волшебство. Тут встречаются всевозможные варианты. Иногда взрослые правда не верят в то или иное чудо, а дети — верят и оказываются вознаграждены. Иногда взрослые верят, но боятся связываться с потусторонним. А во времена, когда Бажов записывал сказы, дело обстояло уже навыворот: учившиеся в атмосфере научного атеизма дети уже с сомнением относятся к правдивости этих историй, старики же отвечают им: «Ты учись, а стариков не суди. Им, может, веселее было всё за правду считать».
  • Волшебные кошки:
    • Хозяйкины кошки из сказа «Сочневы камешки» с драгоценными камнями вместо глаз. Довольно зловещие, впрочем, кому бы понравилось, если бы какой-то недоумок полез ему в глаза пальцами?
    • Также довольно зловеще выглядят Кошачьи Уши из одноименного сказа, хотя эта гигантская «огненная кошка» вовсе не злая и вообще помогает людям. А вот волков ненавидит, как обычные кошки собак.
    • Кошка Мурёнка из «Серебряного копытца» в итоге оказалась больше, чем кошкой. С заглавным волшебным оленем она будто бы о чём-то беседовала, а потом исчезла вместе с ним. Похоже, что именно Мурёнка попросила Серебряное копытце наковать камешков для добрых Дарёнки с Кокованей.
  • Волшебный цветок — конечно, Каменный Цветок, который растёт в Хозяйкиных подземельях. Он там такой не один, у неё под землёй устроен целый каменный лес с деревьями и цветами.
  • Лёгкое золото. В основном аверсия, так как уж авторы-то фольклора хорошо знали настоящий вес золота.
    • В сказе «Голубая Змейка» незнание матчасти подвело неопытных ребятишек, схвативших после явления Змейки слишком большие самородки. Тяжело, не дотащить, а бросить нельзя, иначе всё остальное исчезнет.
    • А вот герой «Синюшкиного колодца» уже опытный, и когда Бабкина девица-великанша подаёт ему золотой поднос с самородками, не берёт, заявляя, что одному человеку столько поднять не под силу.
    • Красавица Золотой Волос сидела на берегу и не могла сойти с места из-за своих волос, состоящих их чистого золота и длиной в начале сказа 20 м, а под конец — все 60. Впрочем, её Айлып оказался настолько сильным, что носил возлюбленную на руках, намотав на себя её косу. Ладно, этот удалой батыр мог убить лося, бросив через себя оземь. Но потом они ещё и влезли на дерево, уселись на сучок и втащили косу за собой. Прочные в старину деревья были!
    • Кстати, пару раз золотые самородки были использованы в качестве оружия. В рассказе «Жабреев ходок» злодей, погубивший Жабрея, был символично убит ударом пятифунтового золотого «лаптя». А в «Дорогом имечке» местное племя, метая в напавших казаков-разбойников самородки, ухитрилось перебить почти всю вражью ватагу.
  • Насекомые необычных размеров. В сказе «Жабреев ходок» показаны муравьи, которые по мере приближения к загадочной пещере постепенно увеличиваются до размеров телёнка. Вместе с муравьями растут и надетые на их лапы «золотые лапти», которые и подбирают хитрые старатели.
  • Названо по имени — «Серебряное Копытце», «Голубая Змейка», «Огневушка-Поскакушка», «Медной горы хозяйка», «Золотой Волос».
  • Неловкое прозвище. О да, местные жители очень любят давать прозвища! Всех примеров и не упомнить, приведём лишь несколько. Начиная с того, что сам полулегендарный старик, чьи сказы адаптировал Бажов, носил прозвища «Слышко» и «Стаканчик».
    • Данила-мастер в детстве носил кличку «Недокормыш». Когда он вырос и похорошел, прозвище осталось.
    • Дениску из «Жабреева ходка» прозвали «Переломись-ко», потому что долговязый и тощий.
    • Персонажей «Огневушки-Поскакушки» дразнили «Ефим Золотая редька» (за кладоискательство) и «Тюнька-Поскакушка» (потому что никто не верил в то, что Поскакушка ему правда являлась).
    • Марьюшке из «Голубой Змейки» вообще не повезло: к ней прилипло прозвище «Голубкова невеста». Дело в том, что при гадании, подразумевавшем появление на гребешке волоса такого цвета, какие будут у суженого, обидевшийся на неё братишка с другом прикрепили на гребешок волос… с хвоста жеребца по кличке Голубко.
    • А уж негативным персонажам достаются совсем оскорбительные прозвища. Вор Двоерылко получил свою кличку в дополнение к удару лопатой по лицу, который «раздвоил» ему нос и губы. Приказчика, прозванного «Душной Козёл» так назвала даже сама Хозяйка. И даже самый добродушный из приказчиков получил кличку «Паротя» — потому что вечно грозился «па-а-ароть», хотя на самом деле пороть никого и не приказывал.
  • Несовместимая с жизнью жадность. Местная горная нечисть не особо кровожадна, но вор Кузька Двоерылко из «Синюшкиного колодца» или Костька из «Змеиного следа» поплатились за свои душевные качества жизнью. В случае с последним, похоже, имела место и несовместимая с жизнью похоть, вот только он не учёл, кем на самом деле является девица, которую он затащил в лес.
    • Во втором томе в сказе «Богатырёва рукавица» рассказано о великане по прозвищу Дядя Денежкин, который щедро раздавал приходящим людям драгоценности из своего клада «в долг», лишь прося не жадничать. Очень многие просьбе не вняли и с неподъёмной ношей выбились из сил и погибли в горах.
  • Несовместимую с жизнью жестокость, а также хамство, да и вообще тупость продемонстрировал Северьян-Убойца. Хозяйка ведь долго его предупреждала, но он не придал значения не то что грозному женскому голосу посреди шахты, а даже тому, что его подошвы пару раз вросли в пол (последнее списал на… грязь). В итоге умер с позором. Кстати, интересно отметить, что Северьян — персонаж очень популярный, и если в какой-то адаптации книг про Хозяйку есть приказчик, то его будут звать Северьяном и, скорее всего, будет присутствовать история с его окаменением. Встречается повсеместно, от мультфильма «Медной горы Хозяйка» до балета «Каменный цветок», при том что их действие происходит в разные годы.
  • Необузданные догадки: одна из самых популярных фанатских теорий — Танюшка на самом деле дочь Степана и Хозяйки Медной горы, которую подменили в колыбели. Обоснование: она выглядит как точная копия Хозяйки, Степанова жена Настасья сама подозревает подмену, а пришедшая в виде странницы Хозяйка Медной горы не называет девочку по имени, а только «дитятко» и «доченька», к большому раздражению Настасьи.
    • По другой теории, Хозяйка подарила Степановой дочери свою красоту с помощью магии или вместе со своими генами. Автор не раскрывает, насколько далеко Степан и Хозяйка заходили.
    • Ещё одна НД — Хозяйка Медной горы реальна и может помочь в реальной жизни. На этой идее основана реально существующая секта бажовцев, над которой автор наверняка бы вволю посмеялся.
  • Неприязнь создателя к своему творению. Данила, увидав настоящий Каменный Цветок, расколотил вдребезги свой шедевр, чашу в виде цветка, которую все вокруг находили прекрасной. Другую, которую он делал по чужому чертежу, мастер считал безвкусной, но разбивать не стал, а просто плюнул в неё.
    • В некоторых экранизациях эти две чаши объединяют в одну, и Данила её разбивает, не задумываясь о том, что заказ сдавать всё-таки надо. Впрочем, после этого его объявляют погибшим и заказа никто не спрашивает.
  • Огненная шевелюра — огненный характер. Безымянная девица из сказа «Змеиный след» (в экранизации её для удобства поименовали Дуняшей и прямым текстом сказали, что это дочь Полоза) из этого сказа рыжеволоса и ведёт себя, как «обжигающая» насмешница-трикстер. Злодей Костька с его сволочным и вспыльчивым характером тоже рыж. А характер Огневушки-Поскакушки в одноимённом сказе недвусмысленно персонифицирует весёлое пламя догорающего костра.
  • Окаменение. Как уже упоминалось, обратить человека в камень способна Хозяйка, если её как следует разозлить, а также змей Дайко, если не успеть обратить его в камень первым. Великаны из «Богатырёвой рукавицы» тоже в итоге окаменели, как и сорока главного из них.
  • О, мой зад! — неоднократно упоминается приказчик с медного завода, который так достал рабочих, что его усадили на раскалённую болванку — так, что ему «зад до нутра испортило» и он «в одночасье помер». Виноватых не нашли, все дружно твердили, что угорел и сам сел.
  • Превращение в змею помогает. Не стоило рыжему Костьке из «Змеиного следа» хватать странную насмешницу! Та во мгновение ока обратилась в его руках в медяницу. Злодей, испугавшись, шарахнулся, упал и умер от неизвестных причин. Видимо, змея его «прострелила», хотя в сказе это не упомянуто. В экранизации гад и вовсе провалился сквозь землю.
  • Проклятое золото. В общем-то, тут стоит быть осторожнее с полученными от горных хозяев драгоценностями: неправедно нажитое впрок не идёт. В качестве примера можно назвать содержимое малахитовой шкатулки: никто кроме Танюшки, дочери Степана, эти «кольца, серьги и протча» носить не мог, другим драгоценности причиняли физическую боль.
  • Роман однодневки с вечностью. Бажов оставляет за кадром подробности отношений Степана с Хозяйкой. А вот в фильме «Степанова памятка» продемонстрирован их роман (включая измены жене).
    • А Илью из «Синюшкиного колодца» угораздило влюбиться в Бабку Синюшку, обратившуюся прекрасной девицей. И это после того, как он её видел в облике чудовищной старухи! Впрочем, Синюшка в данном случае сыграла роль Сирано: юную внешность она скопировала с красавицы из соседнего посёлка, повстречав которую Илья, естественно, женился.
  • Смешной иностранец. По иностранцам Бажов прошёлся от души. Многие показаны теми ещё сволочами, так и жаждущими выведать и присвоить секреты уральских мастеров. А кто не сволочь, тот всё равно комичен, как тот же «немец» Паротя или француз Фабержей (хотя Фаберже, тот самый, который делал «яйца», вообще-то родился и умер в России). Иностранцы смешно разговаривают и нелепо выглядят в европейских одёжках посреди кишащего комарами леса.
  • То, на что нельзя смотреть. Однажды увиденный Каменный Цветок уже не выходит из памяти у того, кто на него посмотрел, и человек сходит с ума, тщетно пытаясь воссоздать такую красоту. Хотя Хозяйка в доброте душевной может стереть губительные воспоминания.
    • В сказе «Орлиное перо» таинственный незнакомец[6] демонстрирует старику птиц, летающих всё выше и выше, и эти видения сопровождаются всё более ярким свечением. Продемонстрировав орлов, незнакомец говорит: «И выше орла, дед, птицы есть, да показать опасаюсь: глаза у тебя не выдержат.»
  • Фэнтезийный феминизм. Из всех описанных волшебных существ, однозначно мужского пола разве что Серебряное копытце да Полоз. Остальные — сплошь дамы: Хозяйка, Азовка, Огневушка, Синюшка, Голубая Змейка в антропоморфном облике и так далее.
  • Воссоединиться в смерти. Атаман Ермак Тимофеевич и Алёнушка из сказа "Ермаковы лебеди".

Примечания[править]

  1. Авторское произведение, стилизованное под фольклорное.
  2. Насчёт кокошника достоверно не известно: есть сведения о том, что его могли носить и незамужние, однако многие исследователи это оспаривают, считая, что «кокошником» в данных случаях назван совсем другой головной убор.
  3. По всей видимости, имелись в виду малахитовые колонны Исакиевского собора. На самом деле, хотя глыбы за сотню тонн на Урале и находили, в данном случае там «Русская мозаика» — облицовка из по-особому нарезанных малахитовых плиток.
  4. Впрочем, в сборнике «Малахитовая шкатулка» эти названия не упомянуты.
  5. Строго говоря, медяницы — это безногие ящерицы, а не змеи. От настоящих змей довольно сильно отличаются внешне.
  6. По мнению персонажей, это был, в жизни не поверите, воскресший… Ленин.