Люди-минус

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Есть люди-плюс, которые круче нас, простых смертных.

Есть люди-плюс-минус, которые способны компенсировать телесный недостаток, усиленно развиваясь в другом направлении или работа над собой. Лётчик с ампутированными ногами управляет истребителем на примитивных протезах. Слепой самурай сражается не хуже зрячего. Парализованный учёный говорит с помощью синтезатора речи и мышцы щеки. Другой паралитик, способный лишь открывать и закрывать глаза, использует для общения словарь и близких людей — любящую внучку и верного слугу.

А есть люди, которые… не могут компенсировать свои дефекты. И чаще всего они не виноваты. Но всё равно к ним трудно относиться как к равным.

Сюда же относятся очень-очень первобытные люди, которые уже имеют зачатки разума, но не успели дорасти до сапиенсов. Троп может пересекаться с раса слуг и тупая раса (хотя сабж не обязательно тупой).

Примеры[править]

  • Чмоборотень как явление. Нет, иногда можно даже облик навозного жука или петуха научиться использовать с толком… но чаще нет.
    • На фоне почти всей остальной мейнстримной нечисти (не считая разве что зомби) и обычные оборотни в большинстве случаев тянут на людей-плюс-минус: в человеческой форме плюсов имеют не так много, а в звериной начисто теряют способность мыслить.

Литература[править]

  • Джонатан Свифт, «Путешествия Гулливера» — как бы не кодификатор: еху из четвёртой части, полуразумные и крайне омерзительные примитивные приматы. Это выродившиеся потомки англичан, некогда попавших на остров в результате кораблекрушения, и находящиеся на положении домашнего скота у высокоразвитых и благородных лошадей гуингнгмов.
  • Жюль Верн, «Таинственный остров» — Том Айртон, одичавший в одиночестве на острове Табор. Восстановился после общения с доброжелательными обитателями острова Линкольна.
    • «Дети капитана Гранта» — герои приняли австралийского аборигена за обезьяну. Субверсия: виной тому была тёмная кожа и вытянутая вперёд челюсть. Нравы в племенах дикие, но с интеллектом проблем нет.
  • Герберт Уэллс, «Машина времени» — элои и морлоки, два противоположных варианта.
    • А. Конан Дойл, «Затерянный мир» — этот же вариант на минималках: тщедушные индейцы с нормальным интеллектом и могучие питекантропы, кошмарящие их. Шутки ради: вождь обезьяночеловеков очень похож на высокоинтеллектуального проф. Челленджера.
  • В. А. Обручев, «Земля Санникова»: вместе с онкилонами, которые покинули материк под натиском чукчей и хранят как реликвию железные нож, на Земле Санникова проживали вампу — уцелевшие люди древнекаменного века. Они постоянно враждовали с онкилонами, похищая у последних домашних животных и женщин.
  • Олдос Хаксли «О дивный новый мир» — производство людей-минус поставлено на поток. А людей-плюс нету: что родилось, то родилось; искусственно уровень интеллекта можно только понизить.
  • Франсис Карсак, «Пришельцы ниоткуда» — упомянуты живущие на Арборе рядом с высокоразвитыми тонкими и светловолосыми (похожими на эльфов, хотя герой их не вспоминает — очевидно, Толкина он не читал) синзунами массивные темноволосые тельмы, уровнем не выше неандертальцев (а то и ближе к обезьянам).
  • Братья Стругацкие:
    • «Обитаемый остров» — мутанты, которые появились после ядерной войны. «…Поперек цыплячьей груди висела винтовка непривычного вида… Смешно перебрал коротенькими ножками, выгнутыми дугой. Он только поднял жуткую руку с двумя длинными многосуставными пальцами, громко зашипел, а потом произнес скрипучим голосом… Маленькое деловитое рыльце — в общем даже симпатичное, если бы не лысый череп и не воспалённые веки без ресниц — соседская девчонка… Тщедушное тельце, ненормально-тонкие ручки-соломинки, покрытые коричневыми пятнами, кривые ножки, распухшие в коленях… Тихие, болезненные, изуродованные карикатуры на людей. Детей у них рождалось много, но почти все они умирали либо при рождении, либо в младенчестве. Те, что выживали, были слабыми, всё время маялись неизвестными недугами, уродливы были — страсть, но все глядели послушными, тихими, умненькими».
    • «Парень из преисподней» — «псевдохомо», найденные на планете Магора. Вроде бы, выглядели полностью как люди (анатомические отличия были, но незначительные), но не обладали даже зачатками разума и вели себя как обычные животные. К слову, разум на Магоре тоже имелся, но совершенно нечеловеческий. Учёные предполагали, что псевдохомо — искусственные существа, созданные этим разумом. Возможно, магоряне тоже пытались каким-то образом вступить в контакт с людьми, но затея не обернулась успехом ни для одной из сторон.
    • «Пикник на обочине» — Мария «Мартышка», дочь сталкера Рэдрика. Сначала отличалась от остальных детей лишь нежной шёрсткой, но постепенно утеряла не только человеческий разум, но и видимые проявления эмоций. Доктор «Мясник» Каттерфилд, специалист по болезням сталкеров, сказал, что она «уже не человек».
  • Веркор, «Люди или животные?» — тропи, способные скрещиваться с человеками. В итоге выяснилось, что часть племени уже люди, вторая же часть — ещё животные. Племя в целом — действительно на самой грани.
  • Лоис М. Буджолд, «Сага о Форкосиганах» — все люди с физическими дефектами для жителей отсталых районов Барраяра. Даже инвалиды войны, хотя культура планеты милитаризирована.
  • Роберт Хайнлайн:
    • «Дети Мафусаила» — первые двести лет близкородственного скрещивания между долгожителями привела к всплеску генетических уродств. Впрочем, некоторые люди-минус — ещё и люди-плюс в том смысле, что обладают телепатическими способностями (вырезано нафиг в более поздних произведениях).
    • «Достаточно времени для любви» — предтеча «Близнецов». Брат и сестра — близнецы не только не однояйцевые, а наоборот, выведенные из комплементарных телец, то есть о всё противоположные друг другу: «второму досталось то, что не досталось первому, и наоборот». Аверсия. Ни людей-плюс, ни людей-минус.
  • Мария Семёнова, «Волкодав»:
    • Первая книга — роннаны, лесное племя Медведя, которых венны называют харюки (угрюмцы). Подсветка в мыслях главгероя: «Кабы ещё не обнаружилось, что они поколениями женятся на родных сёстрах. Уж на двоюродных-то — как пить дать!» С прикрученным фитильком, потому что умеют хорошо выделывать шкуры и шить из них одежду.
    • «Самоцветные горы» — потомки рабов, оставшиеся жить на острове Закатных Вершин, родине Винитара. «Низкорослые, сгорбленные силуэты… одичавшие потомки людей. Правда человеческой жизни утратила среди них силу. А животные порядки ещё не обрели власти. Дикая, беззаконная орда, хуже которой трудно что-нибудь выдумать… Они охотятся. Попавшую им в руки добычу, будь она двуногой, четвероногой или с крыльями, обдирают и едят». Меховые одежды у них тоже хороши, и Волкодав вспомнил роннанов.
  • Метавселенная Рудазова — каста пищевых рабов Лэнга. Этих людей даже речи не обучают — они не более чем животные, годные только на корм демонам.
  • Эрик Фрэнк Рассел, «Алтарь страха» (Dreadful Sanctuary, тж. «Безумный мир»): вся Земля — это психушка, на которую цивилизованные жители Меркурия (негры), Венеры (индейцы) и Марса (белые) много тысяч лет ссылали своих сумасшедших. И цивилизованным народам Солнечной системы теперь ой как не хочется, чтобы эти психи вместе с аборигенами-азиатами вышли в космос
  • Евгений Филенко, «Гнездо феникса» («Галактический консул») — гибрид вышеупомянутых «Обитаемого острова» и «Алтаря страха». Высокоразвитая галактическая цивилизация долгое время выселяла неполноценных особей на отдельную планетку — получился вполне себе дурдом в руках пациентов. Никто не верит злодею: злодеи-жрецы, гнобящие касту учёных, как раз-таки наиболее здравомыслящая часть общества.
  • Евгений Лукин, «Андроиды срама не имут» — главный герой после возвращения из инопланетной командировки воспринимает землян именно так.
« До сих пор не знаю, как относиться к Лёхиным фантазиям по поводу происхождения человечества от бракованных андроидов, но что свалка — то свалка. Как еще назвать сборище ущербных, ненужных существ, сброшенных как попало в беспорядочную груду, именуемую городом? Одно только немыслимое количество их уже наводит на подобную мысль. И брак, брак, сплошной брак! Кто выше, кто ниже, кто толще… И почти у всех болезненная страсть наносить себе повреждения: прокалывают уши, щеки, носы, лишая себя тем самым единственной возможности вырваться из этого ада. О татуировках вообще умолчу. »
  • «Второй Апокалипсис» Скотта Бэккера — эмвава, человекообразные рабы кунуроев Иштеребинта, деградировавшее племя людей. Тупы и довольно покорны, достаточно, чтобы ради еды не пытаться сбежать из Иштеребинта несмотря на то, что у местных кунуроев есть милые привычки вроде выбрать какого-нибудь эмвава и потом запытать его до смерти, чтобы чужими страданиями добиться отходняка от своих собственных.
  • «Дом, в котором...» — те из обитателей дома, кто недотягивает до крутых инвалидов — Фазаны, Бандерлоги, Неразумные…
  • Межавторский цикл «Шальные карты» — 90% переживших заражение ксеновирусом «Шальная Карта» лишается человеческого облика, а приобретённые дефекты зачастую ещё и ощутимо осложняют жизнь. В сеттинге их называют «джокерами».

Кино[править]

  • «Планета обезьян» — параллельно с прогрессивной эволюцией человекообразных обезьян.
  • «Близнецы» (1988) — в результате эксперимента из лучшего генетического материала шести «отцов» создали идеального человека Джулиуса, но побочным эффектом оказался его брат-близнец Винсент, котором досталось… ну, что осталось.
  • «Охота на оборотня» (2001) — экспериментальное лечение гипертрихоза закончилось для милой, застенчивой и отнюдь неглупой Тары тем, что обретя полностью человеческий облик она начисто деградировала умственно.
  • Трилогия «Оборотень» — поскольку процесс превращения в оборотня медленный и необратимый и сопровождается умственной деградацией, на промежуточных этапах ликантропы часто становятся тупыми и уродливыми, да еще и крайне агрессивными.
  • «Рифт» — в пещерах плодится какая-то неведомая деградировавшая фигня, с удовольствием употребляющая в пищу спелеологов.
  • «У холмов есть глаза» (все фильмы) — ежели устроить ядерный полигон, не обращая внимания на отказавшихся выселяться хиллбилли, то они непременно проникнутся гуманизмом и человеколюбием к заехавшим через много лет случайным «туристам».

Мультсериалы[править]

Комиксы[править]

  • Нелюди — под воздействием тумана Ксероген обладающие суперспособностями нелюди быстро превращались в умственно ограниченных альфа-примитивов.

Аниме и манга[править]

  • My Hero Academia — Мидория в самом начале.
  • «Жена по контракту»:
    • Представители британской аристократической семьи Фил из-за близкородственных браков страдают различными отклонениями.
    • Юнь, биологическая семья главной героини Гу Сиси — зигзаг: упоминается что несмотря на то, что практически все члены этой семьи отличаются крайне высоким уровнем интеллекта (например покойная сестра-близнец главной героини имела интеллектуальный индекс 200 балов, и считалась невероятно одарённой художницей и поэтом), большинство из них очень слабы здоровьем, поэтому, несмотря на то, что род Юнь очень древний, сам по себе клан очень невелик из-за высокой детской смертности.

Видеоигры[править]

  • Half-Life 2 — сталкеры. Изуродованные и лоботомированные Альянсом для своих нужд люди, в которых и люди-то узнаются с трудом.
  • Серия Fallout — гули же! Из плюсов у них только долголетие и устойчивость к радиации (некоторые радиацией даже лечатся). Минусы включают: стерильность, внешность полусгнившего трупа и пониженные в сравнении с людьми физические характеристики. У диких гулей вдобавок нарушена мозговая деятельность и остались только базовые инстинкты, этакие почти классические зомби. Впрочем, в четвертой части разумные гули выглядят уже гораздо лучше.
  • Stellaris же! Наряду с созданием идеальной расы можно создать и лоботомированных инвалидов, только и умеющих жать на кнопки. Мало? Ничего не мешает фана ради создать расу почти со всеми негативными чертами.
  • Warframe — Гринир. Раса слуг созданная в незапамятные времена для выполнения черновых работ. Обладают упрощённым генетическим кодом, размножаться могут только клонированием, вот только генетический материал за сотни лет клонирования порядком «износился», в результате чего средний гринировец живёт максимум пару-тройку десятков лет, постоянно физически деградируя. Последнее они худо-бедно пытаются выправить аугментациями, со временем превращаясь в уродливых киборгов.
  • The Elder Scrolls — фалмеры, конечно, не люди, но вполне себе эльфы-минус. Некогда «снежные эльфы» обладали развитой цивилизацией на территории Скайрима, но после разрушительной войны с людьми (предками нордов), были вынуждены бежать в подземелья, где их «милостиво» приютили дальние родичи двемеры. Вот только параллельно подсадили снежных эльфов на некий ядовитый (и наркотический, в частности) гриб, который превратил некогда гордых существ в слепых и уродливых дикарей-каннибаллов, которых двемеры без труда обратили в рабов. И хотя фалмеры потом подняли восстание, а их хозяева давным-давно исчезли, прежний облик и разум к потомкам снежных эльфов так и не вернулся.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40000 — твисты (неварповые мутанты). Мутации не дают им суперспособностей, а только вредят и вынуждают прозябать на дне общества. Ну и огрины, расплачивающиеся за феноменальную силу и выносливость не менее феноменальной тупостью, в более-менее развитом обществе годятся только на роль солдат и низкоквалифицированных рабочих, почти на грани с боевыми зверями и тягловым скотом.
    • С небольшом фитильком. На первый взгляд потомственные мутанты всё же устойчивее к химически или радиационно вредным производствам, их род и породившим и в большинстве случаев имеют повышенные показатели Стойкости, Силы, Ловкости, а порой попадаются особи с вполне себе рабочими токсичными железами, органами эхолокации или крыльями (не говоря уж о попсовых когтях, естественной броне и огнеупорной слизи). На второй взгляд — нередко изменения в физиологии очень сильно бьют по показателям Силы Воли и Интеллекта, а в анатомии — ухудшают мелкую моторику и усложняют использование стандартной одежды и оборудования. Конечно, псайкеры среди них рождаются куда чаще стандартного для Империума «один на миллион», но уровень их асоциальности даже относительно сообществ мутантов ещё выше.
    • Неразборчивые в еде крууты могут выродиться в круутов-минус, вроде неразумных круутоксов.

Реальная жизнь[править]